Доступное в России зеркало сайта
  1. Главная
  2. Россия
  3. Конец путина
  4. Война путина
  5. Ложишься спать и слышишь, как ракеты летят: Фосфорные бомбы - русский мир

Ложишься спать и слышишь, как ракеты летят: Фосфорные бомбы — русский мир

Russian rocket attack on Vinnytsia

Удар по Виннице

Russian rocket attack on Vinnytsia
Удар по Виннице

Как жители Донбасса решаются покинуть свои дома


Девочка в центре для переселенцев в Кропивницком
Фото: Михаил Мещеринов / hromadske

В начале августа Кабинет министров издал распоряжение об обязательной эвакуации жителей Донецкой области. Однако жители региона по желанию уезжали и раньше — искали убежища в западных и центральных регионах страны. hromadske посетило одно из таких убежищ — городское социальное общежитие в Кропивницком, чтобы узнать у переселенцев, как они обустраиваются в новой жизни.

«Нам “русский мир” не нужен»

Елена сидит на нижней части двухэтажной кровати. Четыре таких деревянных втиснули в эту небольшую комнату. На соседней мирно спит мальчик. Летний ветер развевает большую белую занавеску. За столом перед окном работает за компьютером мужчина — еще один переселенец, с которым семья Елены живет в одной комнате.

На Елене синяя футболка и клетчатые брюки свободного кроя. Здесь в центре для переселенцев в Кропивницком она нашла убежище. Ей 52. Вместе с двумя сыновьями она бежала от российской оккупации. «Мы долго решались, но когда старший сын приехал и сказал: “Они за три километра на бетонке между деревнями”, мы сели на мотоцикл и уехали».

1 июня Елена уехала из Лиманского района, где у нее были два дома. Ее старшему сыну 31, младшему — 18. Последний еще студент, и семья переживала, что если он останется в оккупации, его отчислят из училища. Но не это было причиной, по которой бросили все.

Читайте также:  Валерия Новодворская: ПОЧЕМУ МОЛЧИТ РУССКИЙ НАРОД

«Мы еще в 2014 году сказали, что нам “русский мир” не нужен. Муж еще был жив, поехал на рыбалку. Увидел блокпост наших, а ребята стояли голодные-холодные, так он две недели им есть возил из дома. Здесь нашлись такие, которые сказали: “Мы сдадим”», – Елена берет паузу. На глаза накатываются слезы.

Из-за таких соседей Елена не будет возвращаться домой, пока район не деоккупируют. Поэтому, временно ли она в Кропивницком — в городе, где родилась ее мама — или навсегда, не прогнозирует. «О будущем не думала, потому что там обстреливают, и может быть возвращаться уже некуда».


Центр для переселенцев в Кропивницком
Фото: Михаил Мещеринов / hromadske

«И дом так дрогнул — раз и два»

В Кропивницком городском социальном общежитии, проживают 98 переселенцев, из них 24 — дети, рассказывает hromadske директор учреждения Виталий Греку. Когда-то здесь была заброшенная школа, но в классах сделали ремонт и поселили людей. Полгода переселенцы могут жить здесь бесплатно, а затем нужно будет платить за коммунальные услуги. Их снабжают едой и необходимой гуманитаркой. Виталий Греку проводит экскурсию по общежитию: показывает комнаты на 7-12 человек, прачечную, игровую, кухню.

На кухне встречаем двух женщин. Старшая нарезает помидоры, напротив сидит младшая. Ирина Плешко и ее дочь Виктория — из Лисичанска. Выехали втроем — у Виктории годовалый сын. Оставались дома, пока за окном Ирина не увидела фосфорные бомбы. «Я взяла малыша и так накрыла, – Ирина показывает, как закрыла телом малыша. — И видела с той стороны фосфор — свет. И дом так дрогнул — раз и два. Окна по ту сторону вылетели».

Читайте также:  Путинизм = Фашизм и война 30 августа - 05 сентября 2021 года Трансляция

А однажды Ирина чуть не погибла: «Около меня что-то взорвалось. Смотрю: гараж горит. Там два трупа, еще третий труп. Слава Богу, я уцелела». После этого сомнений не осталось — нужно немедленно уезжать.

Несколько раз в течение нашего разговора они эмоционально благодарят директора за поддержку. «Самое главное — это жизнь. Все остальное — мелочи», — говорит Ирина.

Пока Лисичанск оккупирован, Ирина и Виктория туда возвращаться не хотят – «не любят россию». Но надеются, что второй день рождения малыша отпразднуют в родном городе.


Ирина Плешко и ее дочь Виктория, переехавшие из Лисичанска в центр для переселенцев в Кропивницком
Фото: Михаил Мещеринов / hromadske

«Ложишься отдыхать и слышишь, как ракеты летят»

Директор ведет нас в спальные комнаты на втором этаже. Одна из них самая большая — на 12 человек. У дверей люди оставляют обувь, чтобы не ходить по комнате обутыми. На перилах двухэтажных кроватей сушатся полотенца. На одной из кроватей в голубой майке на бретелях и в белых шортах с черными полосками сидит молодая женщина. Любви Божко — 29 лет. Сюда вместе с двумя дочерьми и семьей сестры она приехала 2 августа из Дружковки Донецкой области.

Читайте также:  Любителям повоевать

«Ложишься отдыхать и слышишь, как ракеты летят. И думаешь, куда они сейчас прилетят — в твой дом или в соседний. Это тяжело морально. Я хотя бы взрослая, а детям сложно осознавать, что им даже нельзя выйти на детскую площадку на улице».

В Дружковке Люба работала фасовщицей мясопродуктов. Сейчас с двумя детьми осталась без работы. «Уехали, потому что жизнь детей дороже всего. Даже если бы в спортзалах спали, это лучше, чем находиться там, потому что не знаешь, что будет завтра и проснешься ли вообще».

Теперь в Кропивницком Любовь ищет работу, ведь «пока все не закончится», она будет оставаться здесь, хотя и хочет вернуться домой. «Мы не сдаемся, ради детей нужно жить и продолжать искать будущее в этом городе», — улыбается Люба, посмотрев на своих детей, и зовет к себе Веронику. Она усаживается на коленях у матери, и я спрашиваю, как ей в Кропивницком. «Нравится здесь. Люди добрые», — смущаясь, отвечает девочка.


Любовь Божко, которая вместе с дочерью переехала из Дружковки в центр для переселенцев в Кропивницком
Фото: Михаил Мещеринов / hromadske

Оригинал

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания применять.

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: