Статистика смертей от COVID-19 занижена в разы: Хватит врать!



«600 смертей в день»

Ученый-демограф, сотрудник Росстата Алексей Ракша одним из первых в России обратил внимание на коррумпированность официальной статистики распространения коронавируса. Возможно, именно за это он поплатился своей работой в ведомстве, с которой его уволили в начале июля. В интервью Радио Свобода Ракша рассказывает о ежедневных сводках с «настоящей» статистикой, которую Росстат отправлял в российское правительство, и делает собственную оценку, в соответствии с которой в России за время пандемии от COVID-19 умерли не 10 тысяч, а более 30 тысяч человек.

«Хватит врать!»

Российские органы записи актов гражданского состояния на этой неделе начали публиковать данные о смертности россиян за прошлый месяц, июнь. В общей сложности в восьми регионах, информация из которых появилась первой, смертность превысила показатели прошлого года на 3 с лишним тысячи человек. При этом по официальным данным Роспотребнадзора от коронавируса в них за этот же срок умерли всего 229 человек.

«Хватит врать!» – обращается в фейсбуке к властям блогер из Новосибирска Тимур Ханов. В Новосибирской области, если верить данным ЗАГС, смертность в июне выросла по сравнению с предыдущим годом на 33%, или на 895 человек. При этом от коронавируса здесь, по данным сайта стопкоронавирус.рф, за этот же месяц умерли 64 человека.

В Ингушетии, по данным ЗАГС, смертность в июне 2020 года выросла по сравнению с июнем 2019-го на 167%. Это 175 «лишних» смертей, в то время как по данным Роспотребнадзора от COVID-19 здесь за все время пандемии умер лишь 71 человек.

Данные о так называемой «избыточной смертности» являются самым объективным показателем реальной ситуации с распространением коронавируса, – уверен демограф и бывший сотрудник Росстата Алексей Ракша, который внимательно следит за ними с самого начала пандемии. На глобальные расхождения между статистикой Роспотребнадзора и этими данными Ракша не раз обращал внимание в комментариях СМИ, в том числе в разговоре с журналистом американского издания The New York Times, которую МИД России назвал «очередным антироссийским фейком», пригрозив ответными мерами, если она не будет «опровергнута» самой газетой.

После этого скандала Департамент здравоохранения Москвы выпустил разъяснение о том, как именно учитываются смерти от COVID-19 в российской столице, и подробные данные о причинах смертей жителей города за апрель. Из этого разъяснения следовало, что по сути сказанное в статье The New York Times является правдой: смертей, которых могло бы не быть, если бы не коронавирус, регистрируется гораздо больше, чем об этом сообщает официальный правительственный сайт.



О странностях и коррумпированности официальной правительственной статистики распространения коронавируса в России не раз писало в последние месяцы и Радио Свобода. В апреле мы беседовали об этом с демографом Владимиром Школьниковым, а месяц спустя – с математиком Михаилом Таммом. Все это время официальная российская статистика не переставала вызвать множество вопросов и подозрений в «рисовке» – которые стали звучать еще актуальнее после решения властей снять ограничительные меры накануне голосования по поправкам к Конституции. Вслед за этим решением прирост новых заразившихся вирусом и умерших от него остановился как по мановению волшебной палочки.

3 июля Алексей Ракша, одним из первых усомнившийся в достоверности статистических данных Роспотребнадзора, был уволен с должности советника Росстата – по его словам, инициатором этого увольнения стал не он и даже не его непосредственное начальство в ведомстве. Ракша продолжает сомневаться в достоверности официальной статистики и пишет, что вопреки ей эпидемия в России нарастает.

Спустя неделю после своего увольнения Ракша рассказывает Радио Свобода, что не заметить странностей в данных Роспотребнадзора ему было сложно: Росстат, в котором он работал, ежедневно передавал в российское правительство собственные, более достоверные данные об умерших, основанные на данных органов записи актов гражданского состояния. По оценкам Ракши, всего в России за время пандемии от причин, непосредственно связанных COVID-19, умерли от 30 до 40 тысяч человек. По официальным данным – меньше 11 тысяч. По итогам 2020 года избыточная смертность в России может составить до 100 тысяч человек, говорит Ракша, что отбросит Россию далеко назад по показателю средней продолжительности жизни.

В Санкт-Петербурге, Тульской области и Камчатском крае смертность в июне выросла более чем на 50%

В июне 2020 года в Камчатском крае умерли 399 человек — это на 58% больше, чем в июне 2019 года. Тогда, по данным местного ЗАГСа, скончались 252 человека. Прирост общей смертности июнь к июню равен 147 случаям, при этом, по данным Роспотребнадзора, в Камчатское крае — всего 20 смертей от COVID-19.

Чуть меньший прирост общей смертности зафиксирован в Тульской области — плюс 56%. По данным местного ЗАГСа, в июне 2020 года в области умер 2701 человек, годом ранее — 1728 человек. Прирост общей смертности — 973 случая. А по данным Роспотребнадзора, в Тульской области в июне было всего 75 смертельных случаев от COVID-19.

В Санкт-Петербурге в июне 2020 года умерло 7106 человек, это на 55% выше числа смертельных случае в июне 2019 года (4575). То есть число смертей июнь-к-июню выросло на 2531 случай, а, по данным Роспотребнадзора, в северной столице в июне было зарегистрировано 969 смертей от COVID-19.

Число смертельных случаев в июне — 7106 — самый высокий месячный показатель смертности в Санкт-Петербурге, начиная с января 2011 года (эти данные опубликованы на сайте ЗАГС Санкт-Петербурга). До этого «рекорд» был установлен в мае 2020 года, когда число смертей выросло до 6427. За почти десятилетнюю историю данных ЗАГС Санкт-Петербурга число смертельных случаев только три раза превышало отметку в 6000 до пандемии коронавируса — в марте 2018 года (6211), в январе 2016 года (6083) и в январе 2017 года (6036).

Также сильно выросла общая смертность в июне в Адыгее (+43%), Владимирской области (+37%) и Мордовии (32%).

У Бурятии (+1%) и Алтайского края (+7%) число смертей выросло незначительно. Либо в этих регионах увеличение смертности от COVID-19 компенсировало снижение смертности от других причин, либо «вспышка» общей смертности будет зафиксирована в данных за июль.

Таким образом, ЗАГСы 18 регионов уже отчитались о статистике общей смертности (ранее «Открытые медиа» писали о данных по 8 ЗАГСам). Из неё следует, что в этом году за июнь в этих регионах умерло на 8583 человек больше, чем в соответствующем месяце 2019 года. Рост общей смертности составил 30%. В то же время, по данным Роспотребнадзора, от COVID-19 на этих территориях за прошлый месяц в совокупности умерли всего 1407 человек. То есть прирост общей смертности в 6 раз опережает официальную статистику по смертям от коронавирусной инфекции.

Почему важен прирост общей смертности? Эксперты и демографы не доверяют статистике Роспотребнадзора по умершим от COVID-19, в которую входят только оперативные данные и, как правило, не включены результаты патологоанатомических исследований. Например, в мае 2020 года в Москве, по данным Роспотребнадзора, от коронавируса умерли 1895 человек. При этом, по данным ЗАГС, в общей сложности в столице за май 2020 года было зафиксировано на 5715 смертей больше, чем в мае 2019 года. Вскоре появились уточнённые данные Мосгорздрава, в соответствии с которыми в Москве умерли 2757 человек от COVID-19 и 2503 человека от других причин, но с положительным тестом на коронавирус. Следовательно общее число смертельных случаев с COVID-19 в качестве основной или сопутствующей причины составило 5260 (2757 + 2503), и это число ближе к приросту общей смертности (5715), чем к статистике Роспотребнадзора (1895).



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:



Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

Выруби ЗомбоЯщик! Смотри видео на FreeRuTube




Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Свободная Россия в Telegram. Присоединяйтесь!