Опубликовано: 16.12.2014 02:19

Олена Степова: ПАНИ АТАМАН — Автобиография войны / Донбасс под властью бандитов

olena stepova



ПАНИ АТАМАН (отрывок из повести «Автобиография войны» в сокращении)

Мои друзья по ФБ часто спрашивали меня, как, как я смогла жить и выжить в оккупации, в зоне АТО, в пекле войны. Не знаю, правда. Нас как-то в одночасье закрутило в водоворот непонятных и необъяснимых событий, которым, на тот момент, сложно было давать оценку. Мы же никогда не видели войны. Жили, как все обычные люди, с обычным жизненным укладом: дом, семья, работа. В двадцать первом веке расстрелы, доносы, НКВД, предательство, армия, фронт были чем-то художественно-книжным, далеким и абсурдным. То, что мы проживем свой 37-й и свой 41-й, то это нам и в страшном сне не снилось.

Ни я, ни мои друзья даже на секунду не могли подумать, что улыбчивые и мирные соседи, знакомые, сослуживцы, а иногда и родственники, будут косо ухмыляться и плевать в спину, доносить и проклинать лишь за наше отношение к своей земле, Родине, «русским освободителям».
Мы даже не заметили, как наш тихий и уютный мир разбился на тысячу осколков и, разлетаясь, резал судьбы, души, жизни, оставляя рубцы и кровоточащие раны. И виноваты в этом были не снаряды и пули, а слова, поступки и действия знакомых и незнакомых людей.
Много боли было из-за того, что мы не сразу осознали, с кем живем рядом, не сразу разглядели волчий оскал, потерявших человечность, не сразу увидели жесткую грань, разделившую жителей области, города, улиц, домов, членов семей на своих и «своих». Мы, люди мира, жили миром, не осознавая свой новый статус. Статус заложников войны, информации, жадности, зависти, чужих амбиций и политических игр.
Чем глубже город погружался в состояние войны, тем чаще поступки горожан напоминали реконструкцию исторических событий, правда осовремененных, но таких же безжалостных и бесчеловечных. Чтобы не сойти с ума, не потерять себя, мы захлопывали ставни своего сознания, в надежде сберечь свой хрупкий внутренний мир, реагируя на происходящее с долей юмора, скептики и цинизма.
О многом, происходящем в марте- августе 2014 года я не могла писать, да и не хотела. Не могла, в целях безопасности, не хотела…это очень тяжело разочаровываться в людях. Больно и страшно. Шла война, боль мешала думать и принимать решения, она откладывалась на потом, а страх, страх плохой советчик.
«Мы совсем разберемся после войны, со всем и со всеми», - твердила я себе, то ли, успокаивая, то ли, разграничивая важное от жизненно-важного.
С 2004 года я занималась правозащитной работой, разъясняла людям их права, а чиновникам их обязанности, требовала публичности в освоении бюджетных средств, заставляла предприятия вкладывать деньги в экологическую безопасность города и исполнять санитарно-экологические нормы. Это был мой фронт и моя война. Война до войны. Мой внутренний, вернее, мой городской Майдан. Конечно, та война была без оружия и комендатур, миномётов и ГРАДов, русских защитников и казаков, но она была не менее жесткая и требующая сосредоточенности. Возможно именно тот, довоенный опыт и помог мне в зоне сумрака, «руського мира», в зоне предательства, в зоне АТО…
…Я сидела у компа, когда в комнату буквально влетел мой муж и резко бросив «собирайся, ты уезжаешь» стал выхватывать вещи из шкафа, кидая их в сумку.
-Может, объяснишь, что на этот раз, - спросила я, глядя на сумку, - я так понимаю, вечер обещает быть томным?
Мы уже спасались от безумной толпы, направляемой рукой градоначальника и требующей сжечь меня живьем, потом отбивали дом от «борцов» с Правым Сектором, потом…Так что реакция супруга говорила только об одном, опять, как говорится, двадцать пять. Либо кто-то написал донос, либо обозвал «правым сектором», либо…
Я уже понимала, что феодализация города старой\новой властью будет проходить под девизом «город для своих» и чем вооруженнее местный феодал, тем меньше шансов у нас на выживание.
Почему феодализм, спросите вы. Опять же, не знаю, отвечу я. Просто с самого начала, слушая выступления местных бюрократов, у меня возникло чувство, что они поддерживают войну только с одной целью, окончательно феодализировать подконтрольную им часть земной суши, ну, в данном случае, конкретный город. Создать безопасную для себя территорию, охраняемую доведенной до безумия внушенными иллюзорными фобиями зомбо-армией. И грабить, грабить, грабить.
Для этих целей и нагнеталась правосекофобия, развешивались ярлыки на неугодных или неугодное, а перед всегда готовыми на подвиг «гречкоклюями» ставились задачи сохранения власти для власти.
Местные чинуши, так сказать местечковый бюрократическо-олигархический бомонд, да и большинство (не все, но всё же большинство) правоохранителей и служителей Фемиды жутко боялись слова «люстрация». Так боялись, что хоть к бабке веди и перепуг выливай. Истерия по этому поводу в среде обитания власть придержащих была конкретная. Еще бы, там, на Майдане, золотой унитаз у вождя вырвали, а что сделают здесь, с ненавистным ефремовско-ахметовским кланом, страшно было представить. Вот Луганско-Донецкие казнокрады и заметались. Земля обетованная предательски дрожала, уходив из-под ног в направлении свободы и демократии.
Было заметно, что все их действия по русифицированию Луганщины сводились к одному, сохранить свое влияние в распиле бюджетных средств и избежать люстрации любой ценой. Поэтому «русский мир» подвернулся как нельзя кстати. И если бы подвернулся китайский, корейский или якуто-бурятский мир, то местечковый бомонд точно так же был бы преисполнен обожания, лишь бы ему не люстрировали доступ к неиссякаемому бюджетному потоку. Еще в апреле месяце я жестко обозвала происходящее феодализацией Донбасса. Сейчас, глядя на расплодившиеся уездные губернии, казачьи станицы и отжатые города, я понимаю, как пророчески была права.
С первых нападений, митингов и политического противостояния враги были пересчитаны и информационно обезврежены, но в городе оставалась любящая меня местная власть, старающаяся избавиться от неугодных ей людей руками ополчения. Но…в ту войну до войны много хорошего было сделано для людей и много плохого для чиновников. В ополчении были люди. Заблудившиеся, зараженные правосекофобией, обычные люди, переживающие за город, шахты, соседей. Это меня и спасало. Ополченцы вспоминали о моей работе лишь то, что не нравилось бомонду. А бомонд с автоматами не бегал.
Неужели опять?! - потирало руки мое военизированное самолюбие, глядя на утрамбовывающего вещи супруга.
-Пойди и посмотри новости, - резко бросил Сергей, не переставая паковать сумку.
-Мама, - раздалось из зала, - быстрее, началось.
Голос дочери был расстроенным, и я побежала к телевизору. Там шли новости. На экране грустный камуфляжный человек без имени и лица, закрытого шапочкой «балаклава», рассказывал бойцам «Айдара» о том, как он, ополченец, был вынужден воевать с Национальной гвардией. Забалаклавленный, голосом раскаявшегося грешника, набубнивал о том, что не хотел воевать с Украиной, но его насильственно заставили взять в руки оружие.
- Я не мог сопротивляться,- депрессивным голосом повествовал задержанный «новоросс», - нами управляли страшные и жестокие генералы Всевеликого войска Донского Козицин, Резников и Гайдей, но самым страшным среди них, был командир армии Юго-Востока Елена Степная.
Я онемела, а в дверном проёме, как бы ставя точку в еще одном периоде моей жизни, гулко стукнула о пол сумка с вещами.
-Тебя приговорили,-сказал муж,-надо уезжать. Тебя зачистят руками Нацгвардии, понимаешь ты это,-кричал он. Они сами не смогли, так тебя свои же и грохнут.
Я сидела на диване, тупо смотря в пространство. Мыслей в голове не было. О, это прекрасное чувство, когда тебе надо соображать, а не с кем. Мои мысли, как резвые скакуны, сиганули в разные стороны, оставив меня один на один с радостным журналистом, повествующим обо мне с экрана.
-Так,-сказала я,- без паники. Надо думать.
Я посмотрела все новостные каналы. Этот сюжет крутили , как говорят, без перерыва на обед. Выступающий после новостей мэр, был похож на распустившийся пион, широк лицом, обилен складками щек и счастливо-пунцового оттенка.
-Вот, есть в нашем городе люди, которые якобы и так, и якобы не которые, а вот все потому, что они хотят захватить власть, которая по праву принадлежит нам, в том смысле, что нас выбрал народ. Но, думаю, народ сделает свою оценку,-наконец-то закончил он, вытирая пот.
На десятом просмотре сюжета я поймала себя на мысли, что камуфляжный говорит обо мне лишь после толчка в спину. Он не знал меня, и поэтому забыл назвать в предложенном ему к озвучиванию списке.
Хорошо режиссированный заказ, это понятно, но делать –то что,-думала я.
Кто? Зачем? Почему? Кому это нужно? –тысяча вопросов в голове оставались без ответа. Я налила кофе, мысли не вернулись. Предатели,-пожурила я убежавшие мысли,-хотите вы или нет, а будем думать. К концу второй чашке, мысли обреченно вернулись в голову.
Так-то,- облегченно встретила я их,-марш за работу, тут вам ни хухры –мухры-, тут голова командира армии,-показал первым новость ахметовский канал, -размышляла я,-значит или мэр, или Коваль (экс-генеральный ДТЭКа, на тот момент нардеп, принимающий участие во всех руських митингах), или сам ДТЭК. Других вариантов нет. Ополчение туда дойти не могло, у казаков с телеканалами Украины вряд ли сложились родственные отношения, а вот ДТЭК был на подозрении первым. Слишком много выявлено «помощи» местных менеджеров ДТЭКа в формирования городского ополчения, организации «руськой весны» плавно перетекавшей в холодное «руськое лето».
Я пыталась быть спокойной, удерживая в равновесии мир вокруг себя и не давая близким шанса на панику. Зазвонивший телефон мягко подчеркнул пикантность ситуации:
-Будь ты проклята, дрянь,-сообщил он мне, голосом хорошего знакомого.
-Ленка, я всегда знала, что ты наша. Почему же ты скрывала, мы так гордимся тобой! А мой тоже ведь у тебя, ты там присматривай за ним, задания давай полегше, ладно,- звенел в трубке голос подруги.
Я хладнокровно отвечала на звонки и СМСки, отмечая проклинающих меня своих и благодаривших врагов.
Как быстро все стало на свои места,-думала я, - и не надо выспрашивать, думать, оценивать. Раз, и все в своих ячейках, заняли свои места, как по-команде. На «своих» и «чужих» рассчитайсь, ать, два,-ехидничало сознание.
То же творилось и в интернете. За два часа после просмотра новостей, количество друзей в ФБ уменьшилось втрое. Я тупо отписывалась на гневные письма, не понимая, что мне делать дальше. Заснуть я так и не смогла. После звонка «сталкера» стало понятно,бежать некуда.
-Сиди дома и никуда,поняла, пока не разберемся,-получила я приказ от «сталкеров»,-ты в списках на зачистку и там и там. Блин, Ленка, ну только ты могла так встрять,-возмущенно сообщил член сопротивления,-мы, конечно, не верим, но, чтобы мы тебя нигде не видели.
«Там» и «там» обозначало, что я нахожусь в списках врагов Родины –Украины и в списках врагов Родины-Новороссии.Как-то так.
Я так и просидела до утра за компом, тупо глядя то на повтор новостей, то на исчезающих из списка друзей единомышленников.
Утром я навела марафет и одела черную, в красные маки, вышиванку.
Красота неописуемая,- похвалила я отражение,-цьом, и жди меня тут, я обязательно вернусь,- дала себе установку.
Муж знал, что удерживать меня в порыве принятых решений дело бессмысленное, поэтому мы поехали в город вместе.
На этом месте закрываю глаза, чтобы еще раз мой внутренний егозёнок смог испытать то удивительное чувство величественного великолепия, с которым я шла по городу. Да, это самолюбование и эгоизм, а шо, как говорят у нас, у девочек.
Я прожила то, что описывается в литературе избитой и заезженной фразой «мужики штабелями укладываются». Да, это так. Ведь по городу в праздничной черно-красной вышиванке с гордо поднятой головой шел жестокий и циничный командир армии Юго-Востока.
Я улыбалась всем, кто плюнул мне в лицо и спину, и ставила виртуальный крестик около тех, кто отдал мне честь. Я была счастлива. Плюнувших в меня было больше, намного больше, чем говорилось в статистических данных о горожанах, поддерживающих «руський мир». Мой город не стоял в очереди за бесплатным «русским пряником».
Я не буду описывать весь ураган поглотивших меня ощущений и испытанной мною психологической бури. Меня штормило от «будь проклята» и «мы гордимся», «это она», «как она могла», «вот молодец, хоть одна баба мужиками командовать будет». Я, как рябиновая ветка, сгибалась, стягиваемая болью в тетиву, и, распрямляясь, выстреливала взглядом, ставя на место любящих и ненавидящих меня.
До этого у меня уже были проблемы с комендатурой и набегающей в город властью. Но, так как она долго не задерживалась, то и проблемы уходили, растворяясь в пыле БТРов, выезжающих из города.
Я забежала к куму. Он не скрывал своего отношения ко мне, надписям в ФБ, был ярым критиком и противником моего скептического настроения в отношении тех, кто, грабя город, обещал построить «наш новый мир».
Они забирают у богатых,-твердил он, оправдывая очередной отжим бизнеса. Когда же они начнут отдавать бедным,-вопрошала я улыбаясь. Так мы и существовали. И тут, оп. Он меня критиковал, сдавал, на допросы вызывал, называя нациком, и укром. А я, раз и командир армии Юго-Востока. Вот это попадалово.
Он поддерживающее и многозначительно улыбался, попытался сделать комплимент, но так и не смог выдавить из себя что-то галантное, заблудился в словах и остановился на коротком «ну ты даешь».А я улыбалась. Всем. Своим и чужим. А что мне оставалось делать? Играть! Жить! Бороться!
Зазвонил телефон. Председатель ОИК, бывший опер ОБЭПовец, с которым когда-то методично трепали нервы чинуш, сообщил, что помещение захвачено членами ополчения, выборы отменяются и, помолчав, спросил:
-Лен, ты новости смотрела?
-Да,-просто ответила я.
-Уезжай,-попросил он,-дело дрянь, похоже, нас всех слили.
-Я в городе,-ответила я, сейчас зайду.
Решения как-то сами принимались, спонтанно. Я знала город. Знала людей в ополчении. И я пошла в ОИК. Вернее, я пошла в штаб «народной самообороны» города. А куда еще идти командиру армии Юго-Востока, циничному и беспощадному? В Ад!
У нас потрясающе изобретательная городская власть. С юмором, и, так сказать, дальновидным прицелом. Поэтому комната ОИК и штаб ополчения были дверь в дверь на одном этаже центрального городского ДК, видимо для удобства надзора или захвата.
Проигнорировав стоящих у дверей уже опечатанной ОИК своих знакомых, я зашла в штаб ополчения. Процокав каблучками до пустующего кресла командора я плюхнулась в него, грозно глянув на присутствующих.
Тогда еще ополчение, состоящее в основном из мужиков, работяг-шахтеров, которым было внушено задание защиты города и рабочих мест от правосеков, только на 10% имело оружие и камуфляж. Возможно поэтому, находившиеся в штабе люди, были в шортах, майках, камуфляжном охотничье- рыболовецком обмундировании, костюмах и джинсах. Возле сейфа лежали пять автоматов и два ПЗРК.
-Какая сволочь сняла компьютера в ОИК,-устало спросила я.
-А шо,- поинтересовался развалившийся на двух стульях и потягивающий пиво парень в шортах и яркой майке, больше подходящей для пляжа или местного клуба, чем для охраны правопорядка или борьбы за «русский мир»,- ты шо мне ,б…ть указывать тут будешь,- он нервно дернулся, с его ноги упал шлепок, именуемый вьетнамкой. Блюмц!-стукнулся он о кафельную плитку на полу.
Я, молча, глянула в его сторону и перевела взгляд на мужиков. Они меня узнали и, судя по взглядам, дублирующим мозговой штурм, все же сопоставили и объединили мой тот довоенный образ с сегодняшнедневным.
-Закрой рот, это Елена Степная, командир армии Юго-Востока, вчера по телику объявляли,-рыкнули они в его сторону, и, выпрямившись, приняли военно-боевую форму спины,-здравия желаем, товарищ командир.
-О, бля!- выдал, уронив бутылку ярко-маечный, вскочив со стульев,-офигеть, бля.
-Пункт первый,-все так же устало сказала я,-возвращаем компы на место, наводим порядок в ОИК, помогаем тамошним барышням и если еще раз, без командования самовольничаем, то ваши яйца будут висеть на разных березах. Одно на той стороне площади, другое на этой. За маты и курево в помещении, наряд вне очереди, -зыркнула я на ярко-маечного,-вымыть пол, вымыть пепельницы и подмести холл.
-Так точно, товарищ командир,-рявкнули подчиненные, засуетились и пнули ярко-маечного,-щас!
Через пару минут ошалевшие девчата из ОИК принимали назад оргтехнику, и в полуобморочном состоянии давали указания ополченцам, куда развешивать сорванные ими же плакаты с предвыборной агитацией. Члены «народной самооброны» бережливо разглаживали на стенах плакаты, с фотографиями Юлии Тимошенко и Петра Порошенко жалуясь членам ОИК:
-Та эта спуску не дасть, зверь, а не баба, она мэра так гоняла, за ным три раза СБУ из Киева приезжало, а он, сука, гроши ж отдал и всё, чист. Ну, ничего, щас мы олигархов выбьем, порядок наведем, -обещали они от души девчатам из ОИК, кивая на предвыборную агитацию,-мордоворотов этих разкулачим, награбленное вернем, и ничё шо баба командир, оно всегда баба должна руководить. Так лучше ж будет и похозяйственнее?!- то ли утверждали, то ли спрашивали они сами у себя.
Так я стала командиром армии Юго-Востока, циничным и беспощадным. Директор ДК на второй день моего руководства ополчением пожал мне руку и подарил сорванные возле ДК розы. Дворец культуры просто блестел. Окна пропускали солнечный свет, отражали голубые небеса и пускали солнечные зайчики по стенам. Ни в холле, ни в округе расположения штаба не было ни одного окурка, что там окурка, сигаретного дыма не было слышно, так как мужики бегали курить в кусты за ДК, а потом долго нюхали друг друга «не воняе табаком, не», чтобы моего прищуренного взгляда и нагоняя.
Мужики, правда, долго переживали, как меня правильно величать. «Товарищ командир» веяло совком и революцией, а в штаб пришла телефонограмма, что ополчение города, оно же «народная самооборона» переходит в подчинение казакам Всевеликого войска Донского. Мужики решили, что будут меня величать пани атаман. И вежливо и сурьёзно, сказали они.
На планёрках, вернее совещаниях штаба ополчения было многолюдно. Мы строили планы, как будет развиваться город и область, я рассказывала о своей великой утопии превращения шахт в сельскохозяйственные плантации, вызывая бурные овации и поддержку. Мы обсуждали незаконность приватизации 90-х и аферу с концессией наших угольных предприятий, размышляли на тему патриотизма и обсуждали важность вливания западных инвестиций в реконструкцию угольной отрасли. На столе лежали законы, кодексы, а комментированный Закон Украины «О местном самоуправлении» был нарасхват. Люди открывали для себя мир, новый, современный, законный. Оказывается, все хотели его построить, оказывается, механизмы «настроек» были не в захвате власти, создания новой страны, переподчинении России, а в исполнении уже принятых законов. За это время никто ни разу не вспомнил о правом секторе или украх. Все просто любили город, ненавидели чиновников, хотели справедливости. Я уводила людей от войны. И видела, что она им не нужна. Им нужны были социальные и законодательные изменения, развитие города и шахт, создание рабочих мест и возможность трудоустройства их детей. В наших разговорах не было войны, не было России, Новороссии. Был мир, Украина. Были мечты, каким будет современный Донбасс. Мы запланировали выступление нашего «Надвечир,я» и УКРОПа, придумали, как будут проходить собрания общественности города и формирование общественного совета. Люди уже не вспоминали о том, кто вывел их под триколорные знамена, снова ругали власть и олигархов. Более того, и триколоров в городе не было. Были флаги города. В холле ДК, правда, в середине зала, стоял флаг Украины. Стихли разговоры об нациках, органах, хунте. В интернете читали не о зверствах, а о Майдане, спорили, доказывали и…соглашались. Хотя нет, о правом секторе вспомнили…
…Когда весной 2014 года чиновники раскачивали в городе ситуацию и словно мартовские коты выводили на городских митингах серенады «руському миру» у них ничего не получалось. Шахтеры упорно не хотели в Россию, а митинги перерастали в обсуждения местных проблем, качество дорог и заканчивались критикой местной власти.
В 90-е, когда в городе закрывались шахты , по полгода и больше не платили зарплаты, люди ели картофельные очистки и варили комбикорм вместо каши, единственным местом, где можно было, трудоустроится, были шахты Гуково. Туда и переходили целыми бригадами, участками. Оттуда и принесли в город въевшуюся в кожу угольной пылью ненависть к русским. Нашим шахтером платили меньше, чем россиянам при большей нагрузке. Салоеды, хохлы, бульбосады, так называли русские наших степняков-шатеров. А вот когда наши шахты пошли на развитие, увеличили угледобычу, то в Гуково шахты закрылись по причине нерентабельности. Очень глубокие пласты, обводненность, жара, долгая доставка к рабочему месту делали уголь «золотым» и Россия сделала выбор в пользу Кузбасса. Поэтому шахтеры сдержанно говорили о любви России к Донбассу и присоединения наших территорий к «руському миру»:
-Нафиг мы им нужны,-говорили мужчины с въевшимися в глаза ободками из пыли,-они свои шахты угробили, мы-то им зачем. Развод народа, однозначно, там шахтерского закона по пенсиям нет, регресс меньше,-делали они выбор в пользу украинского законодательства, защищающего социальные права шахтеров.
Бунт шахтеров, анонсированный Ефремово-Януковичевским, кланом срывался. Тогда применили старую технологию «наших бьют». Был пущен слух, что в город приехали правосеки и заминировали памятник Ленину. Все кинулись его спасать.
Действительно у памятника толпилась грязная и подвыпившая компания, потягивающая водку прямо из горла и писающая на гранитное подножье Ильича. Так могли вести себя только правосеки, решили шахтеры, и, не спрашивая у приезжих (а их ожидал автобус) политических лозунгов, родства и назначения, просто, как у нас говорят, молча вломили.
Город долго и радостно гудел «выгнали правосеков», «вломили», «пусть знают наших», «показали, как лава садится»…а переехавшие в Ровеньки донские казаки, принятые свердловчанами за членов Правого сектора, долго боялись заезжать в наш город, называя его реально правосековским.
Вспомнив это недоразумение, народ окрестил русских казаков «понаехавшей пьянью» и признал, что Правого Сектора он за три месяца войны так и не видели, хотя все же подозревал и боялся…
(продолжение следует)



Оригинал

Тёмыш или мир в ладонях.

Как-то майским вечером 2012 мы с мужем ехали по делам в Ровеньки. Я болтала по телефону с подругой, как вдруг боковым зрением на асфальте увидела шевеление. Я даже не поняла что это, но сердце вздрогнуло, и я крикнула мужу: «Осторожно!»
Он, моментально отреагировав, чуть вильнул в сторону, удалившись от бордюра.
-Стой! – почти сразу скомандовала я, - Стой же, стой!
Машина еще останавливалась, Сергей бурчал, что-то о правилах, и о том, что нельзя на дороге командовать под руку, а я уже бросив телефон и выскочив из машины, бежала по асфальту, махая руками проезжающим автомобилям, указывая на опасность, находившуюся на проезжей части.
Вернее, указывая на того, кому угрожала опасность. Я сама не поняла, как я его увидела. Серый асфальт и на нём такой же серый, незаметный, малюсенький комочек жизни, котенок.
Он был настолько мал, что было вообще непонятно, как он передвигается. А он шел. Шел и шипел на проезжающие КРАЗы с углем. Такой незаметный, хрупкий, и сильный. Он боролся за жизнь, как мог. И я бежала к нему, чтобы сохранить для него эту жизнь.
На шпильках по асфальту бегать не просто, трасса оживлённая, шли груженые машины с углем, поэтому дорога показалась мне, слишком длинной, хотя мы остановились где-то в метрах пятидесяти от малыша. Добежав до малыша, я схватила его в руки.
Так и несла его к машине, как воробышка, как что-то хрупкое и ценное, закрыв от беды в ладошках. На вид ему было недели две-три. Он был сильно истощен, у него слезились едва открывшиеся глаза. Что удивительно, котёнок не мяукал. Просто лежал в моих руках, приняв, как должное, всё, что происходит в его судьбе. По его виду, мне показалось, что он просто смирился с бедой.
Я осторожно качала его, а он просто лежал на ладошке, смотрел на меня и плакал. Из его засоренных глазок текли слезы, крупные, больше, чем его глазенки. Сев в машину я, молча, заглянула Сергею в глаза и приоткрыла ладошки.
Муж вздохнул:
-Опять?! – он глянул на малыша и покачал головой, - выживет ли, слабый совсем, потом плакать будешь.
-А так буду ехать и думать, что он погиб под колесами, смотри, какой незаметный.
-Да, шансов у него не было,-сказал муж,-серый, малой и на асфальте в сумерках. Слушай, ну, как ты в очках увидела его, да еще болтая по телефону, а, у тебя же зрение плохое?
-Я не знаю, я даже не увидела, почувствовала шевеление. А ты видел, он шел и шипел на машины, герой! Борец!
Муж улыбнулся:
-Да, герой! Ладно, я так вижу, что герои нашли друг друга, кот?
-Не знаю, он еще маленький, дома разберемся. Заедешь в магазин, молока и колбаски купим.
-Хорошо, только, думаю, пипетку бы надо, сам вряд ли будет есть.
Так мы и ехали. Я, держала в ладошках маленькую пушистую пылинку, гладила и уговаривала потерпеть. А он просто лежал и плакал. Не мяукал. Не просил.
С котёнком в ладошках мы проехали в Ровеньки и вернулись домой. По дороге купили молоко, колбаску, я попробовала покормить находку. Котенок не стал пить молоко, но съел кусочек колбасы, размером с гороховое зернышко, не жадничая, не урча, но придерживая тонкой и подрагивающей лапкой мою руку. Он даже ел лежа в ладошке, я боялась его посадить куда-то, так как он шатался от бессилия.
-Ну, и что мы с ним будем делать. У нас четыре кота. Четыре! - напомнил Сергей.
-Да, я помню, но посмотри на него, если мы его увидели, значит, у него есть ангел - хранитель, он дал ему шанс на жизнь, а значит, мы за него отвечаем, потому что ангел показал его нам, - тут же парировала я, гладя малыша.
-Ты знаешь, вот вдруг мы с тобой, будем идти по миру, и нам будет нужна помощь, а кто-то, раз, и увидит нас, подберет, согреет, вот так в ладошках. Понимаешь, я думаю, что это важно, когда ты идешь по жизни, тебя шатает, у тебя нет сил, ты один на один с ветром, дождем, врагами, идешь и шипишь на больших и страшных, и кажется, что это все, конец, а тебя, раз и подхватили, и в ладошки,- сказала я, качая руки, как бы убаюкивая котёнка, - пусть он у нас будет пятым, а?! На счастье!
Господи, если бы я знала, что тогда, в мае 2012 года, скажу сакральную, значимую и фактически вещую фразу. Пройдет всего два года, и я буду похожа на этого котенка. Я буду идти выброшенная войной по обочине жизни, дрожа от страха и обессилив от безысходности, а мир протянет мне тысячи ладоней, согреет и убаюкает меня, закрыв от неё.
Когда мне в войну начали писать незнакомые мне люди, поддерживая, успокаивая, молясь и плача вместе со мной, я видела, как отступала война от моего города. Я видела чудо! Как будто над городом разрастался щит, отводящий ГРАДЫ, пожары, набеги. Я видела, как неуютно чувствуют себя на нашей земле пришлые люди, как их из города гнала невидимая сила. Я слышала, как они жаловались на болезни, постоянное чувство страха и присутствия за их спиной чего-то невидимого, чего они боялись.
Я, и не только я, а и мои близкие и друзья, отмечали происходящие с нами чудеса, наблюдали необъяснимый свет над городом, а главное, как рассказывали они мне, все чувствовали живое тепло, читая переписку в ФБ и касаясь клавиш или экрана. Было удивительное чувство, но казалось, что мы, читая диалог на моей странице, слышим голоса, пишущих нам.
Господи, как же это важно, когда мир держит тебя в ладонях. Война сделала нас такими же слабыми, выброшенными на дорогу беспризорными котятами. Мы шли и шипели на проезжающие ГРАДЫ, БТРы, танки, война гнала нас из наших домов, выгоняла нас из нашей земли. Что бы было с нами, если бы не тысячи слов, молитв, чувств, переживаний, сердец, которые сплелись в ладони, защищающие нас? Весь мир вдруг материализовался, протянул ко мне из компьютера руки, взял меня и близких мне людей в ладони, и качал, согревая, убаюкивая, защищая. И мы выжили, потому что мир держал нас в своих ладонях…
…Когда я, опубликовав фото, знакомила друзей с членами своей команды (многие писали, что вместо человека пишет коллектив), особое внимание привлёк серый, пушистый красавец с огромными глазами. Тёмыш. Тёма. Тимунчик. Это тот самый найденыш, которого мы привезли, подобрав на трассе Ровеньки-Должанский.
Чтобы его выкормить и согреть мы носили его, как у нас говорят, за пазухой. Моя мама, пошила такой небольшой передничек, чтобы Тёма мог спать у неё на груди. Он боялся одиночества. Не мяукал, а просто плакал. Мы сначала думали, что у него болят глазки, но оказалось, что он просто плакал, когда оставался один. Видимо страх одиночества был настолько силён, что даже в семье, он испытывал страх, не чувствуя теплоты рук или присутствия близкого человека.
Особенно, что удивляло, даже не удивляло, а вызывало восторг, это то, что для Тёмы было очень важно, проснувшись, протягивать лапки к лицу, касаться его, как бы обнимая и говоря «Мама!».
Чтобы он это сделал, мы, услышав, как он потягивается в передничке, наклонялись к нему, и он, тянул свои лапки, ощупывая наши лица, и улыбался. Так счастливо, как это могут делать дети.
Когда он вырос из передника, он стал спать на плече у мамы, ни падая, не царапаясь, а как-то по- своему удерживая баланс. Так она и ходила по дому с котом на плече. Мы смеялись и называли Тёму, кот капитана Флинта. Мол, у всех пиратов на плече попугаи, а у нас кот. И шутя, называли нашу маму-бабушку, капитан Флинт и требовали сокровищ. Мама выдавала пирожки, булочки с орехами или какую-нибудь вкусность, а Тёма горделиво парил над нами, жмуря от удовольствия желто-зеленые глаза…
…Мы идем, вернее, бежим по жизни, углубившись в свои мысли, погрузившись в свои дела, и не замечаем важного, ладоней, которые открыл для нас мир, а что страшнее всего, иногда забываем раскрыть свои.
Держите свои ладони открытыми. И если вы несете в них что-то важное и хрупкое, знайте, это мир, несет вас и боится уронить…
Спасибо, что раскрыли для нас свои ладони!

Оригинал

"Нас всех использовали в монотонной игре"

Автор книги "Все будет Украина, или Степные истории из зоны АТО" Олена Степова рассказывает о Донбассе и его жителях

В прошлом – автор телевизионной передачи о растрате средств государственного бюджета, а сегодня – автор книги "Все будет Украина, или Степные истории из зоны АТО" Олена Степова до начала боевых действий в Донбассе жила на приграничной территории, которая подвергалась обстрелам со стороны России. Из-за этого она вынуждена была уехать из родных мест и за последние несколько месяцев успела пожить в Антраците и Краснодоне – городах, которые до недавнего времени находились под контролем казачьих формирований атамана Николая Козицина.

Она записывала все, что ей удалось увидеть и услышать за это время. Но ее книга – не об основных сражениях, которые происходили в Луганской области во время самой горячей летней фазы боевых действий. Это истории людей, столкнувшихся с войной: о том, как им удается выживать в тяжелых условиях нехватки продуктов и лекарств, об их заблуждениях и запоздалых прозрениях, а также о разочарованиях тех, кто сначала поддержал сепаратистское движение, но погиб или наложил на себя руки из-за печального итога. Все эти истории Степова выкладывала на страницу в "Фейсбуке", где они доступны и сегодня, но теперь собраны еще и в книге, которая позволяет заново восстановить насыщенную событиями жизнь Донбасса с того момента, как туда пришли люди с оружием. Олена Степова называет эти события оккупацией:





Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube
comments powered by HyperComments