Опубликовано: 14.12.2015 21:51

Андрей Пионтковский: Россия вползает в войну, грозящую перерасти в мировую

andrey piontkovsky



Корабль дураков

Андрей Пионтковский

Понимаю, любезный читатель, что надоел я тебе со своим Венедиктовым. Ну, нет у меня ничего личного к этому человеку! Просто я без всякой иронии и без всякого преувеличения считаю бесценными те донесения, которые суперкрот-"собеседник" регулярно приносит нам с пиров Всеблагих. В последние недели и дни объем и значимость передаваемой им эксклюзивной информации резко увеличились. Так, его сенсационные откровения о крышевании Россией преступного совместного бизнеса "Исламского государства" и Башара Асада ошеломили наблюдателей, подозревавших многое, но не это. Создается впечатление, что "собеседник" работает на пределе, осознавая неизбежность скорого провала. Того настоящего Провала, когда гибнет не герой, а гибнет хор.

Пару недель назад вся верхушка "российской политической элиты" слетала в Екатеринбург и обратно на открытие "Ельцин-Центра". Откровенные разговоры в своем кругу на борту воздушного корабля и на церемонии открытия шли о самом главном – о войне, ее мотивах, целях, намерениях Государя. Реалити-шоу, сравнимое с репортажем из Зимнего дворца в последние дни июля 1914-го или из Кремля 23 августа 1939-го. И у нас есть компактная голограмма, на которой профессионально зафиксировано все существенное из того, что там произносилось:

"Если мы будем говорить, какие интересы у России – там, что преследует Путин, руководство Российской Федерации, то мне кажется – вот я наблюдаю, разговариваю, мне удалось поговорить в Екатеринбурге с людьми, скажем, которые недалеко стоят от Путина и принимают решения – политические, не военные, там военных не было, потому что все военные тут были в Генштабе после этой трагедии – то мне кажется, что это такой, знаете, слоеный пирог, нельзя сказать, что преследуют одну цель.

И какая цель важна, это не сказать, потому что, скажем, до гибели над Синаем нашего самолета пассажирского были одни цели, возможно, они потом поменялись. Вот сейчас после гибели бомбардировщика, я имею в виду, полковника и морпеха, другие цели, может быть, тоже поменялись. Можно сейчас попробовать сконструировать.

Не во-первых и не в главных, а я просто перечислю, как на ум придет. Насколько я знаю президента, Путин реально верит, что он должен остановить террористов, которые, если их не остановить, подползут через Кавказ и через Среднюю Азию к России. Эта фраза: давайте их остановим под Дамаском, а не под Краснодаром – это, говорят, цитата. Я не могу ее сертифицировать, но говорят, что цитата принадлежит президенту. И я думаю, что этот резон существует.

Еще одна цель, которая тоже, конечно, существует, это сохранение, пожалуй, единственного сейчас режима на Ближнем и, скажем, Среднем Востоке, который является открытым нашим союзником или, скажем так, открыто в нас нуждается. Потому что можно сказать условно, что Иордания или Марокко наш союзник, но они в нас не нуждаются, это надо признать сразу. А режим Асада, руководство Сирии критически абсолютно нуждается в поддержке Российской Федерации и Путина. Сохранение союзника, сохранения опорной истории, сохранение нашего присутствия там в разных формах, это тоже, конечно же, без сомнения, цель Путина.

Наверняка существует еще и резон, по которому как-то говорят: таким образом Путин маленькой победоносной войной поднимает себе рейтинг, укрепляет свою внутреннюю позицию – мы это видим, потому что большинство поддерживает Владимира Путина, во всяком случае, по опросам, в том числе и в этой войне, считая, что он воюет против террористов.

И этот внутриполитический резон тоже абсолютно верен, потому что если идти воевать на Украину, ты будешь иметь Запад против себя. А если ты идешь воевать в Сирию, ты имеешь Запад с собой – ну, так, широко. И это следующий резон. Создав большую коалицию, вернуться в клуб великих. Да бог с ней, с Украиной, пусть она, там, этот Донецк с Луганском как-то там догорают, догнивают, Крым мы не отдадим – забыли. Но мы окажем услугу Западу, Обаме, мы окажем услугу, соответственно, Европейскому союзу. Ну, и, конечно, есть другие, наверное, слои, психологические. Не хочу даже в это входить. Надо понимать, что такие решения всегда "полицеличны" (от слова "цель") – я бы сказал так.

Давайте часть из того, что я вам сказал, – это конструкция, а часть из того, что я вам сказал – это просто знание. Так что вы можете верить в это или не верить, но мне кажется, это так".

Россия вползает в войну, грозящую перерасти в мировую, как бы на ощупь, без четкого понимания, что она делает и зачем

Мне тоже кажется, что это так. Путин, правда, еще публично оперировал важным резоном необходимости испытания новых образцов боевой техники, но об этом "собеседник" со свойственной ему деликатностью умолчал. Ну что ж, пройдемся последовательно по пунктам. После войны с этим еще долго будут разбираться трибуналы, историки, психиатры. Прежде всего отметим, что, как свидетельствует голограмма, цели операции, реальные или пропагандистски декларированные, постоянно варьируются в зависимости от текущих событий. То есть Россия вползает в войну, грозящую перерасти в мировую, как бы на ощупь, без четкого понимания, что она делает и зачем. Так уже было 101 год назад. Тогда еще не было кровавого братушки Асада, но были какие-то другие братушки, сакральное право которых взрывать австрийских эрцгерцогов надо было во что бы то ни стало защитить даже ценой гибели империи.

Есть, однако, один инвариант в наборе целей ближневосточной войны, который не колеблется вместе с обстоятельствами или с линией партии. У "собеседника" он формулируется так: Путин маленькой победоносной войной поднимает себе рейтинг, укрепляет свою внутреннюю позицию. И это, пожалуй, единственный тезис, с которым мне хотелось бы серьезно поспорить. Речь идет у Всеблагих, на мой взгляд, уже не о маленькой войне и тем более не о рейтингах. В той системе своей пожизненной власти, которую путинская бригада сейчас выстраивает, само понятие рейтинга, то есть количественной оценки эффективности вождя, становится мыслепреступлением. Как элегантно выразился самый авторитетный юрист страны, Председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин, страна должна жить в обстановке "военной суровости".

Нашим политическим демиургам стало предельно ясно, что построенная ими за четверть века воровская экономика ротенбергов, чаек, цапков, чемезовых-чубайсов с одним китайским планшетом на двоих, миллеров, сечиных абсолютно недееспособна, обрекает страну на маргинализацию, а граждан страны – на обнищание. В этих условиях удержание власти в течение длительного времени (а Всеблагие, опираясь на достижения современной западной медицины, рассчитывают на очень длительное) можно обеспечить лишь созданием образа осажденной со всех сторон врагами крепости, тотальным сплочением масс вокруг вождя и готовностью населения постоянно приносить жертвы на алтарь Отечества.

Концепция маленькой победоносной войны уже испытана и оказалась несостоятельной ни в Новороссии, ни в Сирии. Теперь нужна война длительная и изнурительная с неопределенным исходом, желательно с могущественными противниками – "Исламским государством" и Западом, например. Классическая оруэлловская схема – Океания Большого Брата, вечно сражающаяся с Евразией и Остазией, иногда, впрочем, меняя приоритеты и временного союзника.

Остановимся теперь поподробнее на врагах нашего богоспасаемого Отечества в путинской модели пожизненной войны. Итак, Запад и "Исламское государство". Невооруженным глазом видно, что Запад Всеблагие ненавидят гораздо яростней, надрывней, мстительней и обреченней. Сразу же веришь – по Станиславскому – этим мазохистски размазывающим свои "геополитические унижения" нуворишкам-миллиардерам, которых так и не приняли на Западе в настоящие буржуины. Исламских террористов же они проклинают как-то дежурно, формально, для галочки. Я бы даже предположил, что "игиловцы" воспринимаются Всеблагими как социально близкие. Ну так же, как в советском ГУЛАГе воспринимались чекистами уголовники. Это мое интуитивное предположение начинает в последнее время все более наполняться убедительной доказательной базой.

Но прежде несколько слов о наших доблестных союзниках. Бок о бок сражаются с нами на стороне Асада две отмороженные шиитские террористические организации – ливанская "Хезболла" и иранский "Корпус стражей исламской революции". Сражается вся эта замечательная коалиция воинов-интернационалистов не с "Исламским государством", которое, овладев востоком Сирии, не представляет сейчас непосредственной военной угрозы Дамаску и алавитскому анклаву в Латакии. Прежде всего – с оппозицией Асаду, повстанцами, теснящими его потрепанную армию на границах анклава. Политическая задача союзников заключается в том, чтобы уничтожить физически эту оппозицию и поставить мир перед дилеммой: в Сирии остались только два субъекта – Асад и "Исламское государство", выбирайте.

Российская авиация, например, систематически бомбит "какие-то племена" (как изволил выразиться г-н Путин) этнически близких туркам туркманов, единственное преступление которых заключается в том, что они восстали против "легитимного" палача Асада, систематически уничтожающего суннитское население. И какой же реакции мы ожидаем в таком случае от Турции? Понятно, что Турция не может не вступиться за туркманов. А вот мы-то почему так врубились за "легитимного"? "Собеседник", глубоко проникший во внутренний мир бухающих с ним на пирах Всеблагих, дает откровенный ответ:

"​Сохранение единственного сейчас режима на Ближнем и, скажем, Среднем Востоке, который открыто в нас нуждается. А режим Асада, руководство Сирии критически абсолютно нуждается в поддержке Российской Федерации и Путина"​.

Прочтите это еще раз внимательно, по буковкам. Во-первых, Всеблагие с русского "корабля дураков" никому не нужны на Ближнем Востоке – как, собственно, и в любом другом регионе мира, включая, разумеется, и постсоветское пространство. Это Всеблагие понимают, но в силу изложенных выше внутриполитических обстоятельств им жизненно необходимо постоянно торчать в телевизоре в качестве брутальных решал, азартно поднимающих ставки в геополитическом казино. К счастью, нашелся на Ближнем Востоке диктаторский режим, развязавший гражданскую войну, в которой погибли уже сотни тысяч людей, ненавидимый суннитским большинством, поддерживаемый в регионе только двумя террористическими шиитскими организациями. Вот и встретились два одиночества, развели у Дамаска костер, вокруг которого рассчитывают долго еще греться два обанкротившихся диктатора.

Ну а как же фенечка про Путина, гаранта безопасности нашей, который-де реально верит в то, что он должен остановить исламских террористов? А если не остановит, то подползут террористы через Кавказ и Среднюю Азию к России. "Мы должны убивать их на дальних рубежах, чтобы они не пришли к нам". Высшие чины государства, заученно повторяющие эту мантру, либо сознательно лгут, либо пытаются обмануть самих себя. Мы влезли в самое пекло средневековой религиозной войны. Наш православно-шиитский крестовый поход не уменьшит числа суннитских радикалов. Наоборот, их количество резко возрастет и в Сирии, и в Ираке, и во всем мире, в том числе и на территории России. Джихад – это сетевая структура, идеологический бренд. Потенциальным террористам не надо ползти к нам через Кавказ и Среднюю Азию, они уже давно среди нас, и число их растет. Об этом проникновенно говорил сам Путин на совещании в Министерстве обороны России на минувшей неделе, докладывая о масштабной героической деятельности ФСБ по предупреждению их деятельности: практически на всей территории страны, то там, то здесь вскрываются замаскированные ячейки различных террористических организаций. Неужели он не понимает, что он тем самым опровергает свои же фальшивые аргументы о дальних рубежах, заученно представленные им в той же речи минутой позже?



Интересно было бы услышать, наконец, от Верховного Главнокомандующего ответ на вопрос, с какой целью значительную часть этих замаскированных по всей территории страны джихадистов ФСБ заботливо снабжает заграничными паспортами и переправляет на Ближний Восток? Чтобы их удобнее было там уничтожать в ходе испытаний новейших образцов боевой техники, запускаемых с акватории Каспийского моря?

Ну и, наконец, о какой борьбе Путина с "Исламским государством" на дальних рубежах или на коротких можно говорить после знаменитого донесения "собеседника" от 21 ноября, опирающегося, как обычно, на надежные источники в высшем политическом руководстве страны:

"Основным бенефициаром торговли игиловской нефтью и, следовательно, основным спонсором ИГИЛа является президент Сирии Асад". В этих бочках, которые везут, не просто нефть – там кровь наших граждан. Это не я сказал. И не Венедиктов. Это совершенно справедливо подчеркнул Президент Российской Федерации В.В.Путин.

Так почему же эти бочки с русской кровью доходят до нашего друга и боевого товарища Башара Асада, пригласившего в Сирию наши войска? И мы не только покровительствуем его бизнесу, наш МИД даже крышевал его до самого последнего времени, запрещая, ссылаясь на нормы международного права, французам бомбить промыслы "Исламского государства" без разрешения "легитимного" Асада. Какое дивное совместное предприятие запрещенного в России ИГ и не запрещенных пока, к сожалению, Асада и Путина!

На этом можно было бы и закончить анализ тех мотивов, которыми руководствовалась путинская группировка, влезая в войну на Ближнем Востоке. Но есть в репортаже "собеседника" с "корабля дураков" еще одна очень характерная зарисовка с натуры, важная для понимания жизненной философии этих персонажей. Необходимость перманентной телевизионной войны ими не обсуждается, без нее режиму уже не выжить. А дальше деловито взвешиваются варианты:

"Если идти воевать на Украину, будем иметь Запад против себя. А если ты идешь воевать в Сирию, ты имеешь Запад как бы с собой. Создав "антигитлеровскую коалицию", можно будет вернуться в клуб великих. Да бог с ней, с Украиной, пусть она, там, этот Донецк с Луганском как-то там догорают, догнивают. Но мы окажем услугу Западу, Обаме, Европейскому союзу".

То есть наши чистоконкретные пацаны собрались кинуть абсолютно всех: поверивших им энтузиастов "Русского мира", которых они, кстати, методически отстреливают в Донбассе; глупых и трусоватых пиндосов, которым они будут в качестве ценнейшей военной услуги продавать пустышку "антигитлеровской коалиции"; русских солдат и офицеров, которым придется реально умирать на реальной войне; мирных российских граждан, которых будут взрывать в воздухе и на земле – и которых уже взрывают реальные террористы.

Но зато, оказав услугу, удастся надежно оградить домики на Сейшелах, Багамах, в Флориде, авуары в американских, швейцарских, австрийских банках от слишком пристального внимания финансовых разведок ненавистных, но вечно привлекательных США и Европейского союза.

Разные войны вела в своей истории Россия – и Отечественные, и такие, о которых не хотелось бы вспоминать. Но, может быть, не было еще войны столь подлой, столь лживой и столь откровенно зацикленной на личных корыстных интересах диктатора и его окружения. И обречена она на поражение. Потому что в ней в принципе нет определения победы. Потому что не зацепила она сознание народное. Добровольцы не осаждают военкоматы и вербовочные пункты. Несмотря на лошадиные дозы впрыснутого из телевизионных башен имперского наркотика народ безмолвствует.

Это уже второе метафизическое поражение власти, пытавшейся растлить свой народ. Кратковременная эйфория "Крымнаш" не вылилась в санкцию "отцу нации" на бесконечную гибридную войну по "защите этнических русских и русскоязычных" на всем постсоветском пространстве. На зов фальшивой имперской трубы откликнулись только прохановы и дугины, холмогоровы и охлобыстины, прилепины и шахназаровы. Не поддержанная подавляющим большинством русских – как в Украине, так и в России – затея Новороссии стремительно скукожилась до "гнойника" сепаратистских территорий на Востоке Украины.

Я категорически не согласен с популярным в либерально-гламурной среде мемом – 15% продвинутых "сливок нации" противостоят 85% "имперских ватников". Посмотрите на уродов, ежедневно беснующихся в поганых телешоу. Нет там мифических рабочих Уралвагонзавода. Среди порождающих безумные смыслы "экспертов" почти все поголовно как раз из той социальной среды, которая мнит себя "сливками нации". Именно на этой среде лежит ответственность за русскую катастрофу начала ХХI века.

Два внешнеполитических поражения подряд для диктатуры с безнадежно стагнирующей экономикой – это уже перебор. Это пробоины ниже ватерлинии. "Корабль дураков" – или, в нашем случае, скорее "корабль подлецов" – погружается в пучину 2016 года.

P.S.

По сообщениям мировых информагентств, Иран на прошлой неделе начал вывод подразделений "Корпуса стражей исламской революции" из Сирии. Слишком велики боевые потери, Тегеран потерял в Сирии многих бойцов, командиров, в том числе и генералов. Персы фактически впихнули Путина в Сирию, попросив воздушной поддержки для своей наземной операции, а теперь уходят. Понятно. Ценность жизни перса, тем более не просто перса, а Стража исламской революции – конечно, намного выше ценности жизни русского солдата. Не исключено, что за иранцами уйдет и контролируемая ими "Хезболла". Останутся только русские выполнять до конца интернациональный долг, защищая любушку своего Башара Хафезовича Асада.

Андрей Пионтковский – политический эксперт

ostankino revolution putin zomboyashik terror

Доктрина Патрушева

Андрей Пионтковский: Ядерный шантаж как классический случай глобального терроризма

14 октября 2014 года секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев в интервью газете "Известия" поведал, что в разрабатываемой под его кураторством новой российской военной доктрине предусматривается возможность нанесения нашими Вооруженными силами превентивного ядерного удара в региональных и локальных конфликтах: "Скорректированы условия использования ядерного оружия при отражении агрессии с применением обычных средств поражения не только в крупномасштабной, но и в региональной и даже в локальной войне".

Приведу выдержку из письма, которое группа экспертов, включая вашего покорного слугу, направила тогда в инстанцию, ответственную за окончательную редакцию новой доктрины:

"Полагаем необходимым высказаться относительно дискуссии, развернувшейся вокруг проекта новой военной доктрины РФ. Нас настораживает то обстоятельство, что в некоторых публичных выступлениях достаточно ответственных лиц ревизии подвергается фундаментальное положение действующей доктрины об условиях применения РФ ядерного оружия:
"Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства".

Так, предлагается скорректировать эту, на наш взгляд, точную и взвешенную формулировку ядерного сдерживания, адекватно отвечающую угрозам нашего времени, допустив возможность использования Россией первой ядерного оружия не только в крупномасштабной, но и в региональной и даже в локальной войне.

Подобная попытка уже предпринималась при разработке Военной доктрины 2010 года и была отвергнута нашим военно-аналитическим сообществом. Напомним, что даже в годы холодной войны после экзистенциального опыта Кубинского кризиса военно-политическое руководство СССР и США избегали в своих доктринальных установках понижения порога использования ядерного оружия, понимая, что авантюристическое бряцание ядерным оружием в локальных конфликтах это путь к неконтролируемой эскалации.

В наиболее напряженные годы холодной войны стороны осознавали всю опасность и бесперспективность ведения наземных операций с применением ядерного вооружения малой и средней дальности. Проведенные в начале 70-х годов прошлого столетия исследования на математических моделях различных сценариев боевых действий войск на европейском театре военных действий показали, что обмен даже несколькими ударами тактических ядерных боеприпасов ведет к громадным потерям сторон, гибели десятков тысяч мирных жителей, разрушению гражданской инфраструктуры и благодаря господствующей розе ветров радиоактивному заражению большей части европейской части СССР.

Введение в доктрину национальной безопасности России положения о возможности использования ядерного оружия в региональных и локальных конфликтах возвращает нас на край пропасти, от которого Кеннеди и Хрущев отступили в 1962 году. Это станет началом нового тура гонки ядерных вооружений, сделает нашу страну в глазах всего мира потенциальным агрессором, поджигателем войны и ядерным шантажистом. Политические последствия такого шага могут оказаться драматическими для нашей страны.

Настоятельно предлагаем сохранить в будущей доктрине существующее положение о возможности применения ядерного оружия и отказаться от угроз его применения в региональных и локальных военных конфликтах".

Президент Путин 26 декабря 2014 года утвердил новую редакцию военной доктрины РФ, в которой без изменений была воспроизведена прежняя формулировка о применении РФ ядерного оружия. Казалось бы, наша точка зрения восторжествовала. Ничего подобного. Весь 2015 год прошел как парад торжества "доктрины Патрушева". Откровенный ядерный шантаж стал одним из центральных инструментов российской внешней политики.

Шантаж был многоуровневый, разветвленный, креативный. Задействован были в нем прежде всего сам Крым Пут Ын, вдохновленный успехом Ким Чен Ына, потомственного ядерного шантажиста, заколебавшего Запад всего лишь своим единственным ведром ядерных помоев. Ему ассистировал хор исполнителей от радиоактивно пепельного Дмитрия Киселева до обрушившего на Стамбул воды Босфора Владимира Жириновского; от директора Московского Центра Карнеги Дмитрия Тренина, вкрадчиво предупреждавшего западных коллег, что Russians в ответ на продажу Украине вооружений применят тактическое ядерное оружие, до несравненной г-жи Семенович с ее уникальными Искандерами.

Когда глава ядерной державы начинает угрожать использовать ядерное оружие для достижения какой-либо локальной геополитической цели, то возможны два объяснения такого поведения.

Первое — он шахид-безумец, действительно готовый нанести ядерный удар, уничтожить миллионы людей и погибнуть в результате ответного удара сам вместе с миллионами своих соотечественников.

А другой вариант — циничный террорист, что больше похоже на правду в нашем случае. Ядерный шантаж это классический случай глобального терроризма. Террорист угрожает применить ядерное оружие, рассчитывая, что противная сторона, даже обладающая не меньшим арсеналом ядерного оружия, ужаснется перспективе гибели миллионов людей, уступит в конкретном политическом конфликте и заплатит ему требуемую цену.

В любом случае это абсолютно безответственное поведение, свидетельствующее о девиантном криминальном сознании пациента. Такой человек в одношаговой достижимости ядерной кнопки очень опасен и для своей страны, и для всего человечества. Между тем подобный шантаж, похоже, становится для Путина обязательным ежедневным ритуалом.

Андрей Пионтковский



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube


comments powered by HyperComments