Опубликовано: 31.05.2015 18:30

Олена Степова: Что будет с нами после войны, с Луганщиной, с Украиной / Донбасс под властью бандитов

olena stepova



Ч.1. Ну, вот, как обещала, начинаю рассказывать о своих путешествиях.

Удивительным образом сложилась моя судьба. Холодной русской весной, под ГРАДАМи, я начала диалог с миром и теперь живу на ладони у всего мира. Моя жизнь теперь и книга, и дневник, и диалог. Диалог! Эти посты в ФБ не для пиара, не для политики, не попрошайничество помощи, не …короче, кто не хочет, тот не читает, кто не хочет, не подписывается. Я устала оправдываться на все «не так», «не то», «почему», «вам надо», «вы должны», «вы обязаны». Я с первых постов говорила о том, что я просто разговариваю с друзьями. С друзьями! И говорить могу не только о войне, о сепарах. Могу о цветах, травах, рецептах, степи, о девичьем, о любви, о природе и о политике, и о политиках. Это наша жизнь. А у меня есть свое мнение, которым я могу делиться с друзьями…Вот на этом и поставим точку.
Поэтому. Родные мои, спасибо за переживания и прошу прощение за подогретое фотографиями любопытство. Усаживайтесь. Буду потихоньку рассказывать. Столько узнала, стольких обняла от всей нашей Украины, от всех приняла столько пожеланий добра, любви и победы, что…Все будет Украина! Это говорит нам мир!
Начать «Дорожные истории» я бы хотела с конца. Вернее, с поездки в Тернополь. Она была сразу после возвращения из Эстонии. Хотя хочется рассказать обо всем, о главном и наиглавнейшем, грустном и смешном, загадочном и прекрасном.
С первых минут движения автобуса Киев-Таллинн меня не покидало ощущение значимости и важности поездки. Я знала, что все это не просто так. Жизнь давала мне новые координаты, открывала новые главы и, что главное, предоставляла ответы на старые, но до сих пор тревожащие меня вопросы.
В Эстонии я первый раз оглянулась. Туда, на зону. Еще со страхом, но уже здравомысляще. Я смотрела на войну, на прошлое, на город, на Луганщину, на Украину, окончательно осознавая неизбежность перемен, происшедших в моей жизни и жизни страны. Это страшно оглядываться. Это нужно, чтобы увидеть прошлое, осознать настоящее и понять будущее. Но об этом потом.
Тернополь… Я ехала на вечер-реквием памяти Андрея Дремина, Светлячка. Мне было морально тяжело и неловко. Сколько их, Светлячков?! А я еду на вечер памяти лишь одного из тысячного Небесного Войска. Что я скажу людям, которые придут на встречу? Я - Луганчанка! Я, жительница территории, которая принесла боль в Тернополь и в Украину!
Тернополь… Он дал ответ на последний вопрос. На самый страшный. Что будет с нами после войны, с Луганщиной, с Украиной?! Он ответил резко и быстро. Не раздумывая, в первую же минуту пребывания, с первого шага на перрон. Как будто ждал меня. Ждал именно меня, с моими путаными мыслями, страхами, переживаниями, войной.
«Донбасс-это Украина! Каждым человеком и каждым городом, каждым домом и каждым деревом. Те, кто насаждал нам мнение, что на Донбассе все ватники и предатели, ошиблись. Мы, попав на Донбасс, увидели там украинцев и Украину. Это наша земля и мы будем за нее бороться. Они врали нам, что на Донбассе все поддерживают русский мир, врали, чтобы легче было оправдать свое желание отдать эту территорию орде, врали, чтобы заставить нас ненавидеть земляков и братьев. Мы все разные. И здесь хватает глупых, обманутых, верящих пропагандистам. Но здесь и сейчас, мы говорим вам, братья, земляки: «Украина от Сяна до Дона! Единая и неделимая страна» - сжимая кулаки до белых костяшек, сказал мне Тернополь.
«Все будет Украина!»- ответила я ему.
Да, именно это сказал молодой тернопольчанин, боец АТО, в конце вечера. Именно мне. Донбассу. Украине. России. Миру.
В Тернополе я первый раз осмелилась говорить о боях, о котлах, о документальных фактах. В зале военные. Они крепче, чем гражданские. Они поняли и выдержали. Тогда русской весной и холодный русским летом 2014, кто-то из моих друзей в ФБ написал: «Я чувствую, что Лена поддерживая нас, молчит, молчит, чтобы не пугать нас кровью». Да, многое я не могла писать. И в целях безопасности. И из-за паники. Но, чаще всего, не понимая ситуации.
В Тернополе я первый раз смотрела в знакомые глаза. Почему знакомые? Нет, я не видела этих людей раньше. Просто у всех наших военных одинаковый взгляд. Мудрый, уставший, в меру жесткий и светлый. В них жизнь и вера. Я видела эти глаза, этот взгляд там, в зоне. И я поняла, здесь и сейчас я могу говорить, могу доверять.
Когда мой голос срывался эстафету принимали сидящие в зале. Рассказав о трагедии в Изварино, Дубовой балке я не смогла прочитать стихи-реквием, посвященные погибшим там ребятам. Просто задохнулась от боли и все. На сцену вышел мужчина, обнял меня, сказал «мы рядом, держись» и прочитал мои стихи. Спасибо, Микола Булат, монотеатр "Бродячий кіт". Оказалось Тернополь читает мою страничку, стихи, рассказы. Читает на русском, терпит мои русизмы в украинском, вторит единению.
Знаете, я очень боялась выпускать сказки и стихи. Мол, скажут, ну, вот, зарвалась, в писательки наметилась. А мне очень хотелось поставить точку. Точку в моей боли. Даже не точку. Памятник. Память…
После вечера ко мне, Любе Бурак (Дзвинке Торохтушке), Оле Грановской подходило много людей.
Вас надо возить по Украине, по городам, чтобы все знали, правду, - говорили одни возбужденно.
Так писать и так описывать ситуацию может только тот, кто это видел,- ужасались военные.
Она говорит правду, она там была, так выдумать даже писателю не под силу,- с нежностью и поддержкой, обнимая и передавая мне силы, говорили тернопольчане.
В стороне от всех стояла молодая женщина. Она все время плакала, сидя в зале. Я пыталась к ней подойти, но не могла вырваться из окруживших меня тернопольчан. Когда я еще раз глянула в ту сторону, где она стояла, ее уже не было. Я расстроилась. Я видела, чувствовала, что она очень поговорить со мной. Надо было уходить. Я развернулась к выходу и фактически налетела на неё. Хотела сказать, но слов не было. Такой омут боли в глазах. Бесконечность боли. Мы поняли друг друга и обнялись.
- Спасибо вам. Он тоже остался в степях Донбасса. Это его ваши степи пригорнули травами. Теперь у него есть памятник - ваши стихи. Спасибо, что оплакали,- прошептала она.
Потом мне Люба скажет, что видела, как эта женщина плакала в зале. Она вдова. Еще одна судьба, которую сломала война. Война, которой нет в нашей стране.
Я не знала Светлячка. Не была с ним знакома. Но его побратимы говорили, что Андрей был удивительным, умел собрать вокруг себя разных, иногда совершенно противоположных людей, просто собрать в один круг. Это правда. Я не знаю, но с какой-то минуты встречи я почувствовала, что это вечер-реквием для всех Светлячков. Тернополь почтил всех погибших Героев. Он не делил их на Луганчан и Тернопольчан, на Восток и Запад. Тернополь! Спасибо за память и о нашей Луганской Небесной Сотне ….
П.С. Любов Бурак, Ольга Грановская, спасибо за ваш талант, за искренность, поддержку и участие в рождении «Світло рідного дому», «Світлячок-охоронець», «Час В…Время В…». Спасибо моим читателям и друзьям, которые покупают книги, даря мне жизнь и поддержку для творчества. Ваша помощь неоценима, я молюсь о каждом из вас. Спасибо за любовь.
П. С. (можно читать, кто как хочет от постскриптум до правый сектор). Для очень патриотичных и сознательных сограждан Востока и Запада Украины. В Тернополе мы розмовляли українською. Продолжаю писать на русском. Устала объяснять почему.
Таксист-тернопольчанин, который подвозил нас с вокзала домой к Любе Бурак, узнав, что мы с Луганска-Донецка, тут же подчеркнул, что знает русский, и предпочитает своего любимого поэта Сергея Есенина, как и других великих русских, а не москальских поэтов, читать в оригинале. А еще в Тернополе мы видели симпатичных африканобендеровцев, как говорят о них тернопольчане «типичных не москалив». Вниманию патриотичных и сознательных сограждан Востока Украины. Африканобендеровцев, русскоязычных, польскоговорящих, немецкобалакающих, французобольщающих, итальяновинопьянопоющих и других не мэстных на Тернопольщине не бьют, не убивают, не кидают «на подвал», не берут в заложники, не хамят «понаехали» в отличие от «интеллигентных» граждан лэ\дэ-нэры.
Продолжение следует.

Оригинал

Задумчивое.
Подруга звонит из зоны.
-Представляешь картину маслом. Нет, это шедевр, это сюрр, это супер-фантастика вообще, - рассказывает она увлеченно, - стою в очереди, впереди меня военный. Камуфляж (без оружия, запрещено в общественных местах с оружием ходить), на погонах георгиевские ленты, русские триколоры. На спине двухголовая ошибка генетиков в золотом тиснении. В общем, русский мир на всю морду спины. И…
-Дайте мне два кило москаликов, - говорит военный продавцу.
-Бандерки брать будете,- услужливо спрашивает продавец.
-Нет, - отвечает военный,- у меня от них изжога, жирные сильно…
…Подруга говорит, что так обалдела, что не сразу сообразила, что ее очередь подошла. Солидарно купила «москаликов», хотя и не любит полуфабрикаты.
…Поясняю, для тех, кто не в теме. У нас на Луганщине где-то с 2004 продают «бандерки» и «москалики». Это блинчики с начинкой. Треугольные блинчики с мясным фаршем и грибами - это «бандерки». А блинчики-трубочкой с сосиской и сыром-это «москалики». Кто их так назвал и почему, никто не знает. А вы «кровь русской березы», «грудки снегирей»… Фантазию развивать нужно. У нас в ЛэНэРэ, вон, русские люди москаликов кушают, и ничего. «Гавс ньюз» никто не вызывает.

Интервью с Оленой Степовой на ERR http://uudised.err.ee/v/valismaa/5983935a-087f-4ca4-9cef-918b4dffdb67

Posted by Natalya Olyanishyna on 27 Май 2015 г.

Прочитала сегодня на пачке с морковью название сорта 'Каратель'.
Долго размышляла о применении моркови в мирной жизни. Потом перечитала и задумалась об отдыхе. Сорт все же был 'Каротель' ...но первый вариант мне больше понравился.
Мы в Украине. Готовлю отчет о встречах в Таллинне.
И всем,кто скучал. Сельскохозяйственно- политическое от Жизнелюбия. Жизнелюбие разговаривает с крестной по телефону. Жалуется на количество колорадских жуков в огороде. Крестная говорит, что на Донбассе жука нет. Жизнелюбие:
-Естественно там колорадского жука нет. Его же на ленточки переработали...
Шо за дети пошли, а?

Просто размышления от встречи с городами.

Каждый раз встречаясь с друзьями или посещая новый город, я нахожу ответы на свои внутренние вопросы. Ну, знаете, бурлят «как», «почему», «за что» разбуженные войной. В селе Хоцьки Переяслав-Хмельницкого района я нашла ответ на вопрос «почему война началась на Донбассе». Потому что она не начнется из села, где люди покупают семечки, чтобы кормить птиц зимой, подбирают в лесу подранков и выхаживают их. Для живущих здесь раненный олень или маленькая косуля не объект для выражения своих низменных наклонностей или самоутверждения, а часть их мира. Война не приходит туда, где любовь, ее притягивает и порождает неависть.
В Днепре я нашла ответ на вопрос «почему в Свердловске люди не вышли массово на улицы города, выражая свой протест против оккупантов». Зажатость шахтной выработкой прочно, как угольная пыль, въелась в карму жителей угольного региона, потребность узкого личного пространства стала выше общественной, заменив чуство города и страны, чувством «моя страна-дом». Днепропетровск дышит широтой перспектив, видит дальшее своего дома, квартиры, города. Днепр уже в полете, он парит мечтами, бережно храня свое прошлое, делая выводы и прочно держит курс на свободное и мирное будущее.
В Лисичанске, Северодонецке, Счастье, Рубежном я поняла, почему мы, те, кто «за Украину», отличаемся от тех, кто верит в «русским мир». Мы улыбаемся и хохочем, когда другие панически бегут, радуемся удаче соседа, в то время, когда «русскомировцы» тратят жизнь на зависть. Мы любим чужих детей и легко можем купить мороженное соседскому замурзатику, рыдающему над сломанной башенкой в песочнице. Возможно даже потратив последние деньги. У нас, украинцев нет чужих детей. Нет чужой боли, чужих проблем. Мы тащим домой десятого кота и всю ночь теребим друзей в ФБ с фотками «какой хорошенький потеряшка, найдем хозяина». А потом френдимся с тем, кто нашел, пригрел, помог, чтобы опять найти, пригреть и помочь. У «русскомировцев» гнев, боль, ненависть, зависть, разочарование, радость от чужих бед…и они не умеют шутить, смеятся над собой, радоваться жизни. Они так и сидят в зале, набундюженные, со сдвинутыми бровями, гневные, раздраженные, ждут обвинений, готовы обвинить, не готовы увидеть мир, не готовые принять и отдать любовь. Сидят послушно, так как их обязали, показывая своим видом, что они знают все лучшее нас. У нас, украинцев, душа на распашку, мы умеем свотреть на мир сердцем.
Канев…Канев просто показал свободу. Опьянил свободой. Отрезвил свободой. Пригвоздил к голубой бесконечности и толкнул в полет. Хочешь летать-лети. Хочешь жить-живи. Хочешь творить-твори. Молча, взвешенно, без пафоса. Наверное так и должна передавать нам мудрость жизни седая старость. Когда я первый раз стояла на могиле Шевченко, стирая с лица слезы, перемешанные с каплями весеннего дождя , я сказала: «Сюда нужно привозить всех сомневающихся, всех переселенцев, всех жителей Донбасса. Хотя нет. Просто всех. Я понимаю, почему Шевченко вырос именно таким. Он увидел свободу. Рассказывать, что такое быть свободным можно долго. У каждого свое понятие свободы. Только здесь ты видишь и ощущаешь ее физически. Я-свободна! И этого я не отдам никому».
Я еще мало где была. Я только открываю для себя мир. Я обычный человек из обычного шахтерского городка чувствую себя сейчас, как тонущий , который все же сумел выбраться на берег. Я тонула в камуфляжно-колорадской вьюге, захлебывалась и обессилев от мракобесия войны, но упорно плыла туда , где жизнь. И вот берег. Жизнь. Я оглядываюсь и вижу сотни тонущих. Кто-то гребет к берегу и я за него спокойна. Тут, в Украиине, в мире, на берегу тысячу рук уже тянущихся к нему навстречу. Вытянут, спасут, согреют. А кто-то захлебывается, но продолжает плыть дальше. Что нам делать с ними? Звать? Молчать? Я еще не знаю.
В дни Майдана Украина раскрылась миру. В дни войны мы открыли Украину в себе. У меня еще много вопросов. Я жадно вглядываюсь в каждый город, село, область, в лица, судьбы, дороги, историю, чтобы понять, чтобы найти недостающие ответы.
Сегодня судьба занесла мня в Эстонию. Меня пригласила консул Эстонии в Украине и женщины Эстонии партии "Кадри" . Новы знакомства, новые истории, новые открытия. В Таллине я нашла ответ, на вопрос не связанный с войной. Я долго боролась за свой город. За его шалфейно-полынные степи, за аромат подмаренника, за остатки скифских курганов, за чистый воздух, за новые таланты, за городские клены. Я не понимала, почему город так хватается за серпасто-молоткастые символы, боится выйти за границы не понятно кем установленных правил. Я не понимала почему мой город так боится современного мира, боится творить и парить, боится быть новым, современным. Я люблю свой город распятый на терриконах и ветрах, приговоренный его испуганными жителями к пожизненному рабству и преклонению. Я боролась за каждый зеленый листок его жизни и свободы. Но я не понимала, почему этого не хотят горожане. Почему вместо оплаты услуги за вывоз мусора они предпочитают вывезти его в степь, почему предприятия, вырабатывая уголь, оставляют за собой груды ржавого металла и горящие терриконы, почему горожане оставляют за собой огромные кучи мусора и жалуются, что нет мест для отдыха, почему для создания нового парка вырубаются сотни каштанов, а пустое, умершее место , утрамбовывается разноцветными квадратиками плитки, которая уже через полгода приходит в негодность. Я нашла ответ. Город нужно любить. Безудержно, нежно, трогательно, бережно, чувственно поглаживая каждый его камень. И он будет жить. Будет помогать творить, расцветать, верить, дарить надежду, влюблять и вдохновлять. Он станет партнером, другом и заботливым членом семьи. Он будет жить миром и любовью.
Я понимаю, почему там, на Донбассе, власть так упорно создавала гетто: для города, захламляя его плиткой и советским монументализмом , лишая истории и жизни, для людей, закрывая их глаза иллюзорными страхами, сковывая их стремления к свободе, к будущему. У прошлого нет шанса. Создав гетто, умирающее поколение партократо-бюррократизма, пытается сохранить себе жизнь, пусть даже на маленькой территории. Война закончится полной победой Украины. Теперь я это знаю. Мы научились любить свою страну. Мы научились видеть историю, понимать, где и кем она «написана». Я знаю, что скоро мой город, взломав корку фальши, вырвется на свободу, как ростки каштанов, пробившиеся сквозь плитку в когда-то уничтоженном городском парке. И я вижу, что теперь любить его буду не только я.

Оригинал

Иногда и гривна к добру падает Смайлик «smile»

-Лена, ругаться не будешь,- кума стратегична на проводе. Голосок - елей в ванильно-клубничном ликере. Явно что-то натворили. На минуту без присмотра оставить нельзя.
-И?- спрашиваю.
-А мы танк подбили, - радостно так, задорно, сообщает трубка.
Ну, после разгрома роты осетин, я уже особо не удивляюсь. Так, для фиксации процесса спрашиваю:
-Чем?
- Гривной!
Ну, гривной, так гривной. Осетин вообще кроличьей лапкой уделали. Но, все равно любопытно. Выясняю подробности боя.
Встретились мои кумы. Стратегична с заработков приехала. Боевая зарплату получила. 60%, как истинный бюджетник. Гривнами. Железными. Решили гульнуть. Причина банальная, во-первых, соскучились, во – вторых, все разъезжаются. Пустеет город. Вот и решили беречь и запечатлевать каждый день общения. Война не может повлиять на весну и на хорошее настроение. Нет настроения, купи мороженко. Завсегда помогает.
Идут они по тротуару, никого не трогают. Тротуар и маршрут пролегают возле главной дороги, по которой все время что-то гудит и пытается испортить настроение, делает весну холодной, а воздух наполняет гарью перегоревшей соляры. И тут у боевой кумы рассыпалась зарплата. Не вся, слава Богу, часть. В новоотжатой стране бюджетник каждой копейке поклонится, а тут гривен 20 рассыпалось. Конечно, наклонились поднять. И тут:
- Слышу сзади, как бабахнет, как громыхнет,- сообщает боевая кума, - я и обмерла. Стою возле дороги в позе боевого запорожца, не в смысле мужика с саблей, а в смысле автомобиля. Чую задом, что-то въехало. Понимаю, что если жива, дышу и боюсь, то не в меня. Наклоняюсь чуть ниже. Йога наше все. Особенно тротуарно-придорожная. Мама дорогая, сзади два БТРа друг в друга влупились. И тут…
- Слышу сзади, как бабахнет, как громыхнет, - сообщает стратегична кума,- а я стою возле дороги в не литературной позе и думаю, мама дорогая, а если бы наехали, а я так некультурно расположена, и…
-И, Лена, - перебивает ее боевая кума, - она начинает выходить из той позы методом стратегичного прогиба с элементами придорожной эротики.
…Поясню для друзей (ох, надеюсь, как надеюсь, что скоро и фотки сможем выкладывать) у меня кума стратегична, ну, как тростинка, в период майской вегетации. Даже не знаю, как описать такую красоту. Леопардовая лань, я бы сказала. Вторая кума, львица. По-гороскопу. Просто крупненькая такая львица. Пушистенькая. К ней раз сосед - сепар подошел, она уголь колола кувалдой, и развязно так «слишь, а чё твой мюжь не ваюет». Кума кувалду из руки в руку перекинула пару раз, и спрашивает « тебе щас прям рассказать». Теперь сосед даже на улицу с другой стороны заезжает. И, как любая львица, кума пышногрива, черноока и фигуриста на 5-й размер. Вы представляете эту красоту в позе сборщика клубники у дороги?!
- И тут, как шандарахнет, - продолжает боевая кума,- а это в эти два БТРа танк въехал. Зад в зад. Озабоченные, что ли? Я с перепуга приняла позу «низкий старт к обмороку», а эта (чувствую даже на расстоянии, кивает на стратегичну) еще и плечиками передернула, как затвором, мол, «кто там у вас следующий».
-Гривны собрали?- спрашиваю.
-Ага, собрали. Купили мороженко, стоим, любуемся. Кума стратегична говорит, вот, что сила украинской гривны делает. Три подбитых трофэя на одном месте. А говорят, если гривна падает, то это плохо. Это, смотря, где она упадет, и кто ее поднимать будет. Лэна, дэ мэдали?

Оригинал

Не литературное. Злое и раздраженное. Ну, блин!

Ну, вот блин-блинский! Как так-то, а? Пришло на почту. От уважаемых мною людей. Похоже, что уважаемых мною раньше. И вроде бы и мероприятие важное, а ...отказала. Может не права? Может просто не так поняла? Может характер испортился, становлюсь резкой и подозрительной?
"Шановна пані Олено! Всеукраїнський екологічний рух "Хортицький Форум" та Українська екологічна асоціація "Зелений світ" мають намір на початку червня
(повязавши з датами 1 червня - День захисту дітей та 5 червня - День
захисту довкілля) провести в Запоріжжі на Хортиці зустріч екологістів
з жителями ДНР-ЛНР з робочою назвою "Як досягти громадянського миру
на Донбасі?".
Я отказала. По причине того, что я ЖИТЕЛЬ Луганской области. Украина! И не могу участвовать во встрече жителей ЛНР и ДНР, так как не признаю их ни странами, ни республиками, и не имею другого гражданства, кроме Украинского. Мы что, уже признали эти...республики? Я хочу мира. Я хочу защитить Донбасс. Но я НЕ ЖИТЕЛЬ ЛНР и ДНР.
Письмо: Forwarded message ----------
From: Serghiy Fedorynchyk
Date: Sat, 11 Apr 2015 03:29:50 +0300
Subject: Oleni Stepovij: zapyt z propozycijeju
To: olenastepua@gmail.com
Шановна пані Олено!
Всеукраїнський екологічний рух "Хортицький Форум" та Українська
екологічна асоціація "Зелений світ" мають намір на початку червня
(повязавши з датами 1 червня - День захисту дітей та 5 червня - День
захисту довкілля) провести в Запоріжжі на Хортиці зустріч екологістів
з жителями ДНР-ЛНР з робочою назвою "Як досягти громадянського миру
на Донбасі?".
Причина - нам здаються неефективними мінські угоди, на які громадяни
не впливають. Водночас, на нашу думку, український Уряд майже нічого
не зробив для діалогу зі звичайними громадянами Донбасу. Через те є
сенс пробувати налагоджувати таке спілкування на рівні громадськості.
Мінімальне завдання: домовитись про посильне зменшення ненависті,
конфронтації і войовничості в пропаганді, спільно звернувшись до
керівництва сторін конфлікту. Максимальне - сприяти створенню
громадського некомбатантського руху за мир на Донбасі.
Цільові для нас групи для участі їх представників у зустрічі -
депутати місцевих рад, лікарі, вчителі, службовці та підприємці, які
раніше були причетні до питань охорони довкілля, та окремі
природолюби. Але можливо, є інші цінні категорії.
Ви можете допомогти нам особистим знанням людей на Донбасі,
які мають що сказати за пропонованою темою, незалежно від того -
виїхали вони чи залишилися на Донбасі.
Якщо буде Ваша згода, ми готові включити Вас до складу оргкомітету.
З повагою -Сергій Федоринчик,
керівник інфоцентру УЕА "Зелений світ" (Голова - М.І.Коробко)
член Координаційної Ради Хортицького Форуму (Голова КР - О.С.Багін)
телефони 099-220-30-14, 098-982-29-77, 044-513-66-34
Ответ: Олена Степова :
> Зустріч екологістів з жителями ДНР-ЛНР з робочою назвою "Як досягти
> громадянського миру на Донбасі?"...
> Шановний пане Сергій. Це дуже важливо. Мир. І екологія. Але....я не можу
> прийняти участь у заході, бо я житель Луганської області України. Ви
> бажаєте провести зустріч з жителями ЛНР та ДНР. Я є громадянка України. Я > не визнаю ЛНР та ДНР. Вибачте.
Ответ:Вельмишановна пані Олено! Дуже дякую за відповідь.
Безперечно, Ви - громадянка України. І громадянка видатна!
Але зараз багато громадян України вимушено живуть на територіях під
самопроголошеними ДНР та ЛНР. І Ви також. Ваше ставлення до цієї химери є правильним і в юридичному, і.в моральному плані. І прекрасно відображений Вами сюжет "За бордюр, в Украину!" свідчить, що і російські прикордонники цю химеру всерйоз не сприймають.
Я написав про "жителів ДНР-ЛНР", а не "жителів Луганської та
Донецької областей" через те, що ці області зараз розділені. І замість
того, щоб писати довго -"частини Донецької та Луганської областей,
непідконтрольні українській владі", або "тимчасово окуповані
території", - простіше згадати ці видумані назви. По суті: на цих теренах потрібна самоорганізація людей , які хочуть миру, у громадянський рух. При цьому не вимагається, щоб ці люди неодмінно були про-українськи налаштовані. Нехай це будуть звичайні обивателі, найбільше зацікавлені у збереженні власного життя, членів своєї родини та майна.
Після заворушень 1956 р в Угорщині Янош Кадар сказав: "Ми повинні
гасло "Хто не з нами, той проти нас" замінити на гасло "Хто не проти
нас, той з нами". Аналогічно і тут.
До цього мирного руху можна приживити існуючий екологічний рух у всій
Україні, а через нього - і все свідоме населення України. І оскільки
решта населення України в чотири рази чисельніша за населення Донбасу,
то людська увага і спілкування в кінцевому підсумку переконає донбасят
краще, ніж гармати українського війська, і тим паче летальна зброя,
якої ще й не допроситися у НАТО.
З Вашим розумом та правничим досвідом неважко знайти огріхи і в цьому
листі. Але чи треба?
Сподіваємось на Вашу участь у Конференції на Хортиці, і віримо, що від
цієї участі буде взаємна користь. Якщо ж є непереборні перешкоди, то
принаймні порадьте нам людей з числа Ваших знайомих, які зацікавлені в
мирі і готові посильно сприяти його наближенню.
Охоче відповімо на Ваші запитання.
З повагою -Сергій Федоринчик,керівник інфоцентру УЕА "Зелений світ"
Київ
044-513-66-34, 099-220-30-14, 098-982-29-77

Оригинал

Предпраздничное. От земляков.

В городе волна торжественных собраний. Репетиции. Торжественный проезд грохочущей техники по давно не ремонтированному и разбитому траками асфальту. И выступления. Гордые, победоносные, угрожающие. На первом плане сидят молодые генералы с орденами на георгиевских лентах. Чуть дальше, массовкой, пенсионеры, «дети войны». Без лент. Без орденов. Без цветов. Без стульев. Ораторам речь для выступлений креативили местные журналисты. Пламенные возлияния пропитаны благодарностью Ринату Леонидовичу, ну, и естественно, фошистами, бандеровцами-кровопийцами, апофеозом, апогеем, и (куда же без них) скрепами.
Напоминаю. На первом плане молодые генералы, на заднем, пенсионеры. Выступающий сыплет апогеем и скрепами. Доблестная пенсия и «дети войны» вслушиваются в речь. Молодые генералы базарят о чем-то своем, заглушая, а иногда и перекрикивая оратора.
-Шо, шо он говорит, -спрашивают деды друг у друга,- шо обесчают, шо будэ, когда танки уедуть, за шо вообсче война, с кем, дэ пенсии и яка власть в городе?
Переводчик с ораторского на пенсионный, на вид лет 70-ти, скорее всего «ребенок войны». Слушает внимательно, приложив руку к уху. Переводит:
-Да шо говорять. Усьо пропало, говорять. На полях, говорять, фитофтороза, урожая, видать, нэ будет. Но цэ, говорять, не бида. Бида, говорять, шо усюды гэи. И ци гэи понастроили своих склепов. Теперя оцих з танками прыгналы, шоб воны те склепы охоронялы.
- Ото дела,-возмущаются стоящие рядом деды,- то олигархи замки строилы, а теперя ще й гэи склепов понаблатыкали и армию свою прыгналы. Тьху! А кажуть, ополченци. Такой праздник споганили.

Земляки не перестают радовать и удивлять.
Сегодня надиктовывают новости: "у нас в зазаборье", " тут в зазаборье", " сегодня в зазаборье". Удивляюсь и спрашиваю, что за новый термин. В ответ:
-Лена, ну, ты совсем непонятливая. Смотри. Государство у нас на три буквы, ЛНР? На три буквы! Ситуация у нас на три буквы? На три буквы! А на заборе, сколько букв в основном пишут, описывая ситуацию и отношение к жизни? Три буквы! Так что ЛНР - зазаборье, как впрочем, и другие три буквы, теперь одно и то же. И по смыслу, и по содержанию. Так что любой забор вокруг нас, только подчеркнет внутреннюю сущность территории.

Детское и доброе. От жизнелюбия.
***
-Мама, не люблю я твой самонаводящийся взгляд!
***
Объясняю правила обрезки сухих и мелких веток.
Жизнелюбие осматривает фронт работ:
-Мама, учти, именно сегодня у меня повышенное рукокрючие с острыми симптомами рукопопия. Ты уверена, что дереву это надо?
***
Даю фронт работ, очистить место от сорняков для грядки. Смотрю, жизнелюбие притихло и что-то бубнит в землю. Подхожу. Перед жизнелюбием холмик крота. Она его раскопала и:
-Вылазь по-хорошему, я тебе говорю. Шанса, если подумать, у тебя нет. Я вообще из настырных. Меня до сих пор директор, когда вспоминает, оглядывается. Залез в огород, значит ты мой. Я уже у соседей кота отжала. Индюк, когда меня видит, икает. И вообще, у каждой Дюймовочки должен быть свой крот - задумчивое молчание, - не-е-е-е, про Дюймовочку забудь, плохой пример. Хотя, если подумать, повезло тогда кроту с Дюймовочкой. Мог бы на меня нарваться. Последний раз говорю, вылазь, а то ночью приду.
***
Жизнелюбие плетется с огорода. Спрашиваю:
-Ты все сделала, папа отпустил?
-Не, я на подписке о невыезде, и судя по гектарам, амнистия не скоро.
***
Осматриваю заброшенную усадьбу, как вариант для еще одних беженцев. Жизнелюбие:
-Мама, ты не Путин, усадьбаненаш, селоненаш, хватит отжимать территории.
***
Читает Гамлета:
-Быть или не быть? Бути чи не бути? Ту би ор нот ту би. Мама, а в ЛНРии это будет «какого хрена» или «шо за гонево»? О, я полиглот. Надо же, вспомнила, хотя изначально на языке вертелось, полистирол.
***
Жизнелюбие машине обгоняющей нас на повороте через сплошную двойную линию:
- Куда? Куда? Есть лишние 5000 отдай на АТО!
***
Про органы. Мы виноваты. Каемся. Это из-за нас ЛэНэРа боится, что их съедят циничные бандеровцы. Объясняю. У жизнелюбия крестная очень за ЛэНэРу. Очень при очень. Со мной не разговаривает, а крестнице иногда звонит, чтобы разузнать, как да что. Жизнелюбие с детства (с момента увлечения биологией) куриные потрошки называет «органы». Жизнелюбие по дороге со школы болтает по телефону с крестной. Влетает на кухню. Телефон возле уха, еще разговаривает с крестной и:
-Ма-а-а! Что на обед? О, супчик из органов! Насыпай!
Удивленный взгляд в телефон. Виноватые глаза:
-Ой, там тетя Лена упала.
Протягивает мне телефон:
-Ну, это, ты поняла, похоже, надо отмазываться, да?!
***
Читает крестнице сказки. Задумчиво:
- Русские народные сказки. Теремок медведь поломал. Медведь символ России. Какая-то военная сказка, про Луганск. Мы там все строили, строили. И тут, на тебе, счастье в виде немытой медвежьей попы, привалило. Бежим теперь из Теремка. За этих, полоумных, Ивана-царевича с братанами, я вообще молчу. Взяли лук и стрелы, и давай фигачить по деревням да болотам. В чей дом попали, на той и женятся. Офигительно. Расстреляли полсела, разнесли его в дрободень и счастливы, жонохи, блин. Это хорошо, что у них тогда ГРАДОв и танков не было. Хороша бы была свадебка. Ма-а-а! А в твоем детстве эти сказки были? Были! Офигеть, почему же никто не догадался, что у них на уме? Это же не сказки, а пособие террористов. Есть вообще что-то мирное почитать, без разрушений? А то уже в подвал хочется.
***
То же, сказочное. Жизнелюбие напевает:
-Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел. Ма-а-а! Я догадалась. Колобок- символ пенсионного фонда.
П.С. Жизнелюбие хочет быть юристом.
***
О школьно-детском воспитании. Патриотизм, ты где?
В школе на уроках украинской литературы дети изучают странную сказку. О Красной шапочке, которая пила, курила, издевалась над волком и бабушкой, была циничной, жестокой и разговаривала блатным, воровским жаргоном. Жизнелюбие в ужасе. Состояние критично настроенной революционной массы. Эмоции бьют через край:
-Мама, ты представляешь, какую чушь засудженный учитель написал?! Для детей?! В учебник украинской литературы?!
Я поправляю, вчитываясь в учебник (так же ошарашена школьной программой):
-Заслуженный учитель!
-Ой, да судя по жаргончику, как раз засудженный и писал.
Спрашиваю:
-Как дети реагируют на столь странную интерпретацию сказки?
Жизнелюбие:
-Ма, те, кто плохо учится, сказку не читали. А те, кто хорошо, прочитали наполовину и стали возмущаться. Я учителю сказала, что я это пособие юного Януковича, читать не буду.
- Понятно, меня вызывают в школу? Что сказал учитель?
Жизнелюбие:
- Спросил, почему я так критично настроена.
-И что? – спрашиваю я
Жизнелюбие:
-А я ему сказала, что видела тех, кто сказку до конца прочитал.
-????.
- Они теперь в ЛэНэРэ с автоматами бегают. Так что, читать не буду. Пойду газонокосилку выгуляю (это жизнелюбие называет так гусей).



Оригинал

Переселенческое.

Дети переселенцев знакомятся в школе:
-Волноваха!
-Горловка!
-Краматорск!
-Донецк!
-Свердловск!
-Россия?
-Украина! Луганская область!
-А! Соседи!..
Ни имен, ни расспросов. Только город и сухой кивок головой. Слишком взрослые дети. О войне не говорят ни между собой, ни с детьми. Они просто оставили ее там.

Мой город звонил мне, чтобы сказать «Все будет Украина!».

Вчера был самый тяжелый день в моей жизни. Морально. Хотя нет, самый радостный. Хотя…трудно определить свои чувства, когда тебе звонит твой город.
Поздно вечером звякнул телефон. Номер не знакомый. Я подняла трубку:
-Алло! Слухаю вас.
В трубке было непривычно тихо, какой-то шорох.
«Связь жуткая»- подумала я и хотела еще раз спросить, кто звонит, как из телефона раздался тихий, совершенно тихий, нереально тихий голос:
-Это вы, Леночка?
-Я!
-Вы Олена Степова?
-Я!
-Вы наша Елена Степанец?
-Да!
Трубка замолчала и заплакала. Я слышала тихое дыхание и чувствовала, как у собеседника бегут слезы. Знаете, такой шелест от падающих на стол слез, как дождь. У меня начинали дрожать руки и сердце. Такие звонки ждешь, боишься, реагируешь на них всей раной своей души. Я молчала, слушая эти слезы и тишину, понимая, ожидая, впитывая струящуюся из трубки боль.
-Леночка, это я Свердловск!
Голос не сказал «Катя», «Миша», «Галя». Голос сказал «Свердловск». Я понимала, что это нереально, но, разве реальна эта война, с первых дней навязчиво напоминающая постановочные кадры исписавшегося Михалкова.
Мне звонил мой город. Он плакал, он дышал, он жил, он шуршал мне в трубку то ли ветром, то ли душой. «Тук-тук-тук» - отзывалось в телефоне. Может быть, это капали слезы, а может быть билось его сердце.
Я не знаю, сколько мы так молчали друг другу. Мыслей не было. Я давно уже все сказала городу. В книге, интервью, в молитвах.
Каждый день, каждое утро я говорю своей земле, городу, Луганщине: «Ты только живи. Все пройдет. Грязь смоет дождь. За врагом придет смерть. Глупость не вечна. Она не может победить твою антрацитовую мудрость. Ты только живи. Борись. Прорастай Украиной!».
Трубка вздохнула:
-Леночка, родная наша девочка! Мы услышали о тебе на радио в «Полевой почте». Там читали твою книгу. О нас. О городе. О степи. О Провалье. Мы вот собрались все и решили тебе позвонить. Думаем «а вдруг». А тут твой голос,- плачут,- ты с нами, родная наша, с нами.
- Я с вами всегда, а как иначе. Если бы я, хоть на секунду разуверилась бы в городе, я бы не кричала, не молилась, не плакала со страниц ФБ, - плакала я в ответ, - моя родная Свердловка, мои родные, вы слушаете украинское радио?- спросила я, даже не узнав собеседника, не спросив имя.
-Ой, что ты, конечно. Сразу, как заработало. У кого спутник, тот и телевидение смотрит. Мы ходим друг к другу на посиделки. Все, как ты пишешь. Мы-украинское подполье. Отсиделись в подвалах, вышли на свет Божий, и поняли, что мы-то Украина. Книгами меняемся подпольно, радио слушаем, телевизор смотрим. Тут много тебя в интернете читает. Правда спорят, кто пишет. Кто знает, что это ты, молчит. Большинство думают, что это киевские писатели, потому, что знают тебя и считают, что не может простой человек из низов так в люди выбиться. Как это нас, окраину, и Киев читает, говорят, так не бывает. Писателями только люди из Киева становятся, по-блату. А мы им говорим: «Мы не окраина мира, мы начало Украины». А за блат талант не купишь. Даже на «Одноклассниках» тебя читают. И распечатки на принтере твоих рассказов по городу ходят. И мы всех узнаем. И Косякова, предателя трусливого узнали. И куму твою. И Иришку, нашу певчую птичку. И Ольгу, она ж регрессы шахтерам делала, а теперь с сынулей опочленцем на пенсиях наживается. И Марецкого этого, тьху, мы теперь вообще попам не верим, врут все. Вот в «Одиночном» правда, не узнали о ком конкретно. Просто у нас таких «одиночных» уже через двор. Леночка, ты пиши, пожалуйста, пиши. Пока ты пишешь, мы живем. Понимаешь! Нам кажется, что мы все умерли и попали в АД. А читаем тебя, понимаем, есть жизнь и мы живы. Дыши за нас, там, не сдавайся. А мы на первое мая на парад не пошли. Вот! Никто! Город пустой был. Без флагов, речей, транспарантов. А старики пошли в комендатуру, высказали все казакам. Говорят, вы, мол, Победой и фашистами прикрываетесь, чтобы нас грабить, да таких зверей, как вы, даже фашисты бы боялись, комуняки вы, а не фашисты. Так их в яму бросили. Сидят. Голодают третий день. Мы в ОБСЭ звонили, а они говорят, не их компетенция. И мальчика из ополчения застрелили, что за дедов заступился. Вот как!
-Я уехала. Что я могу писать? Ведь я писала вести из зоны. В живую. С натуры.
-Правильно, что уехала. Мы знаем, как Шмальц тебя расстрелять хотел. Уже весь город гудит. Ты молчала, а в городе –то все знают. Даже опочленцы говорят «один мужик в юбке в городе был, и того потеряли, надо было ее генералом ставить, уже бы город от бандитов освободили». Ты столько для людей сделала. Просто,-молчание,- мы не понимали, что ты делаешь, вот, может это и расплата. Ты за город боролась, за людей, за экологию. А мы не понимали, думали, это все мелочи, за это власть должна думать, а не мы. Вот они и надумали. За нас. А сейчас, понимаем, каждая мелочь, каждое наше молчание, каждое попустительство власти теперь по нам бьет. Леночка, ты пиши. Мы теперь будем твоими ушами и глазами. Все будет с натуры. Мы знаешь, флажки рисуем, пока радио слушаем. Поем украинские песни и рисуем. Карандашами раскрашивали бумагу в желто-блакытный. А на Пасху, как краски пищевой завезли, так мы набрали ее и теперь бумагу красим пищевой краской. Много купили. А потом флажки клеим на столбы. А они дерут. Ногти ломают, плачут, до крови дерут. Так мы что придумали. Мы на клейстер из муки флажки сажаем. Столько ваты маникюру попортило,-смеются,- а мы в окошко «ломай когти, ломай, меньше кусать нас будешь».
Смеемся.
В этом мой город. Плачет, но смеется. Находит нестандартные решения. Может потому, что ему всегда было трудно. А он жил. Мой город выживал при грабящих его регионалах. Едва не задохнулся от ненависти чиновников, вбивавших в головы людей бредовые идеи неравенства и зависимости. Выжил при укоренившемся ефремо-совке и ахметово-феодализме. Выживает при палящем солнце, под восточными суховеями, дующими с русской стороны. Выживает в окружении 45 горящих терриконов, в оккупации и удушающей русской любви. Выживет и сейчас. Выживет! Вы слышите, те, кто считает себя «властью»? Вы-тлен, всего лишь пыль, которая упадет и растворится в Провальских степях. А город будет жить. И даже, если всего одно сердце будет биться в унисон с Украиной, Свердловск – это Украина.
Мы проговорили полночи. Каждые 30 минут, когда отключалась связь, начиналась паника. «А вдруг это сон. А вдруг не позвонят»- металась я, ожидая звонка или набирая номер. Перезванивали, рассказывали, снова плакали, снова смеялись.
Перезнакомились, узнавали друг друга по историям «той» жизни. Рассказывали друг другу новые истории, вспоминали то, что происходило, но как-то забылось и не написалось, читали стихи.
-Леночка, как же хорошо говорить на украинском. Почему мы раньше не видели, не слышали, как он красиво звучит. Сколько в нем тепла. Мы так учим, так стараемся. Когда наши придут, мы им: «Слава Україні! Дякуємо, хлопці, за нашу свободу! Хай щастить вам та вашим діткам! Ми молились за вас усі ці страшні дні наруги над нашою землею! Але ми вірили та знали, все буде Україна!»…
...Сегодня я буду читать им стихи, новости, комментарии друзей из ФБ. Теперь я их «Полевая почта». Я прочту им стихи Низового и Голобородько, Стуса и Костенко, свои и Ярину Чаплинську. И обязательно молитвы Яна Твардовского. Обязательно. Я буду лечить их веру, я буду наполнять их любовью, я буду заживлять их раны.
Мой город звонил мне, что бы сказать «Все будет Украина!». Это дорогого стоит.

Оригинал

Интервью стране, которой нет на карте или Навороссия на глобусе России.

Мне тут немножко вражьи силы мешали умничать, и я не успела вам рассказать, как же провела свой день рождения.
Сижу, думаю, как же надоело писать о войне. Вот не хочется больше ни об оккупантах, ни об упырях, захвативших мой город. Хочется банального и хорошего. Мимимишек там разных, котиков. Рецепты обсуждать или что сеять-сажать. Цветет же все, лопушится. А ты, как «радистка Кэт» в подполье. Те зашли, те, вышли, те упились, те взорвались. Год войны, это много. Слишком много для страны, а для одного малюсенького человека и подавно. Но…
Сижу, значит, нежусь в лучах поздравлений, пожеланий, обнимашек и тут, бамц, звонок. Номер незнакомый. Осторожно:
-Доброго дня, слухаю!
- Доброго дня, можна почути Олену Степову,- спрашивает трубка приятным голосом молодого человека.
«Свои»- подумала я улыбаясь:
-Це я, слухаю вас!
-Тобто ви і є Олена Степова она же Елена Степанец?
Услышав резкие нотки в голосе и переход на личности, настроение хмыкнув «меня сегодня не испорить» рвануло в ФБ к друзьям, туда же свалила улыбка, юморнув «за ложный вызов можно и привлечь» (умничает, за работой скучает).
-Да, подтвердила я, с кем имею честь разговаривать,-спросила я, предчувствуя ответ.
-Вас беспокоят с телевидения «Новороссия-24», мы бы хотели вызвать вас для дачи интервью, связанного с рядом выдвинутых вами обвинений в отношении представителя правительства ЛНР.
Срочно вызванная дежурная улыбка выдав «не моя смена, шо ты меня дергаешь, ходють тут, звонють, увесь телефон задзвонылы», грюкнув бронью окошка в вахтерке, свалила к настроению и улыбке на поля тырнета.
Верным оруженосцем из глубин сознания, не спеша и мурлыча что-то свое, выплывало ехидство.
«Кого это, интересно, из высоконечтимых мне удалось достать?! Так, звонящий говорит «вызвать» и «выдвинутых», значит все серьезно. Ну, ладно,-решилась я принять бой,-все равно вон, ехидство уже когти точит. Не дашь ему размяться, оно же потом весь день будет за тобою ходить и ехидничать. Пусть на врагах изощряется».
-А вы вообще-то кто,-начала я пристрелку позиций,- с кем имею честь разговаривать.
- Журналист!- холодно ответила трубка.
-И давно,- не сдавалась я,-что-то я ваш голос не узнаю. Максим? Леонид? Александр?Как давно вы работаете на телевидении? Я всех знаю, а вас не узнаю. Откуда мне знать, что вы с «Новороссии-24», может вы укроп, или хунта, а может вы вообще фошист?
Трубка икнула от удивления.
- В смысле?
-В прямом. Как давно вы работаете на телевидении?
-Ну, уже три года, а что?
-То есть вы работали еще на украинском телевидении,-в моем голосе появились нервно-истерические нотки,-я так и знала. Подстава. Засада. У вас там, что, совсем люстрацию не проводили. Да как можно допускать к работе тех, кто был замечен в работе на укропов. Все! Я звоню Плотницкому. Нет, лучше сразу Цареву. Безобразие!
Трубка занервничала:
-Не надо никому звонить. Вам перезвонят.
«Куда, слабак,- возмутилось ехидство,- вот, блин, я ж еще не начинало»…
Телефон нервно мяукнул тем же номером.
«Красава,-бросилось к телефону ехидство,-давай, давай, родной, интервьюируй же меня наконец».
Но голос в трубке был уже другой. Более серьезный и более холодный:
- В чем проблема? Почему вы не хотите явиться для дачи интервью?-спросила трубка без дежурного «здрасьте».
-Ну, что вы. Я хочу. Очень. Просто меня смутило, что на ответственном посту журналиста новороссии, работает человек. Работавший ранее на укропов. Так нельзя. А вдруг шпион? А вдруг…
-Мы учтем ваши замечания,-холодно отреагировал телефон.
-Обязательно учтите. Вот вы сам, сколько на телевидении новороссии?
-Ну, где-то месяца три.
-О, нормально. Вот сразу видно, ответственный, без этих фошистских ноток в голосе. Так сказать, исконный новоросс. С вами буду разговаривать. Но, все равно, надо сообщить Плотницкому, чтобы не дай Бог, кто-то с укропскими корнями. Не дай Бог. Это очень, я вам скажу, не того. Это очень, я вам скажу того, не того. Должна быть люстрация. Очистка совести, кармы, ауры. Новая страна, новые герои. Новые профессии. С нового листа. А у вас?! Хм! Какое-то недоновороссие получается. А Ново-Россия, ведь старше на сотни веков, чем Россия. Вы должны беречь генный код.Вы читали теорию Фельдмана-Розенбольда о том, что именно новороссы были основателями России? Поэтому Россия должна, так сказать, делится нефтью, газом, землями и другими непосильно награбленными у чесных новороссов богатствами. А сколько славных новороссов были незаконно лишены новоросского гражданства…
Трубка опешила:
- А что есть такая теория?
-Что вы,- укоризненно покачала я головой,- это целая наука, целое исследование в отделе филосотеологии православореликтоведения. Надо знать историю рождения своей страны. Вот так, понабирают в ответственные лица лиц с сомнительным прошлым и что?
-Что?- насторожилась трубка.
-Потом целые страны пропадают! Переписывают историю, подменяют понятия, искажают факты. Тихо. Не заметно. И бац! Нет Новороссии. Есть только Россия. И весь газ и алмазы где? В России. А должны быть где? В Новороссии! Такие лазутчики могут так аккуратно сработать, что и не заметите, как будете искоренять все бурятское. А ведь буряты, именно эти малозаметные парни и были истинными подвижниками новоросских идей в русском обществе. Еще, знаете, когда Ломоносов ехал в Питер, а Державин…
-То есть, вы хотите сказать, что их к нам не случайно привезли?
-Конечно. Будут восстанавливать на генном уровне настоящий новоросский типаж. А то, я смотрю, как-то охохлячились новороссы, искоренила проклятая хунта новоросо-бурятские гены,-вздохнула я трагически.
-Так. Стоп. Вы меня запутали. Давайте сначала.
-Давайте.
- Вам надо дать интервью.
-Кому?
-Нам.
-Почему?
-Вы в своей статье написали, что Ирина Кальниченко (ф.и.о изменены) продает детей в рабство.
-Я? Когда? Где? О Ирине Кальниченко? Та вы шо?! Я более чем уверена, об Ирине Кальниченко в моей статье не было ни слова.
- Но в Фейсбуке.
-И что я написала?
-Ну, вот вы пишите:« В Ровеньках, к примеру, народ в комендатуре еще креативнее. Если пришли просить гуманитарку, могут забрать детей в приют (детский дом), а потом отдать на усыновление более обеспеченным гражданам в соответствии с российским законодательством. Всех просящих, тут же заносят в черный список. Нечего роптать и отвлекать коменданта от насущных проблем похмелья. Да, эта идея с усыновлением, принадлежит матушке и по совместительству члену ПР и члену исполкома Ровеньковского горсовета. Ее бизнесом (отправка в РФ детей и стариков, торговля людьми для использования в попрошайничестве и проституции) уже заинтересовалась ГРУ ЛНР».
-Все верно. Но где здесь идет речь об Ирине Кальниченко. Где конкретно указана ее фамилия, описание ее внешности?
-Хм. Действительно, таких данных нет.
-А откуда вы узнали, что этими грязными делами занимается эта женщина?
-Она сама позвонила и сказала, что вы ее обвинили, а она вроде этого не делает. И она требует вас вызвать в ЛНР на до…на интервью.
-Так. Давайте размышлять. В статье нет ее фамилии?! Нет! В Ровеньках одна церковь? Много. В Ровеньках одна матушка член ПР? Все члены ПР и КПУ. Так с чего вы взяли, что речь о конкретно этой женщине?
-Она сама сказала.
-Хорошо. Идем дальше. Человек узнает себя по описанию, звонит вам и признается в совершении преступления перед народом Новороссии. Что вы, как журналист и гражданин обязаны сделать? Сообщить о преступлении в органы и провести журналистское расследование. Правильно?
-Ну-у-у, как бы да,-теряет уверенность трубка.
- Чего сидим? Мне звонить или проявите сообразительность?
-Да, да, не волнуйтесь, мы разберемся,-активничает трубка,-одно не понятно, о ней действительно в статье ни слова. Под описание подходят десятки людей, почему же она нам позвонила и орала, что это вы ее описали?
-Хороший вопрос, обратимся к логике. Человек узнает себя и свои действия по среднестатистическому описанию, начинает требовать убрать, сори, интервьюировать оппонента, раскрывшего в своей статье преступный синдикат. Может, боится? Может, описание соответствует?
-И я вот думаю об этом. Спасибо за содержательную беседу и помощь в раскрытии преступления. С вами приятно общаться.
-Да, обращайтесь, мне не жалко.
-Ой, так вы приедете на интервью? Просто реально с вами интересно.
-А куда?
-Луганск. ЛНР. Новороссия.
- Приеду, почему нет. Может быть еще ряд преступлений раскроем. А как добраться? Вот из Европы к вам самолеты летают?
-Нет. К нам только поездом до Лисичанска, это если из Украины, потом автобусом.
-А если из Европы?
-Ну, тогда самолетом до Киева, а потом поездом в Лисичанск и автобусом к нам.
-Я вот сижу, смотрю на глобус, ни как не пойму, как ни крути, а где это Новороссия. Украину вижу, Россию. Казахстан. В какой точке мира на карте ваша страна?
-Ну, нас еще на глобус не внесли. Вы же понимаете, укры противятся, ставят палки в колеса. Но мы все равно добьемся признания.
-Это правильно! И Путину письмо коллективное с подписями отправьте. Мол, беда, товарищ Путин, туроператоры и пилоты могут к нам не попасть. Никто не знает, как к нам лететь. Требуем срочного нанесения нашей страны хотя бы на глобус России.
-Мы можем тему следующей передачи сделать «Новороссия на глобусе России».
-У вас прекрасный нюх. Журналистика ваше призвание. И не забудьте о расследовании.
-Спасибо. Я вам обязательно сообщу о результатах. Всего наилучшего.
…Настроение, улыбка и дежурная улыбка, икали под сосной, собирая из шишек глобус России. Ехидство, мурлыкая и потягиваясь от удовольствия, ушло жевать пасочку с крашеночкой. Они еще не знали, что вечером наши недруги забанят нас на ФБ...
…Читают ведь, а. И себя узнают. И свои преступления. Ой, сори. Свой вид деятельности. А я еще сомневаюсь в правильности доноса информации, думаю «писать или не писать». Вот, после моей публикации об оленеводстве Донбасса даже совещание в исполкоме проводили. Говорят, вру, нет оленей в городе, проверяли. Но это уже другая история.

Оригинал

Мои родные девочки и мальчики. Мои родные друзья. Мои родные люди. Человеки!

Спасибо Вам всем. Просто ошеломили, укутали и согрели любовью. Спасибо всем за помощь и поддержку, и юмор, и такт и разделенную боль , и переживания. За все! Артем из 72-й прислал деньги,с письмом "Лена, купи гусей, а то позвонит родня из раши, а ты у фошистов и без гуся американского". Сосед из Свердловска, теперь тоже Черкасчанин подарил уток. Спасибо всем, кто пополнил счет мобильного, перекинул деньги на карту, прислал вещи и рассаду, саженцы и семена, посуду. Я чессс просто упала духом. На зоне как-то было проще. Я пишу, вы молитесь, ведем бой за страну, бьем оккупантов. Здесь все сложно. Быт, проблемы. Звоники от туда "забери хоть детей", "найди жилье", "помоги уехать". А я сама, как осинка в поле. Холод, пустой дом и отчаяние. Простите, что попросила помощи именно для себя. Простите, что не справилась. Было очень стыдно, правда. Спасибо за такт, что поняли, поддержали. Столько всего, что ком в горле. Но я стараюсь. Больше не плачу. Наварила мыла. А то приезжают гости с подарками, а мне стыдно, что не могу ничего подарить. Вот вчера, как взялась, как собралась, как нафейячила. Напоминаю Елена Игнатенко, весна, зеленуха и цветы (!) Я вот наварила одуванчикового, крапивного и чистотелового мыла, давай, делись, чего ты мастер-классишь. Больше улыбаюсь. Ведь все уже Украина. Ведь только у меня в огороде картошка из Хоцек, Переяслова, Богуслава, Львова, Черкасс и Тернополя. И цветы со всей Украины. И вещи самые теплые, потому что от души и от друзей, и наволочки самые вышитые, и кастрюльки самые вкусноварительные. Все передано с такой молитвой, с такой душой собрано, что каждая вещь просто греет. И, что удивительно, все подходит. Стою, думаю, сделала тесто на блины, а лопаточки нет. Вдруг, раз, приезжают две Оксаны и Наташа и выгружают и ножики, и ложечки, и лопаточки, и пельменницы, и сковородку, и мясорубку, и утюг. Говорят, мы просто знали, что, вот мелочей у тебя и нет.А потом приходит посылка, а в ней тетрадки, краски, заколочки. А потом...Спасибо вам. И за посылки, и за деньги, и за встречи. Это так...Все, все, слезы втянула. Я улыбаюсь. Я счастлива. Ведь только в моем дворе встречаются люди, которые обнимают друг друга и даже встречаются после долгих лет потери контактов. Только я разговаривая по телефону с Дзвінкою Торохтушкою обнимаю Дзвінку Матіяш. Кто-то стучит, кто-то пилит, кто-то дрова выгружает. "Лена, отойди, не мешай работать. И вообще, марш писать"- гонят меня мои помощники. Извиняюсь перед каждым за свою, наверное, беспомощность или слабость. На меня ругаются: "Не мешай делать добрые дела, не порть нам карму"- и смеются. И только в личку приходит "ну и сиди в голоде и в холоде в своей Укропии". Не отвечаю, не оправдываюсь. Щас. Еще узнают, что у меня светло и тепло.А еще общение. Мне его не хватает. Спрашиваю, стоит ли мне дальше писать. Ругаются сразу все хором: " Пиши. Даже, если не о войне, пиши". Очень просят писать то, что не могла выкладывать в целях безопасности, находясь там. Когда рассказываю о том, что там было, у всех шок "это должны знать все". "Но ведь это прошло, уже ничего не изменить"- сопростивляюсь я. "Уроки нужно выносить из всего, да и тут-то мы ничего не знаем, что там"- отвечают мне. При гостях звонки. Координаты. Движение. Просят совет. Сообщают новости. "Донбасс живет Украиной"- подводят итоги гости. " У Донбасса высочайший украинский патриотический потенциал - делится наблюдениями Дзвінка Матіяш после поездки в Краматорск,- там сейчас словно впитывают Украину, как воду в жару". Эти слова лечат. Вообщем, меня подлечили, забинтовали, намазали любвеобильно-счастьеобеспечивающей мазью с эффектом паникоподавления. В селе радуются, все беженцы порядочные, не пьющие, с детками и село оживет. Все, я картошку сажать. Обнимаю всех. Еще раз простите, что попросила помощи, знаю, как всем трудно.
Мои родные люди, спасибо, что вы есть. За то, что вы и есть Украина! Только так, своей работой, словами, творчеством я могу поблагодарить всех, кто столько помог мне, моей семье, моим землякам, нашим беженцам, нашей армии, нашей стране, друг другу. Это не просто стихи. Это мой поклон ВАМ ЛЮДИ!
Спасибо за ваши письма, денежные переводы, посылки, саженцы, семена, инструменты, продукты, вещи, лекарства. Спасибо за ваше тепло. За рушнички, высланные для нового дома, иконки, крестики, молитвы, книги, стихи. Спасибо за каждое семечко и саженец. Спасибо за то, не просто читаете, а сохраняете в душе мои рассказы. Так трогательно и щемяще- нежно, что именно Люди, Друзья, Читатели, которые тебя никогда не видели, помнят из твоих рассказов то, что я там, на Донбассе, у меня был свой Прованс и присылают лекарственные травы, ортопедическую подушку спасающую от боли в спине, ярко-желтый шарфик и кофточку с записку «я помню, что ты любишь желтый цвет, цветов нет, поэтому носи». Сотни раз перечитываю смски, прикрепленные к переводам «держитесь, мы с вами». Спасибо всем, кто помог за такт. И приезжающие, и звонящие чувствовали, что мне неловко, а порой стыдно принимать помощь. Никто не сказал слова «беженцы», «переселенцы», «помощь». Только «Леночка, это вам и вашей семье», «Леночка, да это просто в подвал не поместилось», «Леночка, это пусть будет тепло и красиво», «Леночка, это просто я не был на встрече, считайте, что это ваша работа и ваша зарплата», «Леночка, это просто за то, что я не опустилась до уровня орков и не впустила в душу ненависть, это за вашу работу», «Леночка, это цветок в дом, денежное дерево, пусть принесет удачу».
Я так боюсь кого-то не назвать, кого-то не поблагодарить. А Люди, чуткие, беспокойные Люди, приезжают, рубят дрова, учат обращаться с пилой, сажают кукурузу и клубнику, привозят рассаду и удобрения, домашнюю купорку и продукты, рассказывают об агротехнике и местных особенностях полеводства. И.. « ой, Леночка, тебе же это купорить надо будет, еще раз в гости приедем, с банками». Выгружают, как-то торопливо стесняясь, отказываются от чая, на ходу рассказывают о знаменитых и прекрасных, иногда таинственных или исторических местах, расположенных вокруг села. Археологи, приглашают в музей, рассказывают о стоянке и раскопках, домике из костей мамонта в соседнем селе, и все это со светящимися глазами о работе и тихо «ну, что вы, не благодарите, держитесь, мы просто так заехали» оставляют сумки с продуктами и вещами. Просто, как заехали к родне на дачу, выгрузились и побежали по своим делам. Это трогает и…нет, я не плачу, я уже не плачу. Мне так тепло, что слезы высохли. Просто я хочу всех поблагодарить, но слов нет.
Ваши поступки, ведь так опекают всех переселенцев, солдат, сирот, друзей, украинцев, гостей, ваши поступки -это океан Любви, в котором мы просто волны. Мы не пиаримся и не кичимся совершенным Подвигом, мы просто несем Любовь. Все это, что-то уникальное, не поддающееся описанию и объяснению, делает нас, украинцев, сильнее и счастливее, даже в войну. Спасибо, что вы Люди держите мир, небо и страну на своих плечах, даже не понимая, не осознавая этого ПОДВИГА! Мы победим войну Любовью!

Оригинал

olena stepova

Сайт автора Олена Степова
olenastepua@gmail.com
Заказ книги



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube


comments powered by HyperComments