Опубликовано: 26.09.2015 23:41

Олена Степова: Размышлизмы или дорожная карта войны / Донбасс под властью бандитов

olena stepova



Когда-то до войны.... 13-й этаж и кум Брынько

В гости с социально-помогательным визитом часто приезжают фейсбучники. Гостям часто рассказываю о той, другой довоенной жизни.
Странное чувство, когда ты говоришь «когда-то до войны».
Странное чувство, когда ты чувствуешь себя так, как будто прожил две, а то и три жизни.
Услышав о том, как мы жили, когда я была…или когда Луганщина была…или когда там не было Новороссии…в общем, услышав о том, как мы воевали, когда еще не было войны, друзья кричат «пиши». Смеются, плачут, не верят, верят, потому что вмешивается свидетель дней моих суровых, Мисс Жизнелюбие.
Тогда все охают и требуют «вот, это точно пиши». Услышав, как мы жили «когда», друзья начинают понимать значение моего ответа на вопрос, как мне удалось сохранить трезвые мысли в условиях новоросской армагедонщины. Я просто из одной войны перешла в другую. Я не заметила начала новой войны, так как конец старой так и не наступил,-сказала я в первом своем интервью после выезда из зоны абсурда.
Сначала я сомневалась, нужно ли писать. Потом откладывала. Думала, зона важнее. Да и комп, где хранились записи, стихи, рассказы, фото, документы, собираемые с 2004 года «экспроприировался». А еще растерялась от ежедневных «нельзя писать о себе, надо о войне», «ты же писатель, надо, чтобы смешно или чтобы поплакать ».
Решила, тогда вообще лучше не писать. Новости из зоны и точка, как блокпост. Зубы сцепила, перо, то есть клавиатуру зажала, и в бой.
А потом поняла, а ведь то, что я пережила на Луганщине до войны, пережили многие люди с активной гражданской позицией, которые потом и пришли на Майдан. И именно то, как мы жили, что с нами делали властьимущие, как жил Донбасс и Луганщина, как жила Украина и привело нас к войне.
И промолчать, как? А Тома, Леха, Надя, Света, Серёга, наши все. Ведь эта борьба с 2004, даже, нет, с 2001, хотя, наверное, с 1991 года - это их подвиг.
А наша власть? Она же издеваясь над городом все эти годы, и втолкнула его в войну. А ведь власть маленького провинциального города, расположенного на краю нашей Украины, так похожа на всю власть в целом.
Задумалась, а может и правда, это будет интересно и поучительно. Все равно о городе и его «героях» знают во всем мире, может, стоит начать писать и о его героях.
Кому не интересно, тот просто отпишется от страницы и все.
Я не писатель, не политик, мне же не нужны рейтинги, все вот эти « а что скажут, а что подумают».
Я просто обычный человек, со своей историей, биографией, воспоминаниями, ошибками, паникой, слезами. Пишу не для книг, зарплаты, рейтингов. Просто в один момент я стала чуть публичнее и всё.
Я часто повторяю для тех, кто «а я так не думаю»- это моя автобиография, войны, мира, восприятия, любви, потери друзей. Не всегда, чья-то жизнь совершенна, интересна, полна переживаний, приключений. Не всегда чьи-то переживания соответствуют нашим. Может кто-то поступил бы не так, как я. Нас много и у каждого из нас своя автобиография. Я рассказываю свою...
…Когда-то давно мы с друзьями решили, что в городе должна быть независимая, свободная и альтернативная пресса. Мы хотели окультурить город, обукраинизировать, хотели быть свободны в творчестве.
В городе еще с СССР существовало литобъединение «Забой», но такое забойно-советское, что после его посещения вернуть Пегас в мозги, а Музу в сердце, бывало трудновато. Тут эхо подхватывает «вато-вато-вато». Мы тогда не знали, что это вата и называли это «упоротым совком».
В местных газетах, полностью контролируемых местной властью, разрешались публикации од во славу линии партии или мэра. Ну, на самый крайний случай, о любви. А нам хотелось творить. Хотелось летать, парить. Хотелось говорить о важном, о городе, стране, людях, проблемах, развитии. Хотелось мечтать и делать мечту явью.
Так в Свердловске появилась газета «13-й этаж», главным редактором которой я была целых три года. О том, как она создавалась, можно написать книгу. Даже две. Такой себе иронический детектив с элементами совкового ужаса.
Это здесь, в Киеве, Львове, возможно в Днепре в 2001- 2009 годах была Украина. Там, в Свердловске, это был СССР.
Наверное, поэтому сбой в редакционной политике произошел сразу. В первый же день регистрации в общем отделе Свердловского исполкома, куда мы пришли сдавать документы. После общения с Еленой Курочкой, секретаршей мэра Олечкой и гражданкой начальницей отдела культуры Синенко газета из литературной преобразовалась в социально-политическую. А я стала оппозиционером, фашистом и хунтой. Друзей стало меньше, проблем больше.
Диалог, происшедший в тот день в исполкоме заслуживает отдельной главы, напишу о нем чуть позже.
Вот честно, как хороший автор хотела начать все с первого дня, как дневник, по - дням, как по - нотам. Но… Но судьба решила, что ей надо вот так, с подковыркой, из-за да через. Поэтому из далекого города Екатеринбург мне в ФБ пришло письмо:
«Ленка, землячка, родная, помню тебя еще по забористому «тринадцатому этажу». Жги! Это твое! Помню, как ты про Шмальца байки травила. До сих пор храню. Душу греет частичка свободы и Родины. Когда закончится война, мы станем городами побратимами. За вашу и нашу свободу! Екатеринбург-Свердловск!».
Оказалось мои первые байки, написанные в 2005-2007 годах для газеты « 13 –й этаж» хранит мой земляк в далеком российском городе. Поэтому начну с именно этой части моих воспоминаний о той, довоенной военной жизни.
П.С. Городским головой города Свердловска в течение долгих 15 лет был Александр Шмальц. Его вы можете лицезреть на видео в ютубе «Митинг Свердловск 1.03.2014 год».
П. С.С. При помощи баек и народного, боевого суржика, применяемого в 2004-2009 годах зарождавшейся на Донбассе укропской хунтой, мы рассказывали горожанам истории города, проблемы, указывали власти на недостатки. То есть были обычными фашиствующими укропами.

БАЙКИ КУМА БРЫНЬКА
Був у нас у колхозе председателем о такой себе пан Шмалько. Голова- а- а! Ну, у смысле, голова у него була ,як чугуна. Скильки по ней не стукай- токи руку набьешь. От, поехал раз председатель с агрономом на бричке. И такой с ним приключился конфуз. Едут они себе едут, а дороги -то у нас- едрыть растудыево. Еще при Колчаке закладывались. Ну, в смысле, те, шо дороги делали, сильно за воротник закладывали. Деньги пропить пропили, а дороги народ за столько лет и сам накатал. Так от. Едет себе председатель у бричке. С колдобобины на колдобобину переваливается, колесо у него, само собой разумеется, и отвалилось. А брычка не яка ж небудь, а импортна. Загранична. Из суседней области куплена.Ух- и красивуща. Глаз не свесть. У нас на нее хлопцы девок из другой деревни на закидон ловили. Схвотографируются на фоне брички и ну перед девками выхваляться. А девки так и визжать, так у стога и лезут, шоб видней было. Ну а потом уже все равно, э та бричка чи нема- все одно уже у РАГс пора бигты. Ага ,шо то я отвлекся от темы. Так от. Колесо и отпало. Председатель забегался, за голову ухватился- бричку жалко. А тут агроном под горячую руку возьми да брякни- а шо ты хотел. С такими дорогами не только колесо отпадет. Да в районе уже, поди, пятый год как рождаемость ни гугу. Хлопцы, после езды по этой срамоте все уже себе поотбивали…
Ну, шо я могу сказать. Бричку конечно починили. Агронома в другой район перевели. Ну шоб не гавкал под руку. А Шмалько после того случая поумнел. Ехал –то он не куда-нибудь, а к самому. У область. И шоб больше конфузу не было- купил себе еще четыре брички.Да к каждой по конюху и кузнецу приставил. Ну и правильно. Дорог-то эвон скока. Чини их все. Это ж деньги надо- немеряно. А брычка шо. Кузнецу отогнал- чини себе. Опять же за казенные деньги. И то верно. И кузнецу тоже зарплата нужна. Бабы, правда, матерятся, когда на ярмарку или с дитем до фельдшера добираются. Лужи, мол, до грудей. Так это опять разобраться надо у кого, где эта грудь есть. У них же не поймешь, де та грудь, де та талия. Да и подводу опять же голова дал. Подвода-то казенная, чё ей будет. От так мы и живем у своей деревне Большие Свердлюки. И если шо будет новое, так я расскажу. Не будь на то я кум Брынько. А он и бабы наши с ярмарки едут .Пойду встречать, шоб моя меня не побила. Эвон, как голосисто спивают.
За поворотом де канава
Лежав наш бравый командир.
Вин ехав злива та направо,
у лужи замочив мундир.
И говорила йому ненька:
"Та залатай дороги ци,
Нехай не мается серденько,
Не рвутся кожани капци".
Дружина теж уже зламала
Высоки,стильни каблучкы.
На 10 метрив -3 канавы,
И сорок висим выбийцив.
Пояснения Современные: Ну, как вы поняли, это про дороги в Свердловске. А еще про автопарк городского головы. Каждый год для чиновников Свердловского горсовета покупались новые авто, которые потом «списывались» и продавались своим людям, как «не подлежащие ремонту», то есть, по цене металлолома.
ЯК КУМ БРЫНЬКО ТА КУМ БУНЬКО ДО СИЛЬМАРКЕТУ ХОДЫЛЫ
Пишлы мы з кумом Буньком перед Новым годом до сильмаркету за горилкой. Ну, конечно, это мы з кумом за нею, ридненькой. А моя, значить, з кумою, за подарунками та разными заграничними вкустотыщами до столу.
Народу у сильмаркету- не протовкнешься. Можно, конечно было и до базару пойтить, але ж це якось не по- модньому, не по- цивилизованному .А сильмаркет у нас, ух. За день не обийдешь. Усе у ньому есть. Да и опять же, на улице витер з ног валяет,а у сильмаркету- тиша, тепло, музика телебенькае.
От ругаем мы усно американское, и зря,я вам скажу. Вот сильмаркет -идея хорошая. Прижилась среди народу. Пойтить у наших Свердлюках все равно некуды.
Нашы бабы три часа збиралися. Марафетились та пудрились неначе до театру. Пидвод на майдани перед сильмаркетом-море. Бричка на бричке стоит. Таксистив -мов тарганив. Хотя опять же, правильно. И хлопцам зароботок и бабам клопоту меньше. Нагребуть у сильмаркету полные сумки,а до остановки 300 метров итить. А тут опять же цивилизация. Хлопцы и сумку до брички донесут, и до дому видвезуть, и комплиментив на вуха нависять. Гарно!
Бабы наши у сильмаркету, ну, прямо, англицкими леди себя ощущают .И ведут себя прилично -не ругаются, попередь черги не лизуть, в морду не бьють, семечку не плюхають. Мы з кумом прямо таки отдыхаем.
Набрали мы, значить, усякой всячины: дитям подарункив, до столу, до души. Бабы наши нагулялися. Уси сплетни мисцеви выслухали, кисткы селу перемылы.
Тильки- но до пидводи идти хотели, дывымося, така метушня зчинылася. Як чорты в пекло всех загреблы.
Таксисты все до одного з майдану шмыг, аж курява зняйлась. И пусто. Тильки охоронци на подезжаючих зыркають. И брычки бачать-щось тут не так -хамиль, хамиль и до бокив жмуться. Ага, смекнули мы з кумом, видать большая птыця прилетит. Надо остаться посмотреть .И нам интересно, и опять же, бабам развлечение. Дывымося подъезжает государственная брычка и враз на пустое место, як улиплена стала. Выходыть з нее наш голова, поважный пан Шмалько. И сильмаркета идет.Ну, это конечно уже стало интересным. Обычно ж його жинка или шофер скупляеться. А тут-сам. Оно, конечно, и правильно. Перед праздниками шо, голова не имеет права подарунки купить, имеет.
А у сильмаркету - людей море. Тележки порозбирали. Везде очередь. А тут ще й дыво таке. Люди давай прогулюватися коло голови.Тудинь-сюдинь.Здороваються.А сами так и интересуються,що ж голова до визочка кладе.Шоб потом, значить, посплетничать.
Шо за люди. Де ми,а де голова.Понимать же надо. Конечно он купит то,на шо ми токмо посмотрим.
Но, интрига ж не в етом. Набрав голова визочка и до касси,а так очередина-душ 40-50. Голова брови до носа стулив и без очереди-шмыг.
Ну, шо я могу сказать. Ви бабу за день до праздника бачили? Це ж вепр з головою медузи Горгони. Це ж цунами помноженное на звиржение Везувия. Ви думаете,американци дурни, що просто так усем бедствиям женские имена дают? Видно, сильне нашого баб знають…
Крик стояв такый,що собаки недилю боялися гавкати. Чорти до Риздва з пекла не вилазили. Пьяний Гнатко на тому кинци Свердлюкив протрезвив и по-божився бильше не пити.
Директор сильмаркету вискочив.Билий.Билише снигу.Тильки-но рота розкрив…Усе-нова жертва для бабського колективу.Боже,боже!Ще й наступаючий год Собаки. По-перше,женського роду,по-друге, як друг на друга кричать-це одно, а як себя показать и кого-то облаять, зараж же у стаю собираються…
Усьо! Стыхийное бедствие масштабу сильмаркету. МЧС не справыться. Та й не поедут, бо баба у нас така, що й чорта, й милиционера за мисяц зажене.
Так от. Загнали бабы нашого голову на край чергы. Стоить. Пыхтфыть. И выстояв наш голова пид оцей кардебалет уcю положенную очередь. И геть из сильмаркету. Брови заломав, щоки надув, аж палають. З глаз искри. Было бы лето-была бы пожежа.
А народ писля этого все праздничные дни смаковал-хоть у малому,а перемога.
Да,ты хоть голова,а хоть вуха на голови,а очередь и повага до людей –це святее. И вообсче, хорошо, шоб оце уси головы втемьячылы, чи в магазыни чи в государстве, но ты для усих ровня.
Пояснение Современные: Это описана ситуация в супермаркете «Абсолют», когда наш мэр опозорился, толкаясь в очереди.
ЯК КУМ БРЫНЬКО И КУМ БУНЬКО НОВЫЙ ГОД ЗУСТРИЧАЛЫ
А оце опять я, люби друзи, ваш кум Брынько. Ось, як бачите, и Новий рик тыхенько до нас пидийшов.
Деревня наша, Большие Свердлюки, значить, готовится его зустричать. Бабы третий день парять, жарять, ковбасу крутять, перижкы печуть, самогонку гонять. Такий дух по деревне кррутыть - шо ти! Шо той ресторан! От и мы з кумом зибрались Новий год, як-то кажуть, встречать. Сели, значить, у меня и думаемо. Как, значить, празник-то провести. Бо, как говорять, встретишь, такой и весь год будэ.
И, скажу я вам так:говорять люды правду. От ми з кумом той Новий год так встретили, шо увесь год погано помним.
То ли апельсынамы обьелись, то ли горилка не свежая. Хоча ни-у шинкаря горилка кожен день нова. Его жинка не дарма у сыльради в отделении культуры робыть.
Уся семья культурна. Та й онука у ных добре малюе. Ото ж сьогодни у нього горилка на берьозовых бруньках, а завтра уже нова-на лыпках. Одно йетикетки миняе.
Не-це не водка. Точно! Мо апельсыны? Бо останне, шо помню, шо мы з кумом ели апельсыны, а Сашко, ага, отой бздюк малый зи сильскштабу изирательного нашого головы, все крывывся и называв их -померанчи. Ще так язвительно «поМЭРанчи». Тьху! От гадський фрукт! Говорил я тогда - усе, шо от головы раздаеться, то ни в горло не полизе, ни в голови не отложиться.
Ага, опять я отвлекся.
Значит так, сыдым мы з кумом Буньком и думаемо: как же нам Новий год встретить, шоб по- культурному. По-городському. По-европэйському. Та просто, як люды. У нас же яка программа? Посидеть у меня -выпить, посидеть у Бунька- опять же «за наступающий». Пойти до суседей, встретить по дороге парубкив и … ну, завсегда мы з кумом сами падаем, бо сигарет отродясь не курили.
Не, мы на молодежь зла не держим. Скучно им. Ну, популяють з петардив, ну, фэйерверку запустять- и все… знову по кабакам. Благо, у нас их на деревню-40 штук. Як раз по 1 кабаку на 1 парубка. От и вся культурна программа. Ходили мы как - то до сильради, до голови- мол, скучно у деревне, праздников малувато. Ни тебе театру, ни тебе развлечений. А вин нас одно посылает. Не, не, не туди. Культурно. До заведуючей отделом окультурования у наший сильради. До Параски Сынько.
А та, як самогону нагоныть, то на роботи така ж, як ее хвамилия. Увидит нас з кумом и крычыть : «Культури ем подавай, это ж деньги надо не меряно на вашу культуру. А у меня сахар закончывся».
И гоняет туда- сюда, як брагу, кожнагодную программу у нашому клуби. То тоби «Мисс Большие Свердлюкы», то «Мисс осенние Свердлюкы», то «мисс Маленька свердюлина». Смехота!
А раньше- то как було? Поставят стовп на площи, заллють каток. Хлопци за чоботами лезуть, девки семечки щелкають, на ковзанах коло хлопців круть- верть, круть-верть. А потом свадьб скоко. Деточки рождались. А ще театр местный був, цир, вертеп. Ох, якый же у нас в сели був вертеп, колы ще голова не був по вуха партейный и не вмешивався у культурную жизнь села. Опять же, лоточники. Базар. Карусели дитям…И предпринимателям торгующё-организовывающим прибыль, и у бюджет села копийчина. Ох, як же гарно було! В Новий рик з ряженными, зы смехом, з красненькыми щечками на морозе. А ще й на Різдво и на Старий Новый рик хвантазии хватало.
Сколько рокив пройшло,а памьять осталась. Вроде жили биднее, а отдыхали лучше. А зараз и гроши вроди есть, а кроме як у кабак, пойтить и некуда. А что такое пьяный некультурный люд? Це бледни лица, воспаленное сознание, и запойное состояние без смеха та без радости.
От не зря говорят, як встретишь Новый год, так и жизнь пройде. А яка ж це жизть без румьянцю на щечках, без смиху та радости? Нияка. И пока мы з кумом думу думали, як культуру у село повернуть та смехом та радистю людей одарить, Новий год и пидийшов. Чи все ж такы, будемо правыльно казаты, по-нашому, сельському, по-культурному?! Новий Рік!
З Новим роком, Большие Свердлюки!
Пояснения Современные: В нашем городе долгое время культурой заведовала абсолютно безкультурная госпожа Синенко. Ох, и рубала она советской косой по рэпу, циркачам, украинскому народному творчеству. Зато каждый месяц из бюджета города выделялась определенная сумма на проведение всевозможных «мисс» и «мистер». Думали, что дойдут до «мисс улицы», но, слава Богу, остановились только на «мисс рынок».

Оригинал

Новости моего города в картинках.

Квазигосударство ЛНР продолжает жить своей жизнью. Растить и воспитывать из молодежи патриотов ЛНР, сопоставлять, конечно, не в пользу Украины наши цены и уровень жизни, и агитировать, агитировать, агитировать…
А еще квазигосударство назначает пенсии, социальные пособия, выплаты. Так, согласно разъяснению начальника УСЗН г. Свердловск Ирины Поповой (она занимала эту должность и до войны) трудоспособным малообеспеченным лицам выплачивается 511, 56 рублей; для лиц, потерявшим трудоспособность и инвалидов 1898 рублей; детям до 6 лет- 1754, 40 рубля; детям от 6 до 18 лет- 2186, 20 рублей; детям от 18 до 23 лет при условии обучения- 2070 рублей 60 копеек.
Основная часть получающих так же переоформлена и на не оккупированной части Украины, где получает соцпомощь «по –украинскому законодательству».
Ничего не изменилось в работе УСЗН и в части назначения- распределением бытового угля.
Так что для многих служащих и социальных групп населения границы между «в Украине» и « в ЛНР» не существует. Так же работают на своих должностях работники УСЗН, Управления Пенсионного фонда, лишь поменялись названия в части УПФ (Украина) на УПФ (ЛНР). Пенсионеры так же ходят по кабинетам со всевозможными справками, получают (ну, пока обещания) в обеспечении средствами на захоронение (средств в республике нет), обеспечении бытовым углем ( вывезен потребителям частично). По крайней мере, из средств массовой информации ЛНР можно увидеть слаженную работу по «обеспечению», «назначению», «выплатам».
В город продолжает поступать гуманитарка. Хотя это выглядит несколько странным. Я бы на месте руссснаба задумалась. В городе нет боевых действий, работает пенсионный фон, УСЗН, выплачиваются пенсии, растет количество предпринимателей, бюджет пополняется, работает налоговая…Кому и зачем при этом благополучии приходит гуманитарка, не понятно.
В последнем гумконвое (заявлено представителями ЛНР) ожидается осенняя амуниция для МЧС, а так же адресная помощь детям и инвалидам.
Об адресной помощи в городе слыхом не слыхивали, а вот о гуманитарке и гуманитариях рассказывают подробно.
Особенно умиляет, когда голоса земляков, вещающих о полученном «ой, нам дали крем для обуви», «в детсад привезли мячики», «дали банку консервов и сухарики» звенят восторгом. Если бы это рассказывали голодные и нищие люди, я бы их поняла. Звонящих знаю лично, как и их достаток. Восторг по поводу «хоть что-то бесплатно» изливают те, кто получает 2 пенсии (украинская и ЛНР), зарплату в ТОВ ДТЭК, торгует на рынке…
Спрашиваю, а разве вы не можете это купить сами, при ваших пенсиях, зарплатах, а разве вы не могли это купить, когда были в Украине?
Ответ ошеломляет. В Украине мы это покупали, а сейчас нам дают бесплатно. Сухарики, крем для обуви, банка кильки...неужели это цена войны, цена человечности?
Гуманитарки в город приходит много. По крайней мере, так сообщают местные СМИ. Но что-то с математикой не так. Если в семидесятитысячный (до войны) Свердловск за месяц поступило 30 тонн гуманитарных грузов, то огуманитаренным вообще можно не ходить на рынок. А согласно отчету УСЗН гуманитарку получает небольшой круг населения. Просто раздают гуманитарку не всем. Используют метод ТВ-картинки. Приглашенные «свои» люди, создание толпы, отчет о «раздали-согрели». Свои люди в исполкоме были всегда. И это инвалиды, многодетные, но не из «народа», а те, кто за паек, похвалу, доступ к власти, еще в невоенные годы услужливо давал интервью «наша власть в городе самая лучшая власть», «наш мер самый лучший мер». Теперь услуга «любить власть» приносит прибыль в качестве банки тушенки. Многим старикам, которые обращались за гуманитаркой (ведь самые бедные не смогли оплатить услуги барыг и переоформить пенсию в Украине), в гуманитарке отказали по причине «высокий доход», «не та категория населения». Видимо «та» категория населения в квазигосударстве имеющая право на «жить» и «питаться» это чиновники, ополченцы и сотрудники аппарата ТОВ ДТЭК.
Опять интересуюсь у возмущенных земляков, которые сетуют на то, что чиновники их грабят, деля гуманитарку между собой, но ведь, спрашиваю я, поддерживая ЛНР, вы все хотели жить в стране без чиновников и олигархов, почему же все ненавистные вам чиновники города (атрибуты укропской власти) так и остались чиновниками в ЛНР, так же унижают вас, грабят, где же она безчиновнично-олигархическая утопия, когда вы начнете ее строить? Ответ не оставляет шанса на веру в выздоровление общества: очистить ЛНРу от свердловских чиновников мешает Порошенко. Не находите связи между «Обама не тронь наши пенсии»?
Вопросов много. Чем больше дней живет квазигосударство, тем больше возникает вопросов. Сейчас там все чаще говорят «когда вернется Украина». Даже власть, ополчение, чиновники. Значит, знают, что этот цирк ненадолго.
Да, Украина вернется. Просто она и не уходила. Особо орашенным уже и Путин пояснил «читайте, ребята, Минский договор, там черным по-белому «нет ЛНР и ДНР, есть Луганская и Донецкая области Украины», но…они истерически верят, что ЛНР станет членом РФ.
Внизу сканы местной газеты. Здесь можно просто пролистать и плюнуть «пусть живут, как хотят». А можно удивиться, как, например, оказывается много фармацевтических предприятий зарегистрировано в ЛНР. Они ведь и в Украине перерегистрировались. И в ЛНР они работают. Что это? Выполнение долга? Просто бизнес? Или все же сотрудничество и финансирование терроризма? Сложные вопросы, правда. Хотелось бы услышать официальное мнение СБУ, например. Кто эти люди, предприниматели, предприятия, осуществляющие двойную регистрацию и продолжающие свой бизнес там, в зоне?
А ведь там, в зоне сотни, если не тысячи предпринимателей. И основная масса имеет двойную налоговую регистрацию, а значит, платят налоги ЛНР. Является ли это пособничеством терроризму?
Как-то я писала, что после возврата Донбасса под юрисдикцию Украины чиновники, работающие там, в зоне, будут подавать в суд иски о компенсации неполученной зарплаты. Меня упрекнули, мол,о чем ты говоришь, все советы распущены, ликвидированы. Все ли? Свердловский горсовет самораспустился. Но поселковые советы продолжают исполнять свои функции. Ровеньковский, Краснолучский, Антрацитовский горсоветы работают. На одной из сканов газеты заседание членов поселковых советов Свердловска и незаконных представителей террористов ЛНР. Поселковые головы и депутаты местных советов, которые «делают все для жизни громад в условиях войны». Кто они? Будут ли законны их решения, приняты за время оккупации? Получат ли они зарплату и стаж госслужащего за время работы в зоне оккупации?
А еще ВГСЧ, пожарные (МЧС), медики, учителя…страшные вопросы ставит перед нами жизнь.
Кто они, оставшиеся там работать, лечить, спасать, тушить? Ведь лечат не всегда гражданских. А уйдут, кто будет лечить оставшихся гражданских. Что же это, подвиг или предательство?
Вот звонят девочки, экс-сотрудники инфекционной больницы. Кто из свердловчан читает меня, могут подтвердить эту информацию. Экс-сотрудники большой, да, нуждающейся в плановом ремонте, но не истерично аварийной, с лабораторией, пищеблоком, койко-местами до 100 человек и закрытой новой, социально-озабоченной властью ЛНР спрашивают «законно ли их увольнение и закрытие больницы». Для меня незаконно. Ведь больницу закрыли террористы, захватившие мой город. А для них это не террористы, а власть. Хотят подать в суд. Спрашиваю, в какой, если нет у вас в ЛНР судов, нет КЗОТ, нет закона. Отвечают, мы этого, мол, не знали, но и террористами их не считаем, ведь они защищают. От кого? Они не знают. Говорят, кто-то же хотел разбомбить город.
В головах каша. От «мы Украина и хотим жить и работать по-законам, как раньше» до «нас всех хотят убить и ополченцы нас защищают».
А что делать с учителями, проводившими для детей «день танкиста с фото сессией на танках Т-72, БТР, САУ», вбивающим в голову о «была Новороссия, которую образовала царица Екатерина, а потом Новороссию захватил Порошенко и Обама»? Ведь они растят поколение ненавидящее Украину, гордящееся ополченцами, возможное поколение партизан, убивающих в подворотнях за украинский язык и национальность. Как будет оценен их подвиг?
В Украине цены на лекарства дороже, чем в ЛНР, - вещает журналист. – Украина в хаосе, разрушена экономика, закрываются НИИ, больше нет самолето- и приборостроения, остановлено машиностроение, в Украине нет автобусов для подвоза школьников в школы (статья «Слушать и слышать людей»).
Чему поверят обыватели, не покидающие ЛНР, не покидающие Свердловск?- Да, они поверят этому бреду!
Агитация бьет по тем проблемам, которые основные для ЛНР. Да, именно в ЛНР нет автобусов, чтобы возить детей в школы, дорогущие лекарства, нет промышленности и надежды на ее развитие, но…коми-русо-агитация ведется от обратного. «У вас все хорошо, у нас все хорошо, а где-то там, плохо, туда, где плохо мы не пойдем»- звучит в головах лнровцев. И чтобы население не задавало вопросов о своей жизни, ценах, социальном падении, дается картинка «плохого» государства. Ничего не напоминает?- СССР, совок, железный занавес, загнивающий Запад.
Вам, уважаемые читатели, страшно и непонятно, как это происходит. Я прожила в этом совке с рождения и до декабря 2014 года. Для меня в агитпропе Донбасса не изменилось ровным счетом ничего. Знаете, как выигрывал мэр г. Свердловск выборы? Он ничего не обещал избирателям, у него не было даже программы. Он просто говорил «если я уйду, будет хуже, чем есть, хотите хуже, можете выбирать другого». И все! Выбирали его!
Страшно! Страшно за людей, которые верят пропаганде. Страшно за их покалеченные судьбы. Страшно за этот железный занавес. Просто страшно. Ведь читающие и верящие вряд ли смогут интегрироваться обратно.
А что делать с этими писаками, когда Донбасс-это Украина? Ведь именно их «агитация» является движимой силой террористов. Читаю статью "Слушать и слышать людей". Хунта..хунта..хунта...
Простить?! Понять?! Ведь когда вернется Украина, они будут бить себя в грудь «лечили», «спасали», «учили», «давали информацию». Они все будут рыдать «находясь под дулами автомата не по своей воле»… Готовы ли мы к их слезам? Как же вылечить тебя, Донбасс?

v nachale voiny donbass ukraine putler russia

Оригинал

Громкое низззя ПЛУТницкого.

На дорогах Лэнэрии жарко. Грузовики перемаргиваются и сворачивают с трассы на объездные пути. Барыги перезваниваются по рациям. Плотницкий объявил войну контрабанде угля.
За неделю задержано «контрабандного» угля на 2 миллиона рублей (гривен) не уточняется. Более того, в целях «борьбы» с контрабандой Постановлением Совмина Лэнэрии и Министерства топлива, энергетики и угольной промышленности запрещает перевоз угля автотранспортом. Только по железной дороге! Выступая перед Свердловчанами, ПЛУТницкий выдал коммерческую тайну «ЛНР договорилась с РФ об увеличении вагоно-потока, следующего из ЛНР в Россию».
В Россию выпускают только вагоны ТОВ ДТЭК. То есть перевоз угля возможен только узкому кругу контрабандистов. Вернее, одному. У остальных проверяют документы, лицензии на добычу и переработку угля. Их, естественно, нет. Уголь- то с копанок. Да и Минтоплива или чего - у них там, лицензиями не разродилось.
Задержанный уголь частично направляется в УСЗН для раздачи под видом бытового топлива и отопления школ.
Барыги ропщут, население, получившее бесплатный бытовой уголь от власти, выражает восторг. Еще бы. Уголь пообещали даже пенсионерам закрытой двадцать лет назад шахты им. Войкова, которые добивались его получения от предприятия - ликвидатора более пяти лет.
Остальной «задержанный» уголь направляется на промсклады ТОВ ДТЭК для последующей отправки на ЦОФ «Обуховская» РФ.
Жесткое не гласное распоряжение главы ЛэНэРии ставит точки в «борьбе» и «схемах»: весь уголь с копанок продавать только через ДТЭК.
Кто ослушался (ведь цена, по которой ДТЭК скупает уголь, копеечна), у того уголь просто изымают. Право перевозить уголь имеют только машины и вагоны ТОВ ДТЭК.
В Лэнэрии очередной виток битвы между Иванющенко (копанки) и Ахметовым (переработка). Последний побеждает промышленно, политически и стратегически. Добытый уголь на копанках без обогащения на ЦОВ - мусор. ЦОФ есть и у Иванющенко, но нет выхода на Россию. Выход-то есть, но там просят документы и украинские лицензии. Ахметову проще. У него ЦОФ в РФ, так что он росс-таможенным лузерам показывает их же российские документы, прилагаемые к добытому в Украине углю.
Видимо аппетиты растут, как в прочем и число копанок. Новая автоматодержащая власть, считает своим долгом и заслугой, взяв автомат в руки и крикнув «я воевал» открыть дыру и загнать в нее послушных рабов. Рабов при отсутствии приема на шахты, хоть отбавляй. Высокие цены не оставляют населению шанса. Копанки растут, как грибы. И вот тут – то Ринат ЛэНэРович сказал свое «нюню».
Еще бы. Сейчас, когда контроля над угледобычей нет, и стало очень удобно безтаможенно транспортировать уголь из Украины на ЦОФ ТОВ ДТЭК в РФ, удобно добывать его в копанках с дешевой трудовой силой, то осталось чуть поднажать на копачей и вот, в закрома Рината ЛэНэРовича хлынул дешевый уголь. А ПЛУТницкий, как главный по рабам обеспечивает Ринату ЛэНэРовичу и рабов, и следит, чтобы уголек не уходил в сторону.

Оригинал

Они больше не скрывают лиц под балаклавой. Они герои ополчения.

Их приглашают в школы, их награждают медалями. Фейковыми медалями фейкового государства. Они улыбаются со страниц газеты. Уверенные в своей правоте. Уверенные вправе казнить и миловать, освобождать и пытать, убивать и отжимать.
Когда начиналась война, многие земляки доказывали мне с пеной у рта, что русских войск на Донбассе нет. Что воюют исключительно «наши ребята». Сейчас признаются - врали. Врали, чтобы хоть как-то держать марку этой нелепой войны, чтобы хоть в чем-то быть правыми. Выходили замуж за бурят, рожали от кадыровцев и сирийцев, разводились с шахтерами ради «косой сажени в плечах» сибиряков и врали, врали, что русских и наемников на Донбассе нет.
За что воюют ополченцы? Кто они «герои Новороссии»? Открыты ли уголовные дела в отношении этих открытых обществу героев? Среди них те, кто «родился в Свердловске» (без указания области и страны) и называет себя «местным». В нашем городе действительно было много «свердловчан» из российского города Екатеринбурга (Свердловск). В город действительно приехало много людей, родившихся в нем, но всю сознательную жизнь проживших в России и получивших российское гражданство. Нам пытаются навязать мнение, что это гражданская война. Нам пытались навязать мнение, что воюет только население Донбасса.
Герои для одних убийцы Донбасса для других, открывают свои лица. Соцсети пестрят фотографиями на фоне сбитого «Боинга», отжатыми и подаренными любимым героям авто, взятием «Метро», а еще соцсети рассказывают нам маршруты тех, кого не было у нас, а сейчас нет в Сирии.
Дорожная карта военного трибунала… будет ли он?

Оригинал

Когда пришли за....

Света очень гордилась сыном. Высокий, смуглый, с огромными пушистыми ресницами, обрамляющими большие темно-карие, почти черные глаза, спортивного телосложения, шустрый, подвижный, веселый мальчишка. Единственное, что огорчало, постоянные проблемы в школе. Подростковое, переходный возраст, - успокаивала она себя, стоя «на ковре» в очередной раз.
Кражи, курение, выпивка, игра в карты, перочинный нож, выбивание денег с малышей и это выпускной 9-й класс…,-вычитывал ее завуч.
Она выслушивала замечания улыбаясь.Обычная зависть, - успокаивала себя Света, - обычная зависть. Еще бы, такой красавец растет. Замечания сыну она делала тихо и тактично, чтобы не ранить, не обидеть, не оттолкнуть.
- Сынок, опять на тебя в школе наговаривают, - подталкивала она Славку к диалогу.
-Да, - мам, - басил он,- наговаривают, завидуют. Это потому, что я с дочкой директора школы не хочу дружить,- он криво усмехался, ну, ты ее видела, страшненькая.
-Сынок, ты не обращай внимания на них,- успокаивала сына Светлана, - я верю, что ты ничего плохого сделать не мог.
На том воспитательный процесс заканчивался.
Оценки у Славки были на уровне среднего. Ну, хоть это она могла решать с классным руководителем, с которой она быстро наладила дружеские отношения. Подарки, «прибавка к зарплате» быстро сделали их подругами.
Когда в город пришла «русская весна» Света прямо светилась. Ее брат жил в России.
-Будем в Сашеньке без таможни ездить, - щебетала она на улице, раздавая триколорные флажки. - Нужно голосовать на референдуме. Зачем нам таможня, укропия? Мы с Россией братский народ. Должны жить в единой стране.
Ее муж, пенсионер-шахтер, вообще в разговоре срывался на крик. Вечно бледный, испуганный, но все знающий, рассказывал на сходках улиц о фосфорных бомбах и других злодействах нациков.
-Нацики, нацики идут, - шипел он, оглядываясь по сторонам.
Многие их не понимали, соседи даже шарахались, от истеричности Григория Ивановича. Истерика и бледность никогда не красила мужчин.
В комендатуру одних за другими стали забирать «на беседу» соседей, знакомых, коллег по работе. Она отводила глаза. Это ее не касается. Даже возмущало. Что они шушукаются, и ведь кто-то же сжег флажки Новороссии в их офисе. Почему они против России? Глупые! Ну, ничего, вот им все объяснят, они поймут. Что им дала Украина? Да ничего! А вот Россия, Россия даст будущее.
После «вызова на ковер» люди просто не выходили на работу или уезжали, оставив свои дома. Она удивлялась, почему. Что им не так? Это зомбирование, укры зомбирую людей, - решила она и утвердилась в своем решении после разговора с мужем. Он подтвердил, как специалист, укры нас пытаются зомбировать. Не все выдерживают. Они отключили все украинские каналы по телевизору. Стало страшно.
Слава Богу, в школе, где учился Славка у нее на почве «русского мира» сразу наладились отношения и с директором, который был в первых рядах агитаторов, и с учителями, которые ждали и приветствовали русский мир.
Света часами рассказывала, как богато живет ее брат в Таганроге. Какие дороги в России. Почему-то она не говорила о том, что каждый год ее брат приезжал к ней в гости с единственной целью: медицинское обслуживание. Цены в России на зубные протезы, оптику были запредельные. Россияне часто обслуживались в ближайших приграничных городах, которым является и Свердловск. Частные оптики, стоматологи, кардиологи, протезисты работали, ориентируясь и на российского покупателя. Молчала Светлана и о пяти кредитах, которые тянул ее брат, чтобы купить, отремонтировать маленькую хибарку, на берегу залива, которую он сдавал приезжающим на отдых у моря туристам.
Они были в первых рядах на всех митингах. Голосовать шли, дружно, всей семьей, как на праздник. Дом был напичкан агитацией.
Света не удивилась, когда Славик с восторгом рассказывал, что в школу приходили герои ополчения, рассказывали о боях, подвигах. Она гордилась сыном, который светился мужеством и патриотизмом, говоря о России, как о Родине.
Она воспитала хорошего сына.
В октябре 2014 года в школах начались уроки НВП (начальной военной подготовки). Школьники посещали блокпосты, знакомились с техникой, учились стрелять. Им подарили камуфляж, шевроны, ремни и кортики. Восторгу детей не было границ. Камуфляж захотели даже девочки, так что форму пришлось довозить.
В один из осенних дней, когда Света коротала ожидание сына гаданием на картах, к дому подъехал БТР. Она сначала испугалась. Такая большая и страшная военная машина. С брони соскочил Славка. В камуфляже. Пожал сидящим на машине людям в военной форме руку. Твердый, привычный жест. Мужчина! Слезы выступили на ее глазах. Он стал мужчиной!
-Ма, привет, - чмокнул Славка ее в щеку,- меня в добробат юношеский зачислили. Как лучшего по НВП, - сообщил он ей.
Сердце похолодело. Отдать сына на войну не входило в ее планы.
-Ты воевать? - спросила она шепотом.
-Не, мам, не парься,- отмахнулся Славка, жадно поглощая борщ,- нас в бой пока не пускают, только учения, стрельбы. Офицером буду! Все данные, - он поиграл бицепсом, - на лицо.
От сердца отхлынул страх. Гордость! Это ее мальчик! Это ее сын!
Шло время. В Россию они так и не смогли ездить без таможни. Почему-то пограничники упрямо требовали заполнение документов и паспорта граждан Украины.
А она мечтала о паспорте ЛНР или Новороссии. Светлана, правда, уже запуталась в названиях страны, не понимала, почему город еще не Россия. Но это политика! Это сложно.
Гришенька, приходя с работы каждый день, рассказывал о победах на фронте, голоде в Киеве, о том, как самолеты Новороссии бомбят Львов, об ужасах и пытках нациков, разоренных городах и селах Украины.
- Паспорта привезли, -крикнул один раз с порога Григорий Иванович, -приехав с шахты. Плотницкий привез паспорта. Наши! ЛНРовские! Надо срочно занять очередь, чтобы взять первыми. Говорят, кто получит первым, еще и подарки, - деловито собирался Гриша в паспортный стол.
Очереди в паспортном не было. Скучающая девица сообщила, что паспортов нет и вообще, о таком она первый раз слышала.
-А вы что, собираетесь эту, этот, в общем, паспорт ЛНР получать, - недоверчиво спросила она у четы.
-Да, конечно, мы же граждане, это такая честь,- с гордостью ответил Григорий Иванович.
Девица хмыкнула:
- А вы в курсе, что с этими бу…паспортами дальше ЛНР вы не выедете. Их ни Россия, ни Украина не признает. Да и будут ли они, вопрос.
Настроение было испорчено. Всю дорогу они возмущались поведением паспортистки. Может укропка? Терялись они в догадках.
Паспорта очень хотели еще и потому, что через неделю у Славки торжественное посвящение в добробат. Хотели, чтобы к торжеству уже был гражданином ЛНР. Светлана мечтала о кителе и офицерских погонах для сына.
Но на следующий день Славик буквально прилетел со школы. Металлическая калитка грохнула, предвещая беду:
-Мама, меня не берут. Не берут! - рыдал Славка.
-Куда? Почему - опешила Светлана.
-Меня выгнали из добробата, не берут в офицеры. В школе все в меня пальцем тыкают. Смеются. Мама, - он поднял на меня глаза,- кто я? Мне сказали, что я цыган?!
Светлана боялась этого разговора с самого первого дня. Того первого дня, когда в доме малютки взяла на руки смуглявого отказника. Славку они усыновили.
Сын рыдал. Он втянулся в службу, стал более дисциплинированным, перестал шкодничать в школе и даже стал хорошо учиться. Он бредил армией ЛНР и офицерским званием. Мечтал после школы поступать в военное или милицейское училище. И тут…
-Мама, они сказали, что я ром. Грязный рома! Что это значит? Почему? Мы цыгане? И что? Что-о-о-о-о?! Разве мы не люди? Мы не имеем прав? Разве цыгане не могут быть гражданами ЛНР или служить а армии? Зачем мне такая страна, где я чужой?
Светлана молчала. Она была ошарашена и отношением к сыну, и его разрушенной мечтой, и непонятно, как открывшейся тайной. Она не знала что такое «расизм», «шовинизм». Она знала только об укропах-фашистах, но при Украине и тайна усыновления и отношение к ромам было другое. Какое? Она пошла в школу. К классному руководителю Славы, своей подруге.
Та, увидев Светлану, ощетинилась, показывая своим видом презрение и брезгливость?
-Что вам, - подчеркнуто вежливо спросила она.
- Ирина Васильевна, я вам по-секрету рассказала о тайне усыновления Славы, почему об этом знает вся школа?- дрожащим от слез голосом спросила Светлана,- и почему в школе и добробате травят Славу, из-за его национальности?
- И что?- холодно ответил преподаватель,- если бы я знала, что он у вас цыган, - она брезгливо поморщила носик,- я бы давно добилась его удаления со школы. У нас здесь приличные дети учатся, а не какое-то отродье.
Светлана задохнулась.
-Я русская. И Славу мы записали русским! Как вы можете?! Я пойду в прокуратуру, тайна усыновления охраняется законом. Мне объясняли…
Учительница рассмеялась.
-Законом, - передразнила она Светлану, - каким, укропским? В Новороссии нет места жидам, ромам, украм и другой швали. Мы новороссы славяне, не позволим, чтобы нашу кровь и расу портили недорассы. Ваш цыганенок в школе учиться не будет. Это решение всех детей и учителей. Не заберете документы вы, он сам так решит, - она криво усмехнулась.
-Объясните, - стонала Светлана, - что не так? Что? Почему? Ведь раньше…
-Как раньше не будет, - оборвала ее учитель, вы не в Укропии. Это там были толерантны к пидорам, жиденышам и цыганёнкам. Здесь славянская земля, - она гордо подняла голову, - вам нет здесь места. За толерантностью в гей Европу с Укропией мантуль! - она указала на дверь, - пошла отсюда.
Светлана пришла домой постаревшей на десяток лет. Она тихо сказала сыну:
-Ты не пойдешь в школу, я забрала документы. Завтра пойдем проситься в училище!
Он кивнул. На полу лежала изорванная камуфляжная форма.
Светлана не спала всю ночь. Включив комп, она долго смотрела в светящийся монитор. Потом осторожно набрала «толерантность». Потом «гонения ромов и цыган». Потом «геноцид». Потом «Холокост». Дальше поисковик сообщал ей данные про «фашизм», «шовинизм», «расизм». Перед глазами рябило «в России набирает обороты движение скинхедов»…
…Утром она гордо зашла в школу и положила на стол учителя распечатки из Интернета.
«В России проживает до 220 тысяч цыган»- прочитала учитель.- И? Вот и вали в Россию. Здесь Новороссия. Очистим свои земли, потом и Россию очистим,-так же криво ухмыляясь сказала бывшая подруга.-Это,-она бросила листки в лицо Светланы,-не надолго.
…Они сменили два училища. И город. Теперь думают, как сменить страну. На ту, которая была до ЛНР и до Новороссии. С законом, с толерантностью, с правом, многонациональную, добрую и разноцветную.
К брату она так и не поехала. Брат прячется от кредиторов. Хотел приехать, но на границе его не пропустили. Он в базе должников. Мини - гостиницу он так и не достроил. Туристов стало меньше, кредиты платить не чем. Его имущество описано. Воевать, как предлагает инспектор банка, он не хочет. А еще Светлана рассказала ему о своем горе. Он обозвал ее дурой.
-Как ты могла скрыть от нас, что усыновила цыгана. Это позор! Понимаешь, позор для всех нас! Мы-русские! Мы-нация! Выгони его, избавься, иначе никогда меня не увидишь!..
…Новороссы! Кто это? Что это? Люди или нелюди, внезапно проявившие себя в постсоветском пространстве, лишенные чувств и пораженные великоросским шовинизмом! С начала они убивали украиноязычных украинцев, потом русскоязычных украинцев, потом евреев, потом молдаван, потом цыган. Сейчас добробаты ДНР убивают русских. И на территории России, куда они «отступают», так как считают ее своей, и на территории Донецкой и Луганской областей. Кого же ты взростила, Россия? Для чего?



Оригинал

Размышлизмы или дорожная карта войны.

Слушая рассказы или читая истории войны, прошедшей по Луганщине многие так и не поняли, что одну и ту же войну каждый видит по-своему. Вот, пишут, Мочанов сказал то-то или Гафт, другое. А сколько земляки пишут, каждый о разном от «ты предатель» до «спасибо, что живешь нами».
У каждого из нас своя дорожная карта. Даже у войны.
…Мир. Работают все магазины. Дети бегают возле фонтана. Дежурит наряд милиции ЛНР. Чисто. Очень чисто. Нет пьяных. Цветы. Много цветов и солнце. Мороженное. Музыка. Это мой город. Он покупает, работает, спешит по делам, играет свадьбы, отмечает дни рождения.
Как рассказать о войне моего города, если ее нет. Как увидеть эту войну?
Приедет, например, в мой город человек из Львова или из Питера. Увидит это все, удивится. Как же так, вы, такие молодцы, наладили производство, дисциплина, чистота, -скажет он.-Такого ни в России, ни в Украине не увидишь. И солдаты опрятны, и женщины веселы. И розы, и чепчики, и дети, и…
И его, как уважаемого гостя поведут, расскажут, покажут. Помню, как при совке показывали гостям только вымытые свинарники и только работающую технику.
Здесь все хорошо,-повторяет мой знакомый.- Ты не волнуйся. Что хорошо? Ну, пенсии дают, две. Шахты работают. В магазинах все есть. Я вот, живой остался.
Он лежит в больнице. Его сбил пьяный. На лечение они заняли кучу денег, ведь лекарства дорогие. Пьяный оказался ополченцем. Его отпустили, так как милиция не задерживает членов ополчения. На просьбу помочь он отозвался бранью, угрозами, кинул 5 000 рублей «чтоб не подох», угрожал Плотницким, пыточной ямой, женой, адвокатом Новоросии, судами, где теперь «их пацаны». Мой знакомый боится. Боится милиции ЛНР, суда, ямы, Плотницкого, ополчения. Он рад, что жив. Он понимает, что его некому защитить. Нет у него прав, нет для обидчика закона! Он тихо шепчет мне в трубку: «Лена, но он же дал денег, надо брать, что дают, может быть хуже, от нас ничего не зависит».
Вряд ли это покажут гостю.
А рядом с ним, в палате лежит безногий пацан. Ему восемнадцать. Он пошел защищать Новороссию. Потому, что «так надо», «долг», «Родина в беде», «если не я». Агитационные плакаты, музыка, марши, видео ополченцев, которых встречают цветами, медали Моторолы. Пацан лежит в бреду, без ног. У него гангрена. Его мать собирает по рынку деньги. Денег никто не дает. В комендатуре ей отказали в помощи. Нет средств! Республика решает вопросы финансирования пострадавших. Когда он уходил воевать, она гордилась. И соседи гордились. Ведь он шел громить укропов. Теперь все отводят глаза. Это не их война.
Вряд ли это покажут гостю.
А еще вряд ли гостю не покажут горящие свалки. Новороссы не очень любят платить. Мусор вывозится куда угодно. Не покажут гостю инфекционное отделение. Инфекционная больница закрыта. Нет денег. Сокращение. Теперь на два города одно инфекционное отделение. Там больные дизентерией дети. Они ели колбасу производства РФ и компании "Луганские деликатесы". ГОСТ, санстанция?! Не смешите!
Не покажут гостю и горящие терриконы, которые насыщают воздух серой. При укропии их тушили, был хоть мало-мальский надзор за состоянием экологии. Кому нужна экология в государстве, где нет законов и нет средств, чтобы лечить своих героев?
Много чего не желательно показывать гостям. А еще о многом не желательно говорить. Ведь здесь мир. Солнце. Розы. Фонтан и дети. У них совсем другие истории.
Даже история кого-то из описанных героев может быть рассказана по-разному. Я думаю, что пьяный ополченец, жалуясь побратимам на затраты по восстановлению помятого на авто крыла, бросит «какое-то чмо подлезло» и они сочувствующе кивнут «да, развелось чма немерено».
У каждого своя история войны, жизни и мира.
ЛНР все больше напоминает совок. Только о достижениях, только о хорошем, критиковать можно, но укропов и Обаму, если ты не прав они придут за тобой. Люди с пустыми глазами. Люди, которые не хотят думать. Люди, от которых ничего не зависит.
Мне страшно!
Война одного взгляда.
Я часто думала о том, почему мы на Донбассе перестали слышать друг друга. Да и не только на Донбассе. Почему война, одна война на всех, оказалась такой разной?! Просто. Все очень просто. У каждого своя война. Ну, и да, мы все разные. Разные!
Основная масса людей (тут и там, и в мире) смотрит на мир и войну с позиции своей жизни. У многих: «Меня это не касается! Это не моя война!»
Будет ли против Новоросии-ЛНР человек, у которого НЕ забрали машину, имущество, родных? - Нет! Это его не касается.
Будет ли недоволен жизнью человек, который получает две пенсии (украинскую и новоросскую)? – Нет! Он стал богаче.
Будет ли переживать из-за войны человек, если ничего не изменилось в его привычной, маргинальной жизни? - Нет! Ему все равно, что происходит вне его жизненного поля.
Он идет на работу, пьет пиво, смотрит киношку, играет в комп, на улице светит солнце, жена печет пироги.
Да, зарплата ниже, но были же 90-е, перетерпели, кризис. Да, пиво дороже, но есть и его финансовое состояние позволяет ему его купить.
Этот человек расскажет друзьям, родным и знакомым про лично его Новороссию. Спокойную, безопасную, в чем-то его устраивающую. Он не будет задавать себе вопросы об экологии, финансировании, будущем квазигосударства. Он знает только «должно быть так» и «обязаны обеспечить». Кто и какой ценой, это не его волнует. Он воспринимает лично свое безопасное пространство. Ему показали картинку «процветания ЛНР» и он согласен, он верит. Ведь его жизненная картинка полностью стыкуется с пропагандистско - новостной. Вот и мнение о прекрасной, развивающейся, европейской стране Новороссии.
И вот на эту его маргинально-социально-устроенную картинку накладывают
«зверства» Правого Сектора, «хунты», «укров», «нациков», рассказывают новую новоросскую историю. Эта картинка страшит, но не меняет его маргинальный мир. Он возмущается, но так, за пивом, лично его это не коснулось. Измени картинку, но оставь пенсии и пиво, и этот человек примет то, что не коснется его мира. Примет, как должное или повод о чем-то поговорить.
И вот рядом с ним живет другой. Он потерял бизнес, имущество. В его доме, (офисе) теперь сидят новоросские комиссары. Он чудом выжил, но видел, как не выжили другие. Он понимает то, что предложенная населению игра в «страну» - это пропуск в Ад. Он понимает, к чему приведут рвущиеся бизнес-связи, получения паспорта страны, которую никто в мире никогда не признает, он понимает, что «матрос железняк» не сможет управлять и созидать, а только ломать и отжимать. Он уже осознает, что дело не в «украх» и «русских», дело в «отжать» и «грабить». Он видит, как народ, с песнями, флагами, транспарантами ведут к пропасти. Будет ли он против Новороссии-ЛНР? - Да! И он будет рассказывать друзьям и знакомым именно об этой новороссии. Он понимает, что на войне стреляют обе стороны. Он осознает, что каждая из сторон ведет пропаганду, а еще он несет в себе боль своего разрушенного мира.
Это может быть сотни или тысячи примеров, как человек воспринимает войну. Но вывод один: он видит ее только через призму личной жизни.
Настоящую войну видят те, кого она обожгла. Даже «новороссы» потерявшие в боях друзей, ноги, руки говорят о войне больше правды, чем те, кто просмотрел ее по телевизору.
Свои против своих.
Мне часто пишут «вот, вы пишете, что в Свердловске это говорят, а мои родители, им 70 лет, об этом не говорят». Мне пишут «ты пишешь, что в Свердловске люди не поддерживают Новороссию, это ложь, мы все за Новороссию».
Я не хочу лгать. Пишу, указывая «Свердловск-Новороссия», «Свердловск-ЛНР», «Свердловск-Украина» и мнения, разные, о разном.
Но почему там никто не видит людей с другим мнением?
С начала войны там, в зоне все разделились. Люди, увидев изменения в сознании родни, друзей, коллег, осознав, что находится глубоко в оккупации (освобождении), прожив сотни сообщений о пытках, расстрелах, доносах и убийствах, закрылись каждый в своем мире. Выжить любой ценой! Жить! Жить! Молчать, чтобы жить!
Этого не поймут те, кто не шел сквозь толпу орущих «путинприди», кто не улыбался старушкам у подъезда сообщающим «наши укров покрошили». Это поймут те, кто выжил там.
Каждая группа, имеющая разное с оппонентом мнение, со времени первых стычек на почве русского мира просто не общается с врагом. Те, кто за Украину молчат и общаются только с проверенными людьми. На работе, в семье плачут, скрепят зубами, но молчат. Им страшно. Рядом комендатура, пыточная яма, старушки, коллеги по работе, соседи, родня, готовые написать донос.
Поэтому в зоне видно тех, кто орет, не кричит, а орет, закрывая рот всем. Так было и в начале войны. Мирные, интеллигентные митинги украинцев не были популярны в СМИ. Картинку давали орущие, перекошенные, с битами.
Поэтому орашенные новороссы никогда не согласятся с тем, что кто-то здесь, в городе имеет другое мнение. Они говорит, и слышат только друг друга. Критика власти в Новороссии запрещена. Или хорошо и победно или укр и расстрел.
Так рождаются мифы о том, что там «все» за новороссию. Так думают те, кто не дает сказать другим. Поэтому они уверены, что мы говорим ложь. Они общаются в своем орущем кругу, ором сообщая друг другу о своих победах. Они уже оглохли от своего ора. Их мало, но они популярная картинка в СМИ.
Я думаю, что когда освободят Донбасс, этот ор сойдет на писк. Нет, мы, украинцы не будем орать празднуя победу. Наша вера, любовь, такт, воспитание и мудрость не дадут это сделать. Мы просто выйдем, как тогда, в марте-апреле 2014 года, станем на площадях освобожденных городов Донбасса, плечом к плечу и молча, обнимем другу друга. Наше молчание скажет больше, чем их ор.
Холод рождает холод.
Металась. Металась долго. От человека к человеку. От душе к душе. Почему? Ах, как же больно. Мой разбитый мир. Залитые солнцем улицы, запах роз, смешанный с пылью. С соляркой. С кровью. С запахом уксуса и формальдегида, сочащимся из больничного двора. Кто эти люди, еще вчера называющиеся гражданами Украины, а с сегодня воюющие с ней? За что? Почему? Я вглядывалась в их судьбы. Даже мертвым. Даже им. Я смотрела в выгоревшую точку, оставившую после себя номерок или крест с фамилией на кладбище, чтобы понять, как стать новороссом?
Пятая тетрадь, куда я записываю истории семей, людей, городов их побед, гибели, прозрений…что делать с ней? Суммирую, обвожу кружочками, стрелочки, как сцепления совершенно разных, незнакомых ни мне, ни друг другу, но одинаково обожженных войной людей. Как стать новоросом?-пытаю я их. Мне это нужно, мне это важно! Чтобы победить врага, нужно стать им.
Я много раз бросала эти копания. Ведь я уехала. Мир, покой, Украина! Зачем мне все эти «новороссские страдания»?! И вдруг разговор, случайно услышанная фраза или не случайно «Донбасс воюет за свою свободу», «Путин прав»…и ты слышишь за спиной холодный смех новороссии, она щекочет тебя то ли прицелом автомата, то ли косой смерти. Здесь в тылу, в Украине, далеко от Донбасса. Далеко ли?
Как стать новороссом? Где твоя колючая проволока, Донбасс?
Мой сосед ненавидел животных и убивал их. Он убивает укров. Он просто убивает. Он новоросс.
Мой знакомый завидовал всему: соседям, родне, знакомым, случайным прохожим. Он завидует тому, кто убил и обогатился. Он хочет убить всех, кто живет лучше него. Он боится убивать, но приветствует того, кто не боится. Он новоросс.
А вот знакомый горожанин. Он ненавидит тех, кто слабее: пенсионеров, инвалидов, калек, умственно отсталых. А еще он ненавидит негров, жидов, немцев, поляков, молдаван, румын. Он точно не помнит, кого он ненавидит. Ему так легче. Возможно это из-за того, что никак не умрет его старая мать, которая уже десять лет, как парализована и воздух в подъезде пропах ее мочой. Он приветствует тех, кто убивает слабых. Он не пойдет убивать. Ведь тогда не кому будет ухаживать за матерью. Но он точно знает, в его стране никогда не будет слабых и инвалидов, которые портят всем жизнь. А еще не будет евреев, вернее, жидов, негров, молдаван и румын. Он не знает почему. Просто так легче. Он новоросс.
А вот старушки у подъезда. Самые бесстрашные старушки мира. Пули, зверства Правого Сектора, канонада «ГРАДа», а они сидят. Они основа мира, города, Новоросии. Они знаю все. Они-телевизор. Маленькая передающая станция, искажающая вокруг мир до состояния абсурда. Они давно не живут своей жизнью. Им важно прожить чужую. Въесться в душу, в мысли и копаться, копаться, как червь-могильщик, пережевывая чужую плоть. Они новороссы.
Я слушаю шепот адептов новороссии. О, он велик! Он звучит из всех щелей! Они знают все, абсолютно все: что сказал Обама, какие нужно принять законы, как зарабатывать деньги, как воевать, что делать Путину и Порошенко, как жить соседу, как умереть соседу, как убить соседа… Это шепот пропитан ядом ненависти, зависти, боли, страха…
Где ты, любовь? Где ты, сострадание? Где ты, вера?
Я всегда была чужой Донбассу! Я люблю!
В поисках диагноза или лекарства
Новороссия была нужна. Очень! Мы увидели болезнь! Мы увидели гнойник! Одни кричат - рубать! Другие уговаривают-лечить! Кого? В новороссии ли дело? В стране (сране) или тех, кто ее создал? Страна прекрасна или уродлива людьми, заселяющими ее. Сколько там тех, кто ужасен и сколько тех, кто держит мир любовью? Кто возьмет на себя ответственность за отделение зерен от плевел? Есть ли такой судия в Украине, в мире?
Из новоросской тьмы, как порождения ада вылезли гомункулы совка. Хищники, забирающие зерно в 33-м. Грифоны, вырывающие сердца в 37-м. Новороссия – это СССР, только более утрированный, осовремененный. Мир увидел, что будет, если СССР возродится. Я увидела!
Но в Новоросии или в Донбассе дело? Сколько людей, разбросанных по миру, несут в себе геном совкизма?
Мне приходят сообщения из США, Канады, Италии, Эстонии… эмигранты, уехавшие в Европу в 90-х, видят в Путине мессию, хотят, чтобы он их освободил. От чего?-спрашиваю. Слушаю! От их неудач, прожитой не так, как мечталось жизни! Они не говорят об освобождении от пособий, работы, свободы передвижения. Они говорят о личных неудачах. Как и новороссы. Сколько раз меня спрашивали, что дала тебе Украина? Сколько раз я отвечала, а что она должна была мне дать? Детей? Мужа, Работу? Бизнес? Степи? Море? Что?
Удивительно, но основная часть адептов новоросии личные неудачи, проблемы, болезни, ссоры списали на Украину. Не повезло с женой? Сын наркоман? Пропил зарплату, жизнь и не накопил, как сосед на машину? Во всем этом они винят Украину. Она не дала. Отдельным особям она не дала даже мужа. Странное чувство. Хочется дать, но в морду.
Так в Новоросии или в Донбассе дело?
В добробатах д-лнр (новороссии) воюют сербы, приднестровцы, чечены (не путать с ичкерийцами), югославы, эстонцы, афроамериканцы (точно страну не скажу). В добробатах д-лнр (новороссии) воюют граждане Украины, жители житомирщины, харьковщины, сумщины, днепропетровщины. В добробатах д-лнр (новоросии) воюет вся Россия (пермяки, орловцы, вологодцы, питерцы, москвичи, калужцы, екатеринбургцы, буряты)… В Новоросиии или в Донбассе дело?
Совок ощетинился на мир и призвал несущих в себе ген страха, пыток, боли, презрения, возвышения за счет унижения. Не Путин воюет на Донбассе, не Путин пишет доносы, не Россия и не Донбасс. Совок! Отрезав Донбасс от Украины, мы не вырежем совок из плоти его носителей.
Это пугает. Когда закончиться война?
А есть ли русские в Руси?
Весной 2014 года нам говорили «русская весна», «русский мир». Россия стала символом войны и совка. Перекошенные барышни из русских селений, пишущие в соцсетях «убить хохлов», добробаты, едущие «на Львов», «на Берлин» или просто поиграть хохлами в контр-страйк. Буряты, чечены, донские казаки, что-то вечно пьяное, ряженое, что-то сдержанно-военное, что-то испуганно-призывное. Кто вы или что вы, россияне, приехавшие нас убивать? Для чего?
Россия дышит ненавистью, старообрядчеством, НКВДизмом, НКВДизмом, сталинщиной, беривщиной, путиновщиной. Она повязла в своем придуманном величии, которым, как лаптем, закрывает совковую, так и не достигшую уровня Европы жизнь. А что сказать победителям фашизма? Что проигравшая войну страна живет лучше, качественней, развивается и стремительно набирает темпы экономики? Что сказать вечно пьяным, недовольным жизнью победителям? Ведь за 70 лет страна так ничего и не достигла. Оградиться, запугать, очернить, чтобы не дать сравнить жизнь побежденных и победителей. Даже мирные буряты-буддисты идут воевать. Что это? Что поразило тебя, Россия? Почему ты готова давиться за бесплатным тортом. Есть с лопаты, жить в нищете, но с мыслью о том, что у других еще хуже? А если жить лучше? И не на зло. Не, вот, это, газетное «докажем Обаме, что наши кирпичи лучшие». Обаме, извините, глубоко по, какие у вас кирпичи. Почему вы не изменились со времен совкового пропагандизма? – догоним, перегоним, докажем Западу. Вы удивитесь, но им, там, на Западе, все равно. У них своя жизнь. Свои проблемы, свои победы.
Сморю на лица «гастролеров», «добровольцев», «братьев», «освободителей». Пустой взгляд, отсутствие интеллекта, явные расстройства психики, мышления, зубы, выеденные цингой, быстрое старение на фоне плохого питания, экологии и алкоголизма, фобии, фобии, фобии и ненависть, как фактор защиты от осознания собственного тления.
А есть ли русские среди всего этого? Не мордва, ни фины, ни татары, ни печенеги, ни кто-то другой. Русские? Сколько вас в России? Тех ли мы проклинаем? Тех ли виним?
Сколько русских сгнило на Соловках, Гулаге, БАМе?...Сколько русских убили по доносам, отправили в Сибирь?...Сколько русских выжило от «любви» Отца Народов?..Сколько русских «освободили» «освободители», заняв квартиры, дома, уничтоженной русской интеллигенции? А есть ли русские в России?
Границы войны.
Многие говорят «отдать Донбасс». Они устали от тупости новоросских орков, ада адноклассников, выкриков путиноверов. Они устали провожать и прощаться. Иногда я тоже кричу «отдать Донбасс». Я тоже устала. Кто ты, Донбасс? Территория? Люди? Мир?
Если территория, почему мы отдаем? Крым? Донбасс? А если войдут во вкус? Каждому орку по городу?Селу? Каждому олигарху по феодальному округу? Где ты свобода и единая страна?
Вот отдали Донбасс. Фух! Поставили проволоку, колючую-колючую. Сидим. В защите. В норке. И не перелетят ее самолеты, не перепрыгнут мины, не перестреляют ГРАДы. Ирония? Да! Кто-то навязывает нам иллюзию безопасности. Мы устали. Нам нужна эта иллюзия.
Если Донбасс это люди? Новороссы подрезали сами себя соцопросом выброшенным в сеть. Подрезали или спасли? Их поддерживает 25% населения. А на момент референдума было 30-35%. Будет, чем защитить честь, когда нужно будет уйти. Да, уйти красиво, не потому, что стыдно признать, что новороссов, разыграл ботоксный русский кукловод. Поэтому красивее уйти «так решил народ».
А народ Луганщины не прекращал борьбу с новоросской чумой. И они, новороссы, знают, почему много потерь среди триколорных полчищ. Знают! И говорят об этом полушопотом, оглядываясь. Да, теперь Луганщина край партизанской славы.
Мир не наступит с «отдать» или «завоевать» Донбасс. Война уже давно идет не на Донбассе, не с Донбассом и не за Донбасс.
Война идет в каждом кабинете Украины, с чиновниками, коррупцией, олигархатом. Война должна идти в каждом селе, городе, улице Украины. Это война с совоком, с идолами, с пофигизмом, с вот этим советско-трепетным «не мое дело, как решат, так и будет», с бескультурьем, с русификацией, с бедностью, которая питает совок. Идет война с прошлым за будущее. И все. Просто информационный ресурс, находящийся в руках кукловодов не дает людям говорить об этом. В том числе и с противником.
А Донбасс? Он просто стал первым. Показал проблемы, границы, вернее, безграничность войны. Он и выздоровеет первым. Гной спущен.
Безнациональная нация.
Новороссы все же состоялись. Нет, не как нация или национальность, скорее, как образ жизни и мышления. Безнациональная нация. И новороссы, это не Донбасс. Они везде. В ненависти, бесконечных фобиях, неонацизме, расизме, фашизме, шовинизме. Они живут в любой стране и уголке Украины. Воруют, ненавидят соседей, убивают животных, лезут в чужую жизнь, бью черных потому, что белые, бьют белых, потому, что черные, завидуют успешным и воруют идеи талантливых, шушукаются на скамейке, морщат носик при виде инвалида, берут взятки, создают коррупционные схемы, боятся люстрации и развития, боятся технологий и новаций. Ненавидят и боятся.
Зайдите к чиновнику …победоносно-презрительный взгляд? вы не вовремя? вы достали своими обращениями? нельзя критиковать? нет доступа к документам?...Здравствуй, новоросс!
Пообщайтесь с коллегами, друзьями…только за Юлю? только за Пороха? если у тебя другое мнение, удались из моих друзей? только все зрада? только он все знает, как лучше, но просто не хочет вмешиваться?.. Здравствуй, новоросс!
Вам указывают на ваше место? Говорят пренебрежительно "вы-народ"? Вы из низов? Вы не можете, не имеете права?...
Это школа (больница, санаторий) только для…а тут, только по…а это не для вас?…
Предприятие нарушает экологические нормы, но его нельзя проверять, потому что оно?….Эта территория принадлежит нардепу?…Эти копанки крышуют?…Это уголовное дело закрыто?…Этого коррупционера отпустили под подписку или залог? …Здравствуй, Новороссия!
Я не хочу говорить «русскомировцы», «путиноверы»…Нет! Я встречала среди новороссов тех, кто против Путина и считает его вором-олигархом, против России, считая ее страной ворья и коррупции.
Новороссы, теперь для меня, как обозначение гнили совка, как 17, 20, 30, 33, 37, 41, 45, 60, 70, 80, железный занавес, фашизм и расизм. Это дно! Это болезнь! Вымирающие, замкнутые в своем страхе, ненависти, фобиях и раболепии люди.
Мы видим их. Мы оценили их. Мы вкусили их яд. Мы сделали шаг вперед. Нам тяжело. Мы вытягиваем себя из трясины их новоросии, из их совка. Шаг за шагом. К свободе!
Я-мир!
Побывав в Эстонии, я осознала разницу между людьми и новороссами. Да, мы разные! Нужно это признать.
Люди живут своей жизнью. Им важно успеть доиграть с детьми, долепить поделку, допеть песню, досмотреть закат, доплыть до кувшинки, добежать до вершины горы, нырнуть в траву …Им важны бесконечный взгляд любимого, безмятежный смех детей, мамины пироги на столе…Им важны не золотые тоннажи, а украшения, сделанные своими руками… Поездка в музей или поход в кино для них, Людей, в тысячу раз важнее созерцания телесериала. Людям не все равно, как живет сосед, если соседу нужна помощь, но они помогут тактично, не навязав своего мнения и не обидев помощью. Они дадут веру в то, что так плохо никогда больше не будет, да и не плохо это, так, временные трудности. А еще Людям больно, если больно миру. Маленькому заплаканному миру, мяукающему возле подъезда. Поэтому Люди открывают приюты, становятся волонтерами, несут домой часть мира, чтобы быть миром.
Мир открыт, свободен и честен.
Когда я увидела мир, мне стало легко. Там на Донбассе люди не умеют быть миром, не умеют любить. Там очень мало тех, у кого светятся глаза и души. Ты чувствуешь себя одиноким, так как быть искренним это смешно, глупо и даже социально-опасно. Любить вне правил грех. Кто установил правила любви, никто не знает, но все боятся их нарушить. Мне сейчас страшно за них, живущих там, светлых и зажатых между когтей новороссов. Мне чуть страшно и за себя. Да из-за бытовых проблем, потери дома, неустроенности, но…
Я Человек! Я живу среди Людей. Я мир! И даже, если я заплачу, я точно знаю, что здесь мир подхватит меня, вытрет слезы, накинет плед, не спросит «почему», не поругает, не укажет на выбранное им для меня место, не предъявит придуманные им тысячи бесполезных и абсурдных «низзя». Он просто станет мной.
Я отпускаю тебя, Донбасс-Новороссия! Я всегда буду с тобой Донбасс-Украина! Помни, шаг за шагом, вперед, к свободе!

Оригинал

olena stepova

Дорогие друзья! Автор умеет писать, но не очень умеет себя продавать. Многие новые друзья и подписчики даже не подозревают, что автор- переселенка и во время войны вышли книги: рассказы 'Все будет Украина', сбоник стихов 'Время В...Час В...' и сказки 'Світло рідного дому'. Поэтому огромная просьба помочь автору в рекламе сайта www.stepova.org.ua и распространении книг. А еще сделав заказ или написав Алина Кулик вы можете подарить книгу другу, школе, библиотеке, бойцам в АТО с доставкой. Возможна отправка в любую точку мира и Россию:) Ну, как просветительно-шпийонская работа. Спасибо за помощь и понимание.
Спасибо Всем, кто помог финансово, морально и материально при переезде и обустройстве в новом доме. Кто хочет просто помочь автору переселенке. Карта ПБ 5168 7423 5047 2019 адрес для помощи г. Канев, от.НП 2 Тел 0953038313 или 0975919198 Степанец Елена

Сайт автора Олена Степова
olenastepua@gmail.com
Заказ книги



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:



Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

Выруби ЗомбоЯщик! Смотри видео на FreeRuTube





Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Свободная Россия в Telegram. Присоединяйтесь!


comments powered by HyperComments