1. Главная
  2. Новости
  3. В России
  4. Виктор Шендерович: Спасибо тебе, Родина! Куда поцеловать в благодарность?


Виктор Шендерович: Спасибо тебе, Родина! Куда поцеловать в благодарность?

shenderovich_viktor

shenderovich_viktor

shenderovich_viktor
shenderovich_viktor

У СТОЙКИ РЕГИСТРАЦИИ

Свежая история – почти учебная в своей прозрачности.

Провожаю в аэропорту дочь и внуков. А они, в некотором смысле, поляки — живут в Варшаве. Причем младший внук – поляк в буквальном смысле: родился там.

И вот на стойке регистрации выясняется, что зарегистрировать его на рейс невозможно: нет оригинала свидетельства о рождении, а есть только заверенная копия, но это, как сообщает нам сотрудница авиакомпании, «филькина грамота». Пограничники завернут, оформлять нельзя.

Погодите, но он же гражданин Польши! И в случае чего — это проблема его матери на польской границе. И, в любом случае, проблема польского орла, при чем тут двуглавый?

Нельзя! Сотрудница на стойке звонит представителю авиакомпании постарше рангом, тот приходит, забирает паспорта и документы – и уносит их куда-то на изучение.

Благодарим небо за то, что приехали в аэропорт сильно заранее, но время начинает уходить уже довольно стремительно: до рейса остается час с небольшим хвостиком, а мы все стоим с чемоданами и малыми измученными детьми возле стойки, в некотором уже треморе, потому что ясно, что могут не улететь, и накрывается забронированный отдых у моря с польским папой, поймите меня правильно.

И когда наконец появляются уже два сотрудника с нашими документами в руках, я бросаюсь к старшому, снимаю маску и в некотором отчаянии начинаю торговать некогда раскрученным лицом. Здравствуйте, говорю, я дедушка этого поляка…
Немолодой сотрудник пожимает плечами, улыбается и говорит: да никаких вопросов к вашему поляку, летите на здоровье.

Читайте также:  Виктор Шендерович: Новые времена

Как так? А так. На старшего внука документы есть? Свидетельство о рождении? Да, оригинал. Ну и летите. Все у вас в порядке, идите за посадочными.

А что это было, спрашиваю я тогда. Вот этот сорокаминутный нервяк, это ожидание своей судьбы с молениями в сторону погранзаставы… Почему ваша сотрудница не оформила нас на рейс, если все документы в порядке?
Он ласково смотрит на меня и говорит: ну вы-то чего не знаете про наше государство, Виктор Анатольевич? Боится она.

Чего?



Штрафа. Граница штрафует авиакомпанию на пять тысяч рублей за каждого завернутого с границы пассажира. А точных правил нет. Ну или есть, но их все равно никто толком не знает, даже пограничники – могут завернуть, могут пропустить… Вот она и зовет на всякий случай старшего.

И тут я вспоминаю, что пока мы стояли у стойки и исходили нервами, у этой и соседней стойки разворачивались очень похожие сюжеты. Дедушке не давали зарегистрировать несовершеннолетнюю внучку, летевшую с сопровождением (требовали какие-то еще бумаги сверх пачки предъявленных), какая-то женщина что-то объясняла насчет печати на медицинской справке… И почти все время от стоек звали старшого и уносили документы куда-то наверх…

Читайте также:  Андрей Пионтковский: Запад противостоит не русскому народу, а путинской мафиозной банде

И тут я, как тот герой Зощенко, начинаю понимать эту механику. То есть – ну что значит «начинаю»? Освежаю в памяти родные константы…

Стало быть, несколько минут работы человека, сидящего в пограничной будке, стоят пять тысяч рублей. А маета и отчаяние людей, которые скинулись из своих налогов на его форму и презрительное лицо – десятки человеко-часов в сутки! — не стоят вообще ни копейки.

Привычный расклад. Россия – она же не для людей придумана! Человек, его время, нервы, достоинство… — начинают тут что-то стоить, только когда он устраивается в тени двуглавого орла, нацепляет поверх себя погоны или правильный бейджик с триколором. О, тут держись! Моральные страдания такого человека могут стоить обычному тюремного срока.
А в обратную сторону – кукиш с маслом. Скажи спасибо, что живой. Кланяйся и благодари начальственное племя за то, что тебя впустили, выпустили, не отъели еще больший кусок жизни, дали после мучений то, что положено было дать по закону и с улыбкой…

Дочку с внуками, чуток помучив, выпустили с Родины — спасибо тебе, Родина! Куда поцеловать в благодарность?
Я не называю ни аэропорт, ни авиакомпанию, потому что речь не о жалобе на частный случай. Я ж понимаю, что эта история у стойки регистрации — сущая ерунда в сравнении с тем, что творится в России каждую минуту. С той данью, которую россияне привычно платят своему обуревшему государству, не озаботившись обзавестись нормальным.

Читайте также:  Держись от мента подальше!: Пыточная путинского правозахоронения в 21 веке

Оригинал

Видео канал Виктор Шендерович — Плейлист — Обновления:

Коллизия на «Эхе»: процитировал только что в прямом эфире путинское про «бл*дей по десять долларов», а Роскомнадзор бл*дей-то запретил! Вот меня теперь и стыдят тут Ольга Бычкова с Виталий Рувинский — зачем, мол, сказал, запикивать теперь, вырезать…
А я считаю, это заговор против президента разворачивается тут, на «Эхе». Я считаю: если Владимир Владимирович что сказал, это золотом по мрамору вырезать надо дословно и цитировать круглые сутки, а Роскомнадзор пускай умоется. Если мы президента начнем запикивать, это хер знает что такое вообще будет. Это сразу кончится распадом России, истинно вам говорю…
Довожу тревожный сигнал до администрации. Примите меры.

Годовщина гибели «КУРСКА» сегодня…
Замалчивать беду. Отказом
Ответить и не дать помочь,
И воду черную с баркаса
Семь дней радарами толочь.
И врать заведомо и скверно,
И вновь риторику плодить,
И всех похерить, и посмертно
Всех наградить.
23 августа 2000 года

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: