Опубликовано: 06.03.2015 15:50

Российская Армия призраков: убиты при невыясненных обстоятельствах / Документальный фильм Vice News

Killed in "Unknown Circumstances": Russia's Ghost Army in Ukraine

Журналисты Vice News провели в России собственное расследование таинственных смертей российских военных на Востоке Украины. Они обнародовали документальный фильм под названием «Армия призраков: убиты при невыясненных обстоятельствах».



С русскими титрами

'It Is a Government Crime': The Coffins of Russia's Ghost Soldiers In Ukraine Are Coming Home
«Это государственное преступление»: гробы российских тайных солдат возвращаются домой из Украины — VICE News

Автор: Lucy Kafanov

В половине седьмого утра 2-го сентября капитан российской 106-й гвардейской десантной дивизии прибыл на окраину деревушки в Самарской области, занимающей треугольник на юге России между Волгой и Казахстаном. Он ехал по сельской местности много часов. Казавшиеся бесконечными ряды берез наконец уступили место широким полям; вот и указатель у маленького кладбища, отмечающий деревню Подсолнечное. Машина проехала по ухабам мимо кучкующихся обшарпанных одноэтажных домиков и остановилась у скромного дома из белого кирпича.

Капитан проехал почти 1 500 километров от Ростова, близ украинской границы, чтобы доставить груз личного характера. С ним был запечатанный цинковый гроб, в котором лежало тело 20-летнего десантника по имени Сергей Андрианов.

Родственники ждали его у калитки. Старший брат и дядя Сергея, взяв болгарку, стали открывать гроб. Его мать Наталья оставалась в доме. «Я надеялась, что это какая-то ошибка», — рассказала она VICE News. «Они так долго везли его, что я подумала, что может быть, он ранен и его лечат». Снаружи мужчинам удалось вскрыть гроб. Наталья услышала крик ее дочери.

На фотографиях Сергей часто улыбается, его глаза спокойно глядят с мальчишеского лица. Он сложен как боксер-тяжеловес, пшеничного цвета волосы коротко подстрижены, голубые глаза глубоко посажены, а скулы резко очерчены. Но, увидев своего сына мертвым, Наталья с трудом смогла узнать его — выражение его лица застыло в гримасе ужаса; глаза его были широко открыты, а рот разинут. Левая сторона его лица посинела, нос был согнут под странным углом, будто кто-то свернул его. Его тело было покрыто грязью, запекшейся под ногтями. Смертельная осколочная рана, поразившая сердце Сергея, была прикрыта новенькой военной формой, сшитой на человека вдвое шире его. На его ногах болталась пара разболтанных резиновых тапочек.

Семья провела пять дней в ожидании тела; в это время брат Сергея «навел шухер» в дивизии — он звонил всем, до кого только мог дозвониться, в бесплодных попытках выяснить, как погиб его брат. В какой-то момент выведенный из себя офицер сказал ему прекратить. «Прекрати названивать», — сказал офицер. «Тебе дадут 100 000 рублей — с лихвой хватит, чтобы выпить за помин души. Чего тебе еще надо?» Но Наталье нужны были ответы. «Как он погиб? Где он погиб?» Она прервалась, в глазах ее стояли слезы. «Моего сына больше нет, и никто не может объяснить мне, как это случилось».

Наталья показала VICE News документы, которые она получила вместе с телом ее сына. «Взрывная травма» — было написано кривым почерком на армейском свидетельстве о смерти. «Осколочное ранение в грудь с повреждением сердца». Ни слова о том, что стало причиной взрыва, или где погиб Сергей. Согласно отчету военной экспертизы, в 21:00 28-го августа Сергей, служивший в российском 137-м гвардейском воздушно-десантном полку, выполнял «особое задание» в «месте временной дислокации». Произошел «взрыв, в результате которого ефрейтор Андрианов получил травму, не совместимую с жизнью, от которой скончался на месте». Хотя бумаги были подписаны и выданы в Ростове, на каждому документе в качестве места смерти значилось загадочное «место временной дислокации».

«Они так пишут, как будто это государственный секрет», — сказала Наталья, опустив взгляд и уставясь на свои колени. Когда она заговорила вновь, ее голос был тих, но тверд. «Но, честно говоря, мне хочется сказать, что это государственное преступление».

Наталья до сих пор пытается разобраться, что же случилось с ее сыном. В середине августа его часть отправили в Ростов на учения. Его телефон стал недоступен, он перестал отвечать на электронные письма. 21-го августа Сергей позвонил Наталье с незнакомого номера и сказал, что с ним все в порядке. «Он шептал, будто спешил», — вспоминает она. «Мне показалось это странным, но он сказал мне не беспокоиться». Семь дней спустя семье сообщили об его смерти.

Официально Россия не ведет войну, но ее солдаты гибнут. Сергей — один из десятков (возможно, что и сотен) действующих российских военнослужащих, предположительно погибших в Украине. Кремль отрицает участие своих войск в боях, утверждая, что не принимает непосредственного участия в конфликте, кипящем на границах России. Но история Сергея — одна из многих, собранных VICE News в разговорах с семьями солдат, правозащитниками и государственными чиновниками, подвергающих сомнению официальную точку зрения. Эти истории раскрывают цену войну, которой официально нет, и непризнанные жертвы, которые несет российская тайная армия.

«Все молчат. Они знают, где все это случилось, и что об этом нельзя говорить».

В конце февраля тяжело вооруженные люди в зеленой форме без знаков различия объявились в разных местах в Крыму — так началась операция, закончившаяся аннексией полуострова Москвой. Когда президента Путина спросили, были ли так называемые «зеленые человечки» на самом деле российскими солдатами, он настоял, что это были «местные силы самообороны», которые, возможно, приобрели форму, похожую на российскую, в крымских магазинах.

Однако в апреле, во время прямой трансляции по государственным каналам, президент спокойно объявил, что российские войска действительно оккупировали и аннексировали Крым. В тот момент, когда Путин это говорил, пророссийские вооруженные люди захватывали правительственные здания на востоке Украины — в регионе, который президент теперь называл «Новороссией»; под этим названием он был известен при царской власти. Участвовали ли российские войска и в этой операции? «Чушь это все», — фыркнул Путин в ответ на этот вопрос. «Нет на востоке Украины никаких российских подразделений. Нет ни специальных служб, нет инструкторов».

Одним стремительным марш-броском Россия перечертила государственные границы, забрав территорию, 23 года бывшую частью независимой Украины. Это действие вызвало резкое обличение зарубежных стран, поставив Россию под угрозу санкций и дипломатической изоляции. Но внутри России это событие изменило для Путина все, подняв волну патриотизма. Его рейтинг одобрения взлетел с 65 процентов в январе 2014 года до 80 процентов после крымского референдума и продолжал расти, даже несмотря на обвал экономики.

В Путине многие россияне увидели сильного лидера, не боящегося противостоять Западу, чтобы вернуть стране ее законное место среди великих держав. Но критики обвиняют президента в манипуляции событиями для сосредоточения в своих руках еще большей власти. «Без сомнения, Путин использует Украину, чтобы достигнуть своих внутренних политических целей», — сказал Виктор Шендерович, московский сатирик и писатель. «Несколько лет назад он был хромой уткой, человеком без легитимности, и тут внезапно вернули Крым, и поддержка Путина резко выросла».

Тем временем конфликт на востоке Украины только разгорался. К августу украинская армия успешно наступала на позиции пророссийских повстанцев, оттесняя их к их оплотам в Донецке и Луганске. Опасаясь окружения, сепаратисты вновь обратились к Москве с просьбами отправить войска в их поддержку.

Россия начала наращивать количество войск на границе, по некоторым сообщениям увеличив количество боеготовых войск примерно до 20 000. Представители НАТО и США предупреждали об открытом вторжении, а солдаты, такие как Сергей Андрианов, выдвигались к границе — по словам Москвы, на учения. Как и Сергей, многие вернулись домой в цинковых гробах.

Случай Сергея совпадает с десятками других рассказов, собранных «Комитетом солдатских матерей», сетью НКО, защищающих права военнослужащих со времен распада Советского Союза. Валентина Мельникова, возглавляющая организацию, заявляет, что по крайней мере 500 российских военнослужащих погибли в Украине, опираясь на информацию от родстенников и самих солдат. Эта цифра приблизительно соответствует оценкам США. Однако без официально подтвержденных списков трудно подтвердить степень российского вмешательства. «Понятно, что используются российские вооруженные силы», — рассказал Сергей Кривенко, член российского Президентского совета по правам человека, частично независимого органа, дающего советы Путину. «Так или иначе, они участвуют в конфликте, но это все стараются замолчать».

Первая информация стала поступать от обеспокоенных родителей, неспособных связаться с сыновьями, служившими в Ростове. Местные отделения «Комитета солдатских матерей» начали сообщать о военных госпиталях, переполненных ранеными солдатами. Затем пошли гробы: тела солдат с ранами на них начали прибывать в деревни по всей России. В их документах напротив места смерти также стояло «место временной дислокации».

Мельникова чувствовала ощущение дежа вю. Практика сокрытия военных потерь берет начало во времена Афганской войны, когда гробы доставлялись семьям под покровом ночи. Это продолжалось во время Чеченских войн 1990-х. Но в последние годы армия претерпела значительные реформы, призванные выйти на новый уровень ответственности. В случае гибели или ранения российского солдата, особенно в мирное время, должно проводиться официальное разбирательство. «Конечно, в редких случаях что-то может произойти случайно, но здесь мы ясно видим, что причина смерти — боевые ранения; это не изолированные инциденты, но до сих пор никакого уголовного дела так и не было возбуждено», — рассказал Кривенко VICE News.

Государственные СМИ, из которых большинство россиян узнают новости, ничего об этом не сообщили. В телерепортажах киевское правительство представлялось «фашистской хунтой», стремящейся истребить русскоязычное население Украины. Программы были полны теорий заговора о «пятой колонне», угрожающей России изнутри, а серия документальных фильмов представляла известных писателей и политиков предателями за высказывания против войны.

Все это создало атмосферу страха, из-за которой некоторые семьи солдат не желают открыто говорить на эту тему. Наталья чувствует себя изолированной в атмосфере секретности, окружающей гибель ее сына — не только от государственных чиновников, но и от односельчан. «Все молчат», — рассказала она. «Они знают, где все это случилось, и что об этом нельзя говорить».

«Масштаб сокрытия колоссальный. Мы не знаем, сколько точно солдат были убиты в Украине, но их сотни — если не больше».

Стена молчания начала рушиться в последние недели августа,, когда свежие могилы в российском городе Пскове указали на связь Кремля и войны на востоке Украины.

Псков, расположенный у эстонской границы, часах в пяти езды от Санкт-Петербурга — один из старейших и красивейших городов России, усеянный золотоверхими церквями, некоторые из которых были построены еще в 12-м веке. Именно там царь Николай 2-й отрекся от престола в 1917-м году, подписав приговор Российской Империи и проложив дорогу к созданию Советского Союза. В наши дни он широко известен как военный город, где базируется 76-я гвардейская десантно-штурмовая дивизия.

Псковские десантники выехали в Ростов в начале августа; вскоре семьи стали беспокоиться, когда солдаты перестали звонить и писать. 21-го августа представители Украины заявили о захвате двух российских бронемашин после столкновения под Луганском. По их словам, они также добыли несколько документов, среди которых — журнал списочного состава с именами 60 псковских десантников. Фотографии документов были размещены в интернете. Эффекта разорвавшейся бомбы новость не произвела, — в Интернете полно подделок, — но она вызвала панику среди семей, которая привлекла внимание местных СМИ.

Представители России утверждали, что все в порядке. «Это чистой воды провокация», — заявил командующий российских ВДВ, отправившийся в Псков на следующий день. «В нашей десантно-штурмовой дивизии все живы и здоровы». Однако слухи о потерях в дивизии быстро распространялись по городу и по интернету. «Лёня погиб», — написала жена сержанта Леонида Кичаткина, разместив в социальной сети «ВКонтакте» приглашение своим друзьям посетить назначенные на понедельник похороны. Вскоре этот пост был удален, но успел разойтись.

Ирина Тумакова, независимая журналистка из Санкт-Петербурга, хотела осветить похороны, но когда она позвонила жене Кичаткина, женщина, взявшая трубку, заявила, что ее муж жив и здоров. «Я была полностью уверена, что мы напишем статью о том, что это все слухи, никто не был убит, а документ — еще один фейк», — рассказала Тумакова VICE News.

Утром понедельника церковь на небольшом кладбище на окраине Пскова стала заполняться людьми. Снаружи топтались высокопоставленные офицеры в парадной форме. По словам Льва Шлоссберга, местного политика и издателя независимой газеты, «это были не похороны Кичаткина, а, вероятно, церемония прощания с военнослужащими, которых впоследствии похоронили там и в других регионах».

Заблудившись по дороге, Ирина Тумакова прибыла на кладбище с опозданием на несколько часов. К тому времени кладбище опустело, только несколько солдат разравнивали землю на двух свежих могилах. В первой был похоронен сержант Кичаткин, убитый 19-го августа, а во второй — сержант Александр Осипов, погибший 20-го августа. Какой-то мужчина, приняв Тумакову за еще одну скорбящую родственницу, протянул ей бутылку водки. «Здесь лежит мой сын», — сказал он, указав на могилу Осипова. «Хотел быть героем». Она кивнула в сторону могилы Кичаткина и спросила, не в Украине его погиб. «А где еще?» — сказал мужчина в ответ.



26-го августа газета Шлоссберга опубликовала статью о произошедшем, которая тут же разожгла скандал. Дивизия ушла в глухую оборону. Семьи солдат отказывались общаться с прессой. Неизвестные стали охранять могилы, не давая пройти любым приезжим, пытавшимся подойти ближе. 26-го и 27-го августа не менее семи журналистов, расследовавших таинственные смерти, получили угрозы или стали жертвами нападения, согласно Комитету защиты журналистов. Жертвой самого серьезного насилия стал сам Шлоссберг, который был избит неизвестными нападавшими и попал в больницу на несколько недель. «Это было политическое решение», — рассказал он VICE News. «На меня напали профессионально. Это были не уличные хулиганы, они хорошо знали, куда бить и как бить».

К тому времени, как корреспонденты VICE News приехали в Псков в октябре, могилы уже никто не охранял, но атмосфера страха сохранилась. Ни одна псковская семья не согласилась общаться под запись, а в дивизии не отвечали на запросы. Шлоссберга это не удивило. «Те, кто знает, что случилось, слишком перепуганы, чтобы об этом говорить», — рассказал он. «Им говорят: «Если хоть кто-то из вас скажет, что это случилось в Украине, то все, мы разорвем контракт, прекратим финансовую поддержку и вы окажетесь на улице» — а ведь во многих случаях солдаты были единственными кормильцами».

Несмотря на насилие, газета Шлоссберга продолжала публиковать отчеты о смертях, включая информацию из записей переговоров, согласно которым до 80 псковских десантников погибли в бою с украинской армией 20-го августа. Шлоссберг полагает, что потери по всей армии гораздо выше. «Масштаб сокрытия колоссальный», — заявил он. «Мы не знаем, сколько точно солдат были убиты в Украине, но их сотни — если не больше».

«Если бы не было Интернета, мы бы вообще ничего не узнали».

26-го августа, в тот же день, когда газета Шлоссберга опубликовала статью о Пскове, Украина объявила о захвате десяти российских десантников на своей территории. В тот день Путин прилетел в Минск, где встретился со своим украинским коллегой Петром Порошенко. Переговоры были призваны проложить путь к разрешению конфликта на востоке Украины. К тому времени, как два президента неловко пожали друг другу руки в столице Беларуси, Киев обнародовал видео допросов пленных солдат.

Попавшие в плен солдаты были из 331-го воздушно-десантного полка, базирующегося в Костроме. Солдаты, которых, по-видимому, заставили дать показания, рассказали, что их командиры их обманули, сказав им, что они отправляются на учения, а вместо этого послав их через границу.

Кремль признал факт проникновения через границу, но заявил, что это была ошибка. «Насколько мне известно, они патрулировали границу и могли оказаться на украинской территории», — рассказал Путин журналистам в Минске.

Но в Костроме эти видео привели семьи в бешенство. «Когда они собирались это все рассказать?» — рассказала разгневанная мать в интервью RFE/RL. «Через неделю? Через две недели? «Если бы не было Интернета, мы бы вообще ничего не узнали». Родственники стали собираться у воинской части, требуя ответов на свои вопросы. Группа заплаканных патерей провела пресс-конференцию, умоляя Путина вернуть их детей домой. Под давлением Кремль наконец обменял 63 украинских солдат на 10 десантников.

Эти события привлекли внимание Дмитрия Гудкова, оппозиционного депутата нижней палаты российского парламента. Он написал официальный запрос об обстоятельствах смерти трех десятков солдат, предположительно убитых в Украине, включая похороненных в Пскове. Сославшись на законы о неприкосновенности частной жизни, Министерство Обороны отказалось давать комментарии, заявив, что подозрения о гибели российских военных — «слухи», распространяемые Украиной и Западом. «Российская Федерация не является стороной конфликта между правительственными войсками Украины и жителями Донецкой и Луганской областей, не согласными с политикой руководства страны», — говорилось в ответе.

Тем временем петербургское отделение Комитета солдатских матерей подала прошение российскому следствию о расследовании заявлений о гибели солдат. Через несколько дней местное отделение Комитета было официально признано «иностранным агентом» — этот статус часто используется для дискредитации критиков правительства.

«Он туда отправился, потому что ему приказали. Наступай, уничтожай боевые позиции, снова наступай».

Несмотря на усилия Москвы, разрастающийся скандал становилось все сложнее игнорировать. Когда кремлевская легенда готова была развалиться, она вдруг изменилась.

Вечером 5-го сентября на всех трех государственных телеканалахвышли сюжеты о российском солдате, убитом в Украине. Это был первый раз, когда государственные СМИ осветили гибель действующего военнослужащего. Телезрители увидели кадры похорон 28-летнего десантника, похороненного с воинскими почестями и оружейным салютом. Солдата назвали патриотом, «который не мог спокойно наблюдать за событиями в Украине». Все три телеканала заявили, что он был «добровольцем» и не рассказал своей жене или командирам, что направился в Украину сражаться бок о бок с пророссийскими повстанцами.

Мельникова была возмущена этими заявлениями. «Какие добровольцы? Такого статуса солдат в российских законах нет». Чтобы уйти в отпуск, российский солдат должен направить рапорт своему командиру, сообщив, где его проведет. Если он хочет выехать из страны, процесс будет еще сложнее: необходимо разрешение командира, Минобороны и ФСБ. Более того, в российском уголовном законодательстве нет разницы между теми, кто едет за границу воевать по личным и убеждениями и теми, кто воюет за деньги. В обоих случаях они считаются наемниками; это преступление наказывается тюремным сроком.

Но этих фактов оказалось недостаточно, чтобы подвергнуть сомнению новую легенду: российские солдаты, влекомые чувством родства с их русскоязычными братьями на востоке Украины, массово пересекали границу, чтобы воевать с фашистским киевским правительством.

В другом репортаже государственного телевидения о так называемых добровольцах рассказывалось о российском десантнике с лицом подростка по имени Николай Козлов, потерявшем ногу, попав в засаду в Украине. Под грустную фортепьянную мелодию показывали кадры Николая на больничной койке; рядом с ним была его беременная жена. В интервью отец Николая, ветеран Афганской войны, сказал, что гордится своим сыном. «Он до конца исполнял свой долг».

Вот только Николай не был добровольцем. «Он туда отправился, потому что ему приказали», — заявил его дядя. «Наступай, уничтожай боевые позиции, снова наступай».

Дядя Николая, Сергей Козлов, вспомнил, что его племянник рассказал ему о бое. Его часть пересекла границу 18-го августа; шесть дней спустя она попала в засаду. Николай услышал шорох в кустах, но не успел упасть на землю — его ногу оторвало минометным снарядом. Он почти не помнит, что случилось потом — помнит только, что он наложил жгут.

Сергей Козлов показал VICE News копию медицинской справки, выданной в военном госпитале в Ростове. В ней говорилось: «Ввиду невозможности эвакуации ефрейтор был помещен в Военный госпиталь №1602 через три дня после травмы».

Война разделила семью, еще сильнее отдалив Сергея от отца Николая: «[Мой брат] едва не потерял Николая, но он верит, что его сын пошел на жертву ради родины, а я считаю, что это родина предала его и принесла в жертву».

Отвечая на вопрос, мог ли Николай отказаться пересекать границу, Сергей смахнул выступившие слезы. «Как?» — спросил он. «Приказ есть приказ».

«Покойся с миром в этой земле, брат. Да будут прокляты те, кто послал тебя воевать на чужой земле».

Жестокий конфликт на востоке Украины унес уже более 5 000 жизней. Бои продолжают нарастать, но позиция Кремля остается практически неизменной: нет ни российского вторжения, ни ввода войск, ни военного вмешательства. А семьи российских убитых, искалеченных и пропавших без вести солдат все так же ждут ответов.

Трудно представить, чтобы войну в центре Европы можно было бы вести сколько-нибудь секретно в 2015-м году. В ответ на отрицание Россией наличия ее частей на востоке Украины, Саманта Пауэр, посол США в ООН, написала в твиттере, что у России «получилось бы выйти сухими из воды разве что до изобретения камер».

Но несмотря на международное осуждение, погибших солдат, и изобретение камер, по крайней мере внутри страны, России все же удалось скрыть свою необъявленную войну. Всего четверть россиян считают, что российские войска воюют в Украине, согласно декабрьскому опросу независимого «Левада-Центра», в ходе которого 77 процентов респонеднтов заявили, что не считают, что Россия несет какую-либо ответственность за кровопролитие.

Жесткие международные санкции и падение цен на нефть привели к снижению курса рубля к доллару почти вдвое. Однако, несмотря на прогнозы западных политиков, это, по-видимому, не ослабило позиции Путина. Опрос Associated Press-NORC, опубликованный в конце декабря, показал, что 81 процентов россиян продолжают поддерживать своего президента.

В Подсолнечном Наталья до сих пор скорбит по своему сыну. Она сидит на краешке дивана, сгорбясь от горя, нервно уложив руки на колени.

«Я могла уберечь его от армии, могла заплатить взятки — все бы поняли», — говорит она. Ее лицо искажено печалью — и злостью. «Но я думала, он должен стать мужчиной, и поэтому его отпустила». Несколько мгновений спустя, она добавляет: «Нет, армия должна отвечать за каждого солдата».

Наталья мечется между неверием и отчаянием. Вот она полна гнева на армию и правительство: «Я хочу кричать на всю страну, что мой сын мертв. Я хочу, чтобы все знали, где он был убит». Но тут ей овладевает неуверенность и страх. «Я вам все это рассказываю, но я боюсь — вдруг кто-то сюда придет, кто знает, что они сделают».

Сергея похоронили рядом с его отцом, возле широкого поля. В теплые летние месяцы здесь расцветут подсолнухи, но суровой русской зимой повсюду простирается лишь голая земля. На надгробии нет таблички, рассказывающей о его службе, нет надписи, где говорилось бы, на какой войне он погиб. Наталья хочет, чтобы ее сыну дали орден Героя России. «Но его дают только погибшим на войне», — сказала она и тяжело вздохнула. «А никакой войны нет».

Похороны были скромными. Из представителей власти присутствовал только капитан, который привез тело Сергея домой. Наталья говорит, что почтить память приехала семья еще одного российского солдата, убитого в Украине. Увидев, как ей плохо, отец убитого мальчишки отвел ее в сторону. «Не слушай никого, Наташа, наши сыновья герои — настоящие мужчины», — сказал он ей. «Живи с этой мыслью. И пока что помалкивай».

Только в Интернете появилось нечто похожее на официальное признание: друг Сергея разместил прощальное сообщение. В нем говорилось: «Покойся с миром в этой земле, брат. Да будут прокляты те, кто послал тебя воевать на чужой земле».

Когда Путина опять спросили о российских войсках в Украине во время его ежегодной пресс-конференции, вновь заявил, что бойцы были «добровольцами… которые по зову сердца исполняли свой долг». Но Сергей Андрианов был действующим военнослужащим, который, вероятно, выполнял приказы командиров, когда его жизнь оборвал осколок, попавший в сердце.

«Мне очень больно — не только за моего сына, но и за всех этих ребят, которые были убиты», — сказала Наталья. «За что они погибли? И почему их гибель никто не признаёт?»

Оригинал
Источник перевода статьи

Оригинал

Плейлист - Русская рулетка в Украине - Russian Roulette in Ukraine

+ АЛЕКСАНДР МОРОЗ, 1-Я ТАНКОВАЯ БРИГАДА: "ТРИ МОИХ "БУЛАТА" СОЖГЛИ ТРИ Т-72 В ЛОГВИНОВО В ОДНОМ БОЮ"
Факт ожесточенных танковых боев между украинскими танкистами и батальонно-тактической группой 5-й отдельной танковой бригады Российской Федерации из Улан-Удэ в районе Логвиново признан противником.
Об этом в своей статью пишет главред Цензор.НЕТ Юрий Бутусов.

Помощница Бориса Немцова Ольга Шорина показала агентству Reuters записку, которую политик передал ей накануне убийства. По словам Шориной, они обсуждали подготовку доклада об участии российской армии в конфликте на востоке Украины. Опасаясь, что его прослушивают, Немцов написал на листе бумаги: «Со мной связались десантники из Иваново. 17 убитых. Десантникам не платят их деньги, но сейчас они боятся говорить».

Борис Немцов был застрелен 27 февраля на Большом Москворецком мосту в центре Москвы. Убийцы не найдены. Подробности расследования не разглашаются. Известно, что в последнее время Немцов работал над докладом об участии российских войск в конфликте на востоке Украины. Опубликовать собранные материалы после смерти Немцова пообещал Илья Яшин. Вместе с тем высказываются опасения, что эти материалы могли быть изъяты следователями, которые ведут дело об убийстве политика.



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube



comments powered by HyperComments