Опубликовано: 02.09.2012 13:29

Дагестан: Убийство духовного лидера мусульман — шейха Саида Афанди / Кавказ на пороге войны



Резонансное убийство может взорвать ситуацию

ЧЕРКЕССК - Убит шейх Саид-эфенди Чиркейский - духовный наставник, глава самого крупного и самого влиятельного суфийского ордена Дагестана шайзилийя, основанного еще в XIII веке. По разным источникам численность мюридов (последователей) Саида-эфенди составляет от 30 до 200 тысяч человек.

По мнению кавказского эксперта Руслана Курбанова, за последние годы шейх Саид-эфенди превратился в самую влиятельную духовную фигуру на мусульманском поле Дагестана, хотя он и дистанцировался от политической деятельности и публичных мероприятий. Двадцать его последователей контролировали Духовное управление мусульман Дагестана, занимали крупные посты в республиканском правительстве и силовых структурах.

Многие неблаговидные деяния, совершенные мюридами во власти, религиозные оппоненты суфийского братства, в первую очередь салафиты, приписывали наущениям Саида-эфенди. Но, несмотря на подобные мнения, на жизнь Саида-эфенди до сих пор никто не покушался, говорит Руслан Курбанов:

"В самые тяжелые годы противостояния, в середине 2000-х, никто из боевиков на это не решался, а вот сейчас, на пике примирительного процесса, когда началось сближение позиций суфиев и салафитов, происходит такой чудовищный акт. В этой ситуации я с достаточно большой долей вероятности могу предположить, что это провокация, направленная на срыв примирительного процесса. Могу твердо сказать, что примирение мусульманских общин Дагестана не нравится некоторым представителям власти и силовых структур, потому что инструменты управления конфликтом уплывают из их рук, а вместе с ними и возможности делать карьеру, делать большие деньги, управлять напрямую политическими и общественными процессами республики, т.е. все то, чем они занимались последние пятнадцать лет".

В отличие от Руслана Курбанова, эксперт Московского центра Карнеги востоковед Алексей Малашенко считает, что за убийством шейха все же стоят боевики исламского подполья. Убийства видных представителей Духовного управления мусульман в Дагестане событие не редкое, но, по мнению Алексей Малашенко, это убийство перевешивает все предыдущие и по своей резонансности, и по возможным последствиям. Сейчас, по мнению эксперта, как никогда ранее в Дагестане существует реальная угроза масштабных столкновений между представителями оппонирующих друг другу исламских общин:

"Положение безвыходное, потому что, если обострение будет, – это плохо,
это будет Варфоломеевская ночь, причем, не только в Буйнакском районе, а по всему Дагестану. Не будет обострения – тоже плохо, значит, можно любого убивать… Я думаю, ближайшие три дня – критические, если удастся уговорить и сдержать мюридов, если удастся найти организаторов убийства и отдать их на растерзание, то ситуацию можно будет удержать".

Руслан Курбанов убежден, что до столкновений дело не дойдет. После каждого убийства видных духовных деятелей эксперты предрекают религиозную войну, но этого, к счастью не происходит, и теперь у мусульман хватит выдержки, чтобы не поддаться на провокацию.

Все последние годы представители Духовного управления мусульман открыто заявляют, что за убийствами стоят не боевики, а светские группы влияния, пытающиеся разжечь в республике огонь религиозного противостояния. В качестве подтверждения обоснованности подобных мнений эксперт приводит историю расследования убийства министра внутренних дел Адильгирея Магомедтагирова, ответственность за которое взял на себя лидер боевиков Гимринского джамаата Ибрагим Гаджидадаев:

"Даже в этой ситуации, когда реальный лидер боевиков взял на себя убийство, впоследствии выяснились обстоятельства, вовлекшие в круг подозреваемых офицеров горной бригады Министерства обороны, которые доставляли штурмовую винтовку на место событий, а следствие показало, что убит Магомедтагиров был выстрелом профессионального стрелка. Даже если сейчас боевики возьмут на себя подрыв смертницы, и тогда я призываю экспертов усомниться, что эта операция была реализована напрямую боевиками. Я всегда буду предполагать, что в этой цепочке существовало еще несколько звеньев, которые нам никогда никто не раскроет".

Наверное, в основе подобной убежденности дагестанского общества, с одной стороны, традиционное, почти сакральное отношение к родной крови, чисто человеческое нежелание верить в саму возможность подобного зверства со стороны своих соплеменников, с другой стороны, отсутствие даже намека на доверие к власти, которой общество отказывает в остатках профессиональной чести и человеческой совести. Эти чувства вступают в спасительный для дагестанского общества резонанс, вопрос – надолго ли.

Заявление муджахидов Дагестанского фронта джамаата

Мы муджахиды Дагестанского фронта из джамаата "Ар-Рияду-с-Cалихин" официально заявляем что мы подорвали главаря Дагестанских мушриков и давнешнего агента КГБ (ФСБ) и по совместительству суфийского шейха Саида Ацаева. Мы знаем насколько он был предан кафирскому государству и как он манипулировал разумами Дагестанцев. И прекрасно осознавая тот вред, который исходил от него, было решено ликвидировать этого заместителя даджала.

Так же мы хотим заявить в этом обращении, что мы тщательно следим за высказываниями т. н. религиозных и политических лидеров в Дагестане. Мы их проанализируем и будут сделаны из этого соответствующие выводы и вынесены соответствующие решения.

Юлия Латынина: Вторая фаза джихада

...Давайте называть вещи своими именами. На Кавказе идет джихад. Этот джихад подготавливался, начиная с 1997 года, в тренировочных лагерях Хаттаба и Басаева, где людей учили убивать и молиться. Этот джихад начался в июне 1999 года, когда отряды Багаудина Кебедова установили контроль над горными селами Дагестана; когда на помощь Багаудину в Ботлих выдвинулся Басаев и когда в Москве стали взрывать дома.

Первая фаза этого джихада, начатая в самой религиозной из республик Кавказа — Дагестане, — кончилась неудачей, потому что салафиты переоценили свои силы и потому что, несмотря на большое количество и твердую веру салафитов, приверженцев традиционного ислама на тот момент в Дагестане оказалось больше, и они были на стороне России. За эти 12 лет обстановка изменилась кардинально, и салафиты из маргиналов превратились в решающую политическую силу в Дагестане, с которой все боятся связываться и которой платят дань...

...Убийство Саида Афанди является логическим следствием той капитуляции перед салафитами, на которую пошло нынешнее руководство Дагестана. Если в Чечне мы имеем тоталитарный режим, который зачистил все поле, если в Ингушетии мы имеем президента, который в одиночку противостоит валу насилия и с той и с другой стороны, то в Дагестане мы имеем правящую клептократию, которая капитулировала под видом компромисса, прекрасно зная, что любой компромисс фанатики воспринимают лишь как плацдарм для нового нападения.

И напоследок два прогноза. Довольно мрачных.

Первое. Технически Саида Афанди никогда не составляло труда убить. Дом — проходной двор, полно паломников. Останавливали только статические последствия такого убийства, в частности, месть со стороны разьяренных мюридов. Значит, уже считают себя сильней. Значит — это начало нового наступления салафитов. Я убеждена, что в Дагестане в близкое (если не в ближайшее время) возможно повторение 1999 года.

Второе. Собянин, Путин и пр. напрасно полагают, что заполонив Москву и Россию гастарбайтерами, они надежно превратили собственно русское население в люмпенов и тем обезопасили свою власть. Они правы в том, что люмпен никогда не выйдет на Болотную. Однако проблема заключается в том, что эти малоквалифицированные, малооплачиваемые, существующие на положении коллективных рабов гастарбайтеры — мусульмане, и только в Москве их уже несколько миллионов. Как только унижаемая группа населения становится многочисленной, она перестает быть смиренной. Более того, она принимает самую агрессивную идеологию, которая есть на идеологическом рынке. Когда гастарбайтеров станет много, они станут салафитами.

Это будет совершенно та же ситуация, что в императорском Риме. Жил-был Рим, который поклонялся олимпийским богам, и граждане и сенаторы которого вообще исповедовали очень здоровую, рациональную и стоическую философию. Но у этих граждан и сенаторов было много рабов. Которые работали за них. И эти рабы становились не стоиками и не эпикурейцами, а христианами. Потом в один прекрасный день императоры проснулись и обнаружили, что христиан в Риме — большинство.

И еще маленькое замечание. Мы привыкли к разным фотографиям политических лидеров. С бегающими глазами, тонкими губами, ботоксными подтяжками, жирными брылями — лицо человека, прожившего хотя бы полвека, — как детектор лжи. Все на лице написано. Так вот. Посмотрите внимательно на фотографии 74-летнего шейха Афанди. Это — не лицо. Это — лик. Лик Духовного Лидера. С большой буквы и без всяких скидок.



Видео версия статьи в программе Код Доступа 01 сентября 2012 года


- Какие взгляды проповедовал Саид Афанди аль-Чиркави?
- Если мы будем придерживаться точки зрения его последователей, тех, кто разделяет мировоззрение суфизма, безусловно, он был уникальным проповедником. Но если мы примем сторону мусульман другого направления - салафитов, тех, кого, в частности, обвиняют в убийстве шейха Саида Афанди Чиркейского, то они не считают его безусловным духовным авторитетом, поскольку они отрицают сам факт того, что между человеком и богом должен быть какой-то посредник. Это главное расхождение между салафитами и суфиями. Но еще более важно, конечно, расхождение во взглядах в области политики. Салафиты категорически не принимают правление над собой неверных, то есть, тех, кто не является мусульманами, о чем свидетельствует положение дел на Северном Кавказе, вооруженное сопротивление российской власти. А шейх Саид Афанди был ярым сторонником российской власти и призывал всех своих последователей возносить молитвы за Владимира Путина.

Если те, кто принимают решение о публикации Латыниной в "Новой газете", настолько не уважают своих собственных журналистов, которые работают на Кавказе, то у этих журналистов есть право сказать то, что нужно - НЕОБХОДИМО - сказать.

Первое. Речь действительно идет о гражданской войне в Дагестане. Поэтому любая спекуляция на убийстве действительно ключевого человека и духовного лидера одной из религиозных сторон конфликта в этом регионе и уж тем более использование ситуации для продвижения политических амбиций своих дагестанских дружков - это не только беспринципность отдельно взятой личности, но - вовлекание газеты в войну. На стороне тех, кто всеми силами хочет свалить действующую дагестанскую власть. Не первый раз это делает Латынина. И очень жаль, что ей не первый раз удается использовать Новую для этого.

Второе. Убитый Саид Афанди во многом стоял у истоков той войны, плоды которой Дагестан пожинает сейчас. Его мюридом (последователем, учеником и ярым!) был покойный Адильгерей Магомедтагиров, министр МВД, который вверг Дагестан в гражданскую войну. Но убили Саида Афенди именно сейчас и именно за то, что и он понял - только религиозный диалог может хоть как-то остановить Дагестан на краю пропасти. И именно в этот момент, когда этот хрупкий диалог стал реальностью, Саида Афенди убили. А не потому, что салафиты настолько охамели. Эта смерть направлена против мира и против нынешней власти - впервые в Дагестане хоть немного вменяемой.
Третье. Не дагестанские салафиты взорвали дома в Буйнакске, Москве, Волгодонске и почти уже взорвали в Рязани. Мы НИЧЕГО не знаем о том, кто и что стояло за этими самыми страшными и ключевыми российскими терактами и походом Басаева. Но мы знаем, что случилось потом. Не только с Дагестаном - со всей Россией.

Елена МИЛАШИНА.

Убийство шейха Саида Афанди в Дагестане

Убийство шейха Саида Афанди в Дагестане - духовного лидера мусульман суфийского толка (их еще называют последователями "традиционного ислама", в отличие от салафитов, или, по-другому, ваххабитов) - может вызвать цепную реакцию в республике и пошатнуть весь Северный Кавказ. Такие опасения высказывают эксперты и говорят, что теперь многое будет зависеть от власти - как она себя поведет, сумеет ли предотвратить столкновения. Та уже выпустила обращение к дагестанцам. С другой стороны, есть и те, кто подозревает провокацию со стороны самих спецслужб.

Саид Афанди аль-Чиркави (Чиркейский), которому в октябре должно было исполниться 75 лет, погиб 28 августа в результате взрыва, устроенного смертницей в доме шейха во время проповеди. Саид Афанди (светская фамилия Ацаев) начал изучать богословие еще при советской власти, в 1970-е годы. По оценкам исламоведов, на сегодня его учениками являются десятки тысяч человек в Дагестане и других российских регионах, в том числе в Сибири, Центральном федеральном округе и Поволжье. Односельчане Ацаева рассказали "Московскому комсомольцу", что дом шейха постоянно был открыт для верующих, и к нему все время приезжали паломники.

За смерть своего духовного лидера захотят отомстить многие; не исключено, что так и будет, и властям надо быть к этому готовыми, заявил "Коммерсанту FM" эксперт московского Центра Карнеги Алексей Малашенко. Он подчеркнул, что Дагестан - самая большая республика на Северном Кавказе, так что под угрозой дестабилизации может оказаться весь регион. Убийство таких духовных вождей не прощается, убежден Малашенко, так что ситуация на грани, и сейчас важно, чтобы "не было вот такой открытой миссии" (на месть - прим. ред.).

Опасения разделяет и политолог Владимир Новиков. "Есть такое понятие "болевые точки", или "особые точки". Кавказ - это одна из таких "особых точек" России, нестабильная. И то, что такая дестабилизация происходит именно сейчас и в проблемных регионах, таких, как Ингушетия и Дагестан, это действительно может повлечь за собой серьезные последствия на протяжении достаточно краткосрочной перспективы", - сказал он радиостанции.

Следственный комитет России заявил в среду, что приоритетной версией убийства Саида Афанди является его религиозная деятельность, передает "Интерфакс". В частности, как склонны считать, преступление было направлено на то, чтобы сорвать наметившееся примирение между сторонниками различных течений ислама, за которое активно выступал духовник.

В конце апреля этого года в центральной мечети Махачкалы прошел совместный маджлис (исламский форум) между сторонниками Духовного управления мусульман и салафитами, напоминает "Коммерсант". Благословение на это примирение давал лично шейх Саид Афанди. Однако наметившееся сближение сильно осложнил теракт на посту полиции в дагестанской столице, который смертники устроили уже через несколько дней, 3 мая.

Республика в последнее время и так балансирует на грани гражданской войны, так что убийство влиятельного суфийского шейха, по мнению аналитиков, может повлечь за собой самые неблагоприятные последствия. Они не исключают, что организаторы теракта в доме Саида Афанди прямо стремились заставить взяться за оружие тысячи учеников шейха, говорится в статье.

Почти никто не сомневается, что за убийством мусульманского богослова стоят ваххабиты, о которых Саид Афанди говорил, что "это люди, которые внушают окружающим, что их речи правдивы, но в действительности же их деяния неверны". "Остерегайтесь их, если желаете искренне придерживаться пути ислама! У них совсем неплохо получается хвалить сподвижников Пророка, но при этом они сами не следуют за ними", - внушал он ученикам в своих многочисленных проповедях.

Исполнительницей теракта при этом оказалась русская женщина. Как сообщается на сайте МВД РФ по Дагестану, взрывное устройство, закрепленное на поясе, привела в действие 30-летняя жительница Махачкалы Аминат Курбанова (в девичестве Сапрыкина). По оценке ведомства, мощность устройства составила 1-1,5 килограмма в тротиловом эквиваленте. При этом Следственный комитет оценил его только в 200 граммов.

Курбанова - вдова одного из дагестанских боевиков, уничтоженного в ходе спецоперации, сообщает РБК. Считается, что она занималась вербовкой женщин для участия в бандподполье. Ее имя несколько раз всплывало в связи с информацией о подготовке терактов с участием смертниц в различных регионах России.

До мая этого года Курбанова входила в банду, которой руководил главарь махачкалинского бандподполья Гусейн Мамаев по кличке Хамза. Последний был уничтожен в ходе спецоперации в поселке Караман. Именно его считают организатором того самого теракта на махачкалинском полицейском посту 3 мая, который унес жизни 13 человек и свел на нет достижения суфийско-салафитского маджлиса.

Версия провокации спецслужб

Однако не все склонны списывать убийство Саида Афанди на ваххабитов. Так, председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль рассказал "Новым известиям": "В последнее время суфии и салафиты сближали позиции, между ними были достигнуты определенные договоренности. Если бы радикалы хотели устранить Саида Афанди, они бы это сделали давно". В связи с этим Джемаль не исключил, что убийство шейха может быть провокацией, устроенной силовыми структурами.

Такую точку зрения разделяет и зампредседателя Духовного управления мусульман Европейской части России Фарид Асадуллин. "Нельзя исключать возможности провокации со стороны спецслужб", - отметил он в интервью газете. Он также предположил "внешний след" - к убийству могли быть причастны арабские "силы, которые стремятся оторвать Кавказ от России и создать Кавказский эмират".





Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube
comments powered by HyperComments
yogesh
2012-09-10 14:24:05
Уверен, что кто бы ни был убийцей, в конечном итоге за этим стоит ЦРУ.