Опубликовано: 10.08.2014 16:45

Олена Степова: Истории с границы — Очень грустная военно-конфетная

640x480



История уже очень грустная, военно-конфетная.

Дел собралось, так по-мелочам, но надо ехать в город: документы отдать, новости узнать, ситуацию, созданную человеческой глупостью, оценить.

Младшая со мной напросилась, скучно ребенку дома. Кроме подвала и бубуханья, из развлечений, изредка появляющийся интернет, а из друзей, домашний зоопарк.

Быстро поработали, посетили скучающий офис, узнали новости, которые сводятся к одному, кто приехал, где бряцало, где бухало, привычно посмотрели на пустующий рынок. И тут, как экстрим-развлечение, очередь.

Очереди-это кладезь: знаний политической и социально-экономической ситуации; мест дислокаций, всех известных в городе группировок и военных формирований, причем всех своих и всех чужих; нахождения, разбегающихся, от неизбежно надвигающейся порки чиновников. В общем, постоял в очереди, вышел картографом, логистиком, политиком, экономистом, даже военным стратегом. А тут еще очередь- то, вообще, беда (а я с жизнелюбием, два месяца воспитывающем в подвале жучков)- конфеты продают, карамельки. Ребенок, хоть и почти взрослый, но, еще ребенок.Глаза горят, смотрят вопросительно. Подходим. Видно, продают, что-то отжатое, так как машина под присмотром камуфляжно- опистолеченного, камуфляжного- битовооруженного (может из сумрачных 90-х к нам попал) и сильно загорелой продавщицы.

Конфеты лежат в машине валом, разных фирм, фасовки, пыльные,вперемешку. Цена- 65 грн/кг, видимо, специально-познавательная, для граждан, любящих экстремальную жизнь в новообразованных государствах. Но отпускают по справедливости, килограмм в руки, чтобы всем хватило.

Странно, в городе на каждом углу умирательные крики, что, мол, нет денег, пенсии, зарплаты, а как только появляется хоть какая-то еда, все-драка, очередь, ругань, толкания, прямо пожирание друг друга в стремлении урвать.

Продукт вроде не первой необходимости, но, судя, по отпускающему маты и тумаки очередному контингенту, его самоуничтожению в стремлении обладания, если они сегодня не сожрут «рошеновскую» карамельку ценой в кило мяса, то, фсе, жизнь прекратит существование.

Мы приостанавливаемся возле очереди. Для меня, это интересное и познавательное зрелище, цена меня, правда, не устраивает, но рядом притормаживает ребенок, думаю, в тайной надежде, получить что-нить вкусненькое.
Присматриваемся. Очереди, почему-то две. В одной, куда людей выбирает грустный камуфляжно-опистолеченный, все стоят тихо, берут мало, уходят незаметно. Он сам отпускает конфеты от 100 до 500 грамм.

В другой, толпа, накал страстей (дают 1 кг в руки). Такое чувство, что одновременно выпустили из клеток всех питбулей, и дали команду «фас». Продавщица, орет. Кажется, что с очередным кульком она просто отпустит хук правой, а может и левой. Тот, что с битой, постоянно дает тумаков очередно-скубущимся.

Если бы, не подрастающее, несформировавшееся поколение, обалдевшее от поведения взрослых, я бы слушала и слушала. Еще бы, такое море творчества, такие обороты, такой полет фантазии, краски жанра и психологических портретов.
Ну, вот из выдающихся и более слышимых: «не взвешивайте ей, она в горгазе работает, они там жрут, что хотят», «убери свои клешни, опудало, я тебя запомнила, тварь двухтонная, жрать будет нечего, я тебя найду, ты побольше жри, чтобы жир нагуляла», «господин военный, вы дайте ей в морду, я точно знаю, что она за нацгвардию», «ты смотри, сама орала, что Порошенко, американцам продался, а сама за его конфетами тянется», и, самое распространенное «чтоб ты этими конфетами подавилась».

Грустный камуфляжно-опистолеченный, замечает нас, притихших, озадаченно рассматривающих психиатрично-клинических.
-Девушка, идите сюда, я вас обслужу.

Офигевают от вежливости. Машу головой сторону орущих:

-Ага, у вас тут, опасней, чем на фронте, погибнуть в бою за 100 грамм карамели, я, не готова.

Добивает ответ:

-Да не бойтесь, если что, Борька битой отгонит. А я нормальных людей выбираю из толпы и обслуживаю, а со стадом, Лариска справляется, у нее нервы крепче. Вы же воспитанные, с этими, кивает в сторону очереди,- не выживите. Поэтому я всегда, если что продаем или раздаем, смотрю на людей, и помогаю получить продукты тем, кого эти затоптать могут.

Я вспоминаю наш поселковый хлеб на два лотка, и, понимаю, мир давно разделился, и даже, не по идейно-политическому окрасу, идеологии, а совершенно по другому принципу. Но…

«Нормальные» и «стадо»,- услышать это от защитника русского мира, разрушившего все вокруг, наводнившего мой город броней и оружием, это даже не знаково, это феерично.

То, что меня отнесли к нормальным, это приятно, но, непонятно, ведь именно это недовольное и всеобвиняющее, требующее льгот и халявной гречки, было фундаментальным в построении русского мира, создания ЛНР на моей земле, а теперь, вот такой поворот. К нам-вежливо, их-битой.



Извиняюсь перед камуфляжно-опистолеченным философом, и поворачиваюсь к дочери, чтобы уточнить необходимость покупки.

И тут, видно, судьба, решила, что в условиях оккупации нервы, как курок, должны быть взведены всегда, поэтому мое жизнелюбие выдало довольно ехидным голосом:

-Ма, не вздумай это покупать,-ткнув в сторону конфет.- Я это, есть не буду. Во-первых,я не маленькая, и без конфет обойдусь, во-вторых, дорого, пошли лучше муки купим, я яблок соберу, пирожков наварганим, в-третьих, вот,-кивнув в сторону продавца,- пусть смотрят, и думают, какая у них страна. Еда закончится, эти, вас съедят,-резюмировала дочь, обращаясь к продавцу философу, - вот если бы я создавала государство, я бы не стреляла, а законы написала, и паспорт давала, только тем, кто нормальный. Вот я сделаю так, чтобы у нас и законы были нормальные, и люди нормальные, и страна нормальная, и, чтобы не воевали, а если драться или ругаться, когда не воспитанные, я сделаю специальную воспитательную тюрьму, и не выпускать, пока вежливыми не будут. А тем, кто не воспитался, штампик специальный ставить, чтобы их никуда не пускали там, в магазин, в самолет, как опасных. А то стреляют тут, все лето испортили. Пошли за мукой,-счастливый, в своих умозаключениях, пританцовывая, выдал ребенок, -пирожков хочу.

Я побледнела. Все восемь человек в маленькой очереди, включая камуфляжного охранника-продавца смотрели на бушующее негодование, источающее законодательно-воспитательный инициативизм.

Я так понимаю, что влипать и историю, это у нас семейное.

Я очень боялась, чтобы ее не понесло (это у нас в крови) на размышления о Конституции, и других запрещенных к произношению, и могущих привести к печальным последствиям, вещах. Два предреферендумных месяца, она и так со школы приходила с такими записями в дневнике, что, я понимала, почему у нас дети не любят свою страну.

Патриотизм, убивается в школе.

И хотя очередь улыбалась, я, зажав руку маленькой подставлялы, с замершим сердцем, попыталась уйти в помидорные ряды. Особо проукраинского или антилнровского она не сказала, но, лучше свалить.

Сзади окликнули

-Девушка, подождите.

Сказать, что у меня остановилось сердце, не сказать ничего. Я узнала голос камуфляжно-опистолеченного. Он подошел к нам. Протянул дочке кулек конфет.

- На. Законы напиши,-улыбнулся, - первый раз слышу, чтобы девочка, в таком возрасте, о законах думала, может ты, что-то и сможешь изменить.

Я, потянулась к кошельку.

-Нет, -остановил он меня,- я это для нее. Вы только объясните ей, сейчас, о безопасности, здесь много чужих, не местных, они просто вас убьют, нормальных уже почти не осталось, - он кивнул в сторону орущей очереди, которую периодически тыкал битой Борька,- и…уезжайте отсюда. У меня сын в Днепре, в университете, со мной не разговаривает, даже не позвонил сказать, что внучка родилась. А ведь мы хотели, чтобы все жили хорошо, без олигархов, фашистов. А теперь, я для него фашист, почему? Не Коломойский, а я?

Он вдруг напрягся, посуровел.

-Да, лишнего не болтай, если выжить хочешь, это война. Здесь скоро ад будет, сиди, не высовывайся.

Отойдя на приличное расстояние, долго, срываясь на слезы, воспитывала ребенка, по причине "не болтать, не говорить, не рыпаться, и даже не думать"

Мы ревели, сидя на скамейке, обнявшись, по очереди и вместе. Хотя и сказать-то мне ей не чего. Мы же на своей земле, в своей стране…

Светило солнце, мужики пили на скамейке пиво, люди, торопились домой с сумками спелых помидор. А я говорила ребенку, что-то глупое об оккупации, врагах, чужой стране, где мы случайно, даже не по своей воле, оказались, смерти, войне, расстрелах, предателях, о том, что нельзя высказывать свое мнение на людях, хотя оно правильное и верное…Брала с нее чесслово о «молчании-золото» и…плакала.

Да, я трус. Ребенка воспитывала в патриотизме и любви к Родине, а теперь, учу держать язык за зубами. Может кто-то обвинит в слабости, но мне уже пофиг. Нам бы выжить. Понимаю, почему не могу уехать в Россию, там страх в крови, а мы, свободолюбивые, нас страхом ломают.

У меня нет автомата, но есть желание сохранить жизнь близких. Да, для меня это дико, то, что происходит вокруг нас.

А вокруг все больше страха, зла и холода. Холод стал ощутимей и осязаемей. Он передвигается по городу большими сосредоточенными колоннами и смотрит на меня черными соплами орудий…говорит, что он, страх, гуманитарная миссия. Организм отказывается принимать страх, в качестве гуманитарной помощи, и в качестве оружия, и военных. Похоже, тем, кого Борька битой, им все равно, а мне-нет. Мне страшно, холодно и противно.

Домой…домой… на поселок, чтобы не видеть всего этого устрашающего гуманитаризма, чтобы согреться.
В маршрутке, подергав меня за руку, чуть поникшее и шмыргающее носом жизнелюбие, прошептало мне в самое ухо

-А круто мы у него конфеты отжали...

Оригинал



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube


comments powered by HyperComments