Цензура незаконно блокирует этот сайт в России с декабря 2021 года за политическую позицию. Если эта статья была Вам полезна - Пожалуйста, поделитесь ссылкой в Ваших соцсетях и группах. Это поможет сайту выжить!


Семья премьер-министра Мишустина: Махинация с НДС на 5 400 000 000 рублей

On Vam Ne Mishanya

Для Михаила Мишустина 2020-й стал годом карьерного взлёта — 16 января он забрал портфель премьер-министра у, казалось бы, вечного Дмитрия Медведева. Ну, а мы посвятили немало времени изучению новой фигуры в правительстве — и небезуспешно.

Особое внимание почти сразу привлек малоизвестный бизнесмен Александр Удодов: в январе мы обнаружили, что он передавал семье Мишустиных некоторые активы совершенно бескорыстно — по договору дарения. А месяц спустя стало ещё интереснее: узнали, как Удодов помогал «водочному королю» Александру Сабадашу незаконно вернуть из бюджета 2 млрд рублей НДС. «Открытые медиа» добыли обвинительное заключение, из которого стало ясно — хотя Удодов проходит по делу только как свидетель, именно он свёл Сабадаша с людьми, готовящими фиктивные документы по НДС. Но дело Сабадаша имело не слишком большой резонанс — хищение не удалось, так как его организаторы попали под прослушку ФСБ.

Сам Удодов всё это никак не комментировал, но в конце февраля в интервью «Известиям» заявил, что является — не больше, не меньше — зятем Мишустина (мужем сестры), аж с 2008 года. Постепенно картина сложилась: Удодов приобрел репутацию человека, «много решающего в налоговой сфере», и активно пользовался ею — причем во время работы своего тестя, Мишустина руководителем Федеральной налоговой службы (с 2010 по 2020 годы).

Но где же тогда по-настоящему крупные дела, большие деньги? Мы нашли такое дело. Как выяснили «Открытые медиа», зять российского премьера подозревается в причастности к крупнейшей махинации с НДС в российской истории, известной как дело Сергея Данилочкина — на 5,2 млрд рублей (по масштабу она сопоставима с делом Сергея Магнитского, когда из бюджета было похищено 5,4 млрд рублей налогов, тогда речь шла о налоге на прибыль).

Чтобы выяснить всё это, «Открытые медиа» несколько месяцев изучали материалы немецких, швейцарских и российских судов. Перед публикацией этого текста неизвестные пытались взломать редакционную систему «Открытых медиа» и почты наших сотрудников.


Что вы узнаете из нашего расследования:

1) Следователи прокуратуры немецкого города Кобленц расследуют уголовное дело об отмывании средств в отношении Удодова и называют предикатным преступлением (предшествующим отмыванию) знаменитое дело Данилочкина;

2) Разумеется, расследование идёт в Германии и Швейцарии, но не в России: Генпрокуратуре РФ понадобилось полгода, чтобы в ответ на запрос о правовой помощи сообщить немецким коллегам, что Удодов проходил свидетелем по делу, но оснований для привлечения его к ответственности не нашлось;

3) Можно снимать кино о том, как была устроена работа аудиторской компании Данилочкина «Волтер Волс» (в 2009—2010 годах подделала документы для возмещения НДС на 5,2 млрд рублей): номиналов для фирм-однодневок искали в компьютерной игре, в разговорах использовали систему кодировок, а в одном из шкафов в офисе сделали потайной ход в цех завода по соседству, чтобы сбежать в случае опасности;

4) Немецкие следователи подозревают, что часть похищенных из российского бюджета денег прошла через счета европейских компаний Удодова — они инвестировали в логистический бизнес в Германии, строительство дата-центра в России и покупку элитной недвижимости в Москве (две квартиры в центре столицы достались детям Мишустина);

5) Зять Мишустина оказался соседом «золотого полковника» Дмитрия Захарченко (прославился тем, что при обысках у него обнаружили 8,5 млрд рублей наличными), они хорошо общались — в материалах слежки за Захарченко есть информация о его деловой встрече с Удодовым;

6) Одна из компаний Удодова получила деньги от фирмы Rodney Universal, которая аккумулировала на своих счетах средства, украденные в ходе дела Магнитского.


Михаил Мишустин (слева) и Александр Удодов (внизу справа) в 2010 году на мероприятии Международного компьютерного клуба, в котором в 1990-х работал Мишустин. Скриншот: mkf.ru


Содержание:

Глава первая, в которой инвестирующий в Германии Удодов попался на странных транзакциях

Глава вторая, в которой описана хитроумная схема похищения НДС в деле Данилочкина

Глава третья, в которой российские следователи не находят ни бенефициаров схемы, ни денег

Глава четвёртая, в которой немецкая прокуратура находит то, что не нашли российские коллеги

Глава пятая, в которой сам Данилочкин рассказывает нам о роли Удодова

Глава шестая, в которой Удодов инвестирует уже в России и уповает на госзаказ

Глава седьмая, в которой появляется полковник Захарченко и дети Мишустина


Глава первая, в которой инвестирующий в Германии Удодов попался на странных транзакциях

Вечером 19 сентября 2014 года пара сотен нарядно одетых гостей собрались в грузовом цехе немецкого аэропорта Хан. Вечеринка в недавно построенном терминале затянулась допоздна, гостей развлекали фокусники, под потолком прыгали акробаты, а премьер-министр земли Рейнланд-Пфальц Малу Драйер произнесла трогательную речь в адрес хозяина праздника — компании VG Cargo.


Выступление акробатов на открытии грузового терминала компании VG Cargo. Фото: cargoforwarder. eu

Компания вложила в стройку нового терминала более 20 млн евро, превратившись в крупного игрока на логистическом рынке и тем самым подарив надежду на процветание всему небольшому аэропорту Хан. «Мы растём вместе», — удовлетворенно говорила госпожа Драйер.

Радость от инвестиционной активности VG Cargo разделяли не все местные чиновники. В 60 км от места проведения вечеринки, в маленьком городке Кобленц, прокуратура уже больше года вела уголовное дело против владельца VG Cargo россиянина Александра Удодова, зятя тогдашнего главы Федеральной налоговой службы Михаила Мишустина. Удодова подозревали в отмывании денег, причём как раз через VG Cargo.

Немецкие силовики ещё в 2012 году обратили внимание на подозрительные транзакции по счетам логистической компании и её хозяина. Вместо того, чтобы пополнять уставной капитал своей компании простым переводом денег с личного счёта в Цюрихе на счёт VG Cargo в немецком банке, Удодов проделал несколько бессмысленных транзакций, прогоняя средства через счета офшорных компаний в кипрских банках. Обычно бессмысленные транзакции свидетельствуют о попытке отмыть деньги.


Терминал принадлежавшей Удодову в немецком аэропорту Хан.

Немецкие следователи обратились за правовой помощью в Генеральную прокуратуру России, запросив информацию о претензиях к Удодову, рассказала «Открытым медиа» представитель прокуратуры Кобленца Мартина Мюллер-Эллен. Полученный ответ лишь усугубил их подозрения: деньги VG Cargo на новый терминал, акробатов и роскошные вечеринки могли быть ранее украдены из российского бюджета. Российские прокуроры рассказали о расследовании хищения денег под видом возмещения НДС, где Удодов проходит свидетелем — «нет достаточных оснований» считать его обвиняемым. Речь идёт об афере с НДС на 5,2 млрд рублей — крупнейшей в истории России, следовало из ответа Генпрокуратуры.

Под такое описание подходит только одна выявленная криминальная схема — её главным организатором и бенефициаром считается сбежавший в США бизнесмен Сергей Данилочкин. Сам Данилочкин подтвердил нам, что в России Удодова допрашивали по его делу как свидетеля. Но в Европе считают по-другому: немцы назвали эту аферу «предикатным преступлением» (предшествующим отмыванию) и возбудили дело непосредственно против Удодова.

Всю эту информацию мы собирали и подтверждали несколько месяцев — как это происходило, расскажем в следующих главах. А пока давайте насладимся рассказом о том, как работала самая успешная в России фабрика по изготовлению фальшивых налоговых накладных.

Глава вторая, в которой описана хитроумная схема похищения НДС в деле Данилочкина

Летом 2009 года москвич Константин Аникиев увлекался популярной в то время онлайн-игрой «Другие миры». Аникиев под ником Гуксильвер принадлежал к клану Драконов, во главе которого стоял игрок Маршал Суслик, в жизни — Михаил Тогашев. Тогашев иногда организовывал личные встречи с участниками своего клана, где заодно рассказывал, что ищет людей, готовых регистрировать на себя фирмы-«однодневки», либо участвовать в другой полулегальной деятельности. Среди участников клана Драконов нашлось восемь желающих, следует из судебных материалов, с которыми ознакомились «Открытые медиа».


Скриншот игры «Другие миры», в которой искали гендиректоров-номиналов для аферы с НДС

Аникиев, например, согласился стать учредителем и гендиректором компании «Атлантида». Они вместе с Тогашевым съездили к нотариусу и в налоговую инспекцию, за это Аникиев получил 3000 рублей. А через три месяца номинальный директор отправился в город Железнодорожный — сотрудник милиции должен был осмотреть склад с товаром его фирмы, подавшей документы на возмещение НДС. На деле осмотра не было, милиционер просто встретился с Аникиевым в столовой и дал подписать нужные документы. За это Аникиев получил от Тогашева ещё 10 000 рублей. О том, что через «Атлантиду» было похищено 505 млн рублей из бюджета, Гуксильвер узнал уже на следствии. Впрочем, и он, и Тогашев, судя по судебным материалам, так и остались в ранге свидетелей.

Номиналы из «Других миров» были нижним звеном в этой невероятной афере. Махинации на 5,2 млрд рублей продолжались в 2009—2010 годах, в центре находилась небольшая аудиторская фирма «Волтер Волс», принадлежащая Сергею Данилочкину, говорится в имеющемся у нас заочном приговоре бизнесмену.

У сотрудников «Волтер Волс» был доступ к грузовым декларациям компаний-импортёров, привозивших в Россию потребительские товары: бытовую технику, одежду, мебель, электрооборудование, даже садовые шланги. Участники аферы брали реквизиты реальных импортёров и описание товара, а затем готовили подложные бумаги, как будто бы впоследствии этот импортный товар был продан неким фирмам, на деле — «однодневкам». Товар якобы находился у них на складе, и поскольку он не был реализован в текущем налоговом периоде, «однодневки» получали право на возмещение НДС из бюджета. Сотрудники «Волтер Волс» подавали налоговые декларации от имени этих «однодневок». В 10 из 11 случаев документы были направлены в московские инспекции № 25 и № 28, известные по делу Магнитского, а один раз — в ИФНС 15.

ИНФС 25 и 28 «прославились» после громкого дела, закончившегося гибелью аудитора Сергея Магнитского. В 2007 году налоговики получили декларации трёх бывших фирм фонда Hermitage с требованиями вернуть 5,4 млрд рублей ранее уплаченного налога на прибыль. В рамках камеральной проверки инспекторы не увидели ничего подозрительного и перечислили деньги. Магнитский пытался доказать, что эти фирмы были похищены у Hermitage, а налог им вернули по фиктивным основаниям, но сам оказался арестован — по другому делу. Магнитский погиб в СИЗО. Позже представители фонда Hermitage выяснили, что вскоре после аферы семья Ольги Степановой, руководителя ИФНС 28, потратила на покупку недвижимости по всему миру, включая виллу в ОАЭ, около $40 млн. Ещё $2 млн потратили на квартиры в Дубае заместители Степановой — Елена Анисимова и Ольга Царева.

Успешный опыт возмещения крупных сумм тем удивительнее, что у московских инспекций в то время, в 2009—2010 годы, существовала установка: не допускать возмещения НДС «живыми» деньгами. «Даже „белые и пушистые“ компании, законно претендующие на возврат налога, например экспортёры, фактически могли добиться этого только в суде», — вспоминает в разговоре с «Открытыми медиа» главный редактор журнала «Главбух» Светлана Ковалевская. «Многие компании предпочитали просто не связываться с выплатой налога из бюджета, — соглашается адвокат юридической группы „Яковлев и партнёры“ Марина Костина. — А самых отважных вызывали на беседу в инспекцию, где рассказывали о возможных проверках и их последствиях. После этого бухгалтеры нередко меняли декларации, как будто никакого возмещения НДС компании не полагается, например, переносили это на будущие периоды».

Читайте также:  Олимпийский мэр Сочи: Угрозы Пахомова и его подручных правозащитникам

Но как раз «Волтер Волс» эти проблемы не касались. Как позже отмечали следователи, в её случае налоговые инспекторы не замечали даже явных странностей. Например, одной из «однодневок» — фирме «ЭкспрессФинанс» — с уставным капиталом в 20 000 рублей и пятью сотрудниками в штате, понадобилось бы восемь лет, чтобы расплатиться за якобы купленный товар — на 3,5 млрд рублей. Но руководитель ИФНС 28 Ольга Степанова лично подтвердила, что «ЭкспрессФинанс» должна получить из бюджета 501 млн рублей.

Склады компаний, участвующих в махинациях, проверяли коррумпированные сотрудники МВД. Зачастую они составляли акт осмотра товара, не выходя из своего кабинета. Затем бумагу давали подписать номинальным директорам — как в случае с Гуксильвером.

Сотрудников в «Волтер Волс» набирали по объявлениям, либо по знакомству. Они делились на три группы, рассказывали на следствии сами работники. Первая — бухгалтеры: они заполняли «первичку» и другие документы, вели учёт в системе 1С. Вторая — юристы: те создавали или покупали фирмы с номинальным учредителями, готовили договоры. Наконец, имелись экономисты, их задачей был вывод похищенных денег через счета подставных фирм в системе «Банк-клиент».

На первый взгляд, «Волтер Волс» казалась обычной аудиторской компанией, но некоторые странности бросались в глаза, вспоминала на следствии офис-менеджер (сама она познакомилась с Данилочкиным в ночном клубе) и другие сотрудники. Так, коллективу каждый месяц выдавались новые «чистые» сим-карты. По утрам отдельный сотрудник выносил бухгалтерам нужные для работы в течение дня печати компаний, а вечером прятал их в специальном помещении. Часть работников сидела не в офисе, а на съёмных квартирах. В разговорах сотрудники зачастую использовали систему кодировок — чтобы окружающие не могли понять, о чём речь. В офисе — съёмном помещении на территории завода «Мосвторцветмет» в Огородном проезде в Москве — стоял большой шредер, способный уничтожить не только бумагу, но даже оргтехнику. Наконец, в одном из офисных шкафов был оборудован потайной ход, ведущий в заводской цех. Так можно было скрыться в случае опасности.

Выводом похищенных денег из России занимался Кредитимпэксбанк, говорится в тексте приговора. Из 5,2 млрд рублей за границу ушло 2 млрд, подсчитало следствие, и половина из них — через Кредитимпэксбанк в основном в адрес турецких компаний. О дальнейшем пути денег в приговоре и других судебных материалах ничего не сказано.

Кредитимпэксбанк — мелкий московский банк из восьмой сотни по активам, лишившийся лицензии в 2014 году, ранее был хорошо известен на рынке транзита и обнала. Его фактическим владельцем был Алексей Куликов, следует из имеющихся у «Открытых медиа» документов. Как утверждает газета «Коммерсантъ», Куликова «крышевал» полковник ФСБ Дмитрий Фролов. Занимая в то время пост замначальника управления «К» Службы экономической безопасности (СЭБ), Фролов курировал всю банковскую сферу. По информации источников «Коммерсанта», Куликов ежемесячно передавал Фролову по 100 000−150 000 евро или 0,1% от операций своего банка «с ненадлежащими контрагентами», то есть от сомнительных операций. Сотрудничество чекиста и криминального банкира длилось с 2007 по 2013 годы — как раз в тот период, когда Кредитимпэксбанк выводил деньги от аферы «Волтер Волс» с НДС за границу. Затем Фролов был уволен из органов и впоследствии даже арестован, а Кредитимпэксбанк, лишившись покровителя, потерял лицензию.

В 2017 году Алексей Куликов был осуждён Подольским судом на девять лет за мошенничество — по версии следствия, он выдавал фиктивные кредиты подконтрольным компаниям через также принадлежавший ему Промсбербанк (ПСБ). ПСБ тоже был заметным игроком на рынке транзита денег. В расследовании Bloomberg описывается, как этот небольшой подольский банк помог вывести из России $10 млрд при помощи «зеркальных сделок». Некоторое время в совет директоров ПСБ входил Игорь Путин, двоюродный брат президента. Сейчас Куликов условно-досрочно вышел на свободу — он активно сотрудничал со следствием и дал показания по многим резонансным делам, включая дело Фролова.

Глава третья, в которой российские следователи не находят ни бенефициаров схемы, ни денег

Дело Данилочкина за номером 201/344 212−12 было возбуждено 8 декабря 2010 года. В марте 2011-го оперативник пятого отдела ОРБ № 7 МВД России В. Аленчиков писал рапорт: «Группа лиц, имеющая коррупционные связи в налоговых органах города Москвы, которая организовала незаконную финансовую схему с целью хищения (…) НДС, использует в своей деятельности офисное помещение по адресу: Москва, Огородный проезд, дом 4, стр. 2, этаж 3. В указанном офисе хранятся печати, штампы, „банк-клиенты“ и бланки фирм-„однодневок“ (…), а также находятся неустановленные физические лица, которые готовят фиктивные-документы».

Речь шла про тот самый офис «Волтер Волс» — со шредером и потайным ходом. На следующий день полиция устроила облаву, а группа Данилочкина прекратила существование. По версии следствия, за 2009−2010 годы аферисты подали декларации от имени 11 подставных фирм, похитив из бюджета 5,2 млрд рублей.


В неприметном здании за этой заводской проходной на Огородном проезде работала фабрика по подделке налоговых деклараций, за два года похитившая 5,2 млрд рублей. Фото: «Открытые медиа».

Первыми по делу «Волтер Волс» были осуждены налоговые инспекторы и сотрудники милиции (к моменту приговора переименованной в полицию), фиктивно осмотревшие склады. Их обвинили в превышении должностных полномочий. Некоторые отделались довольно лёгкими наказаниями. Так, сотрудник МВД Дмитрий Христофоров, якобы съездивший на шесть складов «однодневок» и везде обнаруживший товар, что помогло похитить более 3 млрд рублей, получил семь лет колонии. Но уже через 2,5 года бывший милиционер вышел по условно-досрочному освобождению (в СИЗО он провёл ещё чуть больше года). А сотрудник одинцовской налоговой инспекции Виктор Андрюхин, также осмотревший несуществующий склад (это привело к хищению 500 млн рублей), отделался 1,5 года условного срока. Но даже и этот приговор был отменён прямо в зале суда — выручила амнистия в честь 70-летия Победы.

Ещё больше «победная» амнистия помогла Ольге Цымай, подчинённой Ольги Степановой из ИФНС 28. Сначала инспектора обвиняли в мошенничестве на 4,4 млрд рублей. Но потом её действия переквалифицировали на халатность, а там и подоспело 70-летие Победы, дело против Цымай было закрыто.

Трое осуждённых по основному делу работников «Волтер Волс» получили сроки от 2,5 до 5,5 года (информации о сроке еще одной осужденной сотруднице найти не удалось). Самый суровый приговор — 10 лет колонии — был вынесен в отношении покинувшего Россию еще осенью 2010 года Сергея Данилочкина. Сейчас он живет в США, России отказали в его экстрадиции.

В 2016 году дело было завершено. Ни банкиры, ни инспекторы ИФНС 25 и 28 (кроме легко отделавшейся Цымай), ни вышестоящие налоговики или правоохранители не понесли наказания за крупнейшее в истории России хищение НДС.

Ещё осенью 2010-го ФНС провела внеплановую проверку некоторых инспекций, по итогам которой руководитель 28-ой инспекции Ольга Степанова получила дисциплинарное взыскание. Она уволилась из налоговых органов 11 января 2011 года, говорится в имеющихся у ОМ материалах. Степанова некоторое время работала в «Рособоронпоставке», структуре Минобороны, у бывшего главы ФНС Анатолия Сердюкова, а потом уехала из России.

Глава четвёртая, в которой немецкая прокуратура находит то, что не нашли российские коллеги

Возможно, если бы российские правоохранители сумели отследить маршрут похищенных денег, то однажды вышли бы на немецкую компанию VG Cargo, о вечеринке которой мы рассказали в самом начале.

VG Cargo была куплена Александром Удодовым и партнёрами ещё в 2004 году. Состав владельцев несколько раз менялся, сейчас у Удодова — 50% VG Cargo, у Сергея Бузова — 32%, у Кирилла Качура — 18%.

Компании принадлежат грузовые терминалы в Хане — небольшом аэропорту среди полей и ветряков в 100 километрах от Люксембурга. Место не очень населённое, поэтому аэропорт — один из немногих в Германии — имеет право работать 24 часа в сутки. В конце 2014-го благодаря строительству нового грузового терминала на 15 000 квадратных метров, крупнейшего в аэропорту, бизнес VG Cargo вышел на новый уровень. Она инвестировала в проект 21 млн евро, причем её владельцы практически обошлись без кредитов, сумев найти собственные средства. За 2012−2013 годы акционеры вложили в VG Cargo 19,9 млн евро, видно из отчётности компании в немецком реестре юрлиц.

Немецких следователей, как мы уже писали выше, привлекли необычные движения денег, предназначавшихся VG Cargo. Разбирательство закончилось возбуждением уголовного дела против Удодова об отмывании — первым об этом деле в марте 2020-го сообщило закрытое подписное издание Tages Anzeiger. Информации у издания было мало, без ответа остались самые важные вопросы: откуда взялись подозрительные деньги, какие суммы и какие активы могут быть вовлечены в эту схему по отмыванию?

Читайте также:  Вместе с олимпийскими объектами в Сочи строятся сети слежки Кремля

У немецких правоохранителей подробности дела узнать не удалось: по закону земли Рейнланд-Пфальц, где находится Кобленц, прокуратура не может даже называть имена обвиняемых, пока не окончено расследование. Представитель прокуратуры Мартина Мюллер-Эллен сообщила «Открытым медиа» лишь о том, что российские правоохранители оказали немецким коллегам помощь. Следователи дважды направляли запросы в российскую Генпрокуратуру: первый — в июле 2014 года, ответ на него пришёл в марте 2015-го; второй — в октябре 2015-го с ответом в июне 2016-го. Так стало понятно, что расследуемое дело связано с происшествиями в России. Но что дальше?

Мы могли бы никогда не узнать о связи Удодова с делом Данилочкина, так как запрос в Генпрокуратуру РФ остался без ответа. Но нам повезло. В статье Tages Anzeiger упоминалось про некую судебную тяжбу Удодова в Швейцарии, связанную с немецким делом об отмывании. Поиск упоминаний о тяжбе в швейцарских медиа не сразу увенчался успехом: ясность внёс закрытый платный ресурс Gotham City, написавший об Удодове 15 ноября 2018 года.

Дело в том, что немцы обратились за правовой помощью не только в Россию, но и в Швейцарию — осенью 2015 года. Следователи хотели изучить движения по счетам Удодова и его офшоров в швейцарских банках. Однако этому желанию воспротивился сам Удодов. Он обратился в суд, заявив, что его счета совсем не подозрительные и швейцарцы не имеют право нарушать банковскую тайну. Процесс тянулся долго, но осенью 2018-го сначала швейцарский суд Tribunal penal federal, а затем апелляционный Tribunal federal постановили: у немцев достаточно оснований подозревать Удодова в отмывании денег, поэтому прокуратура Кобленца вправе получить запрошенную информацию.

Нужное решение швейцарского суда сторонним людям найти почти невозможно — оно обезличенное: вместо Удодова там фигурирует лишь «заявитель». Но в статье Gotham City был назван и Удодов, и пять связанных с ним фирм (все они были заявителями в апелляции): Granite Group (Швейцария), Dervinia Limited (Кипр), а также три офшора — Modern Time Finance Corp, Nolia Invest & Finance Ltd, Rotore Finance Ltd. Главный редактор Gotham City Франсуа Пиле объяснил «Открытым медиа», что хотя суд и публикует обезличенные решения, «журналисты на судебном заседании имеют право подойти к секретарю и посмотреть первую страницу вынесенного решения», а именно там обозначены заявители. «Мы не можем сделать копию, мы можем только переписать названия. Вот так мы и увидели Удодова и его фирмы», — говорит Пиле.

«Открытые медиа» запросили в швейцарском Tribunal penal federal информацию о деле, заявителем по которому выступал Удодов, в ответ сотрудник пресс-службы прислал ссылку на нужное решение. На 16 страницах этого замечательного документа оказалось достаточно информации, чтобы связать Удодова с делом Данилочкина и восстановить другие события.


Фрагмент решения швейцарского суда. Здесь сказано, что часть денег, 78 млн евро, похищенных от аферы с НДС в России, досталась господину А. и его немецкой компании M. Как выяснили ОМ, сопоставив решение с другими источниками, А — Удодов, M — VG Сargo.

Так, из этого документа мы узнали, какие именно проводки показались немцам подозрительными. Например, в 2012 году Удодов перевёл 3 млн евро с личного счёта в Швейцарии офшору с Британских Виргинских островов (не напрямую, а по сложной схеме), а офшор, в свою очередь, пополнил на 3 млн евро счёт VG Cargo. Немцы не увидели экономической обоснованности транзакций и сочли, что операции сильно похожи на отмывание денег.

В 2013 году году против Удодова и одного из управляющих директоров VG Cargo (его имя не уточняется) в Германии было возбуждено уголовное дело, подтверждается в материалах швейцарского суда.

Из решения видно, что на запрос прокуратуры Кобленца из Москвы пришёл неожиданно подробный ответ: в 2009—2010 годах в России произошло масштабное — эквивалентное 78 млн евро — хищение НДС фиктивными фирмами за несуществующие на самом деле потребительские товары. Дело расследуется в отношении пяти фигурантов, кроме того, уже осуждены несколько сотрудников МВД и налоговиков среднего звена, их обвиняют в превышении должностных полномочий. Удодов проходил по этому делу как свидетель, потому что, по мнению российских властей, не нашлось достаточных оснований привлечь его к уголовной ответственности.

Единственное дело, подходящее под описанное российскими силовиками, — дело «Волтер Волс», выяснили «Открытые медиа», проанализировав крупные дела по хищению НДС. Совпадает период — 2009−2010 годы, совпадает сумма — 5,2 млрд рублей эквивалентны 78 млн евро по курсу на март 2015-го, совпадает число фигурантов основного дела — пять человек, а также сама схема — возмещение НДС «однодневками» за потребительские товары, которых не существовало. Наконец, совпадает тот факт, что первыми были осуждены сотрудники МВД и налоговые инспекторы за превышение должностных полномочий.

Получив ответы из России, немецкие следователи утвердились в своих подозрениях: всплеск по счетам VG Cargo может быть попыткой отмыть криминальные деньги, видно из судебных документов. Там же мы увидели, что немцы назвали аферу Данилочкина «предикатным преступлением», то есть предшествующим отмыванию.

В швейцарских СМИ можно найти и другие упоминания Удодова. Например, у местной прокуратуры были сомнения в честном происхождении $330 млн, прошедших через счета компаний российского бизнесмена. Прокуратура Швейцарии начала расследование против неустановленного лица в 2012 году, а в 2014-м году прекратила его.

За несколько лет до начала расследования Удодов купил роскошный особняк в центре Цюриха и небольшой отель в тихом местечке на озере Люцерн. Однако впоследствии продавец отеля — а ему не нравились планы покупателя превратить отель в большой конгресс-центр — нажаловался на Удодова в прокуратуру, попросив проверить, не «грязные» ли деньги у русского олигарха.

Издание Beobachter описывало Удодова как 43-летнего сдержанного мужчину спортивного вида, которого раздражали выступления местных жителей против стройки конгресс-центра. Удодов пообещал швейцарскому корреспонденту прислать налоговые документы, подтверждающие законность его средств, но больше не выходил на связь. Позже российский бизнесмен отказался от строительства и продал отель на Люцерне, затем избавился и от особняка в Цюрихе.


На месте отеля Albana Удодов планировал построить новое здание — в восемь раз больше нынешнего, но получил отпор местных жителей. Фото: www.srf.ch.

Глава пятая, в которой сам Данилочкин рассказывает нам о роли Удодова

«В эти выходные внимание всей Америки было сосредоточено на штате Джорджия. Там пересчитывались голоса избирателей», — говорит в камеру Сергей Данилочкин. Это фрагмент передачи от 10 декабря 2020 года на созданном Данилочкиным канале Russian America TV (доступен на Youtube, на сайте и в соцсетях). Канал базируется в Майами и предназначен для русскоязычной диаспоры. Поселившийся в США Данилочкин теперь занимается видео, и не только новостными.

Он снял фильм о своём собственном деле, презентованный в феврале 2018 года в Национальном пресс-клубе в Вашингтоне. Основная идея «документалки»: настоящими бенефициарами кражи НДС были люди из команды тогдашнего руководителя налоговой службы Анатолия Сердюкова, а Данилочкина «приплели» в эту историю, чтобы было, на кого повесить многомиллиардные хищения.

Бизнесмен и теперь уже телеведущий охотно согласился поговорить с «Открытыми медиа». «Дело моё полностью сфабриковано, я не имею отношения ни к одному из 11 эпизодов, — начинает разговор Данилочкин. — Я не сбегал из России, а уехал осенью 2010 года после того, как на меня дважды были совершены покушения. Покушения — следствие конфликта с бизнесменом Андреем Бруевичем, моим старым знакомым. Бруевич требовал, чтобы я взял на аудиторское обслуживание две его фирмы, а я отказался, когда увидел, что там незаконное возмещение НДС».


Сергей Данилочкин, по мнению российского правосудия, — организатор одной из крупнейших афер с НДС. По мнению американского суда — честный бизнесмен, пострадавший от политически мотивированного преследования. Фото: Jose A. Iglesias/ Miami Herald / TNS / Alamy Live News / TASS

Андрей Бруевич — крупный бизнесмен на рынке лома цветных металлов, застреленный в Москве в 2013 году. Как пишет «Новая газета», Бруевич тоже имел репутацию известного «эндээсника», то есть специалиста по схемам с НДС. Бруевич был членом совета директоров завода «Мосвторцветмет», где с марта 2010-го по март 2011-го арендовала помещения компания «Волтер волс». Именно в цех этого завода вёл потайной ход из офисного шкафа

По словам Данилочкина, 10 из 11 эпизодов в его деле относятся к тому времени, когда ФНС возглавлял Сердюков, и один случай — там фигурирует «однодневка» «Альда» и хищение на 160 млн рублей — пришёлся на эпоху Мишустина. Но это ничего не значит: Удодов, подчёркивает Данилочкин, «играл в деле важную роль», но был допрошен только как свидетель. «5 млрд рублей — это только вершина айсберга, там были сотни миллиардов украдены по этой же схеме», — утверждает Данилочкин.

«Назначение Мишустина [руководителем ФНС. — ОМ] было довольно неожиданным, после него порушились существующие схемы, но стали появляться новые. Насколько мне известно, Удодов играл в этих новых схемах крайне важную роль. Вообще Удодов — ближайший человек к Мишустину, можно сказать, он держит монополию на эту близость», — говорит Данилочкин.

Что мы знаем о коммерческих успехах Александра Удодова до того, как он породнился с Мишустиным? С середины двухтысячных Удодов занимается девелопментом в Москве. Ранее ему принадлежали люксовые комплексы «Гименей» и «Якиманка», сейчас он владеет ТРЦ «Атлас» в Одинцовском районе Подмосковья и ТЦ «У Речного» в столице, указано на официальном сайте бизнесмена.

Также было известно, что Удодов с сестрой Мишустина Наталией Стениной вместе владели рестораном «Недальний Восток», регистрировали благотворительный фонд «Промис» и участвовали в восстановлении подмосковного храма. Потом оказалось, что бизнесмен с 2008 года женат на Стениной — об этом браке Удодов сам рассказал в интервью «Известиям», объясняя, почему подарил сестре Мишустина почти гектар земли на Рублевке.

Читайте также:  Рождественская сказка: Лисий виноградник для Золушка

Глава шестая, в которой Удодов инвестирует уже в России и уповает на госзаказ

«Открытые медиа» попытались подсчитать, сколько денег было инвестировано в проекты Удодова в период аферы с НДС и сразу после неё фирмами, заинтересовавшими немецких следователей. Подробную финансовую отчётность публикуют только две: немецкая VG Cargo и кипрская Dervinia Limited. Оказалось, что вместе с партнёрами они вложили в российские и иностранные проекты более $70 млн или более 5 млрд рублей по курсу на декабрь 2020 года.

Прежде всего, это инвестиции в саму VG Cargo — 19,9 млн евро, о которых мы рассказали в четвертой главе.

В кипрском реестре хранятся финансовые отчеты Dervinia Limited за 2007−2013 годы. Там же сказано, что её единственным владельцем в 2007—2011 годах был россиянин Александр Удодов, позже она перешла офшору из Панамы. Dervinia служила своего рода «перевалочной базой» для денег: брала займы у других кипрских и офшорных фирм и выдавала их российским компаниям Удодова, занимавшимся недвижимостью, видно по документам.

В 2009—2011 годах — во время и сразу после аферы с НДС — Dervinia была особенно активна, обратили внимание «Открытые медиа»: если на конец 2008 года сумма полученных ей займов и иных вложений составляла 436 000 евро, то на конец 2011-го — уже 4,6 млн евро (за 2012 год эта сумма увеличилась лишь на 170 000 евро).

Dervinia получала займы от другой кипрской компании — Newent Finance Limited (из отчётности следует, что и её бенефициаром в тот период бы Александр Удодов). Newent тоже инвестировала в российские проекты. Самый примечательный из них — дата-центр GreenBushDC под Зеленоградом, один из крупнейших и мощнейших дата-центров в России.


Дата-центр GreenBushDC, в который инвестировали офшоры, связанные с Удодовым. Фото: greendc.ru

Дата-центр наполовину принадлежит Удодову через компанию-оператора ООО «ГДЦ Энерджи Групп». Стройка началась в 2011 году, а запустился центр в 2018-м. Newent вложила в проект 823 млн рублей.

А ещё 600 млн рублей в дата-центр инвестировала другая кипрская компания — Dekvont Assosiates Limited. В швейцарских судебных материалах она не засветилась, но работала по той же схеме: получала деньги от офшоров и вкладывала их в российские компании Удодова. В общей сложности на конец 2013 года Dekvont вложила в проекты Удодова более $30 млн.

Оператор дата-центра — ООО «ГДЦ Энерджи Групп» — пока убыточная компания, в 2019 году она потеряла почти 430 млн рублей. Но, возможно, это дело будет исправлено госзаказами: осенью 2020-го компания, впервые поучаствовав в тендере, сразу стала победителем — за 47 млн рублей она окажет услуги по размещению серверов и другого оборудования аукционной площадке roseltorg.ru, принадлежащей банку ВТБ. Дата-центр — резидент особой экономической зоны «Технополис Москва», причём стал им в 2007 году, когда Михаил Мишустин возглавлял Федеральное агентство по управлению ОЭЗ.

Алексей Навальный обнаружил, что в 2009—2010 годах Удодов купил шесть квартир в Нью-Йорке в одном доме с фигурантом дела Магнитского — Денисом Кацывом, сыном бывшего вице-президента РЖД. Навальный предположил, что Удодов мог быть причастен и к этой афере. Позже бизнесмен подал к Навальному иск о защите деловой репутации, потребовав компенсацию в 500 000 рублей.

Однако «Открытые медиа» также нашли связь Удодова с делом Магнитского. Зять Мишустина — бенефициар офшора Gellasia Limited, это видно из отчётности кипрских компаний Удодова. Летом 2008 года Gellasia получила транш —$30 000 — от офшора Rodney Universal Ltd. Этот офшор, в свою очередь, известен по делу Магнитского как одна из точек, в которой аккумулировались похищенные из российского бюджета деньги. Лето 2008-го — как раз тот период, когда они растекались по всему миру.

Обнаружить транш от Rodney к Gellasia редакции помогли представители Hermitage — они составляют маршруты похищенных денег. Однако до нашего обращения представители Hermitage не связывали Удодова с делом Магнитского, подтвердили они в разговоре с «Открытыми медиа».

Глава седьмая, в которой появляется полковник Захарченко и дети Мишустина

Ещё одна компания, интересовавшая немецких следователей — Modern Time Finance Corp. (BVI). В России этот офшор владел фирмой «Гарантия», она в 2007 году купила особняк на Тверском бульваре. Именно там располагался знаменитый ресторан «Недальний Восток», принадлежавший Аркадию Новикову, Александру Удодову и Наталии Стениной, сестре Мишустина.

У Modern Time был ещё один актив в России — ООО «Комплектинвестстрой». Сначала компания была напрямую записана на Удодова, потом 70% отошли Modern Time, а 30% — офшору Motion Finance Ltd; в 2015 году вся компания оказалась у Алексея Скворцова, бизнес-партнёра Удодова. Таким образом, Motion Finance Ltd тоже был связан с Удодовым.

В 2011 году Motion Finance приобрёл две квартиры — в 265 и 245 квадратных метров — на Пречистенской набережной, видно из Росреестра. Это небольшой элитный дом, к примеру, там есть квартиры у певца Николай Баскова и семьи миллиардера Александра Несиса.

«Сегодня на одной из красивейших набережных в Москве, где во все времена жили самые богатые горожане, стоят дома, по всем параметрам отвечающие требованиям элитного жилья… И что бы ни строилось вокруг, ваши виды ничто не закроет», — расписывает преимущества жизни здесь сайт риелторской компании Finch. Среди удобств для жильцов есть даже отдельная комната для их водителей. В найденных «Открытыми медиа» объявлениях о продаже квартир в этом доме цена начинается от 550 млн рублей, значит, две квартиры Motion Finance сейчас могли бы стоить более 1 млрд рублей.

В 2015 году офшор продал одну из квартир; вторая в 2020 году была переписана на Сергея Ниязова, менеджера в ключевых проектах Удодова, а затем на петербургскую компанию «Платформа лизинг», формально не связанную с Удодовым. Но родственник Мишустина до сих пор хорошо знаком охране элитного дома, выяснили «Открытые медиа»: когда корреспондент обратился на пост охраны, попросив передать письмо Удодову в одну из этих квартир, тот сразу понял о ком речь, взял письмо и даже поставил свою подпись на листке о приёме корреспонденции.

Самое примечательное в доме на Пречистенской набережной — соседство связанных с Удодовым квартир. Офшор Motion Finance владел квартирами 7 и 9; находящаяся рядом с ними квартира 8 принадлежала Виктору Дмитриевичу Захарченко, отцу знаменитого полковника МВД Дмитрия Захарченко. Сейчас недвижимость семьи Захарченко изъята в пользу государства.


Интерьеры общественных пространств в доме, где купили квартиры структуры Удодова Фото: finch.ru

Удодов действительно хорошо знаком с Захарченко — это видно из материалов в деле «золотого полковника», полученных «Открытыми медиа». ФСБ долгое время следила за Захарченко, запротоколировав и его встречу с Удодовым в августе 2016 года возле гостиницы «Балчуг».

Удодов, описывается в материалах, с водителем и охраной приехал на Maybach, буквы номера которого — УАЕ — соответствуют его инициалам. Чекисты вели аудиозапись и фотосъёмку всех контактов Захарченко, однако, содержание разговора с Удодовым не вошло в материалы дела, которые удалось увидеть «Открытым медиа». Упоминается лишь, что встреча длилась 10 минут.

Поговорив с Удодовым, Захарченко зашёл в лобби «Балчуга», где его ждал бизнесмен Евгений Селяков. В ходе разговора вдруг опять всплыла фамилия Удодова. Мужчины обсуждали запрет на курение в кафе и общественных местах, а также закрытые казино, Селяков вспомнил, что недавно играл в Праге. «У Удодова квартира там большая, — вдруг откликнулся Захарченко. — Да где у него нет квартиры…», — ответил Селяков.

Захарченко и Удодов не только встречались, но и созванивались. В биллинге полковника есть несколько входящих с номера Удодова (документальные подтверждения есть у ОМ). Но эти разговоры также не попали в рассекреченные материалы уголовного дела, подтвердили ОМ два знакомых с ними собеседника.

Полковник Захарченко осуждён за взятку — в виде скидочной карты в элитный рыбный ресторан La Maree — на 3,5 млн рублей. Правда, сейчас против бывшего полицейского расследуется ещё одно дело — взятки от бывших подрядчиков РЖД, там сумма уже достигает 2 млрд рублей.

У Modern Time из подозрительного списка нашлась связь ещё с одной интересной московской недвижимостью. Бизнес-партнёр компании — Kopre Ltd с Британских Виргинских островов. Эти два офшора, например, вместе купили в 2009 году «Ивановское предприятие промышленного железнодорожного транспорта № 1». Кроме того, Kopre некоторое время владел дата-центром под Зеленоградом, потом доля была переписана напрямую на Удодова.

Осенью 2010 года Kopre приобрёл две квартиры — около 180 кв. м каждая — в Хамовниках, выяснили «Открытые медиа». Позже квартиры выкупил партнёр Удодова и Стениной по «Недальнему Востоку», ресторатор Аркадий Новиков, а затем — сыновья Михаила Мишустина Алексей и Александр.


Жилой комплекс в Хамовниках, две квартиры в котором перешли от офшора, связанного с Удодовым, к ресторатору Новикову, а потом — к сыновьям Мишустина. Фото: «Открытые медиа»

Алексей Навальный, оценивавший рыночную стоимость этой недвижимости в 400 млн рублей, утверждал, что ресторатор продал квартиры по заниженной цене. Сам Новиков это отрицал, говоря, что сделка была вполне рыночная. В момент покупки квартир офшором, связанным с Удодовым, — в октябре 2010-го — в разгаре была налоговая афера с НДС, а Михаил Мишустин полгода как занимал пост главы налоговой службы.

«Открытые медиа» не смогли связаться с Александром Удодовым по ранее доступному телефону и через Facebook. Брат Александра Олег Удодов отказался передавать ему наши вопросы. В итоге редакция направила их на электронную почту «ГДЦ Энерджи Групп» — оператора принадлежащего Удодову дата-центра. Там подтвердили получение письма и пообещали переслать его владельцу компании. На момент публикации ответа не последовало.

Пресс-служба премьер-министра Михаила Мишустина к моменту публикации также не ответила на вопросы «Открытых медиа».

Оригинал

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: