Опубликовано: 06.01.2014 18:21

Книга Сочи 2014 — Олимпиада 2014: Сенсационное расследование — Что происходит на самом деле / Часть 5

sochi 2014 book new



Как проходили тестовые соревнования

Каждое из тестовых соревнований имело свой набор минусов. Но из этого вроде бы и не стоило делать никаких далеко идущих выводов — на то они и тестовые, что есть ещё время на отрицательном опыте понять, что именно и где надо подправить и изменить. Другое дело, что количество этих самых минусов было таким, что становилось порой очень обидно, а иногда и просто страшно за спортсменов. В конце концов, это для организаторов называется тестовыми соревнованиями. Но соревнуются-то не роботы и не волонтёры, а самые что ни на есть спортсмены. Причём лучшие. И для них это тоже — чемпионаты России, этапы Кубка мира и прочие, весьма значимые турнирные сражения.

Наиболее наглядно провалы по логистике были видны на соревнованиях по невиданному доселе шорт-треку.

Началось всё с того, что элементарно селить спортсменов негде. Ну, не построили наши сочинские умельцы ничего в срок. В итоге в спешном порядке (интересно, почему об этом не подумали заранее?) начали определяться, куда бы все разместить. Пусть даже окажется это за тридевять земель от спортивного объекта. В итоге поселили колоритных спортсменов в местечке, которое в стародавние времена считалось раем для пенсионеров — санатории «Южное взморье». Сотни парней и девушек в однотипных красно-синих костюмах с надписью «Russia» скрашивали обыденное гуляние между пальмами бабуль и дедуль.

— Еду я, значит, в гостиничном лифте, а меня две женщины спрашивают: «Вы фигурист?» — травит байки корреспонденту «Советского спорта» шорт-трекист Владимир Григорьев, завоевавший «серебро» на дистанции 500 метров на последнем этапе Кубка мира в Шанхае. — Я говорю: «Нет, шорт-треком занимаюсь».

Бабулек это напугало. Они поняли, что пропали. Из лифта никуда уже не скрыться, а тут самый настоящий шорт-трекист. Сделали страшные и круглые глаза: «Ой-ой-ой, боженьки…». Начал Владимир им объяснять, что это, мол, конькобежный спорт, но в хоккейной коробке. А они все равно в оцепенении так и застыли.

На своей родине — в Северной Америке — шорт-трек давно обогнал по популярности конькобежную классику. Оно и понятно, шорт-трек практичнее. Не нужен спецстадион с дорожкой в 400 метров, только залей хоккейную коробку, начерти овал в 111 метров — и вперёд! Вот и на Играх-2014 арену «Айсберг» заселят не только фигуристы, но и мастера шорт-трека.

Но шорт-трекисты критиковали не только «айсберговый» лёд все дни тестовых соревнований, но и саму дворцовую атмосферу.

— Дышать невозможно, лёгкие забиваются всякой химией, — жалуется тот же Григорьев. — Ну и лёд не быстрый и не крепкий. Придётся привыкать к Олимпиаде. Или научиться варить отменный. Нас просят делать замечания, но мы ж не ледовары.

12-тысячные трибуны «Айсберга» девственно пусты. Причина — из-за пусконаладочных работ в Олимпийском парке билеты решили не продавать. Зато в тишине слышно каждый надрывный выкрик тренера:

— Поднажми! Работай! Она сейчас дрогнет!

Ещё веселее звучат комментарии при падении от самих шорт-трекистов, особенно девушек:

— Зараза! — это когда в борт сами врезаются.

— Куда ты едешь? — это когда кто-нибудь играет в «боулинг», сбивая собой ещё парочку соперниц.

Радость победителей омрачается тем, что даже не удаётся вскинуть победно руки вверх: на трибунах за тебя радоваться некому. Пустые кресла — и невыветривающийся запах краски вперемешку с ещё не везде осевшей цементной пылью.

Спортивные объекты: пока гуляет ветер

Главное, что бросается в глаза: в сочинских аренах нет ничего особенного. Они удобные, сделаны почти в срок, но не поражают воображение, не заставляют кровь кипеть от восхищения техническим прогрессом и архитектурным новаторством. «Большой» и «Фишт» несколько выделяются из общей массы «торговых центров», но тоже не выглядят новым чудом света.

Стадион, на котором пройдут церемонии открытия и закрытия Игр, подорожал в три раза, совмещённая трасса Адлер — Красная Поляна — в 2,5 раза. И все же инспекционные поездки МОК заканчиваются традиционным заявлением Жана-Клода Килли и Жильбера Фелли: «Мы удовлетворены темпами работ».

Действительно, все спортивные сооружения в Сочи практически построены. Слово «практически» — вообще знаменательное и отличительное словечко-паразит для политических элит России. Чего стоит только одна из историй с завравшимся и потом запутавшимся в собственном вранье депутатом Владимиром Пехтиным и его фразочкой, достойной быть занесённой в учебники политического словоблудия: «У меня практически нет зарубежной недвижимости». У нас всё в стране «практически»: практически законность, практически стабильность. Практически спортивные объекты тоже строятся. За год до открытия должно быть построено всё. Не построено. Но тут же начинают искать лазейки: а мы, дескать, и не должны были открывать центральный стадион. Там ведь только церемонии проходить будут, так что его можно и не тестировать. Его всё равно под чемпионат мира-2018 строят.

То есть тем, кому повезёт побывать на церемонии открытия или закрытия, стоит помнить: отправляться они будут на «практически построенный» объект. Так что помните о рисках. Вы не на полноценный стадион пойдёте, а на почти стадион. Разница существенная.

Во многих дворцах спорта в январе — феврале — марте 2013-го только начиналась отделка, но и тут нам сообщили: но ведь «основной вал строительно-монтажных работ уже практически завершён». Представляю, готовы ли были бы организаторы всего этого строительного праздника въехать в такие «практически завершённые» квартиры и дома.

Позволю себе пространную цитату из одного пресс-релиза от января 2013 года: «Центральный стадион «Фишт» ещё удивляет количеством строительной техники и высотных кранов, которые могут одновременно работать на одном объекте, но уже летом начнётся возведение поликарбонатной полупрозрачной кровли: по задумке проектировщиков, это впишет стадион в панораму Кавказских гор, открывающуюся из прибрежной зоны.

Ледовый дворец «Большой», один из самых заметных олимпийских объектов прибрежного кластера, уже больше года выделяется сияющей каплей на фоне моря. Следующей зимой здесь и в ледовой арене «Шайба» пройдут главные битвы по хоккею.

Готова и «Адлер-арена» — дворец для конькобежного спорта. Разработчики надеются, что на его 400-метровых дорожках будут установлены мировые и олимпийские рекорды: проектировщики и конструкторы трассы утверждают, что предусмотрели для этого все.

В горном кластере, в окрестностях посёлка Красная Поляна, готовность спортивных объектов ещё более высокая. В этот кластер входят комплекс для соревнований по лыжным гонкам и биатлону «Лаура», центр санного спорта «Санки» (здесь же выступят и бобслеисты), горнолыжный центр «Роза Хутор», комплекс для прыжков с трамплинов «Русские горки» и экстрим-парк «Роза Хутор».

И хотя только три ледовых дворца после Игр будут использоваться как спортивные сооружения, будущее этой части олимпийского наследия довольно чётко прорисовывается: Сочи предстоит принять ЧМ-2018 по футболу, а уже летом 2014 года — заезды «Формулы-1».

Прервём эту пространную цитату. Известно, что рапортовать и делать хорошую мину при плохой игре умеют у нас блестяще. Только если вдуматься немного в процитированные строчки, логика видна не везде (за исключением логики очковтирательства): какое отношение три упомянутых ледовых дворца будут иметь к футболу и к гоночным заездам на автотрассе, понять невозможно вообще.

Здесь упомянуты, разумеется, далеко не все спортивные объекты. Часть из них уже принимала в зимний сезон 2012/13 спортсменов на тестовых соревнованиях. Впрочем, как принимала — это отдельный и очень безрадостный разговор.

Так, этапы Кубка России и Гран-при по фигурному катанию, а также чемпионата России по шорт-треку последней предолимпийской зимой проходили на олимпийском стадионе «Айсберг». Эти соревнования обещали сделать первыми предолимпийскими тестами, на которые можно будет купить билеты и вживую посмотреть на выступления. Но всё же спортсмены жаловались на полупустые трибуны. В то же время горожане и гости курорта по другую сторону строительного забора жаловались на невозможность купить билеты: низкая заполненность трибун объяснялась не пассивностью потенциальных болельщиков, а все же ограниченностью билетной программы.

Очень многие зрители подобных соревнований — участники так называемой программы «Зритель»: для массовости «в добровольно-принудительном порядке» вывозятся врачи, учителя, старшеклассники. Хотите получать образование? Не время! У нас же готовится Олимпиада! Хотите лечиться? Потерпите — врачи тоже вывезены на спортивные объекты.

Если кто-то умудрился «отлынить» от почётной обязанности быть подопытным кроликом на недостроенных объектах — оставшиеся места заполняются волонтёрами. Но и они, бывает, уезжают, так и не увидев соревнований. Так из-за тёплой погоды (+10 в горах, дождь) были отменены состязания в слоупстайле этапа розыгрыша Кубка мира по фристайлу и сноубордингу. «Тесты для того и проводятся, чтобы ошибки учесть и на Играх не допустить», — прокомментировали случившееся организаторы соревнований.

Впрочем, как учесть «плюс десять»? Через год закажут другую погоду?

Территория, на которой пройдут соревнования, должна была быть полностью благоустроена к 1 января 2013 года. Эта дата взята не с потолка. Сам город, особенно центральная и прибрежная его части, выделенные в так называемую «зону международного гостеприимства», должны были приступить к наведению предолимпийского лоска заранее, так как с означенной даты вступил в силу мораторий на проведение строительных работ. Это ограничение было прямо прописано в «олимпийском» законе. Однако чуда не случилось. Точнее, случилось чудное: в середине января, после писем застройщиков в Государственную Думу и Правительство РФ, местному городскому собранию было разрешено пересмотреть зону особого архитектурного контроля в сторону значительного уменьшения. В тот момент, когда текст этой книги готовился, проект решения всё ещё проходил публичные слушания, а строительство в Сочи так и не было приостановлено. Впрочем, в условиях нашей страны подобные вещи мало кого удивляют.

Тротуары центра города, всего несколько лет назад застеленные брусчаткой (в основном за счёт предпринимателей), долгие месяцы, если не годы, вплоть до весны 2013-го имели вид траншей: в городе шла массовая замена распределительных электросетей. Почему-то именно незадолго до Олимпиады вспомнили, что они были проложены в основном в период с 1950 по 1965 год и имели к данному моменту уже практически стопроцентный износ.

При этом как всегда одни виды работ происходят несогласованно с другими видами работ: генерирующие мощности в Сочи были построены к Играм практически с нуля, ТЭС в Адлере и Сочи к концу 2012-го были запущены в полном объёме, но отключения света в Сочи продолжают происходить с пугающей регулярностью.

Но тьма, в которую погружается олимпийский город, которому так и не суждено стать столицей российского спорта, не является самой резонансной проблемой для здешних жителей. И отсутствие воды, о котором мы уже упомянули выше, — тоже вещь привычная. Ко всему в принципе можно привыкнуть. Но один из самых болезненных вопросов — вопрос, о котором на долгие годы и десятилетия останется самая недобрая память, — это «олимпийские переселения».

По официальной информации главы администрации города, на начало весны 2013-го из более чем двух тысяч собственников всего по трём десяткам остались определённые проблемы. Остальные либо получили компенсации, либо новые квартиры. Однако к лукавству мэра местным жителям не привыкать. Даже на сайте «олимпийского» департамента (департамента по реализации полномочий при подготовке и проведении Олимпийских игр Краснодарского края) цифры об изъятии земельных участков иные, и план на предолимпийский год — «доработать изъятие» (оцените чиновничий слог — «доработать изъятие», каково, а?) более тысячи земельных участков. Без этой доработки невозможно продолжить, к примеру, строительство дублёра Курортного проспекта (главной магистрали Сочи), а именно на дублёра возлагаются надежды по разгрузке города от пробок. Всего же к Играм должно быть построено 363 км новых дорог с восемью многоуровневыми развязками (за год до старта кое-как сданы в эксплуатацию лишь три из них), 102 мостами и десятками тоннелей.



Пробки в Сочи — это даже не набившие оскомину пробки в столице. Пробки отличаются от транспортных заторов Москвы тем, что в городе вообще нет объездных путей: огромные спальные микрорайоны связаны с центром города однополосной разбитой дорогой. К примеру, таково положение дел при проезде в микрорайоны КСМ и Макаренко.

Городские дороги, которые ещё находились в более или менее приглядном состоянии, после пятилетки измывательств над ними посредством тяжёлой техники тоже пришли в ужасающий внешний вид. Ясно, что кое-где асфальт подлатают, но это лишь временно, только на период Олимпиады, решит проблему дорог.

До того как будет завершена работа по перекладке инженерных сетей, приступить к ремонту дорог практически невозможно. Правда, это не помешало выделить уже в начале 2013 года на дороги и благоустройство порядка 2 млрд рублей. Для сравнения, собственные доходы Сочи — около 6,5 млрд рублей в год.

Справедливости ради сказать, есть, конечно, вещи, за которые все горожане скажут спасибо. Безусловным плюсом Игр для города стало закрытие и рекультивация двух сочинских свалок — полигонов ТБО (твёрдых бытовых отходов). Сейчас весь мусор сортируется на мусороперерабатывающем заводе, а брикеты остатков вывозятся за пределы курорта. Это уже сейчас существенно повлияло на экологическую обстановку: вкупе с построенными по олимпийским программам очистными сооружениями это сказывается на чистоте морской воды в акватории Сочи. Впрочем, уже банальными стали рассуждения на тему: неужто для того, чтобы город сделать чище, нужно устраивать Олимпиаду? В таком случае все остальные российские города, испытывающие не меньшую нагрузку на экологию, могут только горестно вздохнуть.

Впечатления за год до старта

Пожалуй, все самые неприятные моменты у всех приезжающих сегодня в Сочи в той или иной степени оказываются связаны с дорогой. От аэропорта у гостей города на данный момент есть два варианта добраться, к примеру, до комплекса «Роза Хутор». Либо взять такси и потратить на это удовольствие не меньше 2000 рублей, либо воспользоваться общественным транспортом. Только тогда надо быть готовым к тому, что ехать придётся вместе с не совсем уж опрятными, точно не чистыми и уж никак не благоухающими рабочими, которые то и дело курсируют из Красной Поляны в Адлер.

Собственно, ничего страшного во втором варианте нет, многие из коллег его на себе испробовали. Одно удручает: очень трудно дышать, когда в автобусе нет ни сантиметра свободного пространства, а вы ещё застряли в пробке. А заторы на горной дороге — дело обычное, такси также не способно тебя уберечь от них. В принципе до местечка Эсто-Садок, где располагаются гостиницы для журналистов, можно добраться за час, но это если без всяких дорожных приключений. Как описывал один из коллег, «на деле же нужно запастись терпением, а лучше даже везением».

Я побывал на одном из тестовых соревнований и могу рассказать, сколько сложен оказался здешний маршрут с пересадками: сначала долгий путь до старой канатной дороги, расположенной рядом с гостиницей под горделивым именем Гранд-отель «Поляна». Потом путь на «канатке» до площадки Псехако. Здесь — сложный пересадочный узел, в котором не сразу получается разобраться. Если нужно на биатлонный стадион, надо ждать микроавтобус. Если надо на трассу для лыжников, то ждёшь автобус до деревни, где живут спортсмены, а там уже пересаживаешься на снегоходы. Всё это, конечно, очень весело и разнообразно, но любому здравомыслящему человеку понятно, что тут над логистикой надо ещё работать и работать. Очевидно, что людской поток через год будет гораздо мощнее.

Когда в очередной раз были назначены ответственные за финансирование тех или иных олимпийских объектов, компании, одно имя которой вызывает идиосинкразию у всего российского люда и чей офис находится на улице Намёткина, поручили построить дорогу в горы, которая будет выдерживать многотонные грузовики. Дело даже не в том, с каким скарбом прилетят туда команды. Элементарная ПТСка для телевизионщиков тоже должна подняться с несколькими тоннами грузов (а на деле — несколько таких ПТСок). Журналисты одного из центральных телеканалов рассказывали, как в марте 2013 года проводили трансляцию тестовых соревнований. Телевизионщикам пришлось поставить ПТСки внизу, у моря, а полтора километра кабеля вверх, раскручивая, поднимал вертолёт. В итоге трансляцию кое-как удалось спасти. А газпромовский топ-менеджмент потом отрапортовал «простому болельщику»: вот видите, какая хорошая «картинка». Так может и не надо дорогую дорогу строить?

Журналистам придётся на Олимпиаде совсем не сладко. Никто не говорит, что о них не думали. Но вот точно мало думали о специфике их работы. Так, неподалёку от трибун лыжного комплекса расположена так называемая зона отдыха журналистов, где можно выпить кофе, там же расположены и столики для работы. По сути, это небольшой шатёр, в котором может поместиться не более 25–30 человек. Если бы он служил лишь зоной отдыха, это было бы замечательно, но когда нужно написать срочную заметку, а все места заняты, сталкиваешься с практически непреодолимой проблемой. И пока никто не обещает, что во время олимпийских стартов таких шатров будет несколько. Мало кто подумал из организаторов и проектировщиков о том, что журналисты здесь не столько на отдыхе, сколько на работе. И им либо несколько подобных шатров нужно, либо более рационально организованные пресс-центры. Здесь же путь от главного пресс-центра до микст-зоны, расположенной прямо на выходе с лыжной трассы, занимает более получаса. Кому это пришло в голову, не очень понятно.

Самое курьёзное, что и пресс-конференции по окончании соревнований проходят в большом пресс-центре. При этом спортсменов сразу после гонки отвозят туда на снегоходах. Таким образом, журналисты должны либо дневать и ночевать в пресс-центре, лишив себя возможности посещать соревнования, либо работать на соревнованиях, но лишать свои редакции одной из главных составляющих — «синхронов», живых эмоций победителей. Ясно, что журналисты, работающие на трассе, просто физически не успевают добраться до пресс-центра в биатлонном комплексе. Когда они туда приезжали, пресс-конференции уже заканчивались.

Страдала логистика на всех тестовых соревнованиях не только в том, что касалось журналистов — о спортсменах тоже, похоже, думали далеко не в первую очередь. Конечно, для Сочи этап лыжного Кубка мира был лишь подготовкой к Олимпиаде. Но, как ни крути, это всё-таки этап мирового Кубка, соревнование, которое по определению должно быть высочайшего уровня. Однако организаторы составили расписание таким образом, что во время борьбы спринтеров они делали минимальные паузы между забегами, из-за чего спортсмены просто не успевали перевести дух. Пытаясь освободиться поскорее, организаторы забирали лыжников на допинг-контроль, чтобы потом тут же отправить их на пресс-конференцию. Хотя давно известно, что главное общение происходит в микст-зоне. На него же, в итоге, отводилось не более двух минут. Причём за эти две минуты порой крайне сложно было найти нужного спортсмена. Хотелось бы, чтобы расписание составлялось таким образом, что все участники процесса будут довольны, а не только организаторы. Эти далёкие от истинного спорта люди должны понять, что соревнования они проводят не для себя.

Этот случай стал хрестоматийным. За год до старта Владимир Путин проинспектировал олимпийские стройки в Сочи и остался недоволен. Объекты горного кластера в Красной Поляне, как выяснилось, возводятся с большим отставанием от графика и значительным превышением первоначальной сметы. Так, комплекс для прыжков с трамплина «Русские горки» должен был быть сдан ещё два года назад. В ходе диалога с вице-премьером Дмитрием Козаком выяснилось, что «по объекту есть серьёзное удорожание»: вместо изначальных 1,2 миллиарда рублей комплекс обойдётся в 8 миллиардов.

— Ничего себе! Молодцы! Хорошо работаете, — сказал на это Путин.

Общая нервозная атмосфера встречи Путина с чиновниками, отвечающими за подготовку Игр, не ускользнула ни от чьего внимания — ни прессы, ни блогеров.

Говорит Евгений Левкович, журналист:

— Особенно мне запомнился эпизод под условным названием «Встреча со строителями уникальных олимпийских трамплинов». Трамплины должны были быть введены в эксплуатацию летом позапрошлого года, но фиг там — теперь, дай бог, введут летом года текущего. Мизансцена безупречная: Путин в окружении поникших чиновников, которые краснеют, пожимают плечами и, заикаясь, передают друг другу его вопрос. Потом чиновники под камеры и Путину в лицо признаются в том, что на строительство только этого объекта потрачено на 6,8 миллиарда рублей больше (!), чем планировалось. Путин мрачно язвит, и все идут дальше.

В целом весь восьмиминутный сюжет с точки зрения пропаганды построен исключительно. Путин раскрывает махинации, Путин требует отчётности, Путин на страже каждой копейки, Путин заботится о безопасности… Все сделано так, чтобы у зрителя не возникло вопросов.

Михаил Бударагин, журналист:

— Вот так выглядит паралич, посмотрите, оно того стоит. Иллюстрация к словарной статье «Бессилие».

А это уже тексты интернет-пользователей. Если журналисты ещё вынуждены соблюдать приличия и говорить корректно, то блоггеры просто говорят, что думают:

anti-b-2012: «Когда сегодня в Сочи Козак, заикаясь, докладывал Путину, что стоимость строительства трамплина увеличилась с 1,2 млрд до 8 миллиардов, а сроки сдвинулись, президенту надо было вызвать охрану и распорядиться повесить их всех между люльками канатной дороги: люлька — Мутко — люлька — Козак и т. д. И пусть катаются до Олимпиады. Может, появился бы шанс спасти страну».

f73: «Ну право же, при чем тут воровство? Вы думаете, без повышения стоимости они не украли бы? Люди просто не сумели грамотно посчитать проект заранее. Потому что не умеют. Другой вопрос, почему именно эти неумелые люди занимаются Олимпиадой Сочи-2014. Видимо, примитивные схемы работы (увеличение доходов и откатов за счёт понижения расходов путём привлечения низкоквалифицированных специалистов) их и далее по иерархии исполнителей лучше всего вписались в потребности заказчика».

replica38: «Самое, может быть, интересное во всём этом — даже не сами диалоги (которые действительно блестящи в своей иронии), а физиономии чиновников, которые стоят за спинами Путина и которые отвечают на его вопросы. Большей растерянности и острого желания убежать под плинтус я давно не видел на ликах государственных мужей. Потом точно такое же выражение мелькнуло на лице уже самого президента, когда он произнёс скороговоркой, опустив глаза: «Работы идут по графику».

Что характерно, только сегодня нам вновь пришла перетрассировка 450-метрового участка канализации в Красной Поляне. Что ещё характернее — по этим же четырёмстам пятидесяти метрам у нас уже была перетрассировка и мы уже переделывали по ней план и профиль полтора месяца назад. Ребята, ну это же сумасшествие: перепроектировать 450 метров канализации дважды за полтора месяца!

На днях в Сочи начинаются тестовые соревнования по санному спорту, Кубки мира по сноуборду и фристайлу, туда съехались 5000 волонтёров со всей страны, через год Олимпиада — а у них там канализация недоделана и находится ещё в стадии проектирования».

Читать все главы книги

Скачать полностью в формате fb2

Вся информация о воровстве и дебилизме Зимней ОлЫмпиады в субтропиках:
СОЧИНСКАЯ ОЛИМПИАДА ОБЕРНЕТСЯ КРУПНЕЙШИМ ПРОВАЛОМ ПУТИНА
Путинская олимпиада — ограбление России



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube


comments powered by HyperComments