Опубликовано: 04.11.2015 22:35

Полицай и мент — враг человека: ОМОН избивает людей в центре Петербурга

polizai ment vrag naroda terror



Как многие уже знают, вчера мы попробовали ответить Сергею Иванову на его заявления об успехах в борьбе с коррупцией в России и распространить брошюру «Истории незаконного обогащения» среди участников Конференции ООН против коррупции, которая проходит в петербургском «Ленэкспо». Просветительская акция продолжалась не более четверти часа, была жестоко прервана сотрудниками полиции и неизвестными лицами в штатском, а закончилась протоколами об административном правонарушении, побоями в отделении полиции и сотрясением мозга.

Конференция ООН проходит в седьмом павильоне «Ленэкспо», который со всех сторон окружен забором. Вход – строго по пропускам, кругом десятки людей охраны и полиции. Единственная возможность пообщаться с участниками конференции – поймать их у входа на территорию выставочного комплекса. Вчера в 17:00 я, активисты Полина Костылева, Алексей Касаткин подошли к центральным воротам перед павильоном и стали раздавать выходящим участникам нашу брошюру. Вместе с нами был фотограф Давид Френкель с бейджем «пресса». Людей из ворот выходило не слишком много, мы успели за несколько минут раздать около тридцати брошюр. Иностранные делегаты брали их с большим интересом, правда, огорчались, что брошюра на русском языке, и придется переводить. Наши соотечественники скептически улыбались, когда слышали о «Фонде борьбы с коррупцией», но тоже брали брошюры и листали.

Фото — Давид Френкель

Через 10 минут после начала вокруг нас забегали охранники выставочного комплекса, полицейские и стали говорить, что ничего раздавать не следует. Я несколько раз спросил у полицейского, который хватал меня за куртку и тащил в сторону, что именно я нарушаю и на каких основаниях раздавать нельзя? Он отходил, консультировался с кем-то по телефону. Затем полицейский вернулся с разъяснением: «Слышь, верблюд, тебе мало не покажется!» Тут же прибежали неизвестные сотрудники в штатском, развели волонтеров в разные стороны. Руками никто не трогал, но окружили так, что невозможно было сделать шаг в сторону. На моих глазах напали на Давида, стали дергать за руки, закрывать объектив камеры.

Через несколько минут меня за рукав схватил полицейский, пугавший верблюдом, и отвел через дорогу в сторону омоновского грузовика «Урал». Причину задержания никто не называл, документы не предъявляли. Позже к грузовику подвели Касаткина, и нас затолкали внутрь кузова. Там находились четверо парней-омоновцев. Я спросил у них причину задержания, в ответ посыпались оскорбления и обвинения в предательстве Родины. Я сел на свободное сиденье, мне сказали встать: «сидеть не положено». Я потребовал соблюдать хоть какие-то приличия и снова сел. Тут же сзади получил глухой удар в область затылка, полетел лицом вперед, трое омоновцев стали бить руками по голове. Касаткин потребовал остановить избиение, на шум пришел кто-то из полицейского начальства, омоновцы оставили нас в покое, взяли несколько брошюр и стали изучать.

Фото — Давид Френкель

Затем дверь кузова снова открылась, и нас перевели в подъехавшую полицейскую газель, посадили в темный багажник без окон и с металлическими стенами. Там уже сидел фотограф. Из-за стены постучала Полина Костылева, ее тоже задержали, но посадили в салон. Так нас привезли в 37 отдел полиции.

Я в очередной раз поинтересовался, за что мы задержаны, что мы нарушили, составлены ли какие-то протоколы. Полицейские были в замешательстве, бегали, ждали указания начальства. Я сидел на скамейке в дежурной части, по очереди выслушивал от входящих сотрудников, что я национал-предатель, служу интересам Америки и т.п. Обо всем этом я писал в твиттер, и через какое-то время в отдел стали звонить журналисты и неравнодушные, интересоваться нашей судьбой. В какой-то момент вышел сотрудник, который сидит на телефоне и сказал, что «кто-то сливает информацию в интернет». Увидели у меня в руках телефон и сказали, что сейчас будут изымать. Я сказал, что пока нет протокола о задержании, никаких изъятий быть не может, тем более без соблюдения всех процедур, приглашения понятых и т.п. Телефон стали выхватывать силой, накинулись четверо сотрудников, я стал стучать в стену, звать на помощь. Меня повалили на пол, били, заломали руки и надели наручники, отняли телефон. Все происходило под видеокамерой, которая установлена в участке.

Полицейские обещали «пригласить на профилактическую беседу» тех самых омоновцев из «Урала». К счастью, первым на беседу приехал депутат Заксобрания Максим Резник, который попал в дежурную часть и потребовал снять с меня наручники. Наручники сняли, я забрал со стола свой телефон, а сотрудники полиции резко преобразились и стали вести себя как шелковые.

Несмотря на то, что к этому моменту не было составлено ни одного рапорта, протокола и вообще какого-либо документа, сотрудники вытащили из моего рюкзака остатки брошюр и стали составлять протокол досмотра и изъятия материалов, с их слов, для проведения экспертизы на экстремизм. Протокол составили, 70 брошюр опечатали, понятые подписались, мне пообещали дать копию, но увели на второй этаж отделения, где стали брать объяснения о случившемся. Остальные ребята все еще сидели в ожидании. Минут 20 я давал объяснения, к этому моменту подготовили протоколы доставления, куда всем под копирку вписали дословно следующее:



«Назойливо приставал к гр-м зарубежных организаций, раздовал им брашуры листовки, непонятного содержания. На замечания не реагировал сотр. полиции. Мешал проходу иностранных делигаций по тротуару. ст. 20.2 КоАПРФ»

Мне предложили забрать копию протокола и ехать домой. Я поинтересовался судьбой изъятых брошюр и хотел получить копию протокола о досмотре и изъятии. На моих глазах его порвали и сказали, что никакого досмотра не было. Тогда я сказал: либо мне отдают брошюры, либо дают копию этого протокола. После перепалок и звонков начальству полицейские достали из помойки уничтоженный протокол и сели переписывать его заново.

Когда я вышел с копией, остальных уже отпустили домой. Кто-то из полицейского начальства доказывал приехавшим членам Общественной наблюдательной комиссии, что никто никого не бил и спецсредств не применял, когда я показал запястья, израненные наручниками, полицейский поменял свою точку зрения: якобы я пытался уничтожить некие документы, поэтому меня пришлось обезвредить. Какие именно документы – он пояснить не смог.

Позже в травмпункте у меня зафиксировали ссадины и кровоподтеки на запястьях, а также поставили диагноз — сотрясение головного мозга. Буду добиваться привлечения полицейских к ответственности. Не скажу, что питаю надежды на успех этого предприятия (наверняка омоновцы из «Урала» как один будут говорить, что меня пальцем не трогали, а камера в отделении полиции именно в эти минуты находилась на профилактике). Но когда активистов, раздающих антикоррупционные брошюры на антикоррупционной же конференции, грубейшим образом задерживают и избивают в полицейском отделе, это уже диагноз не только «борьбе с коррупцией», но и государству в целом.

Федор Горожанко, волонтер кампании #20

Оригинал

Я не знаю, что может лучше характеризовать «борьбу с коррупцией в России», чем то, что только что случилось в Питере.

Там, как я писал, проходит конференция ООН, посвященная их конвенции по борьбе с коррупцией.

А у нас (в ФБК) есть прекрасная брошюра именно на тему этой конвенции и нератифицированной Россией 20-й статьи.

Ну вот активисты питерского ФБК пошли на конференцию, чтобы раздать немного наших прекрасных профильных брошюр, которые, несомненно, должны заинтересовать участников.

Продолжалось это буквально несколько минут. После чего полиция решительно пресекла присутствие антикоррупционных активистов на антикоррупционной конференции.

И даже фотографа замели.

Сейчас Фёдор Горожанко и ещё один активист находятся в отделении полиции, им вменяют статью 19.3, то есть арестовать могут на несколько суток.

Вот, что он рассказал по телефону:

Не так часто ты можешь обратиться к ООН так, чтоб тебя не посчитали психом. Тут как раз такой момент — конференция-то ООН.

И я, и весь ФБК, мы требуем немедленного освобождения задержанных, для задержания не было ни малейших оснований. Мы требуем, чтобы соответствующая секция ООН и организаторы конференции в Санкт-Петербурге выразили своё отношение к действиям властей, препятствующих свободному и законному распространению информации о фактах коррупции.

Оригинал

В Петербурге во вторник задержали активистов, распространявших брошюры Фонда Борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального о незаконном обогащении российских чиновников. Федор Горожанко, Алексей Касаткин и Полина Костылева были задержаны полицейскими около шести часов вечера возле здания, в котором проходит конференция государств-участников конвенции ООН против коррупции. Вместе с ними взяли и фотографа интернет-издания «Йод» Давида Френкеля. Горожанко утверждает, что после того, как задержанных завели в автозак, его избили. Задержанных отвезли в 37-е отделение полиции, где, по словам фотографа «Йода», Федора Горожанко вновь стали избивать, надели на него наручники и отняли телефон.

В 37-е отделение срочно направился депутат Законодательного собрания города Максим Резник, общественным помощником которого является Горожанко. Он сообщил корреспонденту Радио Свобода Виктору Резункову, что полицейские намерены направить брошюру ФБК на экспертизу - для изучения на наличие экстремистских высказываний. Кроме того, Федора Горожанко пытаются обвинить в сопротивлении властям, а также в «раскачивании колонны». «Невозможно представить хрупкого, невысокого роста Федора, раскачивающим огромную колонну выставочного комплекса «Ленэкспо»,- отметил Резник.



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube



comments powered by HyperComments