Опубликовано: 18.07.2015 19:36

Олена Степова: Обрезание ваты / Донбасс под властью бандитов

olena stepova



Обрезание ваты.

А-А-А-А! О-О-О-! Тут такие новости! Ой! Как же рассказать?! Всегда выступаю против злопыхательства, а сама …Признаюсь, грешна. Но новость рассказать надо. Важная очень.
А можно мне трошки, ну, совсем трошки, ехидства и злорадства? Исключительно в гуманитарных целях. Для полномасштабного сопоставления и нравоучения. Прошу ФБучное содружество отпустить мне грехи и время для зловредного хихиканья. Тем более, что с утра мы с кумой уже согрешили, смакуя вчерашние поселковые события.
Ага, вы уже поняли, кума звонила. Радостная. Ну, во-первых, дозвонилась, что уже событие. Во-вторых, праздник у них вчера был. Праздник обрезания ваты. О, как! Заинтриговала?! Рассказываю по порядку. Только кума просила, шоб культурно. Говорит: «Лена, не пиши, шо я сказала «це повный п…ц свердловськой вате», а напиши, шото красивое. Ну, типа, як ты умеешь, там, «в результате неправомерных действий» или « в ходе комплексных мероприятий».
- Де ты такого наблатыкалась?- спрашиваю я.
- Тю, я ж курчатам подкладую протоколы судебные, шо ты мне на макулатуру дала. Довго лежать. Бумага плотная такая, хорошая. Но жалко выкыдувать, хочь и макулатура, то, сяду, почитаю, а потом под курчат. Щас яблока режу, то под яблука. Про вбивство читала, аж плакала, а про экологию нашу, плевалась. Не, про экологию не стала под курчат. Соседке дала, хай, читает. Она за Ахметова. Пусть читает, чего у нее щитовидка и давление».
Я сегодня изложу все скромно и культурно, куме ж обещала. Но ехидненько. Грех честно и открыто попросила отпустить. Звыняюсь, как у нас говорят, ежели кому на больное обрезанное место наступила, но поучительное событие не должно пройти мимо. Тем более что меня читают и люди из далеких туманных областей измененного сознания. Может, что да и просветлеет в их лэнээрочных туманностях.
Помните, я рассказывала о жительнице нашего поселка, адвокатессе Екатерине, ну, у той, у которой на заборе сине-бело-красный флаг с надписью «Расия. Наворосия»? К ней еще в забор джипарь ФСБшников въехал, бо шофер засмотрелся на ужОсы новорусско-патриотичной грамматики. Так вот, снова наша Катенька, звезда. Теперь, правда, обрезанная.
Катенька, как и ее кума, муж и папа члены русского мира. Причем, как сказала кума, толстостенные члены. Им не то, что гайку не подкрутишь, дюпель не вобьешь. А я куме верю, она штукатур, а значит, в этом разбирается.
Катеньке чуть за тридцать, но она точно помнить, что в СССР жилось лучше. А еще она точно знает, что мы, ну, то есть отжатые части Украины, уже живем в Расии (или России, кто знает) под личным патронатом Путина. Когда она на собрании улицы рассказывала о великорусском счастье патроната Путина, народ, зная словарный запас Катеньки-людоедки, ни разу в жизни не посетивший работу по причине «у меня муж шахтер, я шо лохушка работать», очень удивился её обширными знаниями в области русскомирия. Ну, то Бог с ней. Хотя дядя Саша и тетя Люба с патронатом согласились. Тетя Люба еще долго качала головой, мол, хоть один умный человек правду сказал, шо стреляют русские, патроны то, он, Катька говорит, от Путина. Ох,- вздыхала тетя Люба, - когда ж цей патронат у нього закончиться. Сил вже нету. Усех нутрий выбылы, бо через цей патронат, страшно у посадку пойти за ветками».
Когда нас отжали, то Катенька сообщила всем посельчанам, что они лохи, а она умная, поэтому она не платит ни за воду, ни за свет, ни за газ, так как нам это всё выдается бесплатно и лично Путиным. Россия страна богатая, поэтому и нам все будет бесплатно, - вещала Катенька каждому встречному и поперечному. Циничные бандеровцы, нацики, правосеки, укры и жидомасоны, засевшие в РЭСе, Горгазе и водоканале, конечно, никому не нравились, бо требовали платежи и угрожали отключением. Поэтому с Катенькой все соглашались, как и с «халява», «не платить», «все за счет России». Полный он инклюзив по-лэнэровски! Бабы качали головой и сокрушались, как же они жили темные и непросвещенные, платили комуналку, чем и содержали проклятую хунту. И, что удивительно, соглашались с Катенькой все, но платить бежали, как только заработала почта и банки. Тут ремарка. Почта ЛНР, банки ЛНР. Платежи за свет, газ принимаются исключительно в гривне (бо в Киев перечислять), а за воду в рублях (бо местные платежи). А Катюха не платила! И вчера к ней приехали газовщики, электрики. Водоканал подкачал. А может просто растягивают удовольствие, не знаю. И…
Катюха вышла демонстративно в желто-голубом спортивном костюме. Это ей кум-опочленец, она рассказывала, два ящика привез, экспроприированного укропских спортсменов обмундирования. И затянувшись сигареткой, спросила у приехавших, мол, пользуясь какой анатомической частью тела великого русского Президента они к ней приперлись. Сотрудники поставляющих компаний пояснили, показав ведомость задолженности, что у них есть все основания для посещения её коммуникаций. Катюша с выражением лица «что с вас взять недоразвитые» выдала ожидаемое «вы, дебилы, у меня муж в ополчении». Сотрудники поставляющих компаний, видимо, получившие ряд предписаний по общению с калашедержателями и камуфляженосителями, тыкнули в сторону видеорегистратора, мол, нам, известны все членосклонения анатомии великого русского Президента, поэтому нам глубоко безразлично применение вами еще одного нетолерантносозвучного словосочетания. (В некоторых диалогах автор технически заменил неприглядные обороты речи, затрагивающие интимно-эротическо- анатомическое описание частей тела русского Президента-пояснение).
Пока представители «циничной хунты, укропов и правого сектора» в лице газогазо- и електро-поставляющей компании вели высококультурный анатомический диалог с Катюшей, на улицу на крик, выскочили посельчане. Прочуяв ситуацию, обзвонили всех с «ну, шо, ты Катьке за газ вырыла, не-е-е, и я не-е-е, ага, шо я дура, а Катьку рэжуть, ага, усьо рэжуть и свитло и газ, ой, ореть, ага, красыво ореть, матерно, як всегда»и уселись наблюдать.
Кума рассказывает:
-Ленчик, как резали, как резали, прямо с душой, и, главное, медленно, даже бабы с погрузки приехать успели. Весь концерт, как по нотам. И крикы, и маты, и драка, и Катка, висящая на трубе, и труба, лежащая на Катьке. Усьо було. Людей было не много. Пятница ж, рабочий день. Так, человек до 100. Многие за деньгами сразу сбегали и к комунальникам, мол, от хлопци, оформлюйте, явку с повинной, бес, вернише, Катька у його подобии, попутал.
Правда, не все гладко. У наших тоже были потери. Трошки Светка велисопедом у ваш поворот не впысалась, колесо помьяла, и Зойка с Надькой, бежали с погрузки, то Надька упала, прибежали подранные, с разбитым локтем и коленкой. Но успели. Бо переживали. Особенно Надька, она ж еще Катьке свого Мурчика не простыла. Но ты не переживай. Их бабы сразу зеленкой твоей, шо ты передавала, полили, и кваску налили. Хотя, честно, такое обрезание было, шо мы с бабами достали коалиционного соглашения и чуть отметили это дело. Тихенько будьмонули, шоб удачу не спугнуть. Теперь у Катьки красный телефон. Все, кого она патронатом Путина обробыла передают ей приветы. Кто от самого члена, кто от иных органов. Катька с утра по двору бегает, орет, на улицу не выходить. Бабы с утра на лавках. Ждут. Ну, может еще какой праздник будет. А газовщики та рэсовцы такие хлопци, молодцы, говорят Катьке: «Нам, уважаемая, шо Путин, шо его члены до одной лампочки та газового месторождения. Не будет Путин за свет у Кремле платить, мы и там все обрежем. А вы думали, россиянам птычки газ носят и они не за шо не платят. Платят! А вы чем лучше? Ты гляди, як халявы захотелось. Мы контрабандистов обрезали, милицию, прокуратуру, суд и исполком, нам все одно, кого обрезать».
А Катька, бабы уже подслушали, в суд хочет подавать. Правда, почему-то в украинский. Уже шушукаются, мол, как патронат, так до Путина, а як власть и защита, то до хунты. Но вата задумалась. Говорят, много вранья, обещаний было. Фэйков! Сбили всех с панталыку, купили за банку тушенки.
Так что обрезание ваты прошло успешно. Кума говорит, что ватосознание, утратив при обрезании часть скрепов и не дождавшись халявы, начинает возвращаться в тело.

Оригинал

Каждый день заходя в ФБ спотыкаюсь о даты.

Даты тех, кто теперь беженцы, переселенцы, партизаны, добровольцы. 'Сегодня год, как...'- надпись разделяющая на до и после. На мир и войну. Даты того, как там на Луганщине мы объединились, не спали ночами,оплакивали и надеялись,теряли веру в себя, но верили в победу всех. Как встали каждый к своему блок-посту,как вели каждый свой бой, как уехали, неся свой крест вины, как... Господи, сколько их этих дат. Я листаю ежедневник,который вела на войне. Вот расстрел семьи, где выжил пятилетний ребенок, их расстреляли компаньоны из-за денег, списав на войну. Расстрел суда боевиками Бэтмена и смех женщины юриста ДТЭК, мол, что, страшно, мы и не такое можем...Вот расстрел шахтного автобуса...Домов... Люди до сих пор верят, что стреляла Украина, хотя мы знали, видели, кто, от куда и зачем. И даты...даты...даты...Инода мне хочется его сжечь, чтобы забыть. Но понимаю, мы этого не сможем забыть никогда. Сегодня еще одна дата. Ровеньки. Гремучий лес. 24 человека. Младшему 14. Старшему 21. Партизанский отряд. Мы не знаем почему, кто сдал и на чем попались. Мы узнали через месяц после. И после мать одного из них закидали камнями. Она выжила, но сошла с ума. Родителей этих мальчишек, которые работали на шахтах, уволили, плюнув в лицо 'враг народа'. Есть две версии. Просто выложили в сеть свою работу поддавшись на любопытно- задорное 'а ну-ка, докажи' или все же пришли к 'патриоту' А. Тимошенко, который работая на сепаров и курируя общественную организацию 'Ровенчане', вычислял всех укропов. Мы не знаем. Сейчас, когда прошел год я думаю о другом. Сколько их там в зоне, не признанных героев и не опознанных врагов? Сколько дат у городов, сел, дорог Луганщины, Донетчины, Украины...хотя,теперь уже всего мира? Сможем ли мы после войны отдать долг им всем? Героям-честь! Врагам?...

Страшная сила пательни.

Кума на проводе. Голос патриотично-боевой. Начинает без переходов на стабильно отжатую политическую обстановку.
- Лена, шо такэ пательня?
-Сковородка,- отвечаю без расспросов, предвкушая очередное кулиганство. Ну, есть люди хулиганы и занимаются хулиганством, а у меня, кума боевая, занимается исключительно кулиганством.
-А пэкэльна пательня?
-Адская сковородка, очень горячая. Пэкло, это Ад, -смеюсь я и не выдерживаю, - а шо?
- Та жарко, днем ничего в огороде не сделаешь, сижу, читаю твои кныжки, шо ты мне на сохранение оставила. Ты знаешь, даже Уголовный Кодекс читала, Так понравилось. Столько нового узнала, куда, кого и по якой статье посылать. И тут, бац, в одной кныжке «пательня». Мине так это слово запало, так понравилось. Прямо хожу, а в голове «пэкэльна пательня». Как музыка ото, привяжется и аж шкварчить у голове. А тут Любку встретила, ну, ты ж помнишь, нашу « Люба-сарафанное радио»? А та, як завелась, мол, ОБСЕ ей лично сообщило, шо фсе, будут бомбить Свердловску горчичниковыми бомбами. Опять «личный приказ Ляшко, Порошенко и Обамы». У всех опять паника, а тока все успокоились. Нэ, ну, понятное дело, шо бабы не верят, шо ОБСЕ к ней лично приезжало с докладом, но страшновато. И таку панику нагнала в магазине, шо прям хоть щас беги, бери простынь и на кладовыще. Я не выдержала, говорю ей: «Люба, да закрой ты свою пательню!» Лена, знаешь, само с языка слетело. Говорю, от твоего языка больше вреда, чем от горчичныковых бомб. Ты ж в прошлом году крест на пузе чертила, шо на город фосфорни бомбы лично Ляшко скидував и ты его на крыле самолета видела, ты ж в прошлом году божилась, шо видала машину-холодильник с банками органов и прямо надписи были «печень Ивановой К.И. 10 шт», ты ж всех мужиков призывала Свердловку от Правого Сектора защищать, а когда все в опочление записались, и жареным запахло, то ты свого однояйцевого «инвалида» в погребе борщами кормила. Шо ж ты людям опять голову морочишь, люди только на мир повернули. У тебя, говорю, Люба рот, як пэкэльна пательня. Ты когда его роззеваешь, то даже черти разбегаются.
Я смеюсь.
- От это ты ее приложила! Нормально! И чё Любка?
- Замолчала, глазища выпучила и шмыг из магазину. А через два дня пришла ко мне вечером з черешней, говорит, мол, давай, мыриться. Ты така умна стала, як твоя кума. Меня, говорит, так ще никто не посылав. Ты меня, як ото обозвала, то у меня зуб болел, суп выкипел, кастрюля згорела и прыщ на интимном месте образовался. Ни сесть, ни сходить куды надо. Отзывай прокляття. Я, говорит, у всех поспрашивала, ни хто не знает, шо это такое. Це тебя кума наблатыкала, она ж у тебя теперь западнячка. А там, люды кажуть, очень сыльна магия. То ж давай мириться, я тебе честно говорю, шо не було Ляшка з органами, а ты мне прокляття знимаешь.
Я сползаю под стол, давясь вишневым компотом.
-Сняла проклятье, колдунья?
- Н-э-э, -говорит кума,- я ей сказала, шо прокляття работает обособленно-консолидировано (у тебя в кныжке вычитала, красивое слово) и включается, когда про Правый Сектор, бомбы чи Ляшка вспоминаешь.
-Надо было списком, списком,- хохочу я,- Порошенко, Ярош, Обама.
- Не подумала, - грустнеет кума,- а ну, скажи мне шо такое «перетягнути вздовж шиї налигачем». Пенсию ж должны дать, то Олька-рашатв объявится. У ее ж сына в четверг ОБСЕ отжатую машину отжало. Думаю, чем же ее перехрестить так интеллигентно, шоб и её черты взялы. Налыгачь, подойдет, как думаешь?

Оригинал

О чем я думаю, спрашивает меня ФБ. О биологии!

Любила я в школе этот предмет. Ну, вот все эти мимимишные мушки дрозофилы, биологические виды, подвиды, пестики, тычинки... Может быть, поэтому мне легко ориентироваться в мире мэнтоподобных, титушевидных или регионалообразных, а?
В Мукачево был замечен мупалченец чи мэнтушка трениковая обыкновенная. Подвид навозно быдлячий. При хорошем кормлении быстро размножается завозом из других областей и превращается в опочленца колорадки. Ареол проживания?!-до этого все были уверены, что Донбасс, оказалось, везде, где есть трупно разлагающийся запах рыгыонально феодально мэнтовской системы. Особь не боится УК Украины, очень не привередлива в выборе пива, семечек и водяры. Есть с рук мэнта, и лижет руку прокурора. Очень боится ПС, Майдан и Европу, при этом очень любит доллары и евро. Между задними конечностями, чуть заметные скрепы.
П.С. Наш народ победить нельзя! Мы даже в тупиковой ситуации находим место для юмора, замечаем малоприметное, выводим на свет тенеобразное. Война пройдет, а вот Министерство Выдачи Дезинформации, Золотое Лайньо Закарпатья и Треники Опера еще долго будут блуждать просторами интернета, вызывая улыбку и канонады смеха.
П.С.С. Треники Опера! Замечательное и мечтательное название, не правда ли?! Может оперу написать? Хотя, звучит, как донос. Напишу оперетту! Смайлик «smile» Всем хорошей недели! Все будет хорошо, Ольга Грановская узнавала!



Це мупалченец чи мэнтушка трениковая обыкновенная. Подвид навозно быдлячий. При хорошем кормлении быстро размножается завозом из других областей и превращается в опочленца колорадки. Ареол проживания?!-до этого все были уверены, что Донбасс, оказалось, везде,где есть трупно разлагающийся запах рыгыонально феодально мэнтовской системы. Не боится УК Украины, очень не привиредлива в выборе пива, семечек и водяры. Есть с рук мэнта и лижет руку прокурора. Очень боится ПС, Майдан и Европу. И очень любит доллары и евро. Между задними конечностями чуть заметные скрепы.

mukachevo bydlo vata

Абрикосы Донбасса.

Знаете, за что я благодарна войне?! Глупые, а может и страшные слова, не знаю. Но я благодарна за возможность увидеть Людей, показать Людей, за открытие Человека в Человеке. Остальное, пройдет. Раньше мы не отдавали должное Человечности, Подвигу быть Человеком в этом страшном, пожирающем нас мире. Сейчас, мы ловим свет другу друга, улыбки, тепло, тянемся за ним, как цветы, радуемся, когда видим в душах живущих рядом с нами тихий, ласковый небесно-солнечный свет.
Краснодон. Он, чуть похож на Свердловск. Даже ментально. Те же проблемы с экологией, тот же ДТЭК, те же копанки и контрабандные тропы. Та же война. Та же оккупация.
Рынок Краснодона тянется по обочине дороги Свердловск-Луганск. Вернее сам рынок, чуть дальше. Внутри ограждения. Возле дороги, как и во всех придорожных городах, сидят бабушки. Молоко, творог, помидоры, огурчики, малина, вишни, абрикосы.
Абрикосы! Огромные, средние, маленькие, желтые, белёсые, оранжевые, в крапинку, с пушком, почти прозрачные, матовые...
Солнечные абрикосы Донбасса! Как я скучаю по ним. В Краснодон весна всегда приходит раньше, чем в Свердловск, поэтому абрикосы здесь цветут и поспевают раньше. Когда весной по крутому подъему со стороны еще заснеженного Свердловска въезжаешь в Краснодон, тебя окутывает нежно-медовый аромат, растущих прямо возле дороги деревьев. Здесь уже весна! Ты фотографируешься на фоне бело-розовых деревьев-невест и удивляешь друзей, еще не снявших зимние сапоги. А в Краснодоне весна!
Мы всегда первые абрикосы привозили из Краснодона, покупая их у бабушек, торгующих возле трассы. Это, как традиция , как дань весне!
Баба Валя, торгующая в Краснадоне возле рынка, выделяется на фоне остальных торговок. Маленькая, сухенькая, согнутая болезнью пополам она всегда сияет, как донбасская абрикоска. Такая же солнечная и почти прозрачная.
У бабы Вали всегда большой выбор абрикос. У нее в саду собраны, наверное, все сорта края. Бело-желтые, мягкие и нежные можно просто высасывать из чуть кисловатой корочки. Желтые в оранжево-красную крапинку. Эти легко разламываются на две дольки. А вот оранжевые, огромные, с пушком, сочные, как персики. Их невозможно съесть, не брызгая янтарным соком. Знаешь это и всё равно ешь. В машине, на ходу, кормя мужа из рук, споря с детьми и распихивая влажные салфетки всем в руки, а потом, выехав из Краснодона, останавливаться у родничка, чтобы отмыть застывающую на руках сладость. Или вот, желто-розовые, чуть длинноватые, с острой косточкой. В них косточку не выбрасываем. Сушить. Обязательно сушить и раскалывая наслаждаться миндальным вкусом ядрышка. А еще у бабы Вали молоко. Козье. У нее 13 «суседок», как она называет свое хозяйство. Она их усердно кормит абрикосами и степными травами. Сушит на зиму ветки цветущей акации, абрикосы, яблоки, травы, чтобы кормить «суседок», поэтому и молоко у нее сладкое, желтоватое и пахнущее летом. Даже зимой.
А еще она, 72-летняя старушка, помнит всех, кто покупает у нее молоко. А тех, кто берет часто, помнит по именам, даже их детей и родственников.
Баба Валя женщина грамотная, работала когда-то на шахте бухгалтером, сосредоточенная, но с юмором. Это, наверное, наша степная порода, женщин-шахтерочек-степнячек. Чтобы с твердой рукой, огоньком в глазах да задором в душе.
-Вчерась опять Ганна Германивна з Юлиею Володымировною сцепылись,- ойкает баба Валя, отливая в баночку козье молоко,- але Ангела на чеку, не дремлить, у Ангелы, ты ж знаешь, усьо должно буты у порядку. Як дала обом драйву. Всьо до ночи тыша. Нэ, деточка, Анджелину Джоли не доила, ще носыть. От скажи, шо от ее молока, люба баба красивша?! Ты ж, деточка, мыло дома варышь, и як? А-а-а-а, я тоби казала, бери молоко от Джоли, така красота будэ. Я дивчаткам, що тильки циточки ростуть, завжди от Анджелы молоко даю. Хай налываються, як билый налыв, яблочок не надо тобе? Шо у тебе, у дитятка аллергия прошла? Прошла! Слава Богу! Я помню, шо ты казала, шо молочко от аллергии берешь. Ангины нету?! Алла Борысовна сьогодни так душевно мекала, шо тока ангину лечить, да! А Софочка не в духе. Ты ж знаешь, деточка, как Алла Борысовна в голосе, то Софочка не в духе…
Как я скучаю…За абрикосами Донбасса. За их теплом. За горьковато-пыльным запахом степи. И за молоком бабы Вали …
Звонок из Краснодона. Связь дали. Господи, как же рада слышать эти родные голоса. Почему родные?! Все, кто за Украину, родные! Теперь только так. Говорим. Долго, обо всём. Страшные фразы «как тут», «как там». Как-будто между нами океан, бездна. «Тут» и «там» стали островками когда-то в единой стране. Как страшно. Эти трещины. Вылечим ли?! Склеим ли?!
И вдруг среди военно-бытового:
-Лена, а помнишь нашу придорожную бабу Валю с Ганной Германовной и Юлией Володымировной?
-Господи, как же забыть, помню, помню, как она, держится?
Я помню, что баба Валя живет с зятем и внуком. Дочка уехала на заработки то ли в Киев, то ли заграницу и не вернулась, бросив мужа, сына и мать. Так они и остались, как говорит баба Валя, бедовать вместе.
Подруга говорит:
-Представляешь, пришли за молоком. Какое там пришли. Прокрались. Господи, боимся ходить по родному городу. Глаза прячем от этих козлов. И от тех, кто с автоматом, и от тех, кто «нашимальчикинасзащищают». Назащищали! Ни денег, ни работы, ни связи. Рынок, правда, работает на полную. Товара много, на любой вкус, цвет, деньги. Но цены! Вот, бабульки, со своим хозяйством, спасают. У них дешевле. Стоим, берем молоко и яйца. И тут прут камуфляжные. И сразу к нам. Вернее, к бабулькам. И так нагло: «Тут торговать нельзя. Мы народная налоговая. Надо платить штраф». И тут наши бабульки. Лена, наши(!) бабульки(!)…
Первая подняла голову баба Валя. И говорит камуфлыжнику: «Хлопчик, а у тебя документ е? Нам бы паспорт подывытысь!»
Камуфлыжное достало удостоверение батальона «Восток» и тычет ей в лицо с мычанием, я мол, представитель ЛыНыРы, обязаны дать пожрать, типа, налоги.
А баба Валя, достает паспорт. Украинский паспорт. И ему тыць в морду:
-У мене, хлопчик, паспорт гражданки Украины. Це-моя земля. Я на своей земле торгую молоком, шо моя коза дае. У козы, хлопчик, е паспорт. В якому запысано, що вона, коза украинська, з именем отчеством, в здоровом глузде и вымени. А у тебе паспорта не мае. И хто ты? У козы е паспорт! И вона коза. У козла е паспорт и вин мае свое право на козу та капусту! А у тебя паспорту нету, и хто ты? Бумажка шо ты з ЛыНыРы?! То изжай, изжай в ЛыНыРу, та не загораживай наше украинське сонечко, бо абрикоски воны ж тепло люблять.
У камуфлемордого упала челюсть вместе с автоматом. Он, может и хотел, что сказать. Но бабки приняли свирепую позу лица «и де там ваша комендатура будем жаловаться дойдем до Москвы» и достали украинские паспорта. Он что-то мыкнул и ушел. Ушел! Лена! Они не видят больше своей силы. Война меняется!
А в след ему от колясочек, возочков, стульчиков неслось:
-Ага, ты дывы, понаехало, значить, ходють!
-Не, ну заведи козу, подои, помой, а потом иди налоги собирай, нет, на усьо готове прилезуть, тьху!
-Слухайте, когда ж це закончиться, а? ЛэНэРия ця, яка ЛэНэРия, бабы, а хто телевизор хоть дывывся, шо оно такое? Надо на них десь надавить, шоб з города ушли.
-Тю, дурна, та это ж он, Светка, та Катька, шо на рихвирендум ходылы, то воны ж ЛэНэРию хотилы.
-А де Катька, шо я ее не бачу? Я б ии спросыла, за все оце спросыла.
-Тю, та зымою похоронылы, у нее ж усех на войне повбывало.
-Ой, а я дура прошлого разу бутыль молока отдала, шоб оно вдавылось. Валя-я-я! Шо ж ты не сказала, шо паспортом его надо, паспортом!..
…Милые мои абрикосы, вы только держитесь там, ладно!

Оригинал

О чем я думаю, спрашивает меня ФБ. О памяти!

Я понимаю, что сейчас все заняты настоящим и только мы, беженцы, живем прошлым. Оно не отпускает нас. В нем мы ищем ответы и на сегодняшние вопросы.
Да, сейчас мы, Луганчане, Дончане, все чаще вспоминаем начало конца мира. Мы несем в себе даты, часы, минуты своей разрушенной жизни. Даты, часы, минуты разрушенной жизни неизвестных нам людей. Как крест. Как память. Как боль. Сколько ярлыков было повешено на нас?! Сколько крестов? Мы не оправдываемся. Просто делим свою боль с друзьями, страной и идем с ней вперед. Она делает нас мудрее и сильнее.
Черные даты нашей боли. Нашей Луганской боли. 12 июля 2014 г. Мой пост в ФБ: «Сводки из зоны АТО. Вчера и сегодня Луганщина, как черная полоса перечеркнула карту Украины, судьбы, семьи, жизни, надежды....Вчера Червонопартизанск, КПП "Должанский". 11 июля -Зеленополье. А еще Луганск... Вчера и сегодня слились в один день и длились слишком долго. Есть дни, которые разбиты ни на секунды, минуты , часы, а на вечность. Вечность-это когда идет бой, летают снаряды, звонок телефона вызывает ужас, так как может нести не очень утешительные или жуткие новости, когда ты молишься за себя и семью, за тех, кто рядом с тобой и за тех, кто в бою, когда, каждый снаряд или выстрел -это может быть чей-то остановленный день. Нас снова делают кровниками друг друга. На Луганской земле пролилась кровь ребят из Западной Украины (24-я моторизованная бригада Яворовщина, Львовская обл.), поставленных в чистом поле, под удар Градов за пару км от границы с Россией...Мне нечего сказать Украине»...
…В тот день телефонный звонок разбудил меня в четыре утра. Чертово время,- подумала я, глядя на часы. Чертово! И не ошиблась. Звонил депутат поссовета Новоборовицы. «У нас беда, - хрипел он в трубку,- беда! Поднимай всех, нас накрыли ГРАДАМи. Тут трупы, сотни трупов. Они горят!».
И уже потом, через пару дней, когда ушла первая волна паники, боли, историки, рассказы. Рассказы местных жителей о том, как приехала украинская танковая часть и расположилась в поле подсолнухов. Напротив границы с РФ. В чистом поле! А на рассвете их накрыли ГРАДАМи со стороны России. Как горели машины. Как полыхало поле. Крики раненных, истерика людей, пытающихся вытащить военных из горящих машин, потери сознания, когда вместо целого человека вытаскивалась только рука или нога. Поссовет, превращенный в лазарет. Простыни, которые женщины рвали в клочья, чтобы перевязать, гусиный жир, вместо ожоговой мази и самогон, вместо наркоза. Так Зелонополье жило пять дней. Пять страшных дней! И вертолеты не прилетали за раненными. Нет! И братская могила за селом…
…Иногда, читая АДноклассники или рассказы «бывалых и знающих» о переселенцах, о людях в зоне, я теряю веру в свою землю, теряю веру в себя, в свою борьбу за Донбасс. И тогда, как отрезвляющая пощечина, звонок: «Лена, мы нарисовали 50 флагов на столбах, краска закончилась!», «Лена, записывай передвижение техники», «Лена, а мы Гимн поем на работе, тихонько, но всем коллективом!», «Лена, а мы вату троллим, как ты учила»…
…И на братской могиле сейчас в Зеленополье простые и нежные подмаренник, сокирки, петрив батиг и подсолнечник. Луганщина помнит!
П.С. Я не жду, вернее, я не верю в расследование трагедий ИЛ, Иловайска, Зеленополья, Дубовой балки, Изваринского котла, Дебальцево, ДАПа, Луганского аэропорта, захвата СБУ и захвата (сдачи) областей, я вообще не верю в расследование и исследование этой войны. Правда страшна! Готовы ли мы к ней?!
Автор стихотворения Анна Меженская (Дебальцево)
Полесское, в зелени яркой, село...
Огромное горе к селянам пришло.
Доставили горе в красивом гробу....
Вовек не оплакать такую беду.
Три месяца хлопца село всё ждало,
Надеялись:может в плену, иль добро
В Дебальцево кто-то сумел совершить
Парнишку припрятать и жизнь сохранить
Увы...Он в апреле вернулся домой,
В автобусе с флагом державы родной,
И жуткою надписью "Груз № 200"
Приехал к земле, будто к милой невесте
Дорога до дома неблизкой была
У каждого, Богом забытом, села
Народ на коленях солдата встречал
Кто "Отче" шептал, кто "Герой наш!" кричал
Увидев маршрут - цепенею в молчанье,
Мой стресс описать - здесь не хватит страниц-
Я бросилась бы пред автобусом ниц,
За то, что мой город повинен в печали.
Что долго в Дебальцево я прожила,
Но души людей не спасла я от зла.
Прощенья просить за мою в том вину,
Что сельские хлопцы пошли на войну.
Я вышла под дождь и толпа потеснилась
А я на колени средь них опустилась:
Мальчишки безусые, с клюками бабки,
И древний старик с замусоленной шапкой
Он плакал, и "Отче"чуть слышно читал,
Священник кадилом над гробом бренчал
"Единственный сын он был в нашей семье":
Старик о покойном поведал вдруг мне...
"Груз 200" отправлен к родному причалу...
А дождь моросил...
А селяне молчали...
Молчала и я, среди сумерек дня....
Моя Украина, простишь ты меня?

Оригинал

olena stepova

Сайт автора Олена Степова
olenastepua@gmail.com
Заказ книги





Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube
comments powered by HyperComments