Жены мобилизованных против войны: Не надо верить в сказки из телевизора

stop mobilization

Мобилизация = Могилизация

20 января в Петербурге по инициативе сообщества "Путь домой" прошла акция жен мобилизованных, которые требуют вернуть их мужей с фронта. Первая такая акция состоялась 6 января – тогда женщины вышли в белых платках к Вечному огню сразу в 14 городах России. Они намерены продолжать акции каждую субботу.

YouTube видео

В акции, прошедшей на Марсовом поле, приняли участие около 30 человек. Некоторые были с детьми. День выдался морозным, поэтому вместо белых платков на участницах были в основном белые шапки или шарфы. Корреспондент Север.Реалии поговорил с женщинами, которые добиваются возвращения своих мужей и сыновей с фронта.

+ Телеграм Канал МОБИЛИЗАЦИЯ I Новости I Что делать? (ОТКРЫТЬ ОКНО)

stop mobilization
Мобилизация = Могилизация

Телеграм канал - Путь Домой - Поганая власть пытается заблокировать ссылки

Михаил и Анастасия (имена изменены. – СР) живут в Петербурге. Повестка о мобилизации пришла по месту прописки, в военкомате Михаилу пообещали, что он будет охранять склады где-нибудь в "зелёной зоне". Через два дня Михаил вместе с другими мобилизованными уже был в Сертолово, с конца весны он на фронте в Украине.

Михаил знает об акциях, в которых участвует его жена, и не пытается её отговаривать. Хоть и не верит в то, что у жен и матерей получится вытащить мужей и сыновей из зоны боевых действий.

У Анастасии эпилепсия, она инвалид второй группы. У ее взрослого сына миастения, он тоже инвалид, 3-й группы. Мобилизация оставила их без опекуна. По хозяйству им помогает 17-летняя дочь. По словам Анастасии, сейчас многим инвалидам дают именно третью группу, чтобы мобилизованный не мог демобилизоваться для ухода за инвалидом.

– Отпускают только для ухода за инвалидами первой группы. И это ещё постараться надо, – говорит она.

На сборы мобилизованным осенью 2022 года дали два дня. Анастасия ругает себя, что растерялась и не успела тогда собрать нужные справки, чтобы мужа не забрали. По ее словам, у него и мениск, и грыжи, и с зубами проблемы.

Во время мобилизации ВВК (военно-врачебной комиссии) не было предусмотрено, и если у мужчины не было жалоб на здоровье, которые он направлял в военкомат, то он считался здоровым и годным к службе. Жёны мобилизованных рассказали ей, что на войну забирали даже с гепатитом и эпилепсией. После Нового года часть мобилизованных отправляли домой, чтобы они сдали тесты на ВИЧ и гепатит. Даже когда обнаруживались заболевания, их все равно оставляли на фронте, если стадия гепатита или частота эпилептических приступов была сочтена недостаточной.

YouTube видео

"Лучше не знать"

В Сертолово Ленинградской области Михаил и другие мобилизованные были месяц и занимались там лишь строевой подготовкой. Учились уже на месте, когда их пустили "за ленту" (так на военном сленге называется территория Украины. – СР).

– Муж теперь артиллерист. Там вчерашние повара могли стать артиллеристами или штурмовиками, – говорит она. – Если бы он знал, что творится в армии сейчас, то нога бы его не переступила порог военкомата, сказал он мне. Ничего конкретного он мне не рассказывает, чтобы я не волновалась. Если он считает, что этого мне лучше не знать, то пусть будет так.

Читайте также:  Украина Восток Вторжение Банды путина: Оккупация 14 апреля 2014 года Прямой эфир / Видео Трансляция

До того как мужа отправили "за ленту", она с другими женами и матерями мобилизованных плела маскировочные сети и собирала гуманитарную помощь.

– У них был один ответ на всё: надо плести сети и делать свечи, больше ничем не заниматься. Мол, мы своим мужчинам на СВО ("специальная военная операция", так российские власти и СМИ называют войну в Украине. – СР) навредим акциями или ещё чем-то. Так до сих пор и плетут, – рассказывает Анастасия.

В телеграме она нашла единомышленниц из группы "Путь домой". Сначала они общались в чатах, а теперь выходят на акции. С теми жёнами, кто до сих пор плетёт сети, она больше не общается: кому-то из них выгодно такое положение дел, ведь, пока их родные на фронте, деньги приходят им на карты и они могут позволить себе "и машину купить, и сделать ботокс, и на море слетать".

– А есть матери, которые говорят, что их сын должен там находиться, потому что надо родину защищать. Даже среди тех старушек, кто нуждается в опеке и помощи, всё равно некоторые говорят про какую-то защиту. Может быть, она даже благодаря своему заболеванию могла бы сына вытащить из окопа, чтобы он её опекуном был, но она убеждена, что он должен быть на фронте, – поражается Анастасия.

"Говорили, что они фарш и мясо"

У Евгении из Подмосковья (имя изменено. – СР) мобилизовали 25-летнего сына, которого она растила одна. Повестку принесли домой, сказали, что речь идет "о трех, максимум шести месяцах" и "нужно помочь своим".

Тоже обещали, что будет в тылу охранять склад. Первые два месяца после мобилизации Александр был на учениях в Беларуси, потом в Курске. И их там действительно обучали, говорит Евгения, но практически не кормили: всё время, пока они там находились, родственники собирали им гуманитарную помощь. Когда Евгения приехала к сыну, то увидела, что за два месяца он и остальные военные похудели на 10 килограммов. Срочную службу он проходил в инженерных войсках водителем, но после мобилизации рыл окопы и траншеи. Специальность не соответствовала полученной на срочной службе ни у кого из его сослуживцев. "За лентой" сын находится с весны 2023 года, отпуска не было ни разу. Теперь они штурмовики.

– Сейчас мне пришёл ответ на коллективное письмо, в котором среди прочих проблем указывалось отсутствие отпусков на протяжении 15 месяцев. В ответе говорится, что нарушение по отпуску есть, но что это означает и как будет решена проблема, неизвестно, – рассказывает Евгения.

Она живет в деревне, у нее свое хозяйство. Говорит, что сын не мог даже смотреть, как курице отрубают голову, не говоря уже о том, чтобы стать военным и убивать людей.

Александр всячески старается оградить её от лишнего стресса и почти ничего не рассказывает, но Евгения находит информацию через других матерей и жён его сослуживцев. Чтобы не идти в бой, штурмовики устраивают самострел или ломают себе ноги, утверждает она: в их бригаде за отказ идти на штурм не сажают в "яму" (незаконный вид наказания для провинившихся, применяемый российскими военными в Украине. – СР).

Читайте также:  Виктор Шендерович: Лицо и имя Алексея Навального будут преследовать Путина до конца его поганых дней

Моральное состояние мобилизованных ужасное, командование прямо говорило им в лицо, что они "фарш и мясо", говорит Евгения. Сейчас она поддерживает вдову одного из сослуживцев сына.

– Он тогда как будто чувствовал, что идёт в один конец, отдал свой тепловизор и кофту кому-то. Позвонил жене, сказал, что всё будет хорошо, что сейчас он после штурма выйдет и приедет к ней в отпуск. Она тоже понимала уже, что он прощался, – говорит Евгения. – Через неделю после похорон на кладбище было около 60 новых могил.

Ее сын Александр сейчас в госпитале, ему оторвало мизинец левой руки. Всю экипировку они покупали за свой счёт, и именно она спасла его от смерти – осколок летел прямо в шею, но оставил лишь ушиб. Евгения ездила к сыну в госпиталь. По ее словам, при разговоре Александр старался держаться, но, как только расслаблялся и начинал жестикулировать, его руки начинали очень сильно трястись.

– Он не рассказывает мне, как всё плохо было там, и назад он не хочет, потому что оттуда, где он воюет, живыми не выходят. Сослуживцы тоже в ужасном состоянии, – говорит Евгения.

"Любой нормальный человек против войны"

– Сейчас многие любят тыкать нам 1941 годом – мол, тогда страна встала и пошла защищаться, а сейчас мужики на фронте плачутся своим женщинам. Хотя как это вообще можно сравнивать: войны нет, военного положения нет. Почему же тогда там должны быть мобилизованные? – возмущается Анастасия.

– Любой нормальный человек против войны. Другое дело, что изначально все это было под лозунгом "надо идти помогать" и воспринималось действительно не как война, а помощь. Ты смотришь телевизор, и тебе говорят, что восемь лет обижали людей и вот сейчас мобилизованные идут помогать им, – вспоминает Евгения.

Обе женщины пришли в "Путь домой" не сразу. Евгения хоть и не плела сети для военных, но помогала в сборе подписей под обращениями к депутатам. Тогда этим занималось крупное сообщество Ольги Кац "Вернём ребят": его участницы собрали около 7 тысяч подписей под прошением о демобилизации и более 100 тысяч электронных подписей за установление срока службы для мобилизованных в один год. Но их не заметили, а после гибели брата в Украине Кац закрыла сообщество. Тогда Евгения и нашла “Путь домой”.

– Эта группа без лидеров. Тут разные люди – пассивные и активные. Мы пытаемся расшевелить тех, кто попассивнее. Всё решается вместе, где-то спорим, где-то ругаемся даже. Ну, сами понимаете, нервы у всех не железные, – объясняет Евгения.

Первая акция сообщества прошла сразу в 14 городах России. 6 января женщины в белых платках вышли к памятнику Вечному огню своих городов и возложили цветы. 13 января в Петербурге акция не состоялась вместо нее женщины отправились на встречу с кандидатом в президенты Борисом Надеждиным.

Читайте также:  Виктор Шендерович: Угрюмая, опасная, упрямо идущая на хер страна

– К Надеждину я тепло отношусь. Муж одной из самых активных девушек сообщества "Путь домой" Паулины учился у него. Она напомнила ему о своём муже, после чего Борис Борисович принял решение нам помогать открыто. Это в моих глазах даёт ему большой плюс, – говорит Евгения.

По мнению Анастасии, сейчас нет ни одного депутата, кто бы им помогал. Она вспоминает, как женщины спросили одного из депутатов, почему его сын не на "СВО".

– Тот сказал, что у его сына диабет. С нами была женщина, у которой муж диабетик и он там, на фронте. Что он мог нам ответить? Только глаза в пол опустил и всё, – рассказывает Анастасия. – Депутат Милонов начал нам про 41-й год рассказывать, а сам виновато шапочку свою теребил. Мол, мы должны гордиться мужчинами своими и ждать их.

В преддверии президентских выборов женщины ожидают подвоха во всём. После выборов у Путина будут развязаны руки, замечают они, а значит, ждать чего-то хорошего не приходится. Тем более что люди на фронте заканчиваются.

– Наш президент переизберётся, потому что честных выборов у нас нет. Коронавирус же у нас в один день "вылечился", и теперь он есть только для митингов. Думаю, что они там наверху знают, когда это закончится. Любая война заканчивается мирными переговорами. Любая война для богатых людей, а обычные люди, покрытые флагами, заполняют кладбищенские поля, – говорит Анастасия.

Телеграм-канал "Путь домой" появился в августе 2023 года. Аудитория основного канала более 39 тысяч подписчиков, резервного 10 тысяч. С 2024 года участницы сообщества начали проводить акции и расширять спектр действий и мероприятий.

За последние месяцы риторика сообщества "Путь домой" сильно изменилась. Если вначале жены мобилизованных подчеркивали, что они не против войны и только просят вернуть назад мужей, с тем чтобы воевать вместо них пошли другие, то теперь они выступают за прекращение войны. На акцию 20 января они пригласили всех, кто "не испытывает восторга от военных действий. Любых. Вы смело выступали когда-то за недопущение этого ужаса. Теперь мы просим вас выступить с нами". Пригласили организаторы акции и тех женщин, чьи семьи еще не столкнулись с войной. "Не надо верить в сказки с экрана телевизора. Все давно убедились, что они не соответствуют действительности", – пишут администраторы канала.

Частичная мобилизация была проведена в России 21 октября 2022 года указом президента РФ Путина, в ее рамках по официальным данным собирались призвать около 300 тысяч человек, однако, по подсчетам независимых экспертов, в первую волну могло быть призвано до 450 тысяч человек. На данный момент, по подсчётам "Важных историй", средняя продолжительность жизни мобилизованного составляет 4,5 месяца. На 19 января 2024 года по открытым данным журналисты подтвердили гибель 5089 мобилизованных.

Север.Реалии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: