Опубликовано: 19.02.2015 23:20

Олена Степова: Звонки из зоны оккупации / Донбасс под властью бандитов

olena stepova



Звонки из зоны оккупации.

Новостей оттуда ждешь и боишься. И когда на экране знакомый номер твоего друга, живущего там, сердце выпрыгивает из груди. «Только бы ничего не случилось» - думаешь, ты, пока рука тянется к телефону. Когда-то мы почти не общались. Так, редкие встречи по работе. Сейчас…сейчас ощущения того, что мир перевернулся, и ты видишь многих людей в их зеркальном отображении, не покидает меня с первых дней войны. Многие из тех, кого ты раньше считал другом, навсегда удалены из твоей записной книжки, а далекие, не знакомые или мало знакомые, стали родными.
Особенно ценишь дружбу тех, кто живет в центре Ада. И даже работает в Аду. И остается человеком и гражданином, не размениваясь, не предавая, не мельчая душой. Вспоминаю, как мы когда-то смеялись, когда я показала другу, как он у меня подписан в телефоне. «ИгорьследАд».
-Да, уж, вот у тебя фантазия и талант шифровальщика, - хохотал Игорь, - я теперь, значит, след Ада, да, расту, а раньше был простым следаком.
-Ну, раньше в нас Луганская область была, а теперь АД, - улыбалась я, - вот, какая жизнь, такие и названия. Будем считать, что у меня теперь блат в Аду.
Голос в телефоне усталый, но тревожный.
- Лен, привет! Такие дела, знаешь. У нас в Луганске готовят парад пленных, тех, кто с Дебальцевского котла, - с горечью сообщает он. - Лен, а знаешь, что подчеркивают прибывшие братья- кураторы? Что Луганск уж слишком морально чистый и откровенно украинский! То есть цель парада не столько унизить военных, сколько вызвать чувство ненависти к Луганску, к жителям. Суки….(матерится) психологи. А знаешь, что радует?
-Радует, - удивляюсь я, - а что может в этой ситуации радовать? Что нас в очередной раз ждет унижение. Нас, пацанов раненных, Украину? А, то, что Луганск все же украинский, это?!
-Нет! Нет! Послушай! Они говорят, что «когда освободят Луганск, чтобы вас укропы ненавидели и убивали из мести за своих». Понимаешь?! «Когда освободят Луганск!» Братки (он так называет сепаров) так говорят! Они знают, что нас освободят!- сбивается с дыхания голос, - Когда освободят Луганск! Это говорят братки и русские кураторы между собой, Лен. Понимаешь?
-ФСБшники? Неужели?! Понимаю! Да, это дает надежду. Еще бы сроки указывали, эх! Что с парадом? Много пленных? То есть опять моральное давление на страну. А люди, как люди, пойдут, - спрашиваю я, понимая, что боюсь ответа.
- Сколько не знаю. Парад готовят русские кураторы и наше КПУ. Вроде Плотницкого поставили перед фактом, но его людей отодвинули. Ему не доверяют, получается. Журналисты будут и шоу. Ну, ты поняла. Люди?! Ты же все понимаешь,- выплескивает мне в душу свою горечь голос из телефона. Она окутывает меня, смешиваясь с моей, внутренней горечью, оседая на зарубинках сердца,- ВУЗы и школы получили приказ подготовить студентов и детей, а компания «Гудок и война» разменяет пару пакетов с едой на явку голодных пенсионеров. Люди, - усталость разит в трубке пустотой,- прячутся люди. Не верят никому. Вот почему пишут, что Луганск пустой. Тут люди! Много, а вот по городу идешь, как в фильме ужасов, все головы наклонили, глаза прячут, оглядываются, чуть резкий звук, все в рассыпную, дорогу переходить страшно. Танки. На обочине стоять страшно. Танки. И люди, тихие, как тени.
-Чем занимаешься сейчас? - спрашиваю.
-Да ни чем. Рутина. Скрываем квартиры с ЖЭКом и соседями, когда запах начинает идти. Понимаешь? Ну, или когда сообщат о мародерах. Надо же и это кому-то делать. Хотя, кому оно надо, не знаю. Но, вот, задержим мародеров или родственникам сообщим о трупе, благодарят, за спасенное имущество или просят похоронить. Эти вообще молодца. Типа, сами нашли, сами расхлебывайте. Бабульку любим, помним, скорбим, а дальше вы сами. Люди, - с горечью…

Оригинал

Сногсшибательный патриотизм.

Дорога от российской границы идет через поселки и весь наш город. Обычная узкая дорога, находящаяся под властью регионального Луганского автодора, еще до войны, получившая название «военная», по причине того, что количество ям на ней превышало количество асфальта. Где-то на картах она, возможно, имеет гордое название «международная трасса». Каждый год на ее ремонт выделялись миллионы. И каждый раз все это превращалось в фарс, порождающий массу анекдотов среди автолюбителей, так как ремонтные работы проводили «ямочным» способом, засыпая ямы глиной, породой с терриконов, бытовым, строительным мусором, кусками кирпича и никогда асфальтом. Но, в принципе, речь не об этом. Речь о патриотизме. Вы спросите, причем тут дорога и патриотизм. Правильно, ни при чем. Дело не в ямах и их количестве, не в дороге, а …ладно, расскажу по порядку.
Рядовые военно-тыловые будни нашего поселка приукрасил ряд аварий, происшедших на одном и том же участке дороги за короткий промежуток времени. Прямо «бермудский» треугольник, вернее «советский», так как дорога проходит по улице Советской. На одном из поворотов дорога настолько близко подходит к расположенным рядом домам, что электроопору, обычный, ни чем не выделяющийся из толпы собратьев бетонный столб, поставили прямо на тротуаре. Раньше в его объятья попадали выпившие пешеходы, а теперь его внешний вид изрядно подпортил колесно-гусеничный транспорт, по несколько раз на неделю оглашающий окрестности негромким «бумц».
Как назло, бетонный мученик находился рядом с домом патриотов новоотжатого государства. В общем, участившиеся аварии нервы столбу расшатали до проявления оголенных арматурин, а нервы патриотов, после каждого «бумцтвоюжмать» били по окружающим художественными образами, все больше смахивающими на медицинское описание лидера соседнего государства.
К слову, и в защиту выпускников местных ПТУ, почему-то причисленных к революционно-опочленческому классу, семья патриотов была из высших слоев общества. Папа-адвокат, дочь адвокат, зять-горный инженер. Купили они дом лет пять до войны. И, опять же к слову, и пояснению местных нюансов данной истории, когда соседи и местные узнавали столь высокое интеллигентное происхождение новых жильцов, то впадали в глубокий интеллектуальный транс, так как семейство изъяснялось исключительно медицинско-художественными словосочетаниями, трудно переводимыми на литературный язык и именуемыми в простонародье «мат».
Элочка-людоедка на фоне нашей Катюхи, выглядела человеком, защитившим, как минимум, диссертацию.
Так, о дороге рассказала, столб оправдала (очень просил), персонажей описала. Это, чтобы было понятней в совокупности, так сказать, описательной части места совершения дорожно-транспортного происшествия.
Очередной «бумц» заставил владельцев проезжающих машин принять состояние «невидимости», закрыть глаза и фары и, съехав на обочину, прокрасться незамеченными. Казалось, что машины, не едут, а тихонько крадутся, привстав на цыпочки протекторов. В столб въехал бронированный джип с русскими номерами по типу «0007». Дело принимало политический подтекст. Столб, осознав значимость въехавшей стороны, нервно огляделся и, обнаружив у себя, слегка поблекший желто-голубой флажок, прощался с последними арматуринами жизни.
Из автомобиля вышел человек в штатском и, не глядя на столб, подошел к забору наших патриотов. Он долго стоял, распушивая вокруг себя круги ароматного дыма и утрамбовывая тишину.
У столба, как он потом рассказывал, перед глазами проплыла вся жизнь, от бетонного замеса на заводе, до нежных объятий электрика, монтирующего на нем провода.
Из двора, на звук «бумц» выплыла Катюха, со шкварчащей на морозном ветру сигареткой. Катюхе было глубоко по-путину «0007» или «0008» на том номере. Грозный «бумц» оторвал ее от патриотического сидения в «Одноклассниках», где она только начала получать «плюсики» от историко-юридического обоснования «Парижнаш», а значит, шанса у человека в сером костюме не было. Мир затих, столб окаменел, а человек в штатском погрузился в водоворот эпитетов, фразеологизмов, синонимов и антонимов. Возможно это не полный перечень извергаемого Катюхой, но свидетели или дали подписку о неразглашении, или не смогли адаптировать звучащее к русско-украинскому языку.
Человек, выслушал Катюху молча, не перебивая, прикрыв глаза и затягиваясь сигаретой. Когда у Катюхи закончились выражения, он задал всего один вопрос:
-Скажите, почему вы это написали?
Получив многозначительный пятиярусный ответ портового грузчика со стажем, приблизительно переведенный, как «не твое собачье дело, мой забор, что хочу то и пишу, я тебя научу любить Родину, подонок» сделал телефонный звонок и отошел в сторону. Минут через десять на место происшествия прибыл танк, который въехав в забор Катюхи, проутюжил его, прихватив сарай и часть летней кухни на развороте. Сигаретка Катюхи в последний раз шкваркнула в сугробе, выпав из застывшего в немом крике рта.
…Катюха удивительно патриотичный человек. На выкрашенном сине - БЕЛО-красной краской заборе (!) на средней, широкой и белоснежной полосе было выведено «Расия», «Путен», «Наваросия»…
Вот такой бывает сногсшибательный патриотизм. А русские на бронированных джипах с номером «0007» и в серых пиджаках очень непатриотичный народ, я вам скажу. Им патриотизму еще учиться и учиться. Ну, Катюха, ежели чего, напишет в «Одноклассниках», как именно.
П.С. Да, и на этого, который в сером костюме, Катюха в суд подает. Сразу в Европейский. На миллион долларов компенсации. За оскорбление ее патриотических чувств и забора.



Оригинал



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube



comments powered by HyperComments