Доступное в России зеркало сайта
  1. Главная
  2. Россия
  3. Оппозиция
  4. Большой Путинский Террор: Отработать 600 человек / Побоище на Болотной - Как это было

Большой Путинский Террор: Отработать 600 человек / Побоище на Болотной — Как это было

«Отработать 600 человек»

Участникам митинга на Болотной предъявлены первые обвинения — за участие в массовых беспорядках, а также за их организацию

Участникам митинга на Болотной предъявлены первые обвинения за участие в массовых беспорядках, а также за их организацию/ Как рассказал «Новой газете» председатель Ассоциации адвокатов России за права человека адвокат Евгений Архипов, защитник «другоросса» Александра Каменского, в ходе знакомства с материалами дела он обратил внимание на то, что в постановлении от 31 мая 2012 года о продлении предварительного следствии фигурирует любопытная цифра. До 6 июля должны быть «отработаны на причастность к совершенным преступлениям более 600 лиц»

Как рассказал «Новой газете» председатель Ассоциации адвокатов России за права человека адвокат Евгений Архипов, защитник «другоросса» Александра Каменского, в ходе знакомства с материалами дела он обратил внимание на то, что в постановлении от 31 мая 2012 года о продлении предварительного следствии фигурирует любопытная цифра. До 6 июля должны быть «отработаны на причастность к совершенным преступлениям более 600 лиц».

Вчера было предъявлено и первое обвинение по статье «Организация массовых беспорядков» — активисту Марии Бароновой.

#
Химик Федор Бахов уже неделю находится в СИЗО, адвоката к нему не допустили ни разу

6 мая Федор завез сестре Маше Трошиной четырехлетнюю дочку со словами: «Всем пока, я ушел на три часа». Только потом семья узнала, что поехал он на митинг.

В полшестого, за несколько минут до начала давки и прорыва кордона полиции, Маше пришло эсэмэс от брата, что он на Болотной, хотел бы уйти, но уже не может: слишком плотно стоит народ, некоторые садятся на асфальт. А позже позвонил и попросил, чтобы дочь Настю укладывали спать: его оставляют на ночь в ОВД «Вешняки».

Вину свою — ему вменяли неповиновение требованию сотрудника полиции, статью 19.3 КоАП, — Бахов не признал, под протоколом подписал, что не согласен с изложенными сведениями. В суде Федору назначили 500 рублей штрафа. Маша уговаривала брата побыстрее заплатить штраф и обо всем забыть. «Меня ударили дубинкой по затылку, протащили по асфальту, и я же за это должен заплатить 500 рублей?» — отвечал он. Ссадины ему лечили в ОВД задержанные с ним женщины — у них с собой оказалась аптечка.

Забыть обо всем не удалось. 10 июня около четырех утра в квартиру Федора начали настойчиво звонить. В результате обыска изъяли, как водится, все ноутбуки и другую электронику. Пропали все фотографии дочки Насти от самого рождения.

«Забрали нормальных, вполне мирных людей из интеллигентных семей, — говорит Маша. — И Бастрыкин называет их боевиками!» (в интервью «Интерфаксу». — Ред. ).

О том, что происходило на Болотной, Федор рассказывал мало — он вообще довольно скрытный, говорит сестра. Только после ареста его родные узнали, что у следствия есть видео: трое омоновцев бьют мужчину, а Федор отталкивает одного из полицейских, пытаясь помочь протестующему. «Зная Федю, думаю, что он не смог бы пройти мимо такого, — говорит сестра. — И я тоже. И наша мама бы вступилась». Государственный адвокат Наполов предложил Бахову написать явку с повинной, причем задним числом — якобы он сдался полиции добровольно. Взамен на это, обещал адвокат, его выпустят под подписку о невыезде. Родные обрадовались, но, как оказалось, рано — на следующий день суд оставил Федора под арестом до 6 июля. При этом адвокат даже не предупредил их о судебном заседании, на котором они могли бы увидеть мужа и брата. «Зачем вы там мне были нужны? Еще получили бы по сердечному приступу», — передает Маша слова адвоката.

Читайте также:  Сергей Пархоменко: Совет карателям фашиста путина - Пока не поздно!

После этого семья Федора обратились в «РосУзник», чтобы найти настоящего защитника — теперь их дело ведет Анна Зарва, адвокат коллегии «Бастион». Уже неделю ей не удается добиться встречи с подзащитным — для этого следователь должен подписать соответствующую бумагу, но там, видимо, тянут резину. И следственные действия с Баховым проводят без защитника.

P.S. Федору Бахову грозит от 3 до 8 лет. Четырехлетняя Настя пока думает, что папа в командировке. А бабушка 83-х лет, как боятся родные, такого удара просто не переживет.

Адвокат Сергей Леонов:

Одним из первых, кто в понедельник был привлечен в качестве обвиняемого, стал студент первого курса факультета культурологии ГАУГН Денис Луцкевич. Его обвиняют по ч. 2 ст. 212 (участие в массовых беспорядках) и ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей).

По версии следствия, Луцкевич бросал куски асфальта в ОМОН и избивал сотрудников полиции. Как заявил «Новой» его адвокат Сергей Леонов, в ходе следственных действий на Дениса Луцкевича неоднократно оказывалось давление: «Со слов моего клиента, 16 июня, примерно в 12.00, он был вызван на допрос в следственный кабинет ИВС «Петровка», где двое неизвестных (они представились следователями, но фамилии не назвали) предложили ему следующее: признаться, что он избивал представителей власти и бросал в них камни, свидетельствовать против неизвестных ему лиц, а главное — заявить, что за свой визит на митинг он получил деньги. При этом Луцкевичу сообщили, что от него требуется лишь признание этих фактов — а фамилии лиц, против которых он должен свидетельствовать, следствие выяснит само. Мой клиент заявил, что участвовать в следственных действиях будет только в присутствии адвоката, на что ему был дан следующий ответ: «Адвокат помощь не окажет — помочь тебе можем только мы». На следующий день, 17 июня, приблизительно в то же время, у него состоялась беседа с двумя другими лицами, также представившимися следователями, — они уже в угрожающей форме повторили требования, предупредив: «В наших силах отправить тебя на пять лет в красноярскую зону, где ты будешь сидеть с «петухами».

По словам адвоката Леонова, когда он прибыл в ИВС в понедельник для процедуры официального предъявления обвинения Денису Луцкевичу, «в кабинете находились двое неизвестных мне лиц — в одном из них Луцкевич опознал сотрудника, разговаривавшего с ним 17 июня».

Сергей Леонов сообщил «Новой», что в ближайшее время от имени Дениса Луцкевича будет подано заявление в Следственный комитет России о неправомерных действиях представителей власти и оказании давления на обвиняемого.

Оригинал

Побоище на Болотной. Как это было

Реконструкция событий по видеозаписям и свидетельствам очевидцев

«Большое» уголовное дело (№ 201/459415-12) о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая, которое ведет сейчас Главное следственное управление Следственного комитета России (СКР), по сути, распадается на десятки и сотни эпизодов. Следователи рассматривают действия каждого обвиняемого и с разной степенью успеха ищут в них признаки состава преступления.

Тут самое время напомнить, что «состав преступления» — это не журналистский штамп, а юридический термин. И состав этот включает в себя четыре необходимых элемента.

Первые два —объект и объективная сторона преступления — характеризуют, что именно произошло. В нашем случае, если отталкиваться от официальных данных следствия, произошло нарушение порядка проведения массового мероприятия, которое переросло в массовые беспорядки с применением насилия по отношению к сотрудникам полиции.

Читайте также:  Павел Фельгенгауэр - Сколько денег народа России путин просрет в Сирии: 02 октября 2015 года 19:00 Мск Прямой эфир

Но состава преступления нет без еще двух элементов: субъекта и субъективной стороны. То есть кто совершил преступление — и почему. А значит, добросовестно работая, следствие в каждом случае должно дать исчерпывающий ответ на вопрос: почему обвиняемый находился именно в этом месте и в это время, почему он действовал так, а не иначе, каковы были его мотивы и эмоционально-психологическое состояние.

В нашем случае речь идет о массовом мероприятии, а значит, действия каждого из его участников в значительной степени объяснимы только в контексте того, что происходило в районе Болотной площади в целом. Это как на войне: бегает и стреляет солдат, но его действия прямо связаны с тем, куда движутся и какие задачи выполняют взвод, рота, полк, фронт. И противник.

Поэтому критически важно реконструировать события 6 мая в «панорамном» масштабе, понять логику действия каждой из сторон: митингующих и полиции. Для того чтобы сделать это, я просмотрела доступные в интернете видеозаписи (27 штук), а также пообщалась с непосредственными участниками событий, находившимися в разных местах – от кинотеатра «Ударник» до сцены.

Первый вывод, к которому я пришла: риск возникновения беспорядков был заложен на этапе согласования мероприятия. Это был долгий, изматывающий процесс. В отличие от многотысячных митингов 10 и 24 декабря на той же Болотной и проспекте Академика Сахарова в этот раз было согласовано участие только 5 тысяч человек. Почему? В голову приходит только один ответ: нельзя было официально признать, что накануне инаугурации Путина на улицу выйдут десятки тысяч недовольных.

А ведь заявленное число участников — это не формальность. Исходя из этой цифры, силы правопорядка планируют и меры безопасности, в том числе количество рамок-металлоискателей, а также ограничивают площадь, на которой будет проведено мероприятие.

Вопрос и к организаторам: если вы говорили, что за вами пойдут «миллионы», зачем согласились на 5 тысяч? Может, свою роль сыграло то обстоятельство, что два предыдущих раза полицейские удачно «подстраивались» под неожиданное увеличение числа митингующих, раздвигая оцепление и увеличивая таким образом площадь митинга.

Второй мой вывод:правила игры изначально нарушила полиция. Почему? На официальной схеме, размещенной на сайте ГУ МВД по г. Москве, указан маршрут шествия, который ведет в сквер на Болотной площади и там же, схематически, обозначено место проведения митинга.

В действительности же сама площадь была оцеплена полицией и внутренними войсками, а проход на Болотную набережную через установленные 15 рамок металлоискателей был открыт ровно до тех пор, пока до оцепления, выставленного по диагонали поперек моста сразу за кинотеатром «Ударник», не дошла главная колонна марша. По ближней к Болотной площади стороне моста шли правые силы, в том числе «Солидарность», а также Алексей Навальный, Евгения Чирикова и Илья Яшин, по дальней, ближе к «Ударнику», — левые силы, в том числе анархисты и «Левый фронт» (разумеется, во главе с Сергеем Удальцовым).

Когда колонна уперлась в линию ОМОНа, ближний к Болотной край оцепления выдвинулся углом вперед, сделав проход к металлоискателям практически невозможным.

Те, кто продолжал шествие по мосту и Якиманке, а это не менее 20 тысяч человек, не знали, что творится перед ними, и это могло закончиться страшной давкой.

Читайте также:  Крым под оккупацией: Полуострог массовых репрессий

С этой точки зрения спонтанное решение Навального и Удальцова объявить сидячую забастовку не выглядит провокацией. Это, пожалуй, был единственный способ остановить движение приближавшихся колонн.

Полиции достаточно было сдвинуть линию оцепления на 20 метров и открыть для митингующих сквер, чтобы митинг продолжился мирно.

Но позади были Кремль и штаб начальства.

Пока продолжалось стояние, часть правых, в том числе Яшин, прошли на Болотную набережную, и в районе рамок металлоискателей в порядке живой очереди оказались анархисты.

А на противоположном конце площади, со сцены, активист Марк Фейгин предложил митингующим выдвинуться в район кинотеатра «Ударник» и поддержать заблокированных там участников сидячей забастовки.

В это время «прорыв» случился и непосредственно возле «Ударника». Хотя назвать это «прорывом» не вполне корректно. Тонкая цепь, преимущественно из солдат-срочников, просто не выдержала давления толпы. Оцепление, более мощное, восстановили в течение нескольких минут. Тут же случились и первые задержания, полетела первая пиротехника.

Часть людей на Болотной набережной продолжала движение. Полиция восприняла это как попытку прорыва и попыталась клином отрезать тех, кто был на мосту, от тех, кто был на набережной.

Если бы им противостояли «сетевые хомячки», это, наверное, получилось бы. Однако под горячую руку попали анархисты, многие из которых были закалены в боях с ОМОНом и на этот митинг пришли, имея запас газовых баллончиков и пиротехники. (Почему они так экипировались и были ли это только анархисты, либо еще и неустановленные пока провокаторы — вопрос отдельный, и мы к нему обязательно вернемся в следующих публикациях.)

Так или иначе, натиск ОМОНа был отбит, бойцы оттянулись на угол сквера и Болотной набережной. Удальцов, Навальный, Немцов через Лужков мост прошли к сцене, где их впоследствии и задержали.

Анархисты и случайно оказавшиеся рядом с ними участники митинга заняли пятачок, встав спиной к парапету набережной, лицом к оцеплению. В мини-сквере из четырех деревьев к этому моменту раздолбили асфальт, куски которого позже полетели в полицию.

Полицейские выстроили ограждение из металлических решеток, которое разделило их и толпу. Началась игра в «тяни-толкай», в полицию полетел всякий мусор, омоновцы пытались достать ближних к ним митингующих дубинками.

Это позиционное противостояние могло бы продолжаться долго, однако металлические решетки полицейские опустили на землю и начали штурм. Так что настоящий прорыв, после которого произошло полномасштабное побоище, — их рук дело.

Люди вставали в цепи, полицейские прорывали их клиньями. Локальные стычки шли с переменным успехом. Тяжелее всего пришлось полицейским в мини-сквере из четырех деревьев, откуда многие из них возвращались уже без дубинок и без касок. Из этого же пятачка выскакивала Александра Духанина, там же находились Денис Луцкевич и большая часть тех, кто сегодня арестован. Их задержали в ходе финального, самого мощного и жестокого штурма. Дальнейшая зачистка площади была уже делом техники.

Если следствие действительно ставит перед собой задачу беспристрастно разобраться в ситуации, оно должно ответить на несколько ключевых вопросов.

Почему, когда стало очевидным десятикратное превышение количества митингующих над заявленным, не был открыт сквер, где все спокойно разместились бы?

Чего пытались добиться полицейские, заблокировав толпу между мостом и набережной, не давая людям возможности переместиться куда-либо?

Почему в ходе предварительного досмотра у отдельных участников митинга не были обнаружены и изъяты газовые баллончики и пиротехника?

Почему полиция опустила решетки металлического заграждения и начала штурм, превратившийся в побоище?

Я тоже буду искать ответы на эти вопросы.

Оригинал

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания применять.

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: