Опубликовано: 05.01.2014 00:50

Книга Сочи 2014 — Олимпиада 2014: Сенсационное расследование — Что происходит на самом деле / Часть 4

sochi 2014 book new



Строить в Сочи — безумие и бессмыслица

Многие из нас бывали в Сочи в 70-е, 80-е, кто-то в 90-е. Потом, когда появилась возможность ездить за границу, мы быстро распробовали, что, где и почём. И быстро поняли, что Сочи и стоит дороже любого турецкого или египетского курорта, и уровень сервиса не в пример здесь ниже. Поэтому, когда спустя несколько лет у каждого из нас теперь возникнет желание или появится необходимость побывать снова в столице российских субтропиков, многое можно будет сравнить. Что-то стало блестеть, что-то стало возвышаться над городом. На деле же изменилось немногое. В новом, ещё не до конца достроенном аэропорту, нас, как и раньше, встречают навязчивые таксисты и «бомбилы».

В здании аэропорта жарко и душно. В туалете специфический запах советских времён, на полу вода, крючков для одежды в кабинках нет. Поток прилетевших пассажиров пересекается с теми, кто улетает, на очень узком пространстве. Машины запаркованы даже на пешеходных переходах, но полицейских, которых здесь, по-моему, сверх меры, это не волнует.

Пытаемся выехать из аэропорта на автобусе. Впереди — традиционная сочинская пробка. Наш водитель вместе с другими мужиками берут руками неправильно припаркованную машину и переносят её в сторону. Представил, сколько машин придётся перенести на руках спортсменам и гостям во время Олимпиады. Один из журналистов даже удачно пошутил: может, после этого в олимпийской программе появится новый вид спорта?

Описание у каждого из журналистов сходно: «До центра города едем полтора часа. Возле морского порта машины припаркованы не только слева и справа, где стоянка запрещена, но и просто брошены посредине дороги. Наряд ДПС, расположившийся рядом, видимо уже привык к этому. В центре — пробки на каждом светофоре, которые только жёлтым и подмигивают. Наш водитель опять не может проехать, выходит и руками привычно отодвигает забор. Теперь я понимаю, что «ручное управление», которое осуществляет руководство нашей страны, надо понимать буквально, а не метафорически», — живописует один из мастеров пера.

Вот описание гостиничного быта: «В четырехзвёздочной гостинице включены резервные генераторы, с восьми утра до шести вечера нет электричества — вышла из строя подстанция, питающая центр города. Местные предприниматели интересуются, кто заплатит им за ущерб: у одного растаяло мороженое, у другого — свежезамороженные продукты. Боюсь, что никто им за это не заплатит. Интернет работает только в холле, четыре дня руководство гостиницы не может решить проблему с провайдерами».

Про отставку Ахмеда Билалова, не достроившего в срок трамплин для прыжков на лыжах, мы уже упомянули выше. История была громкой, но уже и подобный начальственный гнев становится привычным. Первая подобная ситуация приключилась несколькими месяцами ранее — после саммита АТЭС. Мосты в никуда и зарытые в землю миллиарды — вот, пожалуй, и всё, что получил регион от непонятного форума.

Публицисты, опережая друг друга, воспроизводили в своих статьях в том или ином виде одну и ту же мысль: проблема в Приморье заключалась не в том, что выделенные деньги разворованы — это обстоятельство у нас никого никогда уже не удивляет. Деньги были разворованы на проектах, которые изначально, просто по определению были бессмысленны. Они изначально существовали только для того, чтобы кого-то обогатить, а по сути были абсолютно бесполезны.

Тратить мы умеем: на саммит было потрачено 21 миллиард долларов бюджетных денег. Это на три порядка больше, чем потратил предыдущий хозяин саммита — США. На три порядка, если кто забыл — это не в три раза. Это надо три нуля откинуть: то есть не 21 миллиард, а 21 миллион получается. Но ведь речь не о том, что в Соединённых Штатах уже имеется вся необходимая инфраструктура, а у нас её пришлось выстраивать. На выходе мы получили дорожные указатели типа «Lenina highway» и всё такой же обшарпанный Владивосток, украсившийся разве что мостом на остров Русский, то есть в никуда, и университетом без студентов.

Но почему мы считаем, что Приморский саммит — это траты в никуда, а Сочи — совсем иная ситуация? Она именно такая же.

Многие из тех, кто побывал на саммите АТЭС во Владивостоке, теперь имеют очень хорошее, просто исчерпывающее представление о том, как будет выглядеть Олимпиада в Сочи.

— Я никогда не был до этого во Владивостоке — я много о нем читал, в том числе и то, что 20 миллиардов долларов, потраченные на саммит АТЭС, преобразят город до неузнаваемости. Например, там впервые построят систему канализации, — рассказывает журналист Мартин Торп. — Когда мы прилетели во Владивосток, у нас волосы встали дыбом уже через первую пару часов. Выражаясь не очень литературным, но правдивым, языком, мы… — ну, тут следует такое откровенное словечко, которое даже с отточиями цитировать не стану. — Двадцать миллиардов долларов вкачивали во Владивосток на протяжении пяти лет — и пять лет там шла подготовка к саммиту АТЭС, и вроде бы шла стройка. Когда мы приехали, то оказалось, что ничего не готово. Более-менее приличную сделали главную трассу на остров Русский и дома вдоль неё. Плитка заканчивалась в трёх метрах в сторону, и начинались просто невероятные говна. Мы ходили по просёлочным дорогам в центре города и смотрели на полуразваленный город — на центральной площади стояла стеклянная будка электронного правительства, а в нескольких кварталах от неё были неремонтированные дома с облупившейся штукатуркой. Через каждые сто пятьдесят метров стояло по полицейскому, и эти полицейские были в резиновых сапогах.

Во Владивостоке к саммиту АТЭС построили три моста, но забыли с этих мостов сделать съезды во все стороны. Там построили новые дороги с разделительным газоном, но забыли на этих дорогах через газон сделать развороты. Чтобы повернуть с моста налево, надо повернуть сначала направо, проехать через мост, развернуться через километр, потом опять проехать через мост и дальше поехать налево — просто забыли построить съезды.

Остров Русский с ведущим к нему мостом в никуда — это нагромождение зданий in the middle of nowhere, которое потом станет кампусом университета, в котором зачем-то будет четыре громадных конференц-зала с потолками высотой в четыре этажа. Когда люди приехали на саммит, там было ещё ничего не готово — окна мылись только с фасадов, а с других сторон они все были ещё в краске. Азиатские делегаты, с которых запросили по 8400 рублей в сутки за комнату в общежитии, жаловались на запах краски — их комнаты красили за пару часов до заселения.

Пресс-центр оказался высотой в 11 этажей, где ни один из лифтов не шёл через эти этажи насквозь — в пресс-центре построили целый лабиринт эскалаторов и лифтов: сначала по эскалатору с первого на второй, потом по другому со второго на третий, потом ступеньками с третьего на четвёртый, потом через весь четвёртый к эскалатору на пятый, а там уже можно сесть в лифт, идущий с пятого на одиннадцатый — только в лифте кнопки с первого по седьмой, так что рядом с кнопками были приклеены скотчем бумажки (рядом с кнопкой «1» бумажка «7», рядом с кнопкой «6» бумажка «10»). Был ещё один лифт, шедший только между четвертым и пятым этажами. Два из одиннадцати этажей назывались первым. Когда основная масса людей схлынула к девяти вечера, появлялись узбекские рабочие и начинали красить стены в оранжевый цвет.

Попасть туда можно было последовательностью из разных автобусов-шаттлов, ни один из которых не шёл насквозь — их расписания не были состыкованы и в час пик они начинали почему-то ходить раз в час. Кроме того, каждый день им оптимизировали маршрут, так что каждый день они ходили по новому маршруту, иногда заезжая на одну и ту же остановку дважды. Организаторы давали целую брошюру с расписаниями шаттлов (а ни на такси, ни на своей машине на остров Русский было попасть нельзя) — но водителям шаттлов, как оказалось, этого расписания никто не показывал и они водили автобусы как хотели.

В новопостроенных зданиях саммита то прорывало канализацию (и тогда бригада рабочих начинала распылять по этажу освежитель воздуха), то дважды за день ломался эскалатор, и его чинили, долбя по металлу. «Ну что вы хотите, это же только что построено», — оправдывался один из главных организаторов. После того как несколько десятков делегатов отравились едой на саммите (один из волонтёров даже оказался в больнице), в буфете появился главный инфекционист города, еда стала совсем простой, а волонтёров вообще оттуда прогнали. «Волонтёры не приспособлены к такой изысканной пище», — сказал ещё один из главных организаторов. Впрочем, пока ещё в меню были морские гребешки, волонтёрам было запрещено брать в буфете морепродукты и что-то из сладкого стола — запрет был неофициальным, тихо рассказывали волонтёры, но мало кто решался ослушаться. Им всем, в конце концов, после саммита обещали круиз в Японию. После саммита, впрочем, оказалось, что на 500 волонтёров в круиз есть только 70 мест.

К саммиту должно было быть много чего ещё построено — но не было. Оперный театр должен был открыться 1 сентября, но стоит только полудостроенный монстр, а на заборе вокруг него — фотографии того, как будет выглядеть зрительный зал. Ещё одно непостроенное здание задрапировали громадным, высотой этажей в десять, рекламным баннером АТЭС — он был самым большим баннером саммита во Владивостоке, заодно удобно скрывавшим недострой. Только там неправильно написали даты саммита, пришлось приклеивать заплатку с правильными датами.

В кампусе на острове Русский, тоже не совсем достроенном, полном бытовок узбекских рабочих, аврал к саммиту понимали по-своему. Там перед саммитом покрасили траву. Покрашена была трава, пролысины и люки — все вместе, чтобы было красиво. Когда саммит АТЭС закончился и делегаты уехали, вечером того же дня на всем острове Русский отключили свет. Шоу закончилось.

Олимпиада в Сочи будет стоить нам в разы дороже.

Конечно, что-то в городе да останется. Город наконец обзавёлся — на излёте второго века своего существования! — очистными сооружениями. У вечно стоящего в пробках Курортного проспекта появились дороги-дублёры.

Но это — бесконечно мало на фоне полутора триллионов казённых денег, всё так же потраченных в никуда.

Все помнят, какой климат в Сочи? Из школьного курса географии помним: субтропический. То есть все Ледовые дворцы (числом три штуки) — одноразовые объекты. После Олимпиады они не пригодятся, и бюджет будет просто тупо списывать деньги на их содержание.

Субтропический климат также означает, что гостиницы находятся у моря, а соревнования проходят в горах, и существует элементарная проблема. Не столько транспортная, сколько логистическая: как одновременно доставить несколько десятков тысяч человек в течение получаса из гостиниц у моря на соревнования в горы.

Построили для решения этой проблемы совмещённую автомобильную и железную дорогу. Стоит одна только эта дорога ни много ни мало 220 миллиардов рублей. Я не специалист в строительных сметах, но профессионалы отрасли уверяют, что дорогу дешевле было бы строить из золота или чёрной икры. Но и эта дорога — в таком же смысле слова одноразовая. Железная дорога нужна для того, чтобы в течение двух олимпийских недель в феврале 2014 года перевезти людей из гостиниц в горы и обратно. Семнадцать дней — семнадцать раз туда и семнадцать раз обратно. Больше железная дорога никогда и ни для чего не понадобится. Обычный туристский пассажиропоток полностью обеспечивается автомобильной дорогой.

А к чему привело строительство тоннелей в горах, местным жителям ещё предстоит распробовать в последующие годы: вопреки мнению многих геологов пробивали тоннели там, где этого делать категорически нельзя.

Мы получаем парадоксальную картину: любые затраты в строительстве нужны, как известно, для того, чтобы впоследствии извлекать прибыль из эксплуатации построенного. А в Сочи единственным способом извлечь выгоду из Олимпиады может быть только воровство при строительстве. Не стоит думать, что подобное количество нечистоплотных застройщиков вдруг сгенерировалось вокруг Сочи — другие здесь просто не могли бы оказаться. При любых других раскладах здесь строить бессмысленно.

Вот как публицист Юлия Латынина описывает в «Gazeta. Ru» карьеру Билалова: «Первоначально Билалов явно намеревался извлечь из сочинских строек коммерческую выгоду. Он строил отель «Москва» (не закончен). Он купил землю под гольф-клуб (не начат). А главное — он строил ОАО «Красная Поляна», — горную карусель и жильё на курорте. Потом коммерческую часть проекта «нагрузили» трамплином. Потом требования к трамплину со стороны МОКа стали резко возрастать. Были сборные трибуны — стали строить постоянные, разделили по требованию МОКа зоны разгона и приземления, построили гостиницу, построили насосы для снега (то же самое происходило со всеми олимпийскими стройками). В итоге стоимость трамплина выросла с 1,2 млрд до 8 млрд руб.

Тогда Билалов понял, что из «Красной Поляны» пора делать ноги. Он отдал проект Краснодарскому краю и Сбербанку, а сам выбил себе у Медведева вот эти самые «Курорты Северного Кавказа», которые уже в чистом виде есть освоение бюджета — 60 млрд руб. на эти стройки даёт государство, а остальное на 70 % покрывается госгарантией.

В условиях безумно дорогих билетов в Сочи, отвратительного сервиса, высоких цен, да ещё и тотальных мер безопасности (посещение соревнований — только группами по заявке компании-организатора, терактов боятся) — оказывается, что всем этим олимпийским добром невыгодно даже владеть. При любой господдержке, связях, госгарантиях и пр. Его выгодно только строить».



Вот и всё. Вот ответ на все вопросы. Если у кого-то они ещё оставались.

Приведу ещё одну цитату из того же автора: «Ворующий класс может не понять: то есть вы хотите, чтобы мы на этой Олимпиаде ещё и не воровали? А зачем же тогда она и что вы хотите от зимней Олимпиады в субтропиках?»

Уже в марте 2013-го как-то незаметно прошла информация о том, как застройщики избавляются от дальнейшей волокиты с никому не нужными объектами. Процитирую газету «Ведомости»: «Вице-премьер Дмитрий Козак утвердил программу использования построенных в Сочи объектов после проведения Олимпиады в 2014 году.

Предполагается, что в собственность Министерства спорта перейдут почти все спортивные объекты, которые в настоящее время строит «Олимпстрой». Арену для фигурного катания планируется перепрофилировать в велотрек. Тренировочную ледовую арену для хоккея перевезут в Ставропольский край, она перейдёт в собственность региона. Центральный стадион на 40 000 мест в Сочи, на котором планируется провести церемонии открытия и закрытия соревнований, перейдёт Краснодарскому краю. На нём будут проводить спортивные мероприятия, а также другие массовые мероприятия, в том числе концерты. Что касается частных инвесторов, то некоторые из них отдадут государству свои объекты бесплатно. Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) Искандара Махмудова решила безвозмездно передать государству малую ледовую арену «Шайба» в Сочи на семь тысяч мест. Структуры Владимира Потанина таким же образом избавятся от комплекса зданий Российского международного олимпийского университета. Объекты перейдут Росимуществу. В то же время от некоторых проектов, в первую очередь гостиниц, инвесторы отказываться не намерены. Также не ясна судьба проекта «Красная Поляна» (спортивно-туристический комплекс «Горная карусель» и комплекс горнолыжных трамплинов «Русские горки»), который контролируется Сбербанком и, по данным источников, переходит от Магомеда Билалова к Михаилу Гуцериеву. Коммунальную и инженерную инфраструктуру передадут на баланс города Сочи».

Олимпиада? Она утонула… Как шторм уничтожил олимпийское побережье

Довольно средний шторм, случившийся в Сочи 25 марта 2013-го, показал, чего реально стоят самые дорогие в мире олимпийские объекты.

От волн развалилась «Инженерная защита Имеретинской низменности, включая берегоукрепление». Адлерский фотограф Олег Смеречинский опубликовал в своём блоге первые фотографии с места событий. «Разрушена добрая сотня метров, — пишет блоггер, — наблюдается просадка и разлом элементов конструкции».

Сразу же вспомнились общественные обсуждения этого проекта в 2008 году, когда все местные специалисты и простые жители Имеретинки высказывали сомнение в его эффективности. Но на их мнение, разумеется, наплевали. Теперь эта «защита» станет постоянным бременем для бюджета, так как её придётся бесконечно латать (впрочем, это было понятно изначально).

Вот что говорил тогда Юрий Поляков, представитель общественного градостроительного совета, руководитель Сочи времён перестройки:

— Сдадим, построим прямо перед Олимпийскими играми, мероприятие пройдёт, а потом всё будет медленно оседать. Бюджетные деньги — это наши с вами деньги. Ещё никто не отменял экономических сопоставлений, сравнений, удельных затрат и так далее. Без экономического сопоставления, без цифр доклады выглядят сегодня совершенно не подготовленными.

Но на самом деле экономически Олимпиада состоялась. Как видно на фото, в плитах будто даже нет традиционной составляющей — железной арматуры.

В декабре 2009 года таким же штормом размыло грузовой порт Имеретинский, который должен был построить к Олимпиаде Дерипаска, естественно, за счёт госкредитов. Порт восстанавливали так долго, что он стал уже не нужен.

Ну а теперь история неожиданно приводит нас с берегов Чёрного моря на очень знаменитый с недавних времён остров Кипр. Там не проводят Олимпийские игры, зато там зарегистрирован чудный офшор Marc O’Polo Investments, который принадлежит партнёру Путина по дзюдо Аркадию Ротенбергу.

Дальше типичная «матрёшка» — Marc O’Polo принадлежит контрольный пакет «Мостотреста», а уже «Мостотрест» на момент интенсивного строительства владел корпорацией «Инжтрансстрой», которая и занимается строительством олимпийских объектов. То есть основные деньги за стройку берегоукрепления ушли на берега Средиземного моря (и только оттуда, наверно, уже в Швейцарию).

Может быть, это совпадение, но 4 февраля 2013 года, за день до того, как Путин из-за разваливающегося олимпийского трамплина приказал отобрать у братьев Билаловых горнолыжный курорт «Горная карусель», Ротенберг заявил о продаже акций «Инжтрансстроя».

— Очень вовремя избавился, однако, — иронизируют блогеры.

Афёра с билетами на соревнования

Ровно за год до старта Олимпиады стартовала продажа билетов на Олимпийские игры 2014 года. К продаже билетов готовились задолго. Её старательно анонсировали. Во всевозможные СМИ были разосланы циркуляры и пресс-релизы о том, на что именно делать акцент, дабы у всех сформировалось правильное отношение к щедрости и великодушию организаторов. Да только не вышло. Гигантская афёра, устроенная с первого же дня с перепродажей билетов, афера, как всегда принявшая небывалый, но чисто российский размах, затмила все старания придумать какие-то вменяемые версии, объясняющие якобы широту души организаторов.

Впрочем, обо всём по порядку. Изначально президент оргкомитета Игр Дмитрий Чернышенко сообщил:

— В Сочи будут одни из самых доступных билетов в истории зимних Игр.

Фраза была растиражирована послушными СМИ, готовыми угоднически, не подвергая ничего из услышанного хотя бы минимальному анализу и критическому взгляду, воспроизвести любую глупость. А это точно было… ну, если не глупостью, то как минимум лукавством.

Формально самый дешёвый билет стоит 500 рублей. В Ванкувере самый дешёвый билет стоил 25 долларов, то есть чуть больше 750 рублей. Вот только тут надо упомянуть принципиальный момент: таких билетов в Канаде было почти сорок процентов от всех реализованных! У нас же пятисотрублёвых билетов будет меньше трёх процентов от общего числа. По таким билетам вы попадёте только на женский хоккей. Даже на заезды саночников билеты выйдут дороже.

— Что касается церемонии открытия, то на неё можно будет купить билеты за 6 тысяч рублей. Самые дорогие места, естественно, будут стоить существенно дороже, — заявил Дмитрий Чернышенко. — Стоимость билетов на мужской финал по хоккею начинается от 7 тысяч рублей. Это на 30 % дешевле по сравнению с Играми в Ванкувере.

Это всё так. Формально — так. Но лукавства здесь не меньше. И я даже не о том, что за 6 или за 7 тысяч рублей никто из нас попасть на означенные мероприятия не сможет ни при каких обстоятельствах. Речь о том, что в мире разница между самым дешёвым и самым дорогим билетом не может быть такой гигантской, как у нас. Это вообще невесть откуда взявшаяся российская традиция. Не только на спортивных мероприятиях. На концерт какой-нибудь поп- или рок-звезды в находящемся на задворках цивилизации «Крокусе» или морально устаревшем «Олимпийском», где надо обманывать законы физики, чтобы зритель хоть что-то услышал, билеты могут продаваться в диапазоне, к примеру, от 1500 до 30 000 рублей. И это далеко не предел. В мире любой удивится, если разница между дешёвым и дорогим билетами на одно и то же мероприятие составит больше 2–3–4 раз. У нас же и 20 раз — никто не удивится.

Такая же история вышла с олимпийскими билетами в Сочи. В Ванкувере билеты на финал продавались от 350 до 775 долларов (разница чуть больше, чем в два раза). У нас всё приобрело в этом вопросе традиционный оттенок.

Не очень понятно, почему не устроили продажу билетов по многократно апробированной схеме — как продаёт ФИФА или УЕФА на мировые и континентальные первенства. Каждый оставляет соответствующую заявку на сайте организаторов. Спустя какое-то время проводится розыгрыш. Всё по-честному. Если ты не успел, «проспал», забыл, то где-нибудь в ноябре — декабре можно провести ещё одну жеребьёвку, для которой заранее оставить часть билетов. Изменились планы и решил не ехать — здесь же, на сайте, отказываешься от билетов. И он снова попадает в розыгрыш.

Но принцип «всё прозрачно, всё по-честному» — это не для нас. Организаторы олимпийского беспредела с билетами организовали простую афёру. Сайт, где стартовали продажи 7 февраля 2013 года, «рухнул» через 30 минут после начала продаж. А когда вечером снова заработал, на нём уже не оказалось билетов ни на открытие, ни на закрытие Олимпиады, ни на хоккейный финал. Зато все эти билеты уже по коммерческим ценам переместились на специально созданные сайты.

Думать, будто бы продекларированное Путиным наказание в размере одного миллиона рублей за спекуляцию олимпийскими билетами хоть в каком-то виде будет работать, не приходится. Подобная мера может быть применена лишь к тем, кто предлагает эту услугу на территории страны. Сервер же, поддерживающий этот сайт, может находиться где угодно. И таким образом под наказание не подпадает. В дни Олимпиады-2014 нам предложат какой-нибудь обличительный сюжет про дельцов теневого рынка в Сочи, которые из-под полы предлагали билеты втридорога. И у страны сложится впечатление, что не попали на соревнования мы только по этой причине.

Ясно, что организовать эту аферу, не прикрываясь для этого административным ресурсом, невозможно. Ясно, что не злобные хакеры «обрушили» сайт. Всё это попахивает традиционной «разводкой», которой кормят нас ежедневно.

Согласно правилам продажи билетов, зрителю (посетителю билетного сайта) даётся 25 минут на покупку. В это время выбранные им билеты не доступны для продажи другим пользователям. В случае если зритель не покупает билеты или не успевает их купить за отведённое время, то билеты возвращаются в свободную продажу. Уже первые дни продажи убедили, что разобраться в запутанной навигации сайта и хоть как-то уложиться в отведённые временные рамки сложновато.

— Самое главное: мы хотим, чтобы как можно больше наших болельщиков приехали в Сочи на Игры для поддержки нашей команды, поэтому 42 % от всех билетов будут дешевле 3 тыс. рублей, — продолжает бодро рапортовать президент оргкомитета Сочи-2014.

Желание прекрасное, кто ж тут спорить будет. Но ведь и тут мы проигрываем тому же Ванкуверу! Для сравнения отметим, что в Канаде по цене 100 долларов и ниже (то есть те же 3000 рублей) продавалась значительно большая доля билетов.

К тому же нашим бы чиновникам хорошо бы отучиться от фраз подобного типа, когда мы активно рассказываем о том, как жаждем увидеть болельщиков на соревнованиях в Сочи.

Дело в том, что на ряде соревнований этих билетов не будет вовсе. Удивлены? Напрасно. Давайте поинтересуемся, как у нас, к примеру, дело с фигурным катанием обстоит.

— Билеты на чемпионат России по фигурному катанию, который зимой 2013 года пройдёт как тестовое соревнование в олимпийском ледовом дворце «Айсберг», в свободную продажу выпущены не будут, — огорошил журналистов генеральный директор Федерации фигурного катания на коньках России (ФФККР) Валентин Писеев. — Будут выдаваться приглашения. Причина в том, что во время чемпионата России будет отработана система прохода — аналогичная той, что будет функционировать на Олимпиаде. Каждый человек, попадающий на стадион, должен пройти проверку в службах безопасности.

Опять служба безопасности, опять двадцать пять.

По словам Писеева, который, ясное дело, не сам этот бред придумал, а вынужден озвучивать чужое идиотское решение, запросы на посещение чемпионата России должны направляться в ФФККР:

— Они будут удовлетворяться в том случае, если желающие попасть на турнир пройдут вышеуказанную проверку. Но количество приглашений будет ограничено.

Ясно, что когда печатают не билеты, а приглашения, львиная доля этих приглашений достаётся не тем, кто рвётся поддержать своих, поболеть, а чиновникам, спортивным функционерам, а также тем представителям политических кругов, которые приедут в Сочи «потусоваться», себя показать. Нельзя же не приехать, когда тут все первые лица страны, — а то вдруг ещё твой неприезд сочтут политической акцией, некой выходкой, фрондой.

И когда у подобных «болельщиков» в руках будет веер подобных приглашений, он воспользуется только частью из этого «спецпакета топ-болельщика»: заедет в пару-тройку мест «отметиться», а дальше — на приём или куда ещё позовёт человека его охочая до алкогольных возлияний душа или же политическая целесообразность.

Что это означает для заполняемости трибун? А ничего хорошего это не означает. На соревнованиях по фигурному катанию трибуны не будут заполненными. Позор, да и только.

Читать все главы книги

Скачать полностью в формате fb2

Вся информация о воровстве и дебилизме Зимней ОлЫмпиады в субтропиках:
СОЧИНСКАЯ ОЛИМПИАДА ОБЕРНЕТСЯ КРУПНЕЙШИМ ПРОВАЛОМ ПУТИНА
Путинская олимпиада — ограбление России



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:



Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

Выруби ЗомбоЯщик! Смотри видео на FreeRuTube




Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Свободная Россия в Telegram. Присоединяйтесь!


comments powered by HyperComments
Валерий
2014-01-07 21:11:33
Олимпиада в Сочи 2014 - это никому не нужное мероприятие. Особенно с учётом социальных, экономических и военных условий (в России сегодня идёт объявленная война). Средства, затраченные на подготовку и проведение Олимпиады, можно было бы и нужно (с учётом здравого смысла) направить на улучшение жизни россиян и борьбу с сатанистами, убивающими простых людей. Президент думает иначе. Он тешит своё самолюбие. Возможно, думает таким образом повысить свой и без того минусовой рейтинг.