Доступное в России зеркало сайта
  1. Главная
  2. Россия
  3. Система Путина
  4. Война путина
  5. Эвакуация с Донбасса: Цена выезда с оккупированной территории

Эвакуация с Донбасса: Цена выезда с оккупированной территории

kherson ukraine war putler stop

ХЕР ВАМ, А НЕ ХЕРСОН!

В начале июля украинские власти призвали жителей временно оккупированного юга эвакуироваться. Уезжать просили по всем доступным направлениям, в том числе и в оккупированный Крым. 30 июля с просьбой эвакуироваться президент Зеленский обратился уже к жителям Донбасса. Насколько легко и возможно вообще ли это сделать? hromadske поговорило с теми, кто выехал, и с теми, кто не смог. Подробности — в нашем материале.

kherson ukraine war putler stop
ХЕР ВАМ, А НЕ ХЕРСОН!

«Трудно решиться уехать из родного города, но жизнь важнее»

18-летняя Настя с начала оккупации Херсонской области хотела перебраться на подконтрольную Украине территорию. Однако ее родители и близкие родственники уезжать отказывались. Сама девушка боялась: слышала, что россияне расстреливают машины с гражданскими. «Родители все время говорили, что я никому не нужна, что произойдет что-то плохое в пути, и зачем ехать, если здесь не стреляют. Все разговоры о выезде сводились к тому, что я ничего не понимаю. Но в последние недели началось более активное контрнаступление ВСУ, над нашим домом летают самолеты или ракеты, оставаться дома сейчас опасно», — говорит Настя.

Девушка решилась выезжать в Запорожье одна. Собственной машины у Насти нет, поэтому она начала искать перевозчика. В среднем водители просят от 4 до 5 тысяч гривен, но иногда и больше. Два месяца назад Насте предлагали выехать за 8 тысяч гривен, таких сбережений у девушки не было. Подруга Насти нашла для нее перевозчика за 3 тысячи. Теперь девушка ждет, когда он наберет необходимое количество людей, и в ближайшее время покинет Херсонскую область.

«Сейчас есть два пути выезда: на Васильевку и в Крым. Второй вариант я не рассматривала вообще, так что сфокусировалась на первом. Трудно решиться уехать из родного города, но жизнь важнее», — говорит Настя.

«О, ты что, хохол?»: забрали документы и допрашивали 4 часа

В начале июля вице-премьер по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Ирина Верещук призвала южан эвакуироваться, чтобы не подвергать себя опасности и облегчить работу ВСУ. Верещук просила украинцев не медлить с эвакуацией.

Читайте также:  Олена Степова: Зона живет своей жизнью / Донбасс под властью бандитов

«Но почему Верещук не говорит, как именно люди должны это делать, ведь выехать с оккупированной территории не так просто. Часто у людей нет или денег на перевозчика, или собственной машины», — говорит волонтер Стефан.

Он вместе со своим товарищем дважды пытался уехать из Новой Каховки. Однако из-за того, что дорога на Кривой Рог постоянно простреливалась, эту идею отвергли.

«Мы занимались гуманитаркой, организовали доставку лекарств на оккупированную территорию, поэтому нашу деятельность оккупанты начали считать экстремистской. Впоследствии до меня дошла информация, что меня уже разыскивают представители оккупационных властей, и я решил снова пробовать уехать», — рассказывает Стефан.

Из Новой Каховки Стефан выбрался в апреле. На небольшом автобусе, набитом женщинами и детьми, мужчина доехал до границы с оккупированным Крымом. Там Стефан прошел первую фильтрацию: «Два часа допросов, но они пытались играть в хороших полицейских. Забрали мои документы и пробовали склонить к сотрудничеству с ними, потому что я еду на оккупированную территорию. Допрашивали об отношении к националистам, украинской власти и к “Азову”. Я почистил телефон, но не так хорошо, как думал. Они нашли переписку, где человек обращался ко мне как к волонтеру. Если бы у них тогда был интернет на блокпосту, то они бы нашли мой твиттер, в котором я высказывал проукраинскую позицию, и я бы сейчас не разговаривал с вами».

Поездка на границу с оккупированным Крымом обошлась Степану в 1,5 тысячи гривен, далее он пешком перешел границу и сел на автобус в Грузию. Из оккупированного Крыма есть несколько маршрутов: доехать до Польши стоит $500, но автобус, говорит Стефан, идет через Москву; добраться до Грузии — $300, еще можно доехать до Москвы, Симферополя и Турции.

«Дорога через россию была не самой приятной, следующий блокпост был на въезде в Грузию. Там россияне встретили меня фразой: “О, ты что, хохол?”, когда увидели мои документы. Забрали их и допрашивали 4 часа, а также заставили подписать документ: если у российской стороны возникнут вопросы ко мне, они могут задержать меня от 3 часов и до бесконечности. Впрочем, в конце концов, меня все равно отпустили», — рассказывает Стефан.

Читайте также:  Шустер LIVE 17 ноября 2016 года 21:30 Мск Смотреть онлайн Прямой эфир

По его словам, проблемы с выездом возникают не только из-за безопасности, но и из-за отсутствия денег. На пятый месяц войны людям сложно получить наличные, а выехать через оккупированный Крым или на подконтрольную Украине территорию — недешево. Сейчас попасть в Запорожье из оккупированных городов юга можно в среднем за 5 тысяч гривен, бывает, что перевозчики просят гораздо больше.

«У меня есть знакомые, которым пришлось заплатить по 20 тысяч гривен, чтобы уехать. Кроме того, есть перевозчики, которые “кидают” людей: просят сделать предоплату, а затем исчезают. Мы с командой решили собирать донаты на бесплатную эвакуацию для жителей Новой Каховки и близлежащих сел. Мы собрали 300 тысяч гривен и теперь ищем транспорт. У нас есть водители, которые готовы вывозить людей, мы готовы оплатить топливо, единственная проблема сейчас в том, чтобы найти автомобили», — говорит Стефан.

В настоящее время в них на эвакуацию записалось около 300 человек. Команда волонтеров из Херсона, к которой присоединился Стефан, также бесплатно вывозит из города людей. С марта к ним поступило 23 тысячи запросов, примерно 8-9 тысяч человек удалось эвакуировать.

Смогли уехать только с пятой попытки

Артем с женой и ребенком 20 июля уехал из Херсонской области на собственной машине. На подконтрольную Украине территорию они добирались 6 суток. Это была их пятая попытка уехать. Четыре раза из-за больших очередей они возвращались — россияне держали людей на блокпостах неделями.

«На этот раз мы были 320-ми в очереди. Нам повезло, потому что мой брат живет под Энергодаром и мы могли ездить к нему ночевать. Очередь контролируют люди, которые тоже уезжают, поэтому мы просто все записывались на листок, запоминали, кто перед нами и сзади. За эти дни в очереди умерли четыре пенсионерки, потому что было очень жарко, а еще одна женщина родила в машине», — рассказывает Артем.

Читайте также:  Эхо Москвы / Полный Альбац 27 января 2014 года 20:00 Мск Прямой эфир: УКРАИНА - КТО ПОЛУЧИТ 15 МЛРД ДОЛЛАРОВ ОТ РОССИИ

Каждый день, говорит Артем, через блокпост проходило не более 20-30 машин, однако после смертей в очереди оккупанты начали активнее пропускать людей: «С воскресенья на понедельник мы были 130-ми в очереди, а на следующий день нам уже посчастливилось уехать. Тогда они пропустили более ста машин».

Оккупанты перетряхивали машины: требовали вынимать все вещи, показывать багажники, проверяли информацию на ноутбуках и телефонах. Людей с луганской и донецкой регистрацией дальше не пропускали: «Они сразу начинали проявлять к ним агрессию, доходило даже до “теперь мы завербуем тебя служить”».

Ограничения были и в отношении горючего — с собой оккупанты разрешали брать только одну канистру на 20 литров, хотя заправок поблизости не было. С бензином помогали местные жители. Кроме частных автомобилей, в очереди были и автобусы, которые вывозили людей.

«Перед нами стоял автобус, у водителя была доверенность на вывоз от фирмы, на которую он работал. Им этот документ не понравился почему-то, и они выгнали всех людей из автобуса. Все эти люди ходили потом между машинами и просились, чтобы их кто-нибудь взял к себе», — говорит Артем.

* * *

После долгого пути семья Артема наконец-то получила возможность отдохнуть от месяцев жизни под оккупацией. Стефан уже почти четыре месяца временно проживает в Грузии. Туда переехала и его семья — мама, бабушка и брат. Настя, которая в ближайшее время будет прорываться на подконтрольную территорию Украины, в конце нашего разговора говорит: «Надеюсь, что покидаю Херсонщину не навсегда».

Оригинал

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания применять.

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: