Опубликовано: 09.03.2011 14:50

Дождь из нефтедолларов

Источник



Дождь из нефтедолларов. По итогам 2011 года дефицит бюджета может составить всего 2% ВВП вместо запланированных правительством 3,6%. А размер Резервного фонда за тот же период увеличится вдвое, достигнув 1,4 трлн рублей. Об этом заявил 28 февраля на встрече с премьером Путиным министр финансов Алексей Кудрин. Благодарить за эти достижения российским властям следует резко подорожавшую на волне арабских событий нефть. Сбудутся ли оптимистические прогнозы — выяснял The New Times

Вплоть до последнего времени российская экономика пребывала в плачевном состоянии — с солидным бюджетным дефицитом (4% ВВП по итогам 2010 года), высокой инфляцией (8,8%), сокращающимся Резервным фондом (с 1,8 трлн до 0,75 трлн рублей за 2010 год). А главное — с крайне низким для развивающейся страны экономическим ростом (3,8% по итогам 2010 года, в 2–2,5 раза меньше, чем у Китая, Индии, Бразилии) и отсутствием каких-то видимых перспектив. И это притом, что весь 2010 год цена на нефть держалась на стабильно высоком уровне $75–80 за баррель. Стало очевидно: свести концы с концами российский бюджет, изрядно распухший в «тучные» 2000-е (особенно от обязательств в военной и социальной областях), сможет не просто при дорогой, а лишь при сверхдорогой нефти.* * По данным Минфина, нефтяная отрасль обеспечивает до 55% доходов госбюджета. Признал этот факт и Минфин, глава которого Алексей Кудрин подсчитал, что российский бюджет может стать бездефицитным при среднегодовой цене нефти $105 за баррель. Еще в начале февраля такой ценовой рубеж выглядел совершенно фантастическим, но месяц спустя он оказался более чем реальным.

Спасибо Ливии?

В первой половине февраля нефтяные котировки, подстегиваемые волнениями в Тунисе и Египте, осторожно подобрались к психологически важному рубежу $100 за баррель, а за последнюю неделю февраля в результате эскалации конфликта в Ливии стоимость черного золота взлетела сразу на $20. Цена российской нефти марки Urals за несколько дней поднялась более чем на 10% и к 4 марта достигла $115 за баррель. Аналитики инвесткомпании Nomura утверждают, что уже в самой ближайшей перспективе нефть подскочит в цене еще на $10–20 за баррель, а к концу года и вовсе достигнет $200–220 за баррель (см. подробнее The New Times № 7 от 28 февраля 2011 г.). Стоит напомнить, что последний раз такие смелые прогнозы звучали в начале лета 2008 года, когда цена барреля достигла рекордного уровня $147.

Но для российской экономики новые рекорды, собственно, не особенно и нужны: вполне достаточно, если цены стабилизируются на уровне $110–120 за баррель. Это будет просто сказка: по мнению Алексея Кудрина, при таких условиях размеры Резервного фонда за год удвоятся, бюджетный дефицит сойдет на нет не за три года, как планировало правительство, а гораздо раньше, золотовалютные резервы ЦБ существенно вырастут, а в страну снова потекут инвестиции.

На новом ценовом витке Россия может вернуться к немудреной докризисной модели роста: суть ее в том, что не надо прикладывать никаких усилий — нефтедоллары польются в страну широким потоком благодаря мировой конъюнктуре. Игорь Николаев, руководитель департамента стратегического анализа ФБК, обращает внимание и на то, что нынешний рост цен случился удивительно кстати для российских властей, аккурат в преддверии выборов — сначала парламентских, а потом и президентских. Нефтяным благополучием нулевых годов власть умело пользовалась для укрепления своих электоральных позиций — постоянно повышая пенсии и зарплаты бюджетникам, сокращая налоги для бизнеса, увеличивая кредитование населения… В обмен люди охотно отдавали свои голоса тем, на кого указывала власть.

Кризис поломал эту взаимосвязь: на повестку дня вышли совсем другие вопросы — о росте безработицы, о невозможности индексировать зарплаты бюджетникам, о необходимости повышать налоги и поднимать пенсионный возраст. Не самый лучший антураж в свете приближающихся выборов. Конечно, в распоряжении власти есть ее легендарная вертикаль, но арабско-африканский опыт показал, что в любой момент она может покачнуться и даже сломаться, особенно если ее не поддерживать экономическими подпорками. Теперь же волшебным образом политико-экономический уклад жизни в стране вполне может вернуться назад, в нулевые — только уже при другой, гораздо более высокой цене нефти. Это ли не подарок для властей!

Требуются инвестиции

Нет, не подарок — утверждает большинство опрошенных The New Times экспертов. На нынешнем витке развития экономики старая модель работать не будет, считает член совета директоров «ВТБ Капитал» Сергей Дубинин: «Даже в самых оптимистичных сценариях Минэкономразвития прогнозируется рост российского ВВП темпами в четыре с небольшим процента в год. Между тем, согласно последнему прогнозу МВФ, как раз на 4% вырастет в 2011 году в среднем вся мировая экономика. Это значит, что относительно остального мира Россия будет топтаться на месте, даже несмотря на высокие цены на нефть». Изменить ситуацию и ускорить развитие может только массовый приток в страну прямых иностранных инвестиций, уверен Дубинин. Но как раз с этим-то у нас большие проблемы.

Эксперт напоминает, что за весь 2010 год иностранные инвесторы вложили в Россию лишь $13,8 млрд — на $2 млрд меньше, чем даже в кризисном 2009-м. «Нам нужно не уповать на дорогую нефть, а срочно, пока не поздно, делать конкретные шаги по улучшению инвестиционного климата — прежде всего уменьшить участие государства в экономике, реально бороться с коррупцией, провести реформу судебной системы, прекратить вмешательство государства в судебные процессы», — говорит Дубинин. «За прошлый год Россия ухудшила свои позиции в международных рейтингах и по коррупции, и по конкурентоспособности, — вторит ему Евгений Гавриленков, главный экономист компании «Тройка Диалог». — Одной только зоны «Сколково» для привлечения инвесторов явно недостаточно». При этом Гавриленков обращает внимание на явно неравные условия для инвесторов: «Улаживать отношения с нашими чиновниками могут только большие западные компании вроде BP, к тому же имеющие поддержку своих правительств, а средний слой инвесторов получает полный букет удовольствий от российских административных барьеров».



Один из факторов, который отпугивает от России потенциальных инвесторов, — высокая инфляция. С ней властям не удалось справиться даже на фоне кризисного спада, когда весь остальной мир страдал от дефляции. Теперь же приток шальных нефтедолларов грозит разогнать цены до уровня гораздо более высокого, чем в прошлом году. За первые два месяца 2011-го цены выросли уже на 3,1%. Руководство Центробанка заявило о готовности сдерживать инфляцию всеми имеющимися в его распоряжении монетарными средствами, в частности, пойти на укрепление рубля за счет повышения всех ключевых ставок* * 28 февраля ставка рефинансирования ЦБ была повышена впервые за последние полтора года с 7,75% до 8%. и увеличения норм резервирования для коммерческих банков. Тем не менее, по подсчетам Центробанка, годовая инфляция составит 9,7% (вместо 7–7,5%, предусмотренных в бюджете).

«Инфляция по итогам года вряд ли будет ниже 10%», — не согласен с официальным прогнозом Игорь Николаев. Эксперт называет целый ряд факторов, которые разгоняют инфляцию: продолжающийся с осени 2010-го рост цен на продукты питания (за последние полгода — на 12,7%), подорожание бензина,* * В январе — первой половине февраля топливо на АЗС подорожало в различных регионах России на 1,5–6%. После чего ФАС пригрозила возбудить дела против ТНК-ВР, «Башнефти» и «Сургутнефтегаза», необоснованно повышающих цены. Это затормозило подорожание бензина. рост тарифов естественных монополий (с 1 января 2011 года — в среднем на 15%). К этому Николаев добавляет социальные расходы, растущие в год выборов прямо на глазах: 26 февраля премьер Путин прямо во время встречи с активистами студенческих стройотрядов принял решение поднять с сентября стипендии не на 6,5% (как это было запланировано в бюджете), а на 9%.

Без спроса

При этом ключевым остается вопрос: надолго ли подорожала нефть? Руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич дает отрицательный ответ: «Рост цены на нефть в мире не может быть длительным, посткризисная мировая экономика, пребывающая до сих пор в тяжелом состоянии, этого просто не сможет выдержать». По мнению эксперта, даже если бурные события на Ближнем Востоке и Севере Африки будут продолжаться достаточно долго, развитые страны все равно не смогут постоянно покупать нефть по цене свыше $100 за баррель. Они неизбежно снизят спрос на черное золото, а цена нефти очень чувствительна к спросу и неизбежно покатится вниз, утверждает Гурвич.

С этим согласен и Сергей Дубинин, который считает, что нынешняя стоимость барреля — не что иное, как спекулятивно надутый пузырь: «В эту цену биржевики включают премию за все политические риски, которые возникли в связи с событиями в арабских странах, — поясняет Дубинин. — Спекулятивный фактор не сможет работать долго, цена нефти неизбежно будет скорректирована в сторону понижения». Эксперт напоминает о событиях второй половины 2008 года: тогда нефть, вместо того чтобы в соответствии с прогнозами уважаемых экспертных центров типа Goldman Sachs подорожать до $200 за баррель, взяла и подешевела до $30. Нет никаких гарантий, что и сейчас не повторится этот трюк — после того как арабские страсти отшумят. И с чем тогда останется российская экономика? Не случайно Алексей Кудрин на вышеупомянутой встрече с премьером добился согласия Владимира Путина все сверхдоходы (если среднегодовая цена барреля превысит заложенные в бюджете $75) направлять не на раздувание расходов, а на финансирование бюджетного дефицита.

Любопытно, что даже рыночные индикаторы по-разному оценивают перспективы барреля: в начале марта апрельские фьючерсы на нефть на Лондонской бирже выросли до $115,4, а на Нью-Йоркской упали ниже $100.

Но даже если мировая конъюнктура сложится так, что цены на нефть останутся на стабильно высоком уровне, это может оказаться для российской экономики не благом, а бедой, считает Игорь Николаев. «Дорогая нефть дестимулирует любые институциональные преобразования, в которых объективно нуждается наша экономика, — объясняет эксперт. — Вся российская новейшая история свидетельствует, что властям не хватает политической воли для того, чтобы что-то менять в условиях, когда экономика и так растет». Сверхвысокая цена на нефть приведет лишь к тому, что сырьевая зависимость нашей экономики усилится, а добывающие отрасли отстанут в своем развитии от зарубежных конкурентов еще сильнее, опасается Николаев.

В связи с этим эксперт вспоминает старый советский анекдот: «Иван Иванович пьет водку всего лишь в двух случаях: когда на столе есть соленые огурчики и когда на столе нет соленых огурчиков». Применительно к сегодняшним реалиям вполне можно сказать, что российская экономика плохо себя чувствует всего лишь в двух случаях: когда цена на нефть низкая и когда она высокая.



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube



comments powered by HyperComments