Опубликовано: 03.06.2012 18:36

Чекистской Хунте следует вытащить затычки из ушей



Не слушает, руля

"Власть внутри страны уже ничего не слышит, поэтому мы считаем необходимым выходить на международный уровень". Так заявил кинорежиссер Валерий Балаян, один из тех, кто требует освобождения режиссера-документалиста Василия Богатова, задержанного во время съемок акции протеста на Петровке.

Интуиция не подвела режиссера: российская власть действительно не хочет больше слышать своих граждан. Наслушалась. Напереживалась во время многотысячных митингов на Болотной и в прочих мерзких местах. И теперь хочется добиться главного - чтобы они испугались и перестали мельтешить. Именно поэтому никто не обращает внимание на подписи известных деятелей российской культуры, требующих освобождения Богатова. Именно поэтому очередную акцию 31-го числа на Триумфальной разгоняют с особым цинизмом - чтобы не мешали пешеходам.

Я никогда не понимал, честно говоря, чем им мешает эта акция. Ведь когда толпы вооруженных до зубов омоновцев нападают на несколько десятков хлипких интеллигентов, собравшихся на площади, - это самое живое доказательство смертельного страха бессмертной власти. Когда ради того, чтобы эти несколько десятков не собирались на Триумфальной, ее начинают ремонтировать - это уже помешательство. Но теперь, после митингов на Болотной, впору закрыть на ремонт саму Москву.

И борьба с участниками "акции-31" в этой ситуации выглядит просто еще одной демонстрацией неадекватности тех, кто управляет Россией. Такой же, как комедии с рокировкой, с президентскими выборами, с передачей премьеру "Единой России", с Рюриковичем на Урале. Власть, наверное, думает, что она выглядит грозной и солидной, - а на самом деле кажется смешной и бессмысленной. Никто не мешает, конечно, предаваться мечтанием о людях, которые спрячутся на кухнях и успокоятся на ближайшие 12, а то и 18 лет. Но даже такими, кухонными людишками, нужно уметь управлять. Советская власть благополучно загнала всех на кухни с пересадкой в ГУЛАГе - и все же развалилась еще тогда, когда граждане боялись судачить о ее грядущем крахе в телефонных разговорах. Кто гарантирует власти постсоветской, что с ней не случится иначе?

Все те решения, которые российское руководство принимает после митингов в Москве и избрания Путина президентом, - это не укрепление власти, это потеря управляемости страной. Невозможно долго игнорировать происходящее в обществе - и считать, что все будет по-старому, просто нужно увеличить количество бойцов ОМОНа. И это при том, что экономическое положение России нельзя сравнить с ситуацией, когда цементировалась современная российская власть: нефть падает, рубль дрожит - и никто не знает, что будет с экономикой уже через несколько месяцев.

Власть, которая хотела бы выстоять в этой непростой ситуации, должна стремиться если не к доверию, то хотя бы к диалогу. Но диалог - это не ОМОН, это что-то совершенно другое, находящееся где-то далеко, за границами веры в свое могущество и комплекса чиновничьей неполноценности, причудливо сочетающихся в головах российских демиургов. Да, я понимаю, что иначе они не умеют, но обязаны научиться. Просто из чувства самосохранения им следует вытащить затычки из ушей.

Виталий Портников

Марш миллионов 12 июня 2012 года
Организация в социальных сетях:

МАРШ МИЛЛИОНОВ 12 ИЮНЯ: ЗА СВОБОДНУЮ РОССИЮ! ЗА РОССИЮ БЕЗ ПУТИНА!
12 июня - Марш Миллионов в Москве!

ДУРАКАМИ ЗАКОН ПИСАН…

АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Похоже на панику, правда? Я имею в виду поразительные инициативы Кремля в сфере законодательства, регулирующего нашу с вами уличную активность. На самом деле все эти дивные новации – многократное увеличение штрафов, безумные ограничения – свидетельства крайней растерянности. Психологически Кремль оказался совершенно не готов к тому, о чем, кстати, оппозиция предупреждала давно – настанет день, и люди поймут, что в их руках не осталось никаких инструментов влияния на власть. Кроме одного – выйти на улицу, по блеску в глазах (или по белой ленточке) найти себе подобных (то есть тех, кому тоже больше невмоготу терпеть опостылевшую власть), взяться за руки и всем вместе бросить им в лицо гневное: «Пошли вон!».



Итак, что же за последний редут выстраивает Кремль руками своих бессловесных, безропотных и бессмысленных депутатов. Это, по сути, частокол из заградительных мер, входящих уже в прямое противоречие с Конституцией Российской Федерации, которая, напомню, гарантирует гражданам нашей страны такую важную опцию, как «свобода собраний». Мне думается, что, если в КоАПе будет, в частности, предусмотрено наказание (а оно планируется) за «организацию не являющегося публичным массового одновременного пребывания граждан в общественных местах, если оно повлекло нарушение общественного порядка»…. так вот если данная восхитительная мера останется в конечной редакции, то это повлечет за собой последствия, предусмотренные уже уголовным Кодексом. Поскольку налицо очевидное несоответствие основному закону страны. То есть – преступление против государства. Другими словами: если раньше наша правоприменительная практика входила в противоречие с Конституцией (разгоны мирно гуляющих горожан), то теперь происходит корректировка законодательства, призванная это вопиющее беззаконие узаконить. Кроме того, согласно принимаемым поправкам, суд теперь получает право самостоятельно определять, кто является «истинным» организатором того или иного мероприятия. Мы более или менее представляем себе, как и против кого подобная мера может быть использована.

Теперь поговорим о штрафах. Итак, если раньше рассерженного горожанина хватали на улице, например, просто за то, что среди предметов его одежды обнаруживали различные аксессуары белого цвета, волокли сначала в участок, где обвиняли в «участии в несанкционированном мероприятии», потом везли в суд и выписывали вполне формальный штраф, то теперь ситуация меняется. Это только нашим прекраснодушным и до смерти напуганным кремлевцам кажется, что, в десятки раз увеличивая штрафы за выдуманные правонарушения, они повышают меру ответственности исключительно «разгневанных горожан». На самом деле, это, разумеется, не так.

Согласитесь, если вам вместо одной тысячи рублей придется заплатить пятьдесят тысяч рублей за правонарушение, которое вы не совершали, то эта история немедленно перестает быть для вас формальной. И вы уже совсем иначе будете относиться и к фальшивым ментовским протоколам, и к объяснительным запискам, и к вяло бубнящим судьям. Но и другие участники процесса – те же судьи и менты-фальсификаторы – волей-неволей начинают ощущать полновесную ответственность за происходящее… И у меня нет никакой уверенности, что они эту ответственность готовы будут безропотно взвалить на свои плечи. Посмотрим, конечно, но я думаю, что в сложившейся ситуации мировые судьи могут массово взбрыкнуть и резко оборвать сложившуюся практику вынесения неправосудных приговоров.

Власть торопится. Ей сегодня кажется, что если к 12-ому июня (то есть к дате проведения очередного большого марша) она успеет ввести новые драконовские меры, то это напугает тысячи людей и заставит их остаться дома. И тогда будет им, кремлевцам, счастье. И вздохнут они, наконец, с облегчением. Но подозреваю – не вздохнут.

Вводя абсурдные, фактически запретительные ограничения власть вызывает дополнительное раздражение и подвигает огромное число граждан начать внутренне игнорировать любые ее инициативы. Воспринимать их с резким отторжением. Настолько резким, что люди могут перестать задумываться о последствиях.

На подъезде к горному аварскому селу Гимры можно прочесть различные изречения великих имамов Дагестана. В том числе и одно, принадлежащее имаму Шамилю: «Кто думает о последствиях, тот не герой». Революция – время героев. Даже – мирная, сугубо ненасильственная…


В чем сила и слабость президента Владимира Путина?
В гостях: Михаил Ремизов, президент Института национальной стратегии; Юлий Нисневич, профессор НИУ-ВШЭ.





Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube
comments powered by HyperComments