МУСОРА ХУЖЕ ГОВНА: Менты садисты — Все лицо было в крови

Musora Huge Govna

“Команда против пыток” – правозащитная организация, которая занимается общественными расследованиями жалоб на применение пыток, – пытается призвать к ответу полицейского, напавшего на москвичку Инну Оленич, задержанную за высказывания, критикующие войну в Украине. Инна работает шеф-поваром, специализируется на приготовлении веганской еды. В октябре 2022 года она обсуждала с приятелем войну во дворе дома. Их разговор услышали охранники и вызвали полицию.

"Все лицо было в крови". Безнаказанность полицейских-садистов

“Мы не можем отнести дело Оленич к категории дел, связанных с антивоенным активизмом. Она оказалась в ситуации бытового конфликта, но имеющего отношение к проявлению антивоенной позиции. Инна относит себя к пацифисткам, и она испытывает определенные переживания, связанные с СВО. Инну с другом задержали и отправили в ОМВД России по Лосиноостровскому району Москвы. Молодого человека почти сразу поместили в камеру, а Инну держали в коридоре, где оперативный дежурный пытался досмотреть ее сумку. Девушка попыталась забрать свои вещи, но полицейский повалил ее на пол. Он сел на Инну и принялся надевать наручники. Когда полицейский поднял Инну, все ее лицо было в крови, и на полу была лужа крови. Это зафиксировала видеокамера. У Инны после этого был сильнейший шок: она задыхалась, по лицу текла кровь, а полицейский как ни в чем не бывало продолжил осмотр. Всю ночь наша доверительница провела в камере, и никто ей не оказал медицинскую помощь. Медицинское освидетельствование показало, что Инне сломали несколько передних зубов верхней челюсти”, – сообщила Радио Свобода юристка "Команды против пыток" Ксения Евстафьева.

Российские правозащитники много лет говорят о незаконном применении силы со стороны полиции по отношению к политическим и гражданским активистам. После начала войны с Украиной избиения задержанных стали постоянным явлением. По данным мониторинга политических преследований правозащитного проекта "ОВД-Инфо", как минимум 32 фигуранта "антивоенного дела" подверглись пыткам и насилию только в апреле этого года. В прошлом году, через два месяца после начала войны с Украиной, сотрудники "ОВД-Инфо" составили обращение в ООН о насилии над женщинами во время антивоенных акций.

Полицейские абсолютно безнаказанны в нашей стране

"С 24 февраля практически каждый день в России в разных формах проходили антивоенные протесты. По всей стране зафиксированы более 15 000 административных арестов, из них 44% задержанных — женщины. Во время крупных протестов зимой 2021 года, вызванных попыткой отравления и последующим арестом Алексея Навального, женщины составляли только 25% задержанных.

Читайте также:  Музыка под запретом / Репрессии / Рэпер Noize MC о волгоградской милиции


Инна Оленич до нападения полицейского

Случаи полицейской жестокости распространены. Есть сообщения о применении силы против протестующих на антивоенных акциях, как минимум в 32 отделах полиции в девяти городах России. Не менее чем в 39 случаях задержанные сообщали о звонках в скорую и госпитализациях из полицейских участков. Помимо этого, с 24 февраля зафиксированы по меньшей мере 155 случаев недопусков адвокатов к задержанным в 106 отделах полиции в 19 городах России. Сотрудники полиции забирали телефоны у задержанных или требовали предоставить доступ к телефонам по меньшей мере в 64 отделах полиции, что, несомненно, затрудняет возможность связаться с защитниками, а также зафиксировать нарушения для их последующей работы.


Инна Оленич после нападения на нее полицейского

Мы смогли выявить случаи жестокого обращения полицейских как минимум с 32 женщинами, чьи имена указаны в списке потерпевших. Угрозы, различные формы психологического насилия применялись не менее чем к 55 женщинам. Часто эти эпизоды связаны с попытками задержанных защитить собственные права” – такие данные предоставили спецдокладчику ООН весной прошлого года правозащитники "ОВД-Инфо".

“Полицейская безнаказанность и жестокость по отношению к активистам, гражданам с антивоенной позицией и людям, которые сталкиваются с российской полицией в различных обстоятельствах, всегда была беспрецедентной. Полицейские абсолютно безнаказанны в нашей стране. Суды выносят единицы обвинительных приговоров по делам о самых жесточайших пытках сотрудниками полиции. После начала войны с Украиной поведение полицейских по отношению к людям с антивоенными взглядами стало безумно жестоким. Издевательства над поэтом Артемом Камардиным и его девушкой Александрой Поповой – это жуткий случай кадыровских пыток в Москве”, – сказала Радио Свобода юристка "ОВД-Инфо" Мария Чащилова.

количество таких профессиональных убийц в силовых структурах будет расти

По ее мнению, полицейские ведут себя с антивоенными активистами все более жестоко по множеству причин. Среди них – падение из-за войны уровня жизни самих полицейских. Полицейским запрещено покидать Россию. Юристка уверена, что чем больше силовиков отправляют в зону боевых действий, чем сильнее самих полицейских ограничивают в правах, тем больше насилия они проявляют по отношению к тем, кто пытается защищать и реализовывать свои права. "Я и мои коллеги много раз сталкивались с совершенно идейными насильниками, которые продолжают работать в российских государственных силовых структурах. И количество таких профессиональных убийц в силовых структурах будет расти. Они чувствуют все больше безнаказанности, и ситуация в ближайшее время к лучшему не изменится. На законодательном уровне им будут давать все больше полномочий”, – уверена Мария Чащилова.

Читайте также:  Вторжение России День 228: Война в Украине 09 октября 2022 года Прямой эфир

Следственный комитет встает на сторону бандитов в полицейской форме. "Я представляла интересы фотокорреспондента Ивана Клейменова, который был избит на акции в поддержку Алексея Навального в 2021 году, – рассказывает Мария Чащилова. – Журналист находился с пробитой головой и тяжелыми травмами в спецприемнике 15 суток, где ему не оказывали медицинской помощи. Пресненский районный суд признал незаконным бездействие Главного следственного управления СК по Москве за то, что он не предоставил Клейменову информацию о том, какое решение принято по его заявлению о преступлении, совершенном в отношении него. Но я не могу привести пример из своей свежей практики, вспомнить случай, чтобы полицейские понесли серьезное наказание за превышение должностных полномочий, насилие над задержанными и пытки. Обычно СК не находит превышения должностных полномочий в действиях сотрудников силовых структур, даже если есть медицинское подтверждения травм, полученных жертвой в отделении полиции. Дальше часто начинается многолетнее обжалование этого отказа в судах. И речь идет не только об активистах или людях, которые публично выражают свою гражданскую позицию. Уже три года я обжалую в судах отказ СК на заявление девушки, которую сотрудники полиции подвергли насилию, когда они пришла к ним с заявлением об изнасиловании. Они сначала оказывали на нее жесточайшее психологическое давление, требуя забрать заявление. Затем они заломили пострадавшей руки, утверждая, что если бы ее еще и избили, то им было бы проще возбудить дело за изнасилование", – рассказала Радио Свобода Мария Чащилова.

государство не заинтересовано в расследовании таких преступлений

У Ксении Евстафьевой сейчас в работе два дела о насилии над антивоенными активистами. "9 мая Артемий Бобров, один из заявителей, выходил с антивоенным плакатом на Тверскую улицу. Его задержали и доставили в ОМВД России по Тверскому району Москвы. Там Артемия, как он утверждает, избили сотрудники полиции. Другой пострадавший Евгений Овчаренко, чьи интересы я представляю, вышел в центр Москвы на акцию против мобилизации. Ему во время задержания на Пушкинской площади, как он утверждает, сломали ребро ударом дубинки. Оба заявителя привлечены к административной ответственности в связи с нарушением установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования (ст. 20.2 КоАП РФ). Первый заявитель также привлечен к ответственности за дискредитацию ВС РФ (ст. 20.3.3 КоАП РФ). Заявления о преступлении, поданные в интересах пострадавших, не зарегистрированы и по ним следственными органами не проводилась проверка. То есть государство не заинтересовано в расследовании таких преступлений", – рассказала Радио Свобода юристка “Команды против пыток”.

Читайте также:  Михаил Ходорковский: Дело в нас


Медицинская экспертиза Инны Оленич

Засунь 51-ю статью Конституции в жопу, и какой еще адвокат?

"Закон о полиции не позволяет избивать задержанных, пытать их и издеваться над ними. Он требует, чтобы полицейский в начале разговора с гражданином представился, показал документы и объяснил причину интереса к нему. Применять силовые приемы или спецсредства с целью задержания человека сотрудник полиции имеет право лишь в оборонительных целях или когда гражданин демонстрирует общественно опасное поведение. У всех силовых приемов, на которые полицейский имеет право, есть четкие границы. Так как риски во время взаимодействия с сотрудниками полиции растут, то я рекомендую быть осторожными при контакте с полицейским, вести себя спокойно, вежливо, не проявлять агрессию. Не надо прикасаться к полицейским, чтобы минимизировать риск насилия с их стороны. Во время конфликтной ситуации постарайтесь включить видео- и аудиозапись или попросите прохожих снять на камеру незаконные действия полицейского", – Мария Чащилова напоминает правила общения с полицией, хотя не уверена, что их соблюдение сможет защитить от произвола со стороны силовиков.


Юристка "ОВД-Инфо" Мария Чащилова

В конце марта активист Лев Соколов сообщил ОВД-Инфо, как в отделении полиции после задержания во время антивоенной акции в Рязани его избили, угрожали насильственными действиями сексуализированного характера с применением монтажной пены и обещали вырезать сетчатку глаза. Над активистом издевались 4 часа. Лев рассказал Радио Свобода, что в ответ на все вопросы полицейских пытался взять 51-ю статью Конституции и вызвать адвоката, но полицейские отвечали ему: “Засунь 51-ю статью Конституции в жопу, и какой еще адвокат? Ты разве не знаешь, где через 15 минут окажешься”. "После этого я понял, что говорить со мной в контексте законов никто не будет. Вскоре после того, как меня отпустили, я эмигрировал из России", – рассказывает Лев Соколов.

Перед отъездом он написал жалобу в СК на действия полиции. Официального ответа на свое заявление он пока не получил. Следователь, по словам активиста, дал понять, что на справедливое расследование надеяться ему не стоит.

Радио Свобода

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: