Опубликовано: 08.07.2015 23:32

Олена Степова: Чистка Луганщины или штат Малая Колорадка / Донбасс под властью бандитов

olena stepova



Эхо войны.(Прошу не только прочитать, а высказать мнение, особенно спецам в соответствующей области)

Где-то за полгода до российско-украинской войны в районе моего поселка нашли снаряд, который спал в земле 70 лет. Спящая смерть или эхо ушедшей войны, - называли такие находки в прессе. Сколько их сейчас на Донбассе? Растяжек. Блиндажей, наполненных оружием. Мин. Ловушек.
Об этом уже говорят многие. Восстановление Донбасса не возможно до полного его разминирования. Вторая мировая 70 лет напоминала о себе ржавыми оскалами не разорвавшихся снарядов. А эта война, чем аукнется она? Каким оно будет эхо современной войны?
Все чаще сообщения от земляков пугают. Все чаще заставляют думать.
В зоне оккупации высокий рост самоубийств. Покончившие с собой как мужчины, так и женщины, возраст от 15 до 80-ти, причины сведения счета с жизнью разные. Первые суициды, которые фиксировались в октябре 2014 года-феврале 2015 года, были связаны с голодом. Сейчас…
Сейчас сообщения о психологическом состоянии людей в зоне потрясают.
В зоне высокий уровень алкоголизма, заканчивающийся белой горячкой и суицидом. Возрастной порог от 12 до 60-ти лет.
В зоне высокий уровень наркозависимых, заканчивающихся галлюцинациями и суицидом.Возрастной порог от 14 до 60-ти.
В зоне высокий уровень психологических заболеваний. Люди слышат в голове голоса «из телевизора», новости, целые передачи, ток-шоу. Они говорят, что этот гул новостей, призывов, повествований просто не заканчивается. Мне пишут знакомые, которые раньше были не замечены в «разговоре со стеной». Они с ужасом констатируют, что не в состоянии избавиться от постоянного присутствия гула из голосов ведущих российских телеканалов. Люди видят галлюцинации, которые они воспринимают, как явь. Они рассказывают только им одним известные новости, которые они «видели», «читали», «участвовали». Мой знакомый нарколог, сообщившая мне эту информацию, рассказывает, что к ней приходят люди, которые просят «выключить у них в голове телевизор».
Негры, легионы НАТОвских войск, высаживающихся из самолетов, немцы в форме времен Второй Мировой, инопланетяне, летающие тарелки со свастикой и флагом Правого Сектора, собаки с головами людей, змеи, ползающие по городу, вода в ванной, окрашенная кровью, люди, бегущие в атаку в форме советской армии и танки со звездами (свастикой) ведущие бой на улицах города…это не полный список видений, описываемых пациентами на приеме у нарколога.
В детском саду одного из поселков города воспитатель сажала детей у стены и «включала» мультики. Она кричала на детей, что они шумят и мешают ей смотреть телевизор, уговаривала их смотреть «Ну, погоди», которые якобы шли по «телевизору».
Все чаще вполне здоровые с виду люди говорят «вот, смотри, сейчас я смотрела (читала) ах, новости закончились (страница пропала). И то, что они «видела» или «читала» найти в Интернете никто не может.
«Люди с телевизором в голове» - это женщины в возрасте от 30 до 55 лет. Это постоянные интернет-пользователи сайта «Одноклассники». Многие из них имеют высшее образование, семьи, доход, не голодают. Женщины, живущие в зоне, спиваются. Врачи, работающие в зоне оккупации, констатируют рост женского и подросткового алкоголизма.
В кабинеты врачей наркологов, психиатров очереди. В зоне нехватка психотропных средств. В Луганске в день до 10 вызовов «психиатрической скорой помощи». Основные пациенты с первичными признаками шизофрении или психических расстройств, это молодые люди в возрасте от 18 лет до 35 лет. О нехватке психотропных препаратов открыто говорят по телеканалам «Новороссия-24» и ЛОТ.
Те, кто принимал участие в боевых действиях, идут в свой «незримый» бой теперь каждый день. Повышенный уровень агрессии опять же порождает суицид, видения, ведет к алкоголизму и наркомании. Пришедшие «на побывку» ополченцы расстреливают свои семьи, жён, по подозрению в измене, сослуживцев, по подозрению в работе «на укропов».
Что это? Эхо современной войны? Почему всплеск суицида, психологических заболеваний именно в зоне оккупации, где работает исключительно русское радио и телевиденье?
Я понимаю, осознаю, что «поехать крыша» может у тех, кто воевал, так называемый «афганский синдром», но, как объяснить «общение с телевизором» в голове у тех, кто не воевал.
Будет ли когда-нибудь расследовано это преступление против человечества или снова останется тайной и недосказанностью в одной из глав о геноциде украинского народа? Я не психолог, не нарколог, не врач. Мне просто болит. Болит войной, болит родным городом. Я слушаю земляков. Я пытаюсь их понять. Я анализирую факты. Я хочу услышать мнение специалистов. Что происходит в зоне оккупации?

Оригинал

"Чистка" Луганщины перед приездом ОБСЕ или штат Малая Колорадка

В четверг, пятницу и субботу прошлой недели жители городов Свердловск и Ровеньки получали долгожданное наслаждение от созерцания мордотыканья и пинкодратия казачья. Говорят, что можно смотреть на красивую женщину, лошадь, огонь и воду. Возможно, но где-то в другом мире. В зоне вечно можно смотреть, как мордотыкают и наручникоцепят вкусивших власть владельцев калашей и машин с номерными знаками «новорос». В роли хунто-карателей выступили русские полицаи, ФСБшники и ГИБДДшники, приехавшие за уловом в приграничье. Были задержаны все, кто имел оружие и кто передвигался на «отжатых» автомобилях без соответсвующих документов или с документами выданными «комендатурой Новороссии». Русские ГИБДДшники требовали у «новоросов» документы на авто исключительно украинского образца. В связи с этим у городских ватанов полное испепеление ваты головного мосха.
Удивленно-сдавленные крики опочленцев, лежащих на земле в наручниках «пацаны, мы ж за вас воевали», «пацаны, мы так не договаривались», «мы будем Путину писать», «не за это воевали» привели к полному сбою путиноверов с новоросского пути и резкой смены аватарок в «АДноклассниках»
Начали пустеть группы «Свердловск-Новороссия», «Свердловск-ЛНР», «Свердловск против гейЕвропы», «Свердловск-АнтиМайдан» и «Свердловск-это РАсия». Люди с национальностью «нашидедывоевали» и «путиннасспасет» удаляют аватарки «взятия «Метро» и отжатых авто, а вместо бравых камуфляжноносителей с аватарок «Однокласников» улыбаются шахтеры, сталевары и домохозяйки. Сменились и топ-темы обсуждения ватного мира. За всплеском «путин нас кинул» и «путин нас предал», «не за это воевали» и «не этого хотели» тихий шелест загадочного «а шо теперь делать».
Отжатые машины, отобранные загадочным патрулем на улицах Свердловска, тихо стоят на площадке возле милиции в ожидании хозяев. Вернут ли их возможно живым владельцам или после договоряков между казаками и русскими назад калашедержателям, не известно.
Милицией ЛНР задержаны мародеры и взяты под контроль склады с гуманитаркой, усердно отжатой сотрудниками горсовета и ДТЭКа, ответственными за работу с социально незащищенными слоями населения. По официальным бумагам гуманитарка была еще зимой роздана населению, которое за ее получение даже поставило почему-то одинаковые росписи.
Воскресенье принесло новые переживания и развлечения жителям зоны. Из развлечений здесь давно или залп гаубиц, или граната в руках обкуренного опочленца, поэтому к ним особое отношение. В качестве цирка Свердловск посетили представители ОБСЕ, которых интересовал вопрос «есть ли русские войска в городе». Напомню, город Свердловск находится на границе с РФ (12 км от границы) и в полной оккупации с апреля 2014 года.
Удивительно, но перед приездом высокочтимых гостей в городе:
1. Исчезли все блокпосты с русскими флагами.
2. Исчезли люди в камуфляже, обвешанные гранатами,с ПЗРК на плече и ковыряющиеся в носу дулом от калаша.
3. Представителей ОБСЕ встречало экс-руководство города, которое «самораспустилось», поняв, что от сотрудничества с теми, кого они звали с надеждой на «шото обломиться» ничего не обломилось.
4. На полигонах за городом наступила смирительная тишина.
Походив по городу, пообщавшись с населением, наслушавшись перлов «Свердловск против всех», «держи америкосов», «глянь НАТО в городе, я же говорила, мы с америкосами воюем и они нас победят», «повлияйте на Обаму, пусть перестанет воевать со Свердловкой», «повлияйте на Путина, пусть выполняет обещания и берет к себе», «повлияйте на Порошенко, пусть немедленно перестает воевать на нашей территории с Путиным и Америкой», «мы вообще не воевали, они тут все сами по себе стреляют», «немедленно освободите город от освободителей», «в Свердловске нет русских войск только русские танки», «уберите из города ваших казаков», «вы приехали это что, нас опять обстреливать будут», «русских ополченцев в городе нет, только за городом ездят, мы их в город не пускаем, все дороги, гады, разбили», «почему русские на границе хамят ополчению», «почему русские нас не признают», «немедленно расстреляйте всех, кто торгует на рынке по завышенным ценам», «когда будет зарплата и пенсия, вы же кредиты нам дали», «если нас победит Америка, будут ли платить пенсию в долларах» представители ОБСЕ откушали в городском кабаке, и отбыли на границу. До вторника в городе будет тихо, так как завтрак, обед и ужин в «Эдеме» заказаны для гостей еще на два дня.
Думаю, выводы ОБСЕ будут лояльные к русскому миру, так как ни в городе, ни на границе русские танки не обнаружены. Какая оккупация? Какой русский мир? Какие казаки-опочленцы? –ОБСЕ ничего не заметила подозрительного. Ну, решили горожане свой флаг города поднять, подняли. Он же Украиной утвержден. Мер города и горсовет захотел самораспустился, захотел самовосстановился, его право. Люди живут. Розы цветут. Какая такая война, какая такая оккупация,- не поймут представители ОБСЕ.
Зато ватаны города, сматывая колорадки (не тренд сезона) истерят по поводу «город осматривали представители НАТО, Путин проиграл, нас отдают Обаме». Первый раз не злюсь, читая городские группы «АДноклассников». Даже поддерживаю разговор. Да, НАТО в Украине. Да, Путин проиграл. Да, (простите, други, штато-сепаратизм) Свердловск новый штат США (уже вкинула название штат Малая Колорадка, Свердловск-сити-стайл). Вот, думаю развить у ватанов тему «если нас победит Америка, будут ли платить пенсию в долларах». Такими темпами они и в НАТО вступят, и русню погонят.
А вы говорите ОБСЕ бесполезная организация слепоглухих наблюдателей. Это как ее подать. В нашем Свердловско-приграничном соусе, вернее, хаосе, и ОБСЕ за НАТО сойдет.

Оригинал

sobaka ulybaka olena stepova

ЧИП. Собака-улыбака.

Все мои ФБучники, кто приезжает к нам в гости влюбляются в Чипа. Чип- это собака-улыбака, которая досталась нам вместе с домом. Когда мы приехали смотреть дом, шел дождь. Меня с трудом заставили выйти из машины. Каждый осмотр дома был для меня пыткой. Всё не то, всё не так. Я понимала, что после книги, интервью, выступлений и вывезенный документов, о возврате туда речи быть не могло. Но и тут…все было чужое. Черные деревья, кажущиеся безжизненными, дом, еще хранящий чьи-то фотографии, запахи и вещи были слишком сильным потрясением.
Я стояла во дворе. Дождь со слезами вперемешку. Опущенная голова и плечи, как сломленные крылья. Мне уже было все равно где жить. Это страшно терять дом. Если бы это был просто переезд. Вот, запланировали и переехали, ближе к Днепру, лесу. А это было бегство. Это была моя проигранная война. Я обреченно смотрела вокруг. Взгляд натолкнулся на будку. В ней пес. Просто лежал и смотрел на меня. По его морде так же стекали то ли слезу, то ли капли дождя. И обреченность.
Старая, брошенная собака, она понимает, что никому не нужна. Затухающая жизнь. Затухающий взгляд,- думала я, смотря в его немигающие глаза.
Хозяйка дома, увидела, что я смотрю на пса.
-Ой, он раньше такой злой, гавкучий был, а сейчас прямо не знаю, что с ним, но он к дому в придачу,- извиняющимся голосом сказала она.
-Ничего, докормим, не выгоним, пусть будет, - отреагировала я, пряча слезы.
Когда она ушла, оставив ключи, я подошла к псу. Села возле будки. Некоторое время мы так и сидели. Я, глотая слезы и он, глядя в пустоту.
- Надо жить, - вдруг я сказала ему,- понимаешь. Твоя хозяйка умерла. Мы теперь туту будем жить. Так бывает. Не бойся. Ну, не бросать же нам друг друга в беде.
Я протянула руку. Он поднял голову. Осторожно ткнул меня носом в руку и лизнул. Я расплакалась еще сильнее.
-Слушай, а пойдем в дом,- я смело отвязала его с привязи, - все равно полы мыть, покажешь нам тут все. Собака послушно пошла рядом.
Первая ночь в доме была жуткой. Ветер, холод, дымящаяся печка. Мы лежали на кровати втроем. Муж, я и дочка. Пес сидел возле кровати. Утром нам надо было уезжать за вещами. Мы привязали собаку и выехали за ворота.
Он опустил голову и пошел в будку. Лег, так, как мы его увидели первый раз, положив голову на передние лапы, и его взгляд потух, как будто его выключили. Даже не потух, просто безысходность мира расплывалась по двору из его усталых, опустошенных глаз.
-Ты, что,- погладила я его,- мы ненадолго, мы вернемся.
Пес не отреагировал. Он думал, что мы снова бросаем его.
Когда мы вернулись, он не поверил. Он поднял голову и долго смотрел, как мы выносим сумки, упаковки с книгами, рубим дрова. Разгрузив машину, муж пошел топить печь, а я подошла к нему. Погладила:
-Ну, а ты не верил, думал, бросили. Мы будем уезжать, но теперь будем сюда возвращаться. Это наш дом. Так получилось,- я не знаю, кого больше я уговаривала, его или себя. Мне тоже нужно было осознать, что это мой дом, куда я могу возвращаться. Я положила ему косточки и сняла ошейник. Он понюхал кости, зашел в дом и посмотрел, как дочка расставляет пакеты, принюхался, горела печка. И вдруг. Это вдруг просто было нереальным и фантастическим. Собака улыбнулась. Так классно, широко, открыто.
-Мама, смотри какая классная у нас собака. Собака-улыбака, - смеялась Мира, - ну, опять ты ревешь, и так дождь, ма-а,- успокаивала она меня.
Утром к нам зашла познакомиться соседка, и была не злобно облаяна весело скачущим вокруг Мирославы псом:
-Ты гляди, ожила собака, - удивилась она,- а я думала, бабку не забудет, здохнет, а он, гляди, ожил.
-Мама, а как его зовут,- спросила Мира,- мы забыли узнать. Мам, пусть будет Чип, ладно?
Мы позвали собаку:
-Чип!
Он расцвел в улыбке и рванул скакать возле Мирунчика.
У нас там, в зоне, жил Чип. Его подобрали дети 16 лет назад. Этой зимой он ушел по радуге.
Когда к нам приехали бывшие хозяева дома, которые привезли нам картошки и купорку, узнав, что мы беженцы, мы спросили, как зовут собаку.
-Ой, забула вам сказать,-махнула руками тетя Оля, -Чип. Ты гляди, какой он у вас шустрый стал, признал, ожил, - радовалась она, - спасибо, что согласились его взять. У нас большая собака, порвать может.
Чип. Так сложились звезды.
Он любит, когда его вечером отпускают гулять. Набегавшись, он садится с нами в саду и слушает, как я читаю что-то написанное, любит пить, налитый ему травяной чай. Это уже ритуал. Когда мы устаем, он тихо скулит около дверей, зовя хоть молча посидеть в саду. Тогда он просто кладет морду на колени и улыбается...
Сухарик или у каждого из нас в жизни было что-то не то.
Прожив в доме два месяца, посадив огород и чуть придя в чувство, мы с Мирой решили пойти в лес.
-Живем около леса, а видим его издалека, - возмущался ребенок, - давай приключений, хватит работать.
Я ее понимала. Четырнадцать лет, ей бы побегать, она привыкла к свободе степи, а тут…ни друзей, куча домашних хлопот. Огород и тяпка со стразиками. Это, чтобы чуть разнообразить посадочные работы Мирослава украсила тяпку, нарисовав ей глазки, губки, реснички.
Решили,- выходной! Для безопасности похода взяли с собой Чипа и в качестве телохранителя, и на случай «кто-то же должен дорогу домой найти».
Чип услышав «гулять», метнулся в будку, и выбежал с сухарем в зубах.
-Мама, Чип с тормозком, и мне тормозок,- ребенок метнулся в дом и выбежал с булкой и бутылкой воды.
Так мы и шли. Чип с куском сухаря во рту и Мирка с булкой и бутылкой воды под мышкой. В лесу мы почти сразу нашли сокровища,-тютину и вишни. Вишни были еще зеленоваты, а тютина уже поглядывала из зарослей спелыми темно-фиолетовыми глазками. Накинув поводок на ветку, мы набросились на ягоды. Да, доля переселенца заставила затянуть пояса, и урезать меню. Это там был свой сад, свой погреб, свои запасы, тут не было ничего, поэтому ягоды стали неожиданным, приятным и спасительным лакомством. Мы скакали вокруг дерева, как козочки, через раз кидая ягодки то в кулечек (на варенье) то в рот.
От места, где сидел Чип, мы отходили ну, метров на пять, не больше. Но когда мы к нему подошли у нас был шок. Он плакал. По морде текли слезы. Крупные и мутные.
-Чип, ты чего, - Мирка обняла собаку, - мам, он плачет, он подумал, что мы его бросили.
Мы тискали собаку, обнимали, уговаривали. Я взяла сухарь и сказала:
-Так, не чего таскать сухарь, не голодный, дома съешь.
Мы всю дорогу разговаривали с Чипом, чтобы он не боялся, а он не отходил от нас.
-Мам, что-то в его жизни было не так,- сказала шепотом Мирка,- видишь, как он среагировал на лес.
-Да, - покачала я головой,- видимо у каждого из нас в жизни что-то было не так, что мы нашли друг друга.
Теперь, когда при слове «гулять» Чип берет из будки «заначку», я осаживаю его:
-Дома потом поешь!
И он весело и уверенно бегает с нами по лесу. Его ждут дом и сухарик в будке. Он это знает.
Собака Баскервилей или НАТО в селе.
К нам в гости приехала Оля Грановская, оценив ситуацию быта, вернее его отсутствия, уехала с криками «ужос, ужос, надо шото делать». «Шото делать» реализовалось в кучу посылок помощи в организации быта.
Оля, как чуткая и ранимая дама, тут же была наповал сражена нашей собакой-улыбакой.
-Лена, это что-то. У него умные глаза. У него вообще такие глаза,- влюблено шептала Оля, требуя ежедневную порцию Чипования в качестве фотосессии любимца, - ему нужно новый ошейник,- сказала Оля и озадачила всех фейсбучников.
Ох, Оля-Оля, если бы ты знала, к чему приведет твое чиполюбование.
Наташа Оленишина, поддавшись на Олино «усьопропальство» купила Чипу ошейник. Я привезла его, когда возвращалась со Львова. Прежде чем одеть, зная тонкую собачью натуру, мы дали Чипу его рассмотреть и понюхать.
-Чипун, смотри какой крутой ошейник,- выступила в роли рекламного агента Мирослава,- со светоотражателем, кожаный, моднячий.
-Да, Чип, да ты теперь в таком ошейнике, прям первый парень на деревне, вернее, первый пес, - подытожил муж.
И Чипу одели ошейник. Вот, хоть верьте, хоть нет. Но он прямо заглядывал в глаза, спрашивая, мол, ну, как. Он, кстати, набегавшись за ночь, утром, бежит к будке, привязываться. Таковы правила села!
-Супер!- подытожила Мира,- красавец, стильно, модно, удобно, давай лапу!
Нам еще несколько раз пришлось сыпать комплиментами, так как Чип, вертелся перед нами, демонстрируя обновку и требуя восхвалений. А говорят, мужчинам комплименты не нужны. Доброе слово и собаке приятно.
Нахваставшись и накрасовавшись перед нами, Чип рванул в село.
Видимо хвастать,- посмеялись мы.
Утром муж пришел из магазина озадаченный и сразу к кроликам и уткам. Все живы!
-Что случилось?- удивилась я его поведению.
-Да в магазине говорят, что чупакабра в селе бегает, возле нас видели, возле кладбища, - ответил Сергей.
В чупакабру я как-то там, на Донбассе особо не верила, но, кто знает, лес рядом.
На следующий день прибежала соседка. В селе паника. Мужики, выходя из автобуса, выдели монстра, светящиеся знаки и ползущих людей по кустам в военной форме.
Ребята, которые едут ночью со смены «Нашей Рябы» рассказывали, как, выйдя из автобуса, еле спаслись, заскочив назад с воплями «закрывай дверь, там бежит и светится».
Селяне везде одинаковы,-вздохнула я, - вспоминая лазерные указки, которые мои соседи приняли за зомбирующие пучки НАТОвских самолетов,- что-то ехало, вот и блеснуло. Может правда техника проезжала, мало ли, война.
Для меня конечно военная техника нормально, а для людей, никогда не видевших танков, ГРАДов, Искандеров, любая камуфляжная таратайка БУК.
На следующий день, когда на нас в магазине посмотрели очень косо. В селе стали поговаривать о том, что по селу бегает светящийся монстр, эдакая собака Баскервилей, а в селе, мол, много «понаехавших», которые неизвестно, что с собой привезли и с какой войны приехали. Может это что-то военное, НАТОвское, ведь не зря говорят, что на Донбассе высадились американцы.
Я загрустила. Муж в целях безопасности, чтобы не подстрелили Чипа охотники за чупакаброй, запретил его отпускать.
Вечер. Темно. Я выхожу на ступеньки, по привычке посидеть с Чипом под звездами. И вдруг. Вдруг я вижу мелькнувшее возле сарая яркое пятно. Прыжок. Дверь на замок. Паника. Но…там же Чип. А вдруг чупакабра его съест? Друзей в беде не бросают. Странно, что вторая собака не лает. В голове сплошная шерлокохолмятина и окошмарение вязами. Фантазия же ого-го.
Идем смотреть. Включаем свет. Открываем дверь. Яркое пятно прыгает возле сарая и скулит. Чип. Чип и его новый ошейник со светоотражателем...
Видать Чипу запали в его собачью душу слова «ты теперь в этом ошейнике первый пес на селе» и он рванул хвастаться по всем своим собачьим друзьям. Шикарно блистая светоотражателем в лучах редко, но проезжающих по селу авто.
Новый ошейник сняли, надели старый. От греха подальше. Оля, Наташа, не переживайте. В новом ошейнике мы теперь только гулять и только под контролем. Зато, с какой гордой осанкой. Еще бы! Первый пес на селе, как ни как!



Оригинал

Просто домашнее.
Туманный монстр.

Я не люблю туман. Туман на Донбассе - это грязь на одежде и теле, привкус серы от горящих отвалов, головная боль и мрачное настроение. Тяжело и неуклюже сползая на город, он превращается в сероводородный смог, насыщенный мелкой антрацитовой пылью. Фу! Так не хочется выходить из дома, а тем более попадать в его удушливую пелену. Только в степи туманы, которые клубятся между ложбинок курганов, выглядят чуть привлекательнее, прикрывая декольте степного пышногрудья и делая степь загадочно-эротичной. В эти минуты, кажется, что она дышит. Вдох, выдох и клубящееся колебание междогрудий. Но все равно и они не тянут на праздничную фату невесты. Такие же серые, как запылившаяся вата.
Климат Каневщины очень отличается от климата Луганщины. Там вечная сушь. Тут сплошные радуги и внезапные дожди. А после дождя туман всегда виден на Каневских холмах. Бродит, клубится, вьется над соснами белесой дымкой, похожей больше на дымок от костра, чем на туман. Иногда, кажется, что это просто облака зацепились за сосны, и висят, обмякшими парусами. Близко здешний туман я еще не видела.
На днях мы пошли в лес за шелковицей и черешней. О, благодатные Каневские леса! Тут все, чего не хватает в жизни переселенцу,- черешни, шелковица, яблони, абрикосы, груши. Шелковица крупная и чуть маслянистая на вкус. Сладкая и всегда сочная.
Кидаю ягодку в рот. Закрываю глаза. Сравниваю, вспоминая вкус шелковицы в моем селе. Разница есть! Шелковицу на Донбассе мы зовем тютина. От слова «тут», «тутовник». На Луганщине она более душистая, хоть мелкая и чуть суховатая, так как вызревает обласканная знойным, насыщенным горечью чабреца степном ветре.
А вот черешни! Каневские лесные черешни несравнимы ни с чем. У них необычный вкус, как бы с дымком, с чуть горьковатым послевкусием. В них удивительно переплетаются пряные ноты каких-то лесных трав, похожих на белый перец, с кислинкою и смолистостью сосны, и, конечно же, хмельным медом акаций. Когда ты их раскусываешь, мелкие, но сочные, ах…
-Мама, вот, наверное, чем питаются феи! - мурчит от удовольствия Жизнелюбие и определяет странный вкус, как «что-то изюмное». Не хочу разрушать сказку, но поздно, Жизнелюбие, урча и почавкивая, самостоятельно приходит к выводу, что черешни-то цвели вместе с соснами и акацией. Вот трудолюбивые пчелки и вездесущий ветер и разнесли пыльцу с цветка на цветок, придав ягодам необычный и загадочный вкус.
-Мам, это новый сорт сосново-акацивыевые черешни! Чур, мой! Я изобретатель! Назову их, назову…А, сначала съем, потом назову!
Поход в лес всегда подвиг. Во-первых, мы еще не знаем окрестности. Во-вторых, дождь может догнать где угодно. Мы уже подозреваем, что он охотится за нами. Наблюдает из-за холмов и как только мы в лес, он сразу в тучи и поджидать.
Домой всегда возвращаемся перепачканные шелковицей, мокрые и взбудораженные. И тогда чай. Да! Земли здесь благодатные! Шалфей вот еще не нашла. А вот подмаренника, репяшка, чабреца, буквицы, донника, алтея, акации, липы… Каждый раз вместе с ягодами приносим пучок травок. Хорошо!
Сижу умиротворенно прихлебываю чай, завернутая в кем-то заботливо подаренный халатик. Волосы еще мокрые. Дождь опять нас переиграл. Зашел со стороны другого села. И мы его не увидели из-за сосен.
-М-а-а-а-а-а! Там такое!
Надо бежать. Жизнелюбие не отстанет. Иду с полной уверенностью увидеть радугу. Но радуги нет.
По полю, нам на встречу идет туман. Скользит по бахче и кукурузе, плавно поглощая верхушки травы. Медленно, как густое, сельское молоко. Как покрывало, которое в полусне тянет рука.
-Мам, глянь, как в кино!- удивлению и восторгу Жизнелюбия нет границ.
Шмыг! Она уже в поле.
-Ну, куда?- бурчу я, идя за ней,- ты же еще не высохла.
-А, потом, - отмахивается,- смотри, какой он, - снизив голос, шепчет Жизнелюбие, - так в кино показывают, да?!
Туман уже полностью поглотил Каневские холмы. Белый и удивительно плотный. Он медленно доползает прямо к нам и останавливается.
Это вызывает бурю эмоций у Жизнелюбия. Поле, как бы разделено на две части. Зелено-солнечная и молочно-зеленая, не видимая.
Жизнелюбие тыкает туман пальцем. Я тоже не выдерживаю, глажу по нему рукой. Рука проваливается в молочный плен. Он мокрый и странно-бархатный. Я, улыбаясь, пытаюсь набрать туман в ладоши.
Жизнелюбие, наклонившись, тыкается в туман носом.
-Ма, я туман ем, глянь, ням-ням-ням. Мам, а тут монстры есть,- переходит на шепот Жизнелюбие.
- Тебе четырнадцать,- подыгрывая, напоминаю я шепотом.
- А монстры об этом знают? - спрашивает Жизнелюбие шепотом, но уже с явными нотками набедокуривания. Секунда. Прыжок. И вот уже из молочно-кукурузного моря доносится звонкое:
-Л-о-о-о-ш-а-а-д-к-а-а-а! Л-о-о-о-ш-а-а-д-к-а-а-а! Ты гд-е-е-е!...
….На следующий день температура. Ангина! Вот и побегали под дождем. Лежит с красными щеками, шмыгает носом, требует внимания и сказки. Дохлебывая чай с малиной, алтеей и липой сообщает хрипя:
-Это меня туманный монстр укусил. Похоже, у них нет возрастного ограничения!
Ну, вот что ты будешь с ней делать?!

Оригинал

Война идет на всех фронтах. Не стоит забывать об этом.

Страшный пост. Патриотично ли писать о не патриотичных поступках? Патриотично ли говорить о коммертизации войны? Что видят и о чем молчат волонтеры в зоне.....

Valentin Torba
George Tuka

Самое главное во всем этом "контрабандном" процессе не зарабатывание денег, как таковых. Деньги - лишь инструмент.
Существует простой алгоритм, четко отрабатываемый ФСБшниками:
шаг 1: провоз машин с грузами за взятки
шаг 2: создание "совместного бизнеса" (одни деятели договорились с террористами о восстановление разрушенного мостика для организации своего "канала").
шаг 3: "подсадка на иглу", т.е. процесс получения больших денег становится привычным и главным (!) занятием военнослужащих. Как результат - падение боевого духа и разложение армейского коллектива.
шаг 4: первые попытки "братания": "Брат! Нафига тебе эта война? Мы же бабки зарабатываем! Давай с нами на Киев: придем к власти - еще больше бабла будет!"
шаг 5: начало "покупки" информации (о вооружении, о расположении, о дислокации, и пр.)
шаг 6: вербовка на компромате, которого к этому моменту набирается уже немало!

p.s. Причем, речь идет вовсе не о рядовых бойцах!

Оригинал

Трошки писательского усьопропальства.

Дорогие новоподписавшиеся и новозафрендившиеся. Я всех обнимаю, люблю и согласна со всей, направленной на меня критикой. Но…изучив личные сообщения, я пришла к выводу, что на некоторые особо часто повторяющиеся вопросы мне удобнее ответить сразу всем.
Чтобы избежать недоразумений в виде ваших сообщений типа «что вы делали до войны», «почему не писали раньше», «это нужно было писать раньше», «а что ж вы молчали, когда вас русские обстреливали», «кто вы вообще такая, расскажите о себе подробно» новоподписавшимся и новозафрендившимся стоит просто пробежаться по ленте до…ну, хотя бы марта 2014 года. Можно еще погуглить и выбрать всю информацию «Олена Степова». Думаю, если человек пришел на страницу, просит добавить его в друзья, то он знает к кому и почему. Автор не может начинать каждый свой пост с «родилась в таком-то году от начала освободительного хунтопохода за поруганные руссколюбием земли Донбасса, приняла ФБпостриг, и, создав свой блок-пост, ведет информационно-освободительную, временами информационно-ведическую, а временами информационно-подрывную войну с ватнопутием, таракановатием, рускочумием и православнопопием головного мосха». Не стоит делать выводы о человеке по одному посту в ФБ.
Я -переселенка. Переселенка! Приехавшая в село под Канев в марте 2015 года (не в Киев, не в квартиру, в село, находящееся за 150 км от столицы и 25 км от областного центра) без мебели, вещей, без любимых кухонно-бабских блендеро-фенов, без удобств, без работы и получающая 400 грн госпомощи. Я таскаю воду из колодца, у меня нет ванны, рубаю дрова, копаю вместе с мужем траншею для труб, сажаю, тяпаю. Это могут подтвердить мои друзья, те, кто видел меня лично, мой дом и мои удобства. Мне было стыдно (стыднее не бывает) на встрече во Львове, когда мужчина поцеловал мне руку. Он взял мою руку в свою и, почувствовав шершавость мозолей, перевернул ладонью вверх. Я чуть не умерла со стыда. Руки изодранные, без маникюра, стыдно. Женщины поймут. Тем более, я для всех «писатель». Он сам был удивлен, сказал, я никогда не думал, что у писателей такие мозоли. Я стояла красная от стыда, извинилась, что, это мы с мужем траншею под воду копаем.– это, ответ всем, кто написал «вы писатель и живете на гособеспечении», « у вас все есть», «вы обязаны нам помогать», «вам государство выделило все нужное вам», «вы живете в квартире в центре Киева», «от куда вам знать, что происходило в Луганской области, если вы житель Киева». Мне до сих пор стыдно просить помощи. Это делают мои друзья. Мне больно, что я обуза, что я…короче. В селе я живу. В селе. Да, и я не писатель, и премий государственных у меня нет. Гугл подтвердит. Он знает всё.
Я не работаю в Минстець, в НАТО, в Госдепе, в СБУ, в ФСБ и мне не платят гонорары за «лайки» и «перепосты», не платят за «блоги» и за распространение моих рассказов по интернет ресурсам и «работу в ФБ». Я не могу устроить на работу ни к себе (у меня нет работы) ни в Минстець всех, кто «я очень хорошо пишу», «мне очень нужна работа», « вы обязаны продвигать не только себя, но и помогать талантам» - это ответ всем, кто просил помочь, а также всем, кто считает, что мне платят за мою «работу» в ФБ за лайки и перепосты. Патриотизм у нас дело бесплатно-добровольное. Единственное, что меня поддерживает, это распространение книг и помощь друзей, иногда редкие гонорары от публикаций моих рассказов в СМИ (интервью не оплачиваются). Думаю, такие выводы делали и те, кто писал «Майдан стоит за деньги госдепа».
«Добавьте меня в друзья, мне сказали это очень модно вас читать, но я ничего не понимаю, что вы пишете, это какой-то странный суржик, какие-то странные новости, диалоги. Вы не могли бы просто сообщать время и место события, что произошло и почему». Здесь просто «ги». Без вариантов.
Спасибо всем, кто читает, кто перепосщивает, кто тактично предлагает помощь, сопереживает, проживает со мной эти страшные моменты, тактично исправляет очепятки, тактично подсказывает темы, партизаня, сообщает новости из зоны, думает вместе со мной о будущем, о том, как вылечить Украину и как победить в этой страшной войне.

Оригинал

olena stepova

Сайт автора Олена Степова
olenastepua@gmail.com
Заказ книги



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube



comments powered by HyperComments