Опубликовано: 12.02.2011 19:55

Государственный маразм / Январь 2011 года

Аресты 31 декабря 2010 года



Туда не ходи, суда ходи - Яков Кротов.

Митинги в защиту 31-й статьи русской конституции стали естественным выводом из классического лозунга "Соблюдайте свои собственные законы".

Требовать от власти, чтобы она соблюдала свои собственные законы, - это все равно что требовать от собаки, чтобы она убирала за собой на улице. Власть по природе своей противится закону – любому закону – как ограничению своей сути. Закон для власти что дышло для лошади. Власть не дура – коли уж идея закона появляется, она ее присваивает и изображает себя высшим законодателем и судией. Тем не менее и в самой цивилизованной власти под внешним лоском легко различить мурло и кулак, которые знают одно право – право силы, один закон – закон тайги или, если ближе к экватору, джунглей.

"Разделение властей" - исторически верное словосочетание, а по сути абсурдное. Законодательная и судебная власти вовсе не "власть" в точном смысле слова, как кучер или кнут не лошадь.

Сила диссидентского движения и его опасность для власти были вовсе не в призыве соблюдать ее собственные законы. К этому и генсеки призывали, и на каждом пленуме Верховного суда говорили о необходимости соблюдать законы, и в курилках цековских об этом мечтали. Сила диссидентов была в том, что они ходили в суд – не только для того чтобы поддержать диссидентов, которые в суд не ходили, а оказались там волею власти. Диссидентом считался каждый человек, который смел через суд добиваться у русской (русские ведь назначили себя наследниками СССР в части атомного оружия и собственности? Что ж, теперь вместо "советская" всюду следует писать "русская") власти того, что положено по закону.

Суд был нелепостью, рудиментом дореволюционной жизни, заведенным ради камуфляжа. Именно "заведенным" - ведь в первые годы новая власть спокойно обходилась без судов, называя их буржуазными пережитками. Завести завели, но относились (и относятся) к тем, что кто это заведение принимает всерьез, нехорошо. Достаточно вспомнить инженера Талмудовского с его "Судом! Только судом!" Более или менее снисходительно относились к использованию суда для разборки с соседями и родственниками. Эт-та ниче, эт-та можно – холопы к барину приползли, прося рассудить. Но подавать в суд на государство, ежели оно уволило, или расстреляло, или ограбило, - это что за бред? Так оно с великого князя Гороха ("с сильным не судись") и даже до сего дня. Диапазон чуть-чуть расширился, но ненамного. Суд – дубинка в руках государства, не влезай – убьет! Это теперь уже и буквально так – мораторий на смертную казнь обернулся тем, что главными палачами стали судьи, отправляющие в тюрьму на верную и часто скорую смерть.

Там, где нет права на правосудие, остается право на писк. Вот это право и гарантируется 31-й статьей. Советская власть потому, может, и сломалась, что лишила русский народ этого древнего права пищать, когда ломают пальцы, вырывают язык и отрезают все что движется. Сегодняшняя власть явно хотела бы к этому вернуться, а все же побаивается – ведь народ готов отдать все кроме свободы – нет, не свободы слова, а свободы ворчания. Свобода слова отличается от свободы ворчания тем, что осуществляется через суды – через постоянные утомительные судебные процессы в защиту свободы слова. Они в Америке утомительные, в России суды только ограничивают свободу слова, не наоборот, за этим следят строго.

Тридцать первые митинги формально похожи на знаменитый выход на площадь из-за вторжения в Чехословакию, а по сути – прямая противоположность. Там защищали других, тут – себя. Там сказали власти, что она не на все имеет право, тут не отрицают, что власть может все (а националисты и коммунисты только и мечтают перехватить такую власть на себя и сделать еще всесильнее) – только просят права на бузу. Целое десятилетие одни бранят "лихим", другие с ностальгией вспоминают, потому было право на бузу – не на свободу слова, с этим и при Ельцине было неважно, а вот именно на бузу. И как все этим гордились!

Все разговоры о том, что из защиты права на митинги вырастет демократическая атмосфера, напоминают ханжеские рассуждения о том, что если много читать Евангелие, человек становится лучше. Да нет – человек, который много читает Евангелие и при этом не исполняет заповеди, становится лучшим демагогом, чем был, не более того. Защита права на митинги без защиты права на суд, без сознания права и даже обязанности поддерживать справедливость через суд, привела к большевистскому перевороту, может запросто привести к нацистскому перевороту.

Конечно, кажется невероятным, чтобы в России появился суд – настоящий суд, настоящие судьи. Ничто, даже религию, власть не уничтожила так тщательно, как правосудие. В казенной религии какая-то религиозная жизнь несмотря ни на что все-таки есть, но в этих судах жизни нет. До революции тоже было не идеально, мягко говоря ("В судах черна неправдой черной" - 1854 год), так ведь это воспринималось как ненормальность, судебную реформу провели нехилую, а теперь как ненормальность восприняли бы, скажем, оправдание Ходорковского. Даже быть чекистом в России не стыдно, а судьей – стыдно, потому что чекист есть людоед откровенный, а судья – тайный.

Надежд на появление суда нет, а шансы – есть. Для этого нужно перестать беспокоиться о России и начать беспокоиться о себе. Книгопечатание Гутенберг изобрел, когда уже был отчаянный запрос на недорогие книги, были люди, готовые за них платить. Телевидение изобрели, когда уже несколько веков был спрос на зрелища, – а до этого обходились разглядыванием грязи промеж своих пальцев. Суды появятся как ответ на спрос, на потребность в правосудии. Так было и в Англии, и в Египте, и всюду, где суды есть, они не властью спущены, а из сердца родились, и роды эти были нелегкими – не потому, что власть мешала, а потому что эгоизм мешает. Если вместо сердца желудок с зубами, тогда, конечно, "басманное правосудие".

Только начиналось-то басманное правосудие, когда в начале девяностых решили, что создание судов может подождать. Что такое частная собственность в отсутствие суда – спросите у Ходорковского. А ведь надеялись, что кривая вывезет. Путина она вывезла, что греха таить. Драма в том, что пока не только на государственном уровне, но на уровне повседневном, ежеминутном, мы руководствуемся страхом суда, боязнью закона, предпочитаем произвол и "жизнь по понятиям". Но не может быть правосудия там, где все живут произволом и считают это единственно возможной нормой. Даже у революционеров были суды – суды чести.

Теневая, нарушающая законы экономика – плохая экономика. Теневая, отрицающая законы политика – плохая политика. И только правосудие хорошо даже, если оно в тени – в тени частной жизни, под защитой личной ответственности, обязательности и готовности любой конфликт решать не горлом и силой, а обращением в суд друзей, родителей, да хотя бы и детей – лишь бы центр тяжести оказался вовне. Давайте исполнять заповедь и не судить, а просить, чтобы нас было кому рассудить.

Священник Яков Кротов
Источник http://www.grani.ru/opinion/m.185638.html

Слушать материалы по теме

Для проигрывания музыки требуется Flash Player 10.

Скрипт плеера взят с портала SzenProgs

Подавление свободы собраний в Российской Федерации должно прекратиться
AMNESTY INTERNATIONAL
ЗАЯВЛЕНИЕ
8 января 2011 года

Amnesty International обеспокоена тем, что российские власти всё чаще налагают произвольные ограничения на свободу собраний, а приговоры мирным демонстрантам становятся всё суровей. Организаторы зачастую сталкиваются с притеснением и запугиванием, в том числе со стороны сотрудников правоохранительных органов и представителей проправительственных организаций.



Российские власти не выполняют своё обязательство по защите права на свободу собраний, очередным свидетельством чему стал митинг, на который мирные демонстранты собрались на Триумфальной площади в центре Москвы 31-го декабря 2010 года, и последовавшие за этим события.

Уже почти два года 31-го числа каждого месяца, в котором 31 день, на Триумфальной площади в центре Москвы собираются или пытаются собраться люди, выступающие в защиту свободы собраний и статьи 31 Конституции РФ, в которой это право закреплено. Вплоть до октября 2010-го более года не удавалось получить разрешения ни на одну такую демонстрацию, несмотря на почти десяток попыток сторонников «Стратегии-31» организовать там митинг в выбранный ими день. Митинг 31-го октября был согласован московскими властями и прошёл мирно. Однако уже 31-го декабря демонстрации снова закончились десятками задержаний. На аналогичном митинге в Санкт-Петербурге и по всей России также были задержаны десятки людей.

Совсем незадолго до митинга на Триумфальной площади в Москве, около 17 часов 31-го декабря 2010 года сотрудники милиции задержали члена оргкомитета «Стратегии-31» Эдуарда Лимонова вместе с его соратником Кириллом Манулиным. Позднее Эдуард Лимонов сказал своему адвокату, что в тот же день их приговорили к пятнадцати и восьми суткам административного ареста за «мелкое хулиганство». Насколько известно, основанием для решения послужили показания милиционеров, основанные, как утверждалось, на жалобе некой женщины, которая сама в суд не явилась. Очевидцы рассказали Amnesty International, что милиционеры задержали Эдуарда Лимонова рядом с его домом, когда он собирался идти на митинг. Сотрудники милиции настойчиво порекомендовали пройти с ними «для профилактической беседы». Когда Эдуард Лимонов предложил подождать с «беседой» до окончания демонстрации, милиционеры сообщили ему, что он задержан. Сопровождавшие Эдуарда Лимонова настаивают, что тот едва успел выйти из дома, вёл себя спокойно и не сопротивлялся приказам милиции, а Кирилл Манулин добровольно вызвался сопроводить его в отделение милиции.

Среди задержанных на последнем митинге «Стратегии-31» в Москве оказался ряд активистов от оппозиции, среди которых были Борис Немцов, Илья Яшин и Константин Косякин. Их продержали в милиции до 2 января 2011 года, а затем приговорили к пятнадцати, пяти и десяти суткам административного ареста соответственно — как утверждается, за агрессивные действия в отношении милиционеров. Видеозапись задержания Бориса Немцова выложена в интернет. Она опровергает показания сотрудников милиции и подтверждает слова очевидцев: на ней видно, что он подчинялся приказам милиционеров, не оказывая им сопротивления и не проявляя агрессии.

Новый год Борис Немцов встретил в одиночной камере без окон в отделе внутренних дел. В камере, где не было ни кровати, ни матраса, он провёл два следующих дня. Первого января 2011 года его навестили члены Общественной наблюдательной комиссии, которые документально зафиксировали условия его содержания.

Amnesty International также озабочена сообщениями, указывающими на то, что заседание суда, на котором Бориса Немцова оставили под стражей, приговорив к административному аресту, не соответствовало международным стандартам справедливого разбирательства. По имеющейся информации, судья ограничилась показаниями сотрудников милиции и не позволила адвокатам Бориса Немцова провести перекрёстный допрос двоих милиционеров и приобщить к делу видеозапись, доказывающую, что он не оказывал сопротивления, когда его уводили.

Amnesty International считает, что вышеупомянутых людей задержали исключительно за то, что они мирно воспользовались своим правом на свободу слова и собраний. Это противоречит международным обязательствам Российской Федерации и Конституции РФ. Организация считает их узниками совести. Те из них, кто ещё остаётся под стражей, должны быть немедленно освобождены.

С тех пор сторонники Бориса Немцова, Ильи Яшина, Константина Косякина, Эдуарда Лимонова и Кирилла Манулина провели в Москве несколько мирных уличных акций протеста, часть из которых завершилась задержанием протестующих милицией. Поскольку часть таких акций проходила без предварительного согласования с местными властями (как того требует действующее российское законодательство), некоторые из активистов пытались проводить одиночные пикеты, поскольку такая форма публичных мероприятий не требует предварительного согласования с властями. Сообщалось, что к некоторым из тех, кто проводил индивидуальные пикеты, быстро подходили неизвестные им лица, которых те сочли провокаторами. После этого милиция задерживала протестующих как участников «несанкционированных пикетов».

Последняя серия арестов мирных демонстрантов в Москве и других городах России — не единичный случай в сегодняшней России. Она отражает ужесточение ограничений на свободу собраний людей, которые мирно протестуют против нарушений прав человека или выражают оппозиционные политические взгляды, а также на свободу собраний членов экологических и прочих общественных движений, которые критикуют власть.

Согласно федеральному закону Российской Федерации «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», организатор публичного мероприятия обязан заранее подать в местный орган исполнительной власти уведомление о проведении публичного мероприятия, чтобы власти смогли обеспечить безопасность и общественный порядок. Местные органы власти обязаны документально подтвердить получение уведомления. В ответ на него орган власти может внести «обоснованное предложение» об изменении места или времени проведения акции. Оппозиционные и правозащитные организации и критически настроенные общественные движения, подавая уведомления о проведении публичных мероприятий, регулярно встречают произвольный отказ, или же им предлагается выполнить дополнительные условия, или налагаются ограничения на место, время или количество участников. Таким образом, организаторы оказываются в ущербном положении, когда им надо либо отказаться от проведения демонстрации, либо принять ограничения, либо действовать по первоначальному плану, рискуя, что мероприятие будет сорвано, а их арестуют.

Amnesty International беспокоят многочисленные свидетельства того, что судебные заседания, на которых выносятся приговоры к административному аресту мирных демонстрантов, не соответствуют стандартам справедливого разбирательства. Особую озабоченность организации вызывает информация о том, что для вынесения приговоров судьи регулярно используют показания сотрудников органов внутренних дел, даже когда обвиняемые предлагают иную версию событий и в состоянии подкрепить её свидетельскими показаниями и, порой, даже видеозаписями.

Amnesty International также обеспокоена тем, что, насколько известно, милиция произвольно не пустила на Красную площадь в центре Москвы на традиционное ночное отмечание нового года десятки людей, особенно неславянской внешности. У многих, как сообщается, проверяли документы. Некоторых, по имеющимся данным, задержали и отправили в удалённые отделения милиции, откуда позже отпустили. По сведениям из разных источников, количество людей из Средней Азии и Кавказа, произвольно остановленных и задержанных милицией по пути на Красную площадь, варьируется от нескольких десятков до нескольких сотен человек.

Amnesty International волнует, что события последних недель и месяцев говорят о том, что в Российской Федерации всё сильнее подавляются свобода собраний и свобода слова. Amnesty International призывает российское руководство переломить эту тенденцию и встать на путь защиты конституционных прав всех жителей России, которые хотят мирно выражать свои взгляды, будь то критика властей или что-то иное, с одобрения или без одобрения самих властей.

Стратегия 31 - 31 января 2011 года



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube



comments powered by HyperComments