Революция на Ближнем Востоке: Тунис, Египет, Бахрейн, Йемен, Иран, далее…



Египет Информация о стране

Слушать радио о ситуации в регионе

Лихорадка на Ближнем Востоке: сбить температуру трудно, регион в опасности

Массовые выступления в Египте могут спровоцировать катастрофические последствия для всего Ближнего Востока, пишет Антонио Феррари в статье, опубликованной в газете Corriere della Sera.

«Эта заразная лихорадка охватила большую часть южного Средиземноморья. Все началось в начале года в Египте, и после того как волнения перекинулись на Алжир, Тунис, Албанию и Ливан, все возвращается в исходный пункт. Вне всякого сомнения, тунисское восстание убедило даже самых малоактивных, что можно проявить смелость, поскольку там реакция народа спровоцировала падение правительства и бегство президента-императора Бен Али. Но все, как уже было сказано, началось в египетской Александрии и вернулось в Страну пирамид», — пишет издание.

«Сегодня мы являемся свидетелями того, что казалось невообразимым еще несколько месяцев назад. Десятки тысяч людей без страха выходят на площади, чтобы заявить о своей ненависти к режиму, у которого, как кажется, нет спасительного щита, чтобы укрыться от порыва, который может оказаться опасным. Но то, что происходит в Египте, нельзя сравнивать с тем, что произошло в Тунисе. Если падет нынешний египетский режим (хочется надеяться, что этого не произойдет), это станет катастрофой как для страны, лидера в арабском мире, так и для всего региона. Последствия распространятся на весь Ближний Восток», — пишет журналист.

«Гнев египтян направлен против Гамаля, сына Хосни Мубарака, самого вероятного кандидата на наследование власти отца после президентских выборов, которые пройдут в этом году. Но есть и еще две проблемы, омрачающие начало года президенту Мубараку, возглавляющему Египет вот уже 30 лет: одна касается человека, призвавшего народ выйти на улицы, Мохаммеда эль-Барадеи, сумевшего добиться огромной популярности в стране. И вторая проблема, пришедшая из маленькой Александрии, где все и началось с массового убийства под Новый год христиан-коптов», — пишет автор статьи.

«Нестабильность в Египте заставляет содрогаться палестинцев, которые всегда надеются на вмешательство Мубарака. События в Египте заставляют вздрагивать и Ливан, где крайне высока вероятность начала гражданской войны после назначения премьером Наджиба Микати, поддерживаемого движением «Хизбалла», — пишет автор статьи.

Тунис Информация о стране

Новый полюс на политической карте

Исламский фундаментализм погубит себя сам, когда попробует перейти от теории к практике. Но этот процесс будет стоить миру слишком дорого

То, что сейчас происходит в Египте, возможно, знаменует собой новую главу мировой истории. Над Ближним Востоком с лязгом опускается новый железный занавес — ибо любая революция в Египте будет в конечном итоге: а) фундаменталистской революцией; б) приведет к целой череде фундаменталистских революций, сносящих традиционные ближневосточные диктатуры, и к образованию новой геополитической реальности, немногим менее страшной и напряженной, чем противостояние социализма и капитализма в XX веке.

В этой новой геополитической реальности фразы типа «борьба с терроризмом» потеряют свой смысл, потому что придется бороться уже не с террористами, а с тоталитарными государствами, такими же фанатичными, как СССР в 1920-х годах. Государствами, для которых терроризм будет просто внешней политикой.

И я полагаю, что такое положение вещей в конечном итоге можно только приветствовать. Эти ребята хотят построить царство Аллаха на Земле? Ну-ну, пусть строят.

XX век был веком противостояния двух мировых систем. В этом веке тоталитарное государство под названием СССР, на гербе которого был изображен весь земной шар, готовилось к завоеванию всего мира. Оно называло это завоевание «освобождением» и обвиняло Запад в том, что это Запад хочет завоевать СССР. Это государство занималось экспортом революции и поддерживало любых террористов, готовых бороться против открытого общества.

В результате, однако, рухнул сам СССР. Те идеологические оковы, которые он наложил на собственную экономику и науку, оказались несовместимы с претензией на лидерство во всем мире.



Всякая идеология, для того чтобы умереть, должна стать государством. Марксисты 70 лет убивали Россию. Но Россия жива, а марксизм сдох. Фундаментализм может победить на Ближнем Востоке, но Ближний Восток выживет, а фундаментализм дискредитирует себя.

Это будет тяжелое противостояние, не менее тяжелое, чем противостояние СССР и открытого общества.

Бахрейн Информация о стране

Запрет на банковскую деятельность и отрицание за женщиной элементарных человеческих прав, являющиеся интегральной частью исламского фундаментализма, не позволят фундаменталистскому Ближнему Востоку экономически или военно победить открытый мир. В результате главным орудием борьбы за победу их версии ислама во всем мире для этих государств станет терроризм.

Ближний Восток будет слабее СССР в военном отношении, но это будет скомпенсировано меньшей терпимостью нынешнего Запада к людским потерям. В любом случае нынешние представления об уровне приемлемых потерь придется пересмотреть. Либеральная демагогия, согласно которой государство: а) не имеет права допустить гибели ни одного своего гражданина в теракте; б) не имеет права ликвидировать террориста без суда и следствия, — в значительной степени и ответственна за нынешнее унизительное и беспомощное положение Запада перед лицом фундаменталистской угрозы.

В современном мире независимость многих слабых государств обеспечивается только общепринятыми международными условностями. Любая слабая страна, оказавшаяся вне зоны этих условностей, может стать легкой добычей. Фундаменталистские режимы, скорее всего, передерутся между собой, и не исключено, что их агрессия будет чаще направлена на арабских соседей и африканские страны, нежели на Запад.

Далеко не весь исламский мир станет фундаменталистским. Дубай и Турция (военные которой никогда не допустят прихода фундаменталистов к власти) будут для этого нового Ближнего Востока тем же, чем Тайвань был для Китая.

К тому же тоталитарное государство всегда уязвимее тоталитарной секты. Сейчас, например, исламские фундаменталисты почитают «великолепные девятнадцать», взорвавшие башни-близнецы 11 сентября, и одновременно утверждают, что башни-близнецы взорвали «крестоносцы и сионисты», чтобы иметь предлог напасть на Исламскую Республику Афганистан. Такие представления легко уживаются вместе в голове фанатика, но они плохо выглядят в школьном учебнике. Они возбуждают нежелательные вопросы в головах школьников.

Современный исламский фундаментализм держится на одной простой психологической уловке: «Мы — правоверные мусульмане, почему же эти проклятые кяфиры на Западе живут лучше нас? Это они мешают нам построить рай на Земле». Соответственно и погибнуть он, как всемирно-историческое явление, может только от одного: если рай на Земле попытаются построить. Точно таким же способом погиб марксизм.

Мы стоим на пороге нового мира.

В этом новом мире на Ближнем Востоке авторитарные режимы будут сменены тоталитарными, танкерам придется ходить вокруг мыса Горн, Западу — срочно искать другие источники энергии помимо нефти.

Это — цена, которую Ближнему Востоку придется заплатить за диктатуру правительств и косность населения, а Западу — за свою собственную гуманитарную бюрократию и беззаветную борьбу за защиту прав исламских фундаменталистов, которую на протяжении последних десяти лет вели западные НКО. Но пройдет время — и идея религиозного фундаментализма дискредитирует себя, так же как дискредитировали себя Освенцим и ГУЛАГ.

Юлия Латынина
обозреватель «Новой»

Иран Информация о стране

Еще один чукча упал с дерева
18 ЯНВАРЯ 2011 г. ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

Был такой анекдот советских времен.

Анекдотический «чукча» упал, потому что пилил сук, на котором сидел. Упал после неоднократного предупреждения: не пили сук, упадешь!

Упал и, пораженный, сказал в адрес предупреждавшего:

— Колдун!

На минувшей неделе еще один «чукча» упал с дерева. Его зовут — Зин аль-Абидин бен Али; последние двадцать три года он был любимым и совершенно незаменимым в Тунисе национальным лидером. Каюсь, я не в курсе тамошней официальной социологии, но что-то мне подсказывает, что этого бен Али круглый год поддерживало не менее семидесяти процентов благодарного населения.

А то мы не знаем эти цифры!

Носил ли бороду тамошний чуров, был ли идиотом тамошний нургалиев, коллекционировал ли антиквариат тамошний эрнст — неинтересно и неважно. Главное, что все они много лет, как могли, укрепляли стабильность в Тунисе — встающем, не сомневаюсь, с колен. Укрепляли — в том самом железобетонном значении слова «стабильность», которое характерно для несменяемых режимов.

Много-много лет в Тунисе не было ни оппозиции, ни общественного диалога, ни несогласных на улицах… Нищета — была.

Когда, в первый и последний раз, я заглянул в Тунис пятнадцать лет назад, нищета начиналась за углом отеля, сразу. Суровая африканская нищета — не Эритрея, конечно, но уже у самой кромки существования. А портреты лидера нации — мужественного, умного, несменяемого — уже бросались в глаза из каждой лавки и офиса, причем это, как вы понимаете, было только начало славных лет политической стабильности…

Сходным образом, на фоне похожей нищеты, в Киргизии пару лет назад отовсюду лезли в глаза портреты президента Бакиева.

Теперь Бакиев прячется в батькостане, а бен Али пережидает всплеск исторического процесса у арабских шейхов. Родственников Бакиева, распиливших промеж собой Киргизию, ищут с собаками по всей Европе; любимого племянника тунисского нацлидера, по совместительству успешного бизнесмена (еще бы он был не успешным в годы дядиной власти!), — попросту зарезали.

В Норвегии, небось, он бы не был так успешен — и как следствие выжил при смене власти.

Это подробности, но — важные подробности. Особенно, когда режут, допустим, тебя. Или твоего любимого племянника… Что там у нас с родными и близкими местного национального лидера? Все ли хорошо в бизнесе?

Ну-ну.

Угол падения равен углу отражения, братцы.

Он равен ему везде — хотя тоже с подробностями, конечно: развитие общественных коммуникаций, цены на нефть, другие тонкие политэкономические материи… Так что пара-тройка лишних десятилетий такого режима — это, увы, зазор в пределах исторической погрешности.

Но единая, как госэкзамен, цифра гравитации позволяет предполагать, что и наш местный чукча Владимир Владимирович в свой час (до которого, надеюсь, мы оба доживем) устремится к центру Земли вослед за международными товарищами по вертикали. Вот как только перепилит окончательно сук, на котором сидит, — так сразу и устремится… И как раз по вертикали.

Правда, особой радости от этого знания у меня нет, ибо, если дожидаться праздника гравитации, устремится он в эти тартарары вместе со всей страной.

В Тунис, на радостях от падения авторитарного режима, уже возвращается главный тамошний исламский фундаменталист — скоро на обломках авторитаризма начнется такое духовное возрождение, вы замучаетесь трупы оттаскивать.

Кто придет на смену «питерским» клептоманам — тоже более или менее понятно: вон уже ДПНИ размашистым шагом идет по Москве и окрестностям… Их рецепты спасения Россия дегустировала столько раз, что во рту заранее конюшня.

А наш федеральный чукча с группой подельников все трудится, болезный — сладострастно закатывает под асфальт Ходорковского, прессует оппозицию, кастрирует телевидение…

Все-таки, дорогие товарищи, Карфаген должен быть разрушен.

Кстати, он как раз в Тунисе и есть.

Йемен Информация о стране

21.03.2011 Йемен
Бронетехника йеменской армии выведена в понедельник на улицы столицы Йемена. Танки и бронетранспортеры, в частности, блокировали президентский дворец в Сане. Это произошло сразу после того, как один из йеменских военачальников, сводный брат и помощник президента генерал Али Мохсен Салех аль-Ахмар заявил о присоединении к оппозиции, требующей отставки главы государства Али Абдаллы Салеха.
Аль-Ахмар командует войсками северного военного округа, а также занимает должность командира 1-й бронетанковой дивизии — одной из самых боеспособных частей йеменских вооруженных сил. Именно ее машины и окружили президентский дворец.
На сторону оппозиции перешли десятки военнослужащих и сотрудников сил безопасности, сообщают арабские телеканалы. На улицах столицы много танков и военных, но трудно определить, на чьей стороне они выступают — президента или его противников, указывает ИТАР-ТАСС.
«Мы открыто говорим, что поддерживаем и защищаем молодежь, протестующую на университетской площади Саны», — указал в своем заявлении генерал Али Мохсен. Эта площадь стала главным местом, где с января собираются оппозиционные нынешним властям силы. Вместе с генералом Мохсеном на сторону протестующих перешли еще два генерала, передает Al-Jazeera.
Все эти отставки последовали в связи с непрекращающимися акциями протеста тысяч йеменцев, которые требуют немедленного ухода Салеха, занимающего высший государственный пост 32 года. Ситуация в стране резко обострилась после расстрела в пятницу на университетской площади демонстрантов, в основном студентов. Погибли 52 человека.
Главный редактор газеты The Yemen Post Хаким аль-Масмари считает, что эти действия армии означают конец президента Салеха. Его правление «официально завершилось, когда 60% армии взяло сторону протестующих. К вечеру мы ожидаем, что 90% йеменской армии перейдет на сторону Мохсена Салеха. По нашим источникам, президент знал, что это произойдет, и рассчитывает, что бригадный генерал Салех позволит ему уйти без дальнейшего унижения».
В воскресенье президент Салех расформировал правительство, но попросил уволенных министров продолжить исполнять свои обязанности до формирования нового состава. В тот же день самое влиятельное племенное объединение Йемена, в которое входит и племя Салех, призвало президента уйти в отставку. Воззвание племенных старейшин было подписано и некоторыми духовными лидерами, которые призвали солдат не подчиняться приказам стрелять в людей.
По мнению аль-Масмари, генерала Мохсена Салеха молодежь не воспримет, поэтому действия армии не стоит воспринимать как начало военного правления. «Он также весьма коррумпирован, так что его не уважают в Йемене, хотя его действия и являются преддверием падения нынешнего режима», — отметил эксперт.
Как считает молодежный активист Габул аль-Мутавакиль, есть опасность возникновения гражданской войны между частями, которые перешли на сторону восставших, и теми, кто сохранил верность президенту Салеху, но молодежь все-таки настаивает на мирной революции.



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:



Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

Выруби ЗомбоЯщик! Смотри видео на FreeRuTube




Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Свободная Россия в Telegram. Присоединяйтесь!