Опубликовано: 20.07.2018 16:28

Садисты пытают людей в колонии и снимают это на видео: Маньяки ФСИН крупным планом

Свидетельство. Сотрудники ИК-1 ФСИН по Яровславской области пытают заключенного



«Новая» публикует свидетельство преступления сотрудников ФСИН, снятое самими сотрудниками ФСИН. Только для людей с крепкими нервами.

Юристы фонда «Общественный вердикт» передали «Новой газете» уникальный документ: десятиминутную видеозапись с портативного видеорегистратора, который, согласно закону, обязаны носить все сотрудники ФСИН. Мы не можем рассказать о том, как именно юристы получили эту запись, однако мы можем ее показать. 29 июня 2017 года сотрудники ФКУ ИК-1 ФСИН по Ярославской области подвергли заключенного Евгения Макарова пыткам. Видео содержит сцены насилия и не рекомендуется к просмотру несовершеннолетним, беременным и людям с неуравновешенной психикой.

Нам хорошо известно, что за событие запечатлено на этих кадрах: это пытка, которой 29 июня 2017 года сотрудники ФКУ ИК-1 ФСИН по Ярославской области подвергли заключенного Евгения Макарова. Его фамилия, кстати, несколько раз звучит в видео­записи: сотрудники окликают его, когда он теряет сознание.

«Новая» много писала и про первую ярославскую колонию, и про обстоятельства конкретно этого события.

ИК-1, порядки в которой, надо думать, особо не отличаются от порядков в других колониях, оказалась в зоне общественного внимания из-за того, что именно здесь отбывали наказание болотники Иван Непомнящих и Дмитрий Ишевский. Кроме того, в эту колонию попал Руслан Вахапов, чье абсурдное дело также нашумело в СМИ: он получил пять с половиной лет за то, что справил малую нужду на обочине дороги, и это по случайности наблюдали несовершеннолетние дети.

Непомнящих, Вахапов, а также примкнувший к ним зэк Макаров как-то сплотились. Благодаря им информация о том, что творится в колонии, стала просачиваться наружу. Так мы узнали, что в колонию регулярно заходит спецназ ФСИН и бессистемно избивает всех заключенных «в воспитательных целях»; что в ШИЗО там не кормят, неделями держат людей на хлебе и воде; что сильно активных подвергают пыткам.

Все трое — Непомнящих, Вахапов и Макаров — платили за эту политику открытости большую цену. Например, Руслан Вахапов, освободившийся в июне этого года, рассказывал, что по надуманным поводам проводил в штрафном изоляторе по шесть месяцев за год. С другими было ровно так же.

В апреле 2017 года все трое, Вахапов, Непомнящих и Макаров, находились в ШИЗО — ровно в тот момент, когда в колонию зашел спецназ. В числе прочих заключенных они были дежурно избиты, и также их подвергли пыткам — для профилактики. Адвокаты правозащитного фонда «Общественный вердикт» Ирина Бирюкова и Яков Ионцев несколько дней пытались попасть в колонию, чтобы зафиксировать следы побоев и пыток, — и им это удалось. Все трое написали заявление в российские правоохранительные органы, а также адвокаты обратились с заявлением в ЕСПЧ, запросив, согласно 39 правилу, принятия срочных мер.

ЕСПЧ действительно принял срочные меры: потребовал, чтобы к заключенным пропустили гражданских медиков, а также обязал Российскую Федерацию расследовать этот случай применения насилия. Однако прокурорская проверка закончилась ничем: по ее итогам заместитель министра юстиции Андрей Федоров проинформировал ЕСПЧ, что сила к заключенным была применена правомерно, потому что все трое оказывали сопротивление сотрудникам колонии. Вскоре ситуация повторилась: 29 июня заключенного Евгения Макарова, на тот момент снова оказавшегося в ШИЗО, опять подвергли пыткам.

Год назад юрист «Общественного вердикта» Ирина Бирюкова рассказывала «Новой», как получила известие о том, что после пыток Макаров не может встать на ноги, ходит под себя кровью. Ирина примчалась в Ярославль, однако администрация колонии несколько дней отказывалась пропускать ее к Макарову: «Сказали, что по медицинским показаниям он с адвокатом говорить не может. Я спрашиваю: он что, при смерти? Принесите справку!»

Пробившись все же внутрь, адвокат Бирюкова увидела страшное зрелище. Оно задокументировано в протоколе.

ПРОТОКОЛ ОСМОТРА ОСУЖДЕННОГО ЕВГЕНИЯ МАКАРОВА

«Гематома под правым глазом, ссадина на подбородке округлой формы, в левом глазу лопнули сосуды, глаз красный, шишка слева на голове над глазом; на обеих руках порезы от наручников < …>, левая нога от колена и вниз до пятки желтовато-синего цвета, на самом колене — гематома красно-желтого цвета округлой формы радиусом около 10 см, на ступне снизу лопнула кожа, имеется незажившая ссадина красного цвета без верхнего слоя кожи, гноится правая нога, опухшая от колена до пятки, на ступне лопнул кожный покров. < …> Не может длительное время сидеть, на ноги наступать не может…»

Как и прежде, адвокат предприняла все возможные шаги для защиты Макарова: раскидала заявления во ФСИН, Следственный комитет, прокуратуру. Обратилась в ЕСПЧ. Европейский суд вновь запросил у России информацию о том, что произошло с Макаровым, — и Россия вновь ответила в том духе, что оснований для возбуждения уголовного дела не усматривается.

Теперь уже мы со всей уверенностью можем говорить о том, что это было вранье.
Вот как сам Макаров описывал в своих объяснениях события того дня.
ИЗ ОБЪЯСНЕНИЙ ЕВГЕНИЯ МАКАРОВА
Орфография и пунктуация источника сохранены

29.06.17 я находился в камере ШИЗО №6, со мной был Курбонов и еще ряд осужденных. В ШИЗО я сижу с 15.06.17 до 07.07.17 за то, что спортом занимался в камере без майки.

Нас около 7–8 утра вывели на прогулку. Вернулись в камеру, в камере беспорядок. На полу валяется письмо из дома, которое лежало в Библии. Я считаю, что его специально выбросили. Я у сотрудников спросил: «Это нормально, что ли?»

Их имена: Андрей Александрович, Александр Владимирович, Руслан Андреевич, Игорь Андреевич, кто еще был, не помню. Они мне сказали: «Да, нормально». Я сказал: «Ну тогда пошли вы … [в известном направлении]». Они сказали, что будет проф. беседа, я сказал, что мне … [все равно], нечего по моим письмам ходить, мне мама писала.

Они закрыли дверь, вернулись около 13 часов дня. Пришли сотрудник Сергей Аркадьевич и, кажется, Мамаян Сепан Рустамович, он сказал, пойдем разговаривать. < …>

Потащили меня в класс воспитательных работ, рот закрыли коричневым махровым полотенцем. В классе были еще сотрудники, я их всех могу узнать по лицам. < …>

Они меня закинули на парты, на руках сзади у меня были наручники. < …> Кто-то держал меня, на мне сидели. Один держал одну ногу, второй держал вторую, били дубинками по ступням. Одновременно с этим мне на лице держали полотенце и лили воду, чтобы я захлебывался. Я несколько раз терял сознание.

< …> Руслан Андреевич нанес мне около трех ударов кулаком в лицо, кто остальные наносили, я не смог увидеть, т.к. терял сознание».

Объяснения сотрудников колонии, присутствующие в материалах проверки СК, практически совпадают между собой, однако категорически расходятся с тем, что говорил Макаров. Так, например, младший инспектор колонии Зыбин А.А. пояснил, что в день описываемых событий действительно проводил в камерах ШИЗО «неполный обыск», в то время как заключенные находились на прогулке. По возвращении с прогулки, со слов Зыбина, заключенный Макаров обнаружил на полу камеры конверт, вследствие чего разразился нецензурной бранью, и продолжал браниться, несмотря на то что его предупредили: «будет составлен акт о нарушении, если он не прекратит свою противоправную деятельность».

ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ОБ ОТКАЗЕ В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА
«В 12 часов 50 минут он [Зыбин], Соколов В.В. и Морозов А.В. подошли к камере ШИЗО №6 и потребовали от осужденного Макарова Е.А. выйти из камеры. Осужденный Макаров Е.А. ответил категорическим отказом, тем самым нарушил пункт 16 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений».

Но как-то все же сотрудникам удалось уговорить Макарова выйти из камеры, чтобы пройти воспитательную беседу в кабинете оперуполномоченного Мамояна Сипана Рустамовича. При этом «по пути следования к кабинету оперативного работника осужденный Макаров Е.А. пытался голосом призвать других осужденных, содержащихся в соседних камерах, к оказанию неповиновений сотрудникам администрации, чем нарушил пункт 186 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений». А потом, улучив момент, достал изо рта гвоздь и «попытался нанести вред себе в виде порезов в области шеи». Зная за Макаровым склонность к суициду, сотрудники применили к нему боевой прием, заломив руки за спину, и надели на него наручники. Но Макаров продолжал сопротивляться и размахивать ногами, и тогда Зыбин нанес Макарову «около 8 ударов специальным средством «палкой резиновой», при этом «часть ударов пришлась на ступни ног осужденного». После этого осужденный Макаров вроде бы успокоился, однако когда его привели в класс воспитательной работы и сняли наручники, он стал биться лицом о стену. Зыбин никак не смог объяснить этот поступок: «Почему Макаров Е.А. это сделал, ему неизвестно».



Эти показания фактически слово в слово подтвердили и другие опрошенные сотрудники колонии. Более того, в постановлении об отказе в возбуждении дела упоминается, что в ходе внутренней проверки ФСИН сотрудники колонии Зыбин и Морозов даже прошли проверку на полиграфе, и информация об избиении Макарова «не нашла своего подтверждения».

Любой, кто сможет посмотреть хотя бы десять секунд из видео, которое сумели раздобыть адвокаты, скажет следователю Свирскому из Заволжского следственного отдела, что он напрасно так слепо верит фсиновскому детектору лжи.

Изначально именно Макаров говорил правду, до мельчайших деталей. А сотрудники колонии, как явно следует из видео, врали под протокол, а стало быть, должны быть привлечены к уголовной ответственности не только за пытки, но и за дачу ложных показаний.

Впрочем, и к самому следователю Свирскому теперь тоже возникает немало вопросов.

В ходе проводимой проверки, пишет он, «был осмотрен оптический диск, изъятый в ходе осмотра места происшествия от 07.07.2017, с видеозаписями с переносных видеорегистраторов. По результатам просмотра видеозаписей установлено, что факты превышения должностных полномочий, связанных с необоснованным применением в отношении Макарова Е.А. физической силы со стороны сотрудников учреждения, отсутствуют».

Выходит, так: или следователь слеп, да и к тому же глух, и запись исследовал на ощупь — или же он совершил служебный подлог.

«Общественный вердикт» привлек к расследованию бывших заключенных ИК-1, совместными усилиями они опознали практически всех «героев» ролика с пытками. По их мнению, это могут быть следующие сотрудники ИК-1:

Калашников Иван Сергеевич, заместитель начальника колонии по воспитательной работе.
Ефремов Сергей Сергеевич, оперативник.
Мамаян Сипан Рустамович, оперативник.
Яблоков Максим Дмитриевич, сотрудник отдела безопасности.
Цветков Руслан Андреевич, сотрудник отдела безопасности.
Борбот Дмитрий Владимирович, помощник начальника колонии.
Трубетской Василий Владимирович, начальник 13-го отряда.
Морозов Александр Владимирович, сотрудник отдела безопасности.
Игнашов Кирилл Николаевич, начальник 5-го отряда.
Бровкин Алексей Николаевич, сотрудник отдела безопасности.
Сергей Аркадьевич, сотрудник отдела безопасности.
Игорь, сотрудник отдела безопасности.
Брат Игоря, должность не установлена.
Никитюк Алексей Юрьевич, начальник 4-го отряда.
Дмитрий Евгеньевич, сотрудник отдела безопасности.
Юдин Василий Юрьевич, сотрудник отдела безопасности.
Человек с отчеством «Владимирович».
Хозяин видеорегистратора, имя не установлено.

Адвокаты «Общественного вердикта» настаивают: кроме людей, непосредственно принимавших участие в пытке Макарова, к ответственности должны быть привлечены тогдашний начальник колонии Николаев Дмитрий Александрович, его зам Михайлов Игит Валерьевич, а также начальник по воспитательной работе Диев Александр Михайлович, чьи непосредственные подчиненные, судя по опознанию адвокатами «Общественного вердикта» и бывшими заключенными ИК-1, фигурируют на видео.

Оригинал

Кто эти ублюдки по профилям в соцсетях

Мы решили посмотреть на социальные сети некоторых предполагаемых любителей физической расправы над беззащитным человеком.

Максим Яблоков, сотрудник отдела безопасности

Максиму Яблокову всего 25 лет, 2 года назад он закончил Пермский институт ФСИН. Интересно, это там учат избивать заключенных толпой? Судя по подпискам Яблокова, в свободное от тяжелой работы время он увлекается спортом. Болеет за футбольный клуб «Спартак», сам может погонять мяч и даже шайбу. Физически крепкий молодой человек.

Молодой фсиновец любит кино, в его коллекции видеозаписей много фильмов. В контексте случившейся истории особо примечательны одни из последних добавленных кинолент — «Никогда не сдавайся» и «Вышибала». И там, и там сюжет строится, пусть хоть и вокруг спортивного, но насилия.

Максим, видимо, испугался народного гнева и удалил свою страницу.

Василий Трубецкой, начальник 13-го отряда

Трубецкому 33 года. Он не очень активно ведет свою страницу во «Вконтакте», но по подпискам можно понять — он следит за новостной повесткой в своем городе и очень любит автомобили. Одна из его немногочисленных записей на стене — репост картинки из автомобильного сообщества «Регион-76 | Ярославль», с изображением ребенка в детском кресле и надписью «Пристегни самое дорогое». Видимо, Трубецкой ценит больше здоровье и жизнь детей, чем заключенных.

Александр Морозов, сотрудник отдела безопасности

Морозов тоже не очень социально активен, на странице всего 2 подписки на паблик про рыбалку и поделки своими руками. Морозов человек семейный, из немногочисленных фотографий — почти все с его маленькой дочкой. Под ними уже начали появляться комментарии, которые проклинают героя видеозаписи с пытками:

«Забавно будет, когда одноклассники расскажут и покажут твоей дочери чем ты занимаешься на работе. Как думаешь, она нормально отреагирует?»
«Удачи на зоне! Животное! Надеюсь тебя будут пытать еще хлеще, причем твои же собратья!!!»

Правда, в комментариях есть и защитник фсиновца, его коллега, который оправдывает ситуацию с пытками: «Безвинные к нам не попадают, а те кто попадают социально опасны, если мы будем с ними сюсюкаться как в детском саду, никто не будет бояться наказания, а пребывание опасных людей в обществе, не боящихся тюрьмы для вас же опасно».

Кирилл Игнашов, начальник 5-го отряда

У Игнашова фотографий на странице нет, но по репостам с накаченными мужчинами из пабликов про «качалку» и бодибилдинг, можно предположить, что он занимается своим физическим развитием. Например, последняя запись на его стене — это пособие «Всестороннее руководство по развитию силы». Идеальный сотрудник ФСИН.
Иван Калашников, заместитель начальника колонии по воспитательной работе

Иван Калашников, заместитель начальника колонии по воспитательной работе

Если в колонии ФКУ ИК-1 под воспитательной работой понимаются пытки, тогда Калашников занимает подходящую должность. Он любитель змей, даже пытался несколько раз выиграть императорского удава в розыгрышах. Калашников удалил страницу. Пока она была доступна, в режиме онлайн можно было наблюдать, как сокращается его количество друзей во ВКонтакте.

Алексей Бровкин, сотрудник отдела безопасности

Бровкин оказался самым социальным из всех, кроме страницы во «Вконтакте» у него есть инстаграм (закрытый) и фейсбук. Правда отечественную соцсеть он любит больше, там у него 402 друга и значительно больше фотографий, чем у друзей по работе — 108.

Бывший разведчик, ставший тюремщиком, любит курить кальян с друзьями, но при этом не забывает о здоровом образе жизни и не прочь потягать железо, как говорят фото из сети.

У фсиновца был еще и свой магазин дизайнерской мебели «Евролофт», где еще год назад он торговал столиками из деревянных поддонов вместе со своей подругой-художницей. Интересно, Бровкин сам их мастерил или по старой тюремной традиции воспользовался бесплатными услугами заключенных?

Бровкин также удалил свою страницу во «Вконтакте»

Оригинал



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:



Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

Выруби ЗомбоЯщик! Смотри видео на FreeRuTube






Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Свободная Россия в Telegram. Присоединяйтесь!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *