Опубликовано: 02.08.2013 17:55

Дело Фарбера: Мелкое б**дство власти и Народ — моральный урод

farber



БЕЗУМИЕ

Нечеловеческая фашистская жестокость приговора Фарберу непостижима, необъяснима, он не политик, не дебошир, не экстремист, не площадной бунтарь, не идеолог оппозиции...

В этом деле есть какая-то страшная тайна, какой-то безумный заказчик, о котором говорил сам Фарбер в своем эмоциональном, искреннем и наивном последнем слове... Безумие.

И дело Фарбера - тоже Путин? Зачем ему этот бессмысленный грех? Ничего, кроме стыдного позора, никакого самоутверждения, никакой борьбы, никакой идеологической победы, а просто мерзость, мелочность, мелкое б**дство...

Или эта система дошла до абсолютного абсурда, когда каждое следующее деяние власти гнуснее и бессмысленней предыдущего? А может, это народ вот так сказал свое последнее слово - как в страшном репортаже моего коллеги Алексея Нарышкина, который обязательно прочтите, если еще не прочитали! Тогда этот народ - моральный урод и нет ему ни шанса, ни надежды, ни прощения.

Но еще что поражает - равнодушие учителей к участи своего коллеги. Так лестно слышать взывания к журналистам по любому поводу, при полном безразличии и бездействии профессиональных сообществ( Удивительно. Не понимаю.

Илья Фарбер прав - его процесс уже остался в истории. И все участники этого бесстыдства тоже в истории, пусть не обольщаются.

Но боже мой, до чего дошла страна.

Оригинал Ксения Ларина журналист

ЖИТЕЛИ СЕЛА МОШЕНКА ПРО ИЛЬЮ ФАРБЕРА: У НАС БЕЗ ДЕЛА НЕ СУДЯТ

У жителей села Мошенка в Тверской области в среду был настоящий "праздник". Ведь к ним уже второй год подряд за день до оглашения приговора Илье Фарберу приезжают журналисты. Выглядит это так. По пыльной, сельской дороге (как ни странно, почти без ухабов) летит минивэн с логотипом одного из телеканалов и настигает ничего не подозревающую деревенскую бабулю. Опа! - говорит оператор, выпрыгивая из фургона с камерой, и преграждает старушке путь. Не бойтесь, мы вас по телевизору покажем, - сразу склоняет пожилую женщину к интервью дамочка-репортер.

- Неплохой он человек этот Фарбер, - сказала мне за несколько минут до описанной сцены та же самая пенсионерка - Надо совсем его освободить. Я не знаю, кому что он сделал, мне он ничего плохого не сделал.

Село Мошенка в 400 с лишним километрах от Москвы и в получасе езды от райцентра - города Осташков. Там в четверг будет оглашен приговор Фарберу. Население этой деревушки 439 человек, подсказали мне в местной администрации.

1

Отправляясь в Мошенку, я ожидал увидеть нечто ужасающее и удручающее. Алкоголики, развалины, заросли, что угодно. Я ошибался. Конечно, парочку заброшенных домов и пьяниц я встретил, но в целом Мошенка похожа на обыкновенный дачный поселок. Сюда Фарбер и приехал несколько лет назад работать учителем рисования, музыки и литературы. Школа одна на дервню.

Ее теперь закрыли. В этом году был последний выпуск. Учебу закончили 20 девятиклассников. У магазина (в селе их вроде бы три, ассортимент для глубинки вполне адекватный) совершенно случайно встретил директора школы Павлинову. Она неразговорчива. Сказала лишь, что не понимает, за что судят Фарбера. Она указала мне дорогу на тот самый Мошенский дом культуры, главой которого когда-то был Фарбер.

2

Я был удивлен. Из-за ремонта вот этого здания и появилось дело? Ну да, здесь стоят стеклопакеты, обивка хорошая, спутниковое ТВ. Из помещения выходит ребетня. Одна из девочек - ученица Фарбера. Таня, ей лет 12, рассказывает, что уроки у него были интересные.

- У него фантазия большая, придумывал много чего - продолжает Таня - С ним весело бывало, шутил. Не спрашивал ничего на уроке, стихи маленькие давал учить, которые сам знал.

Девочка вспоминает про масленицу, которую Фарбер решил организовать. Вместо традиционного сжигания чучела, учитель вместе с ребятами ходил по домам и требовал блинов, а также старые вещи для чучела, которые вешались на некий крест в руках Фарбера. В основном, его везде "посылали" - заметила Таня, после чего неожиданно сказала:



- Меня он напрягал. Зачем из Москвы ехать в сраную деревню, чтобы ее поднимать, как он говорил? Деревня она и есть деревня, ее не поднимешь.

3

Заходим в дом культуры. Перед нами бильярдный стол. Вокруг полно детей. На стене плоский телевизор. Из-за стены доносится песня. Поет ребенок. "Видно не судьба, видно не судьба, видно нет любви, видно нет любви... " В актовом зале, говорит Таня, у нас бывают концерты, отмечаем день пожилого человека, день матери, новый год и пр.

- А кроме этого ДК есть развлечения?
- Ну да, мы просто гуляем, собираемся своими компаниями

Из зала вылетает женщина. Елена Фокина, которая стала главой дома культуры после Фарбера. Подошел к ней, мне сразу в ответ раздраженно:

- Что? Говорите быстрее, у меня сейчас репетиция, все расписано.
- А зал можно посмотреть?
- Нет, дети против вашего присутствия - поворачивается к детям - Девочки! 3-ого числа приходите, у нас день села.

Вышел из ДК. Прошелся по Мошенке. Мужчина ремонтирует трактор.

- Тоже про Фарбера? - опередил он меня с вопросом.

Дальше приведу выдержки из Васиной речи.

- У нас без дела не судят. Много захотел взять, взял бы норму ...Уроки у него интересные? Какие он предметы вел? Музыка, ИЗО, литература? Это разве главные? Русский, математика, геометрия, география - вот это главные. У нас что - художники будут или песни петь? Кто умеет, тот и так умеет.

Жарко, - жалуется мужик, ударяя молотком по железке, и продолжает:

- Сами подумайте, нормальные люди бы сюда приехали? Приезжают пенсионеры из Москвы на лето, а на зиму все уезжают.
Подходит его жена. Имени не называет: с прошлого года недолюбливает журналистов.
- Если по-человечески, то конечно многовато дали - говорит она про Фарбера - За такое мурыжить?! Хотя дело темное. Он сюда приехал - гол как сокол - На копейке красной, у нас в деревне даже на таких не ездят. Странный человек.
- Ему землю выделили он ее сразу и продал, - встрял ее муж и засмеялся.

Женщина продолжает вспоминать про Фарбера: горки ледяные он строил у школы. Ночью когда надо детям отдыхать , а он с ними горки.

К нам подошли еще трое деревенских работяг.

- Давно сказано, если воровать так воровать вагонами, тогда не посадят, мог бы откупиться - говорит мне Леха - х**ли там, 400 тысяч на лапу никому не дашь и никто не возьмет! Просто он попал. Надо было немножко не так себя вести. Отпустить бы пора, он свое отсидел, он столько не "накосячил".

Выясняется, что у Лехи дочь училась у Фарбера.

- Преподавал он не то что нужно. На уроках не предмет преподают, а сидят и разговаривают. А сын председателя села похоже поменял ориентацию от этого. Волосы у него теперь длинные. Детям по 12 лет, а чем он там занимался с ними в школе в 11 вечера и свет у них там выключен?

Дискуссия проходит уже без моего участия.

- Если бы в то время мой ребенок учился, я б его (Фарбера) там и закопал.
- Разговаривали они о сексе там. И он сказал, что "это для вас порнография, а для них это не порнография".
- Он им ставил порнофильмы?
- Да нет, ну там что-то в этом роде. Ну, я вообще-то там не присутствовал.
- Мои слава богу закончили раньше, я бы сразу пришел и по башке дал
- Фарбер - козел, да еще какой! Если бы наши дети учились у него, ему хана бы была!

Тупая звериная злоба. Они все ровесники Фарбера. Все, что я читал про их отношение к "варягу", подтвердилось. Они искренне рады, что чужак поплатился за свои амбиции. При этом, они не лишены гуманизма. Свое (почти два года в изоляторе) он уже отсидел.

Уезжая из Мошенки, я встретил мужчину с разбитой головой. Он ровесник Фарбера. Владимир уверял: не того судят, он ваще не при делах.

От Владимира сильно пахло алкоголем.

Оригинал



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube


comments powered by HyperComments