Доступное в России зеркало сайта
  1. Главная
  2. Россия
  3. Революция
  4. Мобилизация Могилизация: Облавы на людей / Везде кордоны

Мобилизация Могилизация: Облавы на людей / Везде кордоны

stop mobilization

Нет могилизации

На этой неделе полиция нескольких российских городов провела рейды по задержанию молодых людей для вручения им повесток. Самыми массовыми "мобилизационные облавы" были в Москве – десятки человек, начиная с 12 октября, были доставлены на пункты мобилизации, в кинотеатр "Москино Молодежный" и драмтеатр Романа Виктюка. Один из задержанных рассказал редакции Север.Реалии о том, как проходило задержание и как ему удалось отказаться подписать повестку без последствий. Помогли инструкции волонтеров антивоенного движения "Идите лесом", созданного Григорием Свердлиным, экс-директором Ночлежки, проекта помощи бездомным в Петербурге.

"Везде кордоны, сбежать нереально". Как устраивают облавы на мобилизованных

stop mobilization
Нет могилизации

По словам задержанного, полицейские пришли в хостел на востоке Москвы около 4 часов утра и начали задерживать живущих там, в том числе вахтовых рабочих. Задержанным ничего не объясняли, забрали паспорта и увезли на призывные пункты в театр и в кинотеатр, где удерживали несколько часов.

Дениса тоже задержали, но ему удалось освободиться к вечеру 12 октября. Он считает, что помогли ему в этом волонтеры "Идите лесом", которые в ответ на его запрос в телеграм-канал проекта успели скинуть ему в мессенджер инструкцию, как себя и вести и что отвечать на вопросы военных.

"Лучшая новость этого поганого дня. Только что "Идите лесом" вытащили одного человека со сборного пункта", – написал Свердлин в инстаграме проекта.

С этого дня к волонтерам каждый день поступают сотни обращений с просьбой о помощи при облаве.

– Облавы в Москве. Людей хватают на улице и пытаются мобилизовать. Нам сейчас пишет человек прямо со "сборного пункта". Здание Драмтеатра (Стромынка 6). Никого не выпускают, внутри около 100 человек. Каждому выдают номерки, военный комиссариат, врачи для освидетельствования, там же уже выдают форму. На входах и выходах полиция, никого не выпускают. Оформляют прямо там, пишут, что оттуда собираются сразу в части отправлять (вот это проверить никак не можем пока). Также есть информация, что приходят брать людей по общежитиям", – сообщили волонтеры "Идите лесом".

– Работаю водителем. Категория "А", 35 лет, был участником боевых действий. В 7 утра в хостеле собирался на работу. Зашли сотрудники МВД и военкомата, дали на сбор три минуты, забрали паспорт, перекрыли входы и выходы, вывели и повели к автобусу. Всего забрали примерно 15 человек – всех, кто был в хостеле, – рассказывает Денис. – Сказали, что так как возраст подходящий, нужно проехать в военкомат, "сверить записи". Не стал пререкаться, отдал паспорт – это была моя ошибка! Можно было сказать, что на работе оставил. Но я, не подозревая ничего, просто отдал в руки полицейскому паспорт.

Дениса отвезли в театр Виктюка на "пункт сбора лиц, которые будут привлекаться к мобилизации". Везде стояли кордоны: ДПС, Росгвардия. Так что сбежать было нереально. Сделали коридор, провели по нему, каждому дали по номерку и велели ждать. В это время Денис и смог написать в "Идите лесом".

– Получил инструкцию, как себя вести, что не подписывать – в общем, был уже алгоритм действий, – продолжает он. – Так что я не стал форсировать события, спокойно пытался выяснить информацию о людях, которые задавали вопросы, хотя бы их статус выяснить. Но представился мне только один сотрудник. Остальные меня игнорировали.

В общем, я ничего не подписывал, отказывался – они злились из-за того, что якобы не могли понять, почему я не хочу подписывать контракт.

Каждый вопрос у них был связан с военным билетом – после паспорта для них это был самый важный документ. Даже важнее. Ведь категория здоровья, ВУС (военно-учетная специальность. – СР), должность – все это там. Ну, я честно сказал, что я стрелок, звание рядовой, служил 4 года. Но я военный билет не отдавал – сказал, что оставил в машине на работе, там закрытая территория. Мне предложили поехать на их машине с сотрудником и забрать. Не знаю, как я избежал этой поездки – просто говорил, что мне это неинтересно и я никуда не поеду. Потом они отстали.

Была мысль сбежать вообще: если поеду с волонтером, то можно, например, оторваться в метро. Пока ждал в этой очереди, написал заявление в свободной форме, от руки – на имя военного комиссара, Собянина и министра обороны. И на имя уполномоченного по правам человека в Москве. Написал, что отказываюсь от мобилизации согласно статье 59 Конституции РФ, которая дает мне право на альтернативную службу. Сказали, что рассмотрят и вызовут.

Там два этапа проходит: сначала первичный сбор информации, потом приглашают на еще один разговор. Спрашивают, почему не хочешь контракт подписывать, в стране мобилизация… Обрабатывают людей очень агрессивно. Поначалу не угрожали, потом начали приводить всякие статьи из Уголовного кодекса – что за это можно "присесть лет на десять". Типа не угрожали, а "информацию доводили". Я реагировал спокойно, без эмоций, меня уже к тому моменту проинструктировали в "Идите лесом". Так что говорил: "Да, спасибо. Пусть дальше все решает комиссия – она принимает решения".

Была там пара врачей – врать не буду, медосмотр я не проходил, просто видел людей в белых халатах. Ребята другие сказали, что им мерили давление, проводили внешний осмотр, зубы… Я этот осмотр не проходил, меня сразу вызвали на комиссию. Сидел полковник, сухо спросил: "Почему отказываетесь?" Я ответил, что у меня есть убеждения и что вероисповедание мне не позволяет принимать участие в братоубийственной войне и я не хочу заниматься всеми этими вещами. "Я по горло сыт, отстаньте от меня". После этого он вернул мне мой паспорт, сказал, что сейчас вызовут оперативную группу и прокуроров, после чего "моя судьба решится". Но они почему-то не явились, хотя я видел их в здании. Меня из кабинета вывели, велели ждать: я посидел, потом вышел человек. Он меня вывел и говорит: "Все, занимайся своими вопросами". Я вышел, отдал номер, который мне выдали, и отпустили, – говорит Денис.

Другой собеседник Север.Реалии по имени Сергей подобной инструкции не получил и, несмотря на его нежелание участвовать в войне, ему выдали предписание "о вызове на мобилизацию".

– Мне 37 лет, военного опыта нет, я военник сто лет не открывал и не помню свою военно-учетную специальность. В 4 утра в нашу общагу пришли полицейские, потребовали предъявить документы и отобрали их. Паспорта то есть, – рассказывает Сергей. – Под конвоем этих сотрудников полиции провели в автобусы и, не объясняя ничего, увезли в какой-то кинотеатр на Люблинской, якобы сборный пункт мобилизации. Там нам всем раздали "мобилизационные предписания", некоторых прямо там одевали в форму и увозили куда-то, говорили, что "везут в парк "Патриот", но куда на самом деле везли, я точно не знаю. Я отказывался подписывать это предписание, но они держали нас несколько часов, давили, в общем, я подписал, только чтобы выпустили. Уехал с обещанием, что найду свой военник и приеду на пункт сбора через день, в предписании упомянута мобилизация в Наро-Фоминск, в какую-то Общевойсковую академию сухопутных войск. Но никуда я не поеду, туда не вернусь. Жалею теперь, что подписал, вроде бы теперь мне грозит уголовка в случае отказа, но я все равно не поеду, забрал вещи из хостела и пока живу у друга в квартире.

В антимобилизационном движении "Идите лесом" на пятый день работы – 8 октября – первый и последний раз посчитали, сколько людей обратилось за помощью и сколько из них получили консультацию, – нет времени.

– Возникла инициатива очень быстро, буквально через пару дней после старта мобилизации, – говорит Иван Чувиляев из "Идите лесом". – 30 сентября команда была уже в полном составе, включая волонтеров (хотя их до сих пор не хватает на все запросы и набор продолжается). Главные сложности пока что именно в нехватке рабочих рук – ищем тех, кто уже уехал из страны и готов волонтёрить. Конечно, все работают бесплатно, мы же не берем деньги за консультации. Хотя уже появились клоны-мошенники, просят деньги под нашей вывеской за обещание "отмазать", будьте бдительны: везде где деньги – мошенники!

Необходимость набирать волонтеров исключительно из тех, кто уже уехал из России, Чувиляев объясняет очень просто – базовые принципы безопасности.

– Волонтер первой линии, то есть тот, кто непосредственно работает с обращениями, это очень большая ответственность. У него оказывается информация об обратившихся, в том числе конфиденциальная. Тут мы не можем рисковать и поэтому берем только тех, кто точно не окажется в руках спецслужб или полиции, то есть только тех, кто не в России. И берем волонтеров только после тщательного отбора, – говорит Чувиляев.

Облавы в Петербурге

14 октября "мобилизационные облавы" начались в Санкт-Петербурге – жители сразу нескольких районов города сообщили о задержаниях мужчин молодого возраста, которым сотрудники полиции и военкоматов вручают повестки для явки в военкомат прямо в подъездах жилых домов. Об этом сообщают пользователи соцсетей, пишут издания "Фонтанка", "База", телеграм-канал "Ротонда" со ссылками на обращения читателей.

По данным "Ротонды", как минимум в двух районах полицейские и сотрудники военкоматов подстерегают тех, кто выходит утром на работу. Они встают в подъездах жилых комплексов и не пропускают людей, пока они не возьмут повестку.

По сообщению "Фонтанки", на концентрацию полиции обратили внимание жители ЖК "Ладожский парк" в Невском районе. Отмечается, что в поисках резервистов "стучат и звонят во все квартиры подряд". Накануне сообщалось о подобных действиях в Калининском районе. Издание "Сота" публикует видео вручения повесток в подъезде дома в 7.30 утра.

В администрации Калининского района заявили, что вручение повесток проходит "для уточнения учетных данных". В Петербурге уже призывали граждан, которые приходили в военкомат только для сверки документов для отсрочки.

В Москве подобные облавы продолжаются третий день – 14 октября жители сообщают о том, что полицейские с повестками начали караулить молодых людей у станций метро. Эту информацию подтвердил член Совета по правам человека при президенте Кирилл Кабанов. "Только что ко мне обратились сотрудник МГТС и его руководитель. Они сообщили, что возле метро "Щелковская" вышеназванный работник был задержан во время "облавы" на уклонистов. С его слов, хватали всех и заявляли, что должна быть справка о том, что есть бронь", – написал Кабанов в своем телеграм-канале. Подобная практика вызвала недовольство члена Совета Федерации Андрея Клишаса, который написал, что "действиям должностных лиц, которые санкционировали такие "облавы", должна быть дана правовая оценка".

Мобилизация в России была объявлена 21 сентября. Власти назвали ее "частичной" и заявили, что не будут призывать всех военнообязанных. При этом Минобороны даны большие полномочия по определению числа мобилизованных. Уже поступают сообщения о гибели мобилизованных в Украине – хотя власти обещали, что они отправятся на фронт только после подготовки.

Оригинал

Мобилизованные в России умирают на сборных пунктах

Данные на 12 октября. Нажмите на маркер, чтобы узнать подробную информацию
Не менее 19 человек погибли на сборных пунктах еще до отправки на войну в Украине

gruz 200 ukraine russia 2022
Груз 200 из Украины в Россию 2022

«По пути развернули — и отправили на войну»

Как удэгейцев, вепсов, саамов мобилизуют убивать украинцев

Для всех в России мобилизация — беда, а для малочисленных народов — две беды: их и так мало. В России 47 малочисленных народов — около 300 тысяч человек. В большинстве они хорошо охвачены пропагандой и готовы защищать «русский мир» от «бандеровцев». Рассказывает правозащитник Павел Суляндзига.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ОТ МОБИЛИЗАЦИИ ПОКА НЕТ

СМИ сообщают, что коренные народы могут воспользоваться законом «Об альтернативной гражданской службе» и заменить военную службу на альтернативную. Однако, как пишет глава «Агоры», юрист Павел Чиков, такая возможность есть, только когда речь идет о призыве на срочную службу, а на мобилизацию она не распространяется. 8 октября в Госдуму внесен законопроект об альтернативной службе в период мобилизации, он касается и малочисленных народов.

— Много вы знаете случаев мобилизации представителей коренных народов?

— Да, уже очень много, и по многим регионам России, по многим малочисленным народам. Это Приморье, Хабаровский край, Якутия, Сахалин, Мурманская область. К сожалению, я не получаю информации по всем регионам. Некоторые эксперты пишут, что это очень сильно похоже на геноцид. По моему мнению, это не так. Нет целенаправленной задачи мобилизовать именно представителей коренных малочисленных народов. Власти просто не могут никого поймать и заставить воевать. Особенно сложно найти людей в городах — там либо прячутся, либо могут послать подальше. А в деревнях, где в основном проживают коренные малочисленные народы, там люди другие, у них менталитет другой. Не только послать они никого не могут — к сожалению, прятаться не хотят даже. И поэтому их отлавливают и отправляют.

Павел Суляндзига, правозащитник
«Когда происходит совещание в ООН, представители коренных малочисленных народов мира ругают свое правительство. И только представители коренных народов России — официальные — рассказывают сказки про райскую жизнь в России»

— Какие именно народы попали под мобилизацию?

— Например, мой народ — удэгейцы. Я точно знаю, что из села Красного Яра (Приморье) с начала войны отправили пять человек, с объявлением мобилизации — еще семь. В селе живет примерно 600 человек. Я лично знаю семьи. Всего в России нас осталось очень мало — 1600–1800 человек.

Много нанайцев отправили. В России их чуть более 10 тысяч. Например, из села Дада, где преимущественно живут нанайцы, из 400 человек забрали 40 — практически все молодое население. В Мурманской области в селе Ловозеро забрали саамов. Еще забрали нивхов из Сахалина, в Ноглики.

Из села Красное Ненецкого автономного округа забрали 37 человек, из них 18 — представители коренных малочисленных народов. А один из них имеет семь детей. Еще в том же селе мобилизовали носителя эвенкийского языка, который активно занимался им с детьми. Ему 48 лет. В пункте приема он был признан негодным. Отправили автобус с негодными в аэропорт по домам, но по пути развернули — и отправили на войну.

— Как военкомат может понять, что человек относится к малочисленному народу?

— В городе никак. А в районах, к которым приписаны села, могут. Сотрудники военкомата же не на Луне живут, а вместе, в одном районе. Но военные очень циничны: им дали план — надо выполнить. В городах поймать невозможно — идут в села, где не будут сопротивляться. В моей родной деревне Красном Яру две матери отказались открывать двери военкомату. В итоге дверь выломали и парней забрали.

Забирали людей из арктической зоны — из юкагирского села Андрюшкино, рядом с Северным Ледовитым океаном в Якутии. Взяли троих молодых парней-юкагиров, из этого народа тоже мало людей осталось — около 1000 в России. Туда работникам военкомата пришлось добираться на самолете.

— Люди пытаются избежать мобилизации?

— Из моей деревни часть людей ушла в тайгу, на охоту. В Карелии в двух деревнях мужчин-вепсов не нашли, потому что ушли за ягодами. В Хабаровском крае часть мужчин из коренных народов ушли на рыбалку.

На охоту в моем селе обычно уходят с конца октября до конца декабря, потом приезжают на Новый год домой и с конца февраля опять уходят в лес. Там живут в своих избушках.

В законах Российской Федерации написано, что представители коренных малочисленных народов имеют право на альтернативную службу. Но мне рассказали матери мобилизованных, что, когда они ходили спрашивать в военкомат про это, им сказали: «Нет». Все отдано на откуп военкоматам, а они, естественно, не будут такое разрешать.

— Много ли среди коренных народов путинистов?

— К сожалению, да. Мне недавно звонила женщина, чтобы я поговорил с ее сыном. «Мы же пошли помогать украинцам, их там бандеровцы убивают же», — говорит он мне. Большинство представителей коренных народов искренне верят, что Россия спасает Украину от бандеровцев.

— Пропагандисты говорят, что Россия защищает «русский мир». Путинистов из коренных народов эта формулировка не смущает?

— К сожалению, не смущает. На самом деле, это более глубокий вопрос. Я разговаривал с учеными, с правозащитниками. Многие из них отмечают, что всегда, когда происходит совещание в ООН, представители коренных малочисленных народов мира ругают свое правительство. И только представители коренных народов России — официальные — рассказывают сказки про райскую жизнь в России. Они говорят: «Мы знаем, что в России плохо. Но зачем мы будем сор из избы выносить?» При этом они не понимают значения этих площадок ООН и для чего они созданы.

Эти ученые говорят, что практически все коренные народы во всем мире участвуют в движении за свои права. Они все в первую очередь себя идентифицируют как представителей коренных народов. А в России представители коренных народов — подавляющее большинство, с которыми мы общаемся, — в первую очередь себя идентифицируют как россиян, а уже во вторую очередь — как людей из коренных народов. Это очень странно. Представители коренных народов России, которые должны бороться за права своих народов, борются за права российского государства.

Нас воспитывали на историях о русских героях. Получается, что у удэгейцев героев нет. А если их нет, значит, и народ какой-то неполноценный. Я начал интересоваться историей своего народа, когда я впервые из своей родной удэгейской деревни поехал в русскую. Там меня начали обзывать узкоглазым и черномазым. Когда я туда поехал, я себя идентифицировал русским, потому что мы в детстве с пацанами играли в войнушку все время. В игре были немцы и русские. Те, кто был сильнее, — русские, кто слабее — немцы. Потом уже я понял, что я не русский, стал интересоваться своей культурой, историей, языком.

Оригинал

Читайте также:  Бывшие шпионы о Владимире Путине

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания применять.

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: