Опубликовано: 16.04.2011 17:25

10 лет спустя: Как мочили НТВ



Татьяна Юмашева
После того, как папа ушел в отставку, у НТВ начались проблемы. Расстраивалась ли я, что у Уникального журналистского коллектива во главе с Киселевым начались проблемы из-за невозвращенного кредита? Честно - нет. Потому что - заслужили. Узнавала от близких знакомых и не очень, о страстях на НТВ происходящих. Кто-то там работал, кто-то, наоборот, нападал на них. Тогда же впервые узнала о том злосчастном кредите, который взял В.Гусинский у "Газпрома". Кредит по тем временам не просто большой, а огромный, если не ошибаюсь, 650 миллионов долларов. Оказалось, что В.Гусинский уговорил премьер-министра В.С.Черномырдина поддержать телекомпанию НТВ. Уговаривал он, говоря о том, что в 2000-м году на будущих президентских выборах именно команда НТВ поддержит его и сделает из него президента. Как они его поддержали буквально через несколько месяцев, видела вся страна. Это было в сентябре 1998 года, когда Киселев накануне третьего голосования в Думе в своей программе с гордостью и каким-то сладострастием выпустил в эфир Зюганова, который в тот момент договорился с Лужковым, и объявил, что проголосует против Черномырдина.

Евгений Киселев
«Это очень больно укололо Юмашеву, о чем она сама пишет в конце, и ей пришлось городить целую пирамиду вранья, чтобы попытаться оправдаться за всю „Семью“— команду политиков и бизнесменов из ближайшего окружения Ельцина, которые спланировали операцию по разгрому старого НТВ».
«Это утверждение бесконечно тиражируется с тех самых пор, тиражируется совершенно сознательно, чтобы как-то оправдать в глазах общественного мнения жесткий „наезд“ власти на НТВ,— сказал собеседник GZT.RU.— Я ответственно заявляю: в то время я участвовал в обсуждении всех важнейших вопросов жизни телекомпании и всей медиа-группы, и никогда никаких подобных решений не принималось. Что касается президентских выборов 2000 года, ни Лужков, ни Примаков в них вообще не участвовали и никого из других кандидатов не поддерживали. Разве что Путина. Что же касается параламентских выборов 1999 года, вся наша „поддержка“ выражалась лишь в том, что мы честно освещали предвыборную кампанию всех партий и движений, в том числе лужковского „Отечества“ и примаковской „Всей России“. А государственные каналы их предвыборную кампанию откровенно замалчивали, освещали выборы с явным перекосом в пользу прокремлевского „Единства“».
«Я специально подчеркиваю это обстоятельство,— говорит Киселев,— потому что в эти дни в прессе опять пошли разговоры, мол, Кремль позволил НТВ приватизировать четвертую кнопку. Подобные утверждения— полная чушь, потому что частоты, на которых вещают все телекомпании, являются общественным ресурсом, которые предоставляются им исключительно во временное пользование и приватизации не подлежат».
«Что же касается позиции Чубайса по поводу лицензии НТВ осенью 1996 года, я допускаю, что мы чего-то не знаем. Но в таком случае просто обращаюсь через ваше издание к Анатолию Борисовичу Чубайсу. Пусть он либо опровергнет слова Татьяны Борисовны, либо признается в том, что он тогда, если называть вещи своими именами, двурушничал и ни слова не говорил ни Гусинскому, ни Малашенко, ни Добродееву, ни мне о своих возражениях относительно предоставления нашей телекомпании полноценной лицензии»,— заявил Киселев.
«Я прекрасно помню политический кризис, который разразился в стране после дефолта в августе 1998 года. Кириенко вынужден был уйти в отставку, Ельцин решил вернуть Черномырдина. Однако еще до всяких моих интервью с Геннадием Зюгановым, стало абсолютно очевидно, что Дума не поддержит кандидатуру Черномырдина, поэтому параллельно в Кремле вели поиск другого кандидата. Например, несколько тогдашних высокопоставленных кремлевских чиновников, в том числе Сергей Ястржембский, попытались убедить Ельцина выдвинуть премьером Лужкова, и за это поплатились отставкой,— вспоминает Киселев,— А Татьяна Борисовна с Валентином Юмашевым, между прочим, когда Дума дважды „прокатила“ Черномырдина, активно предлагали кандидатуру коммуниста Юрия Маслюкова, который в итоге вошел в правительство Примакова в качестве первого вице-премьера».
«Ведь множество людей прекрасно знают, как она жила все эти годы, где ее можно было встретить, какой образ жизни она вела. Понятно, что покойный Борис Николаевич никогда стяжателем не был, и миллионы ей не оставил. Значит, деньги, на которые она безбедно жила, например, в Англии, имеют какое-то другое происхождение. Возможно, она сочтет необходимым, наконец, рассказать, какое. А если нет, то Бог ей судья».

Альфред Кох
Это – ложь. Никакой группы чекистов не было. Пусть Шендерович назовет хоть одну фамилию. Был я, был Борис Йордан, был Добродеев. Кто из перечисленных чекист? Кто предлагал альтернативой пастилы паяльник в задницу? То, что УЖК мечтал о такой ситуации – общеизвестно. Но, к сожалению для него, никто им не угрожал. Кроме пастилы никаких предложений не было.
В «Мосте», владевшем НТВ, да и в самом НТВ бывших (а бывают ли они бывшими?) чекистов и их приспешников было пруд пруди. Как говорит сам г-н Шендерович, «разброс». Так вот разброс был от бывшего начальника 5-го управления КГБ СССР (борьба с инакомыслием. Да, да. Тот самый, что пытал Сахарова, высылал Солженицына, уморил Григоренко и т.д.) Ф.Д. Бобкова до преподавателя Высшей школы КГБ Е.А. Киселева. Вот такие вот борцы за свободу слова. Так вот я напомню. Г-н Шендерович ставит себе в заслугу программу «Куклы». Это, типа, образчик непредвзятого творчества. Истинная и кристальная свобода слова. Начнем с того, что Шендерович отнюдь не является автором этой идеи. Она была привезена из Франции Василием Григорьевым. Так же он не является ее режиссером. Он даже не делал кукол. Он всего лишь писал сценарии к этой программе. Эти сценарии были в меру сервильными, в меру острыми. Какого-то чудовищного подвига правдоискательства и срывания всех и всяческих масок я в них не замечал. Ну, остроумно. Да. Но ведь никто и не говорит, что г-н Шендерович бездарь. Эти сценарии, как, впрочем, и вся НТВ, обслуживали коммерческие интересы хозяина – г-на Гусинского.
Когда хозяин хотел, то «Куклы» показывали Чубайса плохим, когда отношения с властью у патрона налаживались, Чубайс становился хорошим. Это же г-н Шендерович вложил в уста куклы Ельцина слова: «Во всем виноват Чубайс». Тогда, как раз, у хозяина обострились отношения с Чубайсом. Удушение свободы слова произошло в 2004 году. После увольнения Парфенова. Все помнят, как после этого изменилась интонация всех каналов. Еще трепыхалась на РЕН ТВ Ольга Романова, еще иногда получалось что-то у Пивоварова. Но в целом это случилось тогда, в 2004-ом. Я понимаю, г-н Шендерович, что хочется лавров. Но история оставляет вам их только в супе.



Виктор Шендерович
Уговорили; не вдаваясь в бесчисленных ивановых, одну фамилию и называю: Путин. Именно в администрации Президента располагался штаб по уничтожению НТВ: г-н Кох, виденный в этом штабе неоднократно, мог бы рассказать об этом подробнее, но для того, чтобы вдохновить его на этот рассказ, как раз и нужен паяльник.
И знаете, что он мне сказал, г-н Кох? Неожиданную вещь. Он сказал, что Вы лжец. Что никакого миллиардного кредита не было, а было два кредита от акционеров - Газпрома и Медиа-Моста 80 (40+40) миллионов, и что акционеры еще осенью были готовы их рестуктурировать, но эту сделку как глава «Газпром-Медиа» сорвали лично Вы.
Мне уже приходилось использовать эту метафору: длина поводка выясняется в тот момент, когда собаке надо не туда, куда надо хозяину. Блистательный Парфенов позволил надеть на себя ошейник - при этом громко убеждая страну и мир, что продолжает находиться на свободе. Оставим в стороне личные мотивы его апрельского поступка - эстетические, человеческие… каждый из них можно понять, а некоторые я даже разделяю - просто констатируем: Леонид Парфенов очень помог Кремлю изменить правила игры.
Путин тогда обвинил журналистов НТВ в показе в прямом эфире подготовки к штурму, поставившем под угрозу жизнь заложников («пиар на крови», помните?). Это было прямое публичное оскорбление журналистов, и это была ложь. Никакого прямого эфира не было - пленка пошла в эфир, когда штурм уже начался. Но никто из руководства телекомпании или его журналистов - НИКТО не ответил Путину на это оскорбление, ни в тот день, ни потом.
Случилась монополизация информационного пространства - и следующие за ней, как вагоны за паровозом, общественная стагнация и закоренелая несменяемость власти - как говорится, со всеми пирогами, от охреневшей ментуры до политзаключенных. Через три года не осталось ни одного не разрушенного демократического института.
Вы ж не Сечин, прости господи, который лег в тине, притворился куском дерева, подстерег у водопоя Ходорковского и - ага… И переваривает теперь по гроб жизни проглоченое, и крепко спит по ночам. Нет! - тонкий человек, со способностями, с нервом… Рефлексии, литературный дар некоторый… А репутация хреновая.

Десять лет спустя - ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

Захват НТВ случился ранним утречком 14 апреля 2001 года.
Впрочем, какой захват?
Когда Путин с группой опричников дотаптывал независимое телевидение, СМИ тактично называли это «расколом трудового коллектива». Ну, вы помните — пришла в трудовой коллектив группа чекистов и поинтересовалась: вам пастилы в рот или паяльник в задницу? Трудовой коллектив и раскололся.
Клубы по интересам, так сказать.

Мотивы тех, кто в то утро покинул захваченную Кремлем телекомпанию, были вполне различными; вскоре это сказалось на биографиях, разброс велик — от Кара-Мурзы до Мацкявичуса. Разными были и мотивы оставшихся, но почти все они, избывая когнитивный диссонанс, начали нервно убеждать общественность (и себя самих), что поступили правильно, потому что…
Далее следовал набор доводов — столь же очевидных, сколь пошлых: целесообразность, забота о трудовом коллективе... Что-то даже скорбно-подвижническое было в этих лицах: громких слов не говорят, на смену начальства не отвлекаются, служат профессии...
Словосочетание «свобода слова» в те дни было, напротив, принято произносить с усмешечкой, с кивком на винные погреба Евгения Киселева и напоминанием о роли оного в позорной истории с олигархической войной за «Связьинвест».
Нас стыдили избытком пафоса — фу, как неинтеллигентно! Причем тут цензура? — говорили нам: кредиты надо отдавать! («Неэффективный менеджмент», помните? Что такое эффективный, мы увидели очень скоро — см. доклад Немцова-Милова о Газпроме).
Да ладно вам, Виктор (кадря меня за несколько дней до захвата НТВ, говорил Альфред Рейнгольдович Кох), — какой Кремль? Мы их всех сделаем, у нас американские гарантии, никакой цензуры, я вам даю слово…
Кого он обманывал — меня или себя? Да обоих, наверное.
Когда его погнали прочь, он изобразил обманутую добродетель. Обманутая добродетель эта очень скоро стала владельцем торгового порта и сенатором, что очень характерно как раз для обманутой добродетели…
Впрочем, что Кох? — к его своеобразной чести, он почти не скрывал, что в истории с НТВ работает наемным киллером, для которого этот бизнес приятнейшим образом совпал с вендеттой Гусинскому, — но по ту сторону баррикад были и вполне достойные люди!
Со всеми за сдачу НТВ тоже рассчитались вполне.
Было за что.
Ибо всякий захват власти начинается с уничтожения свободы слова - той самой, которая без всяких кавычек. Той, которая отличает человека от раба и животного. Той, которая верно служила и Христу, и Вольтеру…
То, что свободу слова в России в конце ХХ века символизировала фамилия «Киселев» — печальный фарс, в завязке которого лежит общая двусмысленность новых российских времен, где вместо Гавела был Ельцин, а вместо Валенсы — Шмаков…
Что там Россия-матушка — элита оказалась не в состоянии понять масштаб обрушения, происходившего в те дни! Правых «либералов» Путин купил местами в парламенте, левых «патриотов» — государственной риторикой; те и другие радовались падению Гусинского…
Прошедшее десятилетие — классически, как будто для учебника истории — показало, что случается с обществом, отдавшим (или обменявшим на паек) свое право на свободную громкую речь.
Рефлексирующих интеллектуалов использовали и выбросили; на их место пришли ребята попроще; потом пришли совсем простые… Деградация, поначалу заметная только профессионалам, стала бить в ноздри…
Не защищенные свободой слова, все прочие свободы рухнули в считанные годы — уже к 2005-му в России не осталось ни выборов, ни суда, ни незакрышеванной собственности, ни свободы собраний…
На месте плоховатой, но все-таки развивавшейся демократии окаменела, спасибо если не на десятилетия, северная разновидность Зимбабве.
К Путину вопросов нет — он этого и хотел.
Россиянам — мои поздравления с юбилеем стойла.

Putin's Media War Смотреть фильм http://www.youtube.com/watch?v=v8Tc3uVOaag



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube


comments powered by HyperComments