Опубликовано: 21.05.2018 22:00

ФСБ пытает людей и фабрикует дела: путинская фашистская Россия / Чемпионат мира по футболу 2018

Гэбнявая и эшная мразь, путинские холуи, решили заработать на новые погоны. Организовали террористическое сообщество Сеть и начали подшивать к пензенскому делу людей. Единственный метод по вышибанию признания, в 21 веке, в путинской фашистской России - средневековые пытки. После заявления Дмитрия Пчелинцева о пытках и угрозах, гэбнявые шакалы снова пытали его.
Бойкот проведению Чемпионата мира по футболу 2018 в путинской фашистской России!



ИЗ ПРОТОКОЛА АДВОКАТСКОГО ОПРОСА ДМИТРИЯ ПЧЕЛИНЦЕВА

«…скотчем они сзади связали мои руки, также скотчем ноги привязали к ножке лавки, в рот мне положили кусок марли. У одного из них руки были в белых медицинских, резиновых перчатках, он достал динамо-машину и поставил на стол, канцелярским ножом зачистил два провода, сказал мне, чтобы я оттопырил большой палец ноги […].

Затем [человек] в перчатках стал крутить ручку динамо-машины. Ток пошел до колен, у меня стали сокращаться мышцы икровые у ног, меня охватила паралитическая боль, я стал кричать, биться спиной и головой о стену, между голым телом и каменной стеной они подложили куртку […]. Один из них стал разговаривать со мной.

Дословно он сказал: «Слова «нет», «не знаю», «не помню» ты должен забыть, ты меня понял?» Я ответил: «Да». Он сказал: «Правильный ответ, молодец, Димочка». Затем мне в рот снова засунули марлю и по три секунды в течение четырех раз продолжили пытку током.

Затем меня швырнули на пол, при падении, будучи связанным за одну ногу к ножке лавки, я упал и сильно разбил колени, они стали сильно кровоточить. С меня стали стягивать трусы, я лежал вниз животом, они пытались присоединить провода за половые органы. Я стал кричать и просить перестать издеваться надо мной. Они стали твердить: «Ты лидер». Чтобы они остановили пытки, я отвечал: «Да, я лидер». «Вы собирались устраивать террористические акты». Я отвечал: «Да, мы собирались устраивать террористические акты» […] Один из пытавших меня произнес угрозу: «Ты умрешь в 28 лет в тюрьме от разрыва прямой кишки, пожизненное ты не отсидишь». Эта угроза произносилась им дважды, второй раз он произнес ее будучи уже без маски, в камере для временного содержания в здании УФСБ на ул. Московской. Поэтому я могу опознать этого человека […] Когда меня пытали током, у меня был полон рот «крошенных зубов» от того, что я сжимал зубы от сильной боли, и у меня была порвана уздечка языка, весь рот был полон крови, и в один из моментов один из пытавших сунул в рот мой носок. От избиений у меня была разбита голова».

Описанное происходило 28 октября. На следующий день Дмитрий попытался покончить с собой — разбил бачок унитаза и осколками порезал руки и шею. Откачали. А 8 ноября истязания возобновили.

ИЗ ПРОТОКОЛА АДВОКАТСКОГО ОПРОСА ДМИТРИЯ ПЧЕЛИНЦЕВА

«…в камеру забежали четыре человека в арестантской робе, под этой робой топорщилась гражданская одежда […] у всех на головах были маски […] стали бить меня руками и ногами, по животу, почкам, голове […]. Мне они сообщили, что они из «блат-комитета», что из-за меня им «перекрыли кислород». Что они мне дают срок в одну неделю, чтобы я решил проблему «с мусорами» […].Четверо эфэсбэшников из блат-комитета ушли. Впоследствии некоторых из них я также узнавал при сопровождении меня и конвоировании».

Потребуется три месяца, чтобы Дмитрий решился заявить о пытках. И всего неделя, чтобы 14 февраля он отказался от этих показаний.

ИЗ АДВОКАТСКОГО ОПРОСА ИЛЬИ ШАКУРСКОГО:

«…Мне сказали сесть на лавку, не поднимая головы. Завязали глаза, руки, нос заткнули моим же носком. На большие пальцы на ногах мне прицепили какие-то провода. Я почувствовал заряд тока, от которого я не мог сдержать крика и дрожи. Они повторяли эту процедуру, пока я не пообещал говорить то, что они мне скажут. С тех пор я забыл слово «нет» и говорил все, что мне говорили оперативники».

ИЗ АКТА ОНК:

«При общении с членами ОНК 26.01.2018 Филинков Виктор Сергеевич пояснил, что телесные повреждения были получены им 24.01.2018 в машине, в которую его посадили сотрудники ФСБ. Машина — синий «Фольксваген», предположительно «Транспортер» (9-местный). В эту машину его поместили сотрудники ФСБ после задержания в аэропорту Пулково, перевозили в УМВД по Красногвардейскому району, в больницу. Из больницы Филинкова увезли в лесополосу и возили в течение 5 часов.



Наносить телесные повреждения стал один из двух неизвестных в масках. На первом ряду машины находились сотрудники ФСБ, на третьем — Филинков В.С. и человек в маске (и второй человек в маске), на втором — сотрудник ФСБ. Одновременно с нанесением телесных повреждений (в промежутке между 03:00 и 07:00 24.01.2018) сотрудники ФСБ требовали от Филинкова дать признательные показания, а добившись согласия — точных формулировок, которые его заставляли выучить.

[…] Сотрудники ФСБ угрожали, что позже, если Филинков откажется, это избиение окажется «легкой версией того, что будет». После этого Филинков В.С. подписал объяснительную (в УМВД и УФСБ), сообщив все выученные им «показания». Уже после этого сотрудники ФСБ потребовали от Филинкова не отказываться от показаний на суде, угрожая помещением в СИЗО с туберкулезными больными».

Подробнее о пытках в феврале

Май 2018 - Из адвокатского опроса Дмитрия Пчелинцева 15 мая в СИЗО города Пензы:

«10 февраля 2018 года (после публикации в СМИ его заявления — И. Г.) во второй половине дня сотрудник ФСИН завел меня в камеру. В камере было три сотрудника ФСБ… Меня начали класть на пол, но я сопротивлялся. Через минуту или две активной борьбы с тремя соперниками я ощутил удар в затылок, в спину в районе поясницы и по щиколоткам. Один из таких ударов сбил меня с ног, и я был прижат головой к полу. Руки я взял под себя. Мне на голову надели мешок до подбородка. Стало тяжелее дышать, и силы начали быстрее уходить. Я освободил рукой лицо от мешка. Меня били по затылку, и я соответственно бился об пол лицом с амплитудой около 10–15 сантиметров... Затем скотчем они соединили мои локти и надели мешок обратно до подбородка».

После этого Пчелинцеву связали скотчем колени и скотчем же обмотали голову поверх полиэтиленового мешка.

«Меня перевернули на спину, но из-за [связанных за спиной] рук я лежал, скорее, полубоком. Тапочки я потерял еще в начале, потому что с меня сняли носки, стянули штаны и трусы до колен. На голову надели плотно прилегающий убор типа подшлемника и застегнули под подбородком. Конвойный обмотал большие пальцы моих ног проводами. В рот пытались засунуть кляп, но я не открыл его, поэтому кляп примотали скотчем. В прошлый раз от кляпа откололось много зубов. В процессе борьбы мы почти не говорили. Когда меня перестали бить по лицу и в живот, меня ударили током…

Они общались между собой: «Контакт плохой, бьет слабо». Я заорал, что не надо сильнее. Третий все время упирался мне коленом в грудь, сжимал мои гениталии до такой степени, что в глазах белело. «С женой твоей что будем делать? Пусть для начала таджики толпой изнасилуют, раз болтливая такая… Ты враг и террорист. Вот в чем правда. И к тебе никто не приходил». Я все повторил. «Жену в расход? Или найдешь слова, чтобы она поняла?» Я ответил, что найду точно. Мне сказали после еще пары ударов током: «Возвращаешь показания, говоришь, про пытки врал».

В перерывах между фразами меня били током и меняли пальцы… «Дальше будешь делать, как скажет следователь. Показывают на белое, говорят черное — ты говоришь черное. Отрезают палец и говорят съесть — ты его ешь». Потом еще несколько раз ударили током, чтобы я запомнил».

Подробнее о пытках после заявления о пытках



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:



Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

Выруби ЗомбоЯщик! Смотри видео на FreeRuTube






Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Свободная Россия в Telegram. Присоединяйтесь!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *