1. Главная
  2. Новости
  3. Блоги
  4. Андрей Пионтковский: Наименее худший вариант


Андрей Пионтковский: Наименее худший вариант



The least bad option

Кремль придает(вал) Минским соглашениям как своему инструменту разрушения украинской государственности громадное значение. Мир помнит знаменитое заклинание главы российской дипломатии Лаврова: «мы никогда не позволим Зеленскому соскочить с крючка минских соглашений, пусть он извивается на нем как можно дольше». А вот другое свидетельство русского патриотического писателя и политика Прилепина: «Минские соглашения – это огромная западня для Украины, из которой она никогда не выберется до полной потери своей государственности».

Минские соглашения де-факто мертвы. Все понимают, что Путин добровольно не уйдет, как он обещал, с Донбасса, а украинское руководство не разрушит собственное государство ради фальшивого «восстановления своей территориальной целостности». Обе стороны должны перестать обманывать себя и друг друга, чем они в который раз увлеченно занимались 8 часов подряд позавчера в Париже.

В этой ситуации единственный реалистичный способ остановить кровопролитие, прекратить горячую стадию войны – это замораживание конфликта, прекращение лицемерных разговоров о «воссоединении ОРДЛО с Украиной» и введение по мандату ООН международных вооруженных миротворцев на линию разделения сторон. Как при этом оккупанты будут еще несколько лет именовать для себя Крым и ОРДЛО, не имеет никакого значения. Для всего мира это временно оккупированные территории Украины.

Замораживание – это не о статусе оккупированных украинских территорий.

Замораживание – это о прекращении продолжающихся уже более 6 лет целенаправленных убийств украинских военнослужащих. Эти убийства – важнейший элемент кремлевской спецоперации МС, классический шантаж террористов: не будете выполнять наши политические требования, не измените вашу конституцию, не легализуете наш военно-террористический плацдарм ОРДЛО в украинском правовом и политическом поле, не введете наших моторыл в украинские органы власти, тогда мы будем продолжать убивать вас на линии соприкосновения сторон.

МС в оркестровке Кремля – это старая (1952 г.) песня товарища Сталина о главном – о воссоединении Германии. У товарища Сталина тогда тоже было свое ОРДЛО. Называлось оно ГДР. И он предложил канцлеру Аденауэру осуществить, наконец, чаяния немецкого народа и воссоединить ОРДЛО с ФРГ. Но сохранив при этом все ордловские институты (Штази, пыточные подвалы, СЕПГ, народная милиция, советские войска). Аденауэр вежливо поблагодарил диктатора, заметив, что он предпочитает оставаться канцлером половины Германии, нежели становиться политзеком в объединенной Германии. Объединение Германии произошло несколько позже, но совершенно на другой основе.

Читайте также:  Андрей Пионтковский: Что делать оппозиции, когда власть отстреливает ее лидеров

Замораживание конфликта позволит Украине решить следующие задачи:

1. Из рук кремлевских шантажистов выбивается инструмент политического давления на Украину – их излюбленный лавровский крюк, прилепинская западня, путинская удавка.

2. Перестают гибнуть украинские военнослужащие.

3. Снимается реальная непосредственная угроза масштабного военного вторжения России на Востоке.

4. Окончательно обнуляется центральный миф путинской пропаганды: мы спасаем русское население Донбасса от геноцида ордами бандеровских нацистов.

5. Прекращается фальшивая игра в «восстановление территориальной целостности Украины». Правду говорить всегда легко, приятно и более убедительно для своего и мирового общественного мнения. Подлинный мир – возвращение Украине оккупированных агрессором территорий – обязательно наступит в не столь отдаленной исторической перспективе.

Это аргументация для Ермака, Кулебы и Зеленского.

А теперь попытаемся взглянуть на ситуацию глазами Козака, Лаврова, Путина.

Угрожающие военные хороводы вокруг Украины начались весной 2021 года, когда в Кремле, окончательно поняли, наконец, что политическое руководство Украины не пойдет добровольно на кремлевский проект присоединения Украины к ОРДЛО. Первым неприятным звонком для Москвы стал отказ Зеленского подписать на саммите в Париже подготовленный Ермаком и Сурковым меморандум. Вторым – категорическое отторжение украинским гражданским обществом протокола Ермака/Козака о «Консультативном Совете» ОРДЛО и Украины в марте 2020 года.

Читайте также:  The New Times: Возвращение Путина станет национальной катастрофой, и вина за это ляжет на каждого из нас.

Откровенный военный шантаж Украины сопровождался беспрецедентной психоделической операцией по дезориентации президента США. Профессиональному чекистскому вербовщику В.В. Путину трижды (!) удавалось на сеансах лоботомии (очном и по видеосвязи) исторгать из Лидера Свободного мира рекомендации Украине исполнять МС в кремлевской интерпретации, включающей Osobiy Status and Steinmeier formula.

Но американскому deep state и украинской дипломатии также трижды за последние полгода удавалось в свою очередь успешно элиминировать в сознании Joe Biden следы этих рискованных сессий.

Видимо раздосадованные таким оборотом событий кремлевские совершили, пожалуй, самую серьезную ошибку. Привыкнув презирать западных коллег и за отсутствие политической воли и за проверенную годами податливость к коррупционным соблазнам, они предъявили Западу совершенно безумный ультиматум. Передать в их полное владение и включить в их ЗОНУ не только Украину, но и еще полтора десятка суверенных европейских государств, расположенных восточнее красной линии Батыя-Сталина, рассекающей континент от Хорватии до Дании. И эти люди еще спрашивают, нет, не почему НАТО расширяется, а почему 30 лет десятки стран рвутся, сломя голову, от них как можно дальше и громко стучатся в двери НАТО!

После такого неандертальского coming out русского пациента мы живем в другой Европе и понемножечку начинаем жить в другой стране. Военная операция по окончательному решению украинского вопроса невозможна. Украина будет яростно сражаться, а коллективный Запад будет с энтузиазмом оказывать ей масштабную политическую, экономическую и военно-техническую помощь. Украина ушла навсегда. Эта неприятная истина постепенно овладевает сознанием самой что ни на есть лояльной путинской «элиты», за исключением, может быть, нескольких обитателей главного бункера.

О меняющихся настроениях провластного планктона мы можем судить по платоновским теням говорящих голов на стенах наших телевизионных пещер. Один за другим появляются верноподданные «эренбурги», яростно обличающие Запад и бандеровскую Украину, но тут же призывающие (кого, интересно!) ни в коем случае не вторгаться в Украину, так как «это сыграет на руку нашим врагам и сплотит против нас всех клеветников России».

Читайте также:  Трагедия на шахте Распадская - События в Междуреченске

В этой новой атмосфере принципиально меняется политический профиль оккупированного ОРДЛа. Из крюка, удавки, западни для Украины оно превращается, казалось бы, в чемодан без ручки для Москвы. Действительно, само по себе оно никому в Кремле не нужно. Его тысячу раз можно было бы триумфально аннексировать в родную гавань после свободного волеизъявления ордловского народа на референдуме 11 мая 2014 года, столь же легитимном и убедительном как крымский референдум 16 марта 2014 года. Но все эти восемь лет ордловский народ был нужен родной гавани исключительно как инструмент покорения всей Украины.

Но потеряв эту важнейшую функцию, ОРДЛО неожиданно заиграло в российском политикуме новыми привлекательными красками. Из инструмента покорения Украины оно на наших глазах становится инструментом спасения лица как первого лица, так и всего политического класса РФ после провала безумного референдума. Множатся думские инициативы по защите ОРДЛа, вооружению ОРДЛа, признанию ОРДЛа. Крюконосец Лавров вяло сопротивляется, справедливо напоминая, что подобные меры перечеркивают минский процесс. Да, посмертно перечеркивают.

Мы защитили народ Донбасса от бандеровского геноцида и вернули его в родную гавань – вот та нехитрая геополитическая и пропагандистская прибыль, которую Кремль еще может зафиксировать, отказавшись от самоубийственной военной авантюры.

***

Итак, замораживание конфликта это the least bad option (наименее худший вариант) как для Украины, так и для путинского режима. Назначенная на 6 февраля следующая встреча советников в нормандском формате в Берлине — прекрасная возможность для обеих сторон и их европейских модераторов заявить о выборе именно этой гуманной опции.

Оригинал

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания применять.

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: