Аркадий Бабченко: Люди, Вы так умрете от нервного истощения, не дожив до коронавируса!



Я про этот коронавирус уже слышать не могу. Видеть не могу. Читать не могу.

Когда человек слышит про восемьсот умирающих в день в Италии, у него первый вопрос — а сколько вообще человек умирает в день в шестидесятимиллионной стране? Вот, сегодня кто-то докопался до статистики — в день в Италии умирает 1500-1700 человек.

Когда человек слышит, что в Китае смертность была три процента, а в Италии десять, у него первый вопрос — а как считали? Вот, сегодня кто-то докопался — всех умерших с коронавирусом записывали в смерть именно от коронавируса.

То есть, если у вас был рак и коронавирус — вы сейчас автоматом попадаете в графу «коронавирус».

Когда человек, который знает, как выглядит пи*дец, видит «не справляющиеся крематории», в которых умершие лежат в гробах цвета ливанский кедр, он говорит — идите на*уй. Вот просто идите на*уй.

Потому что если у вас на каждого умершего хватает по гробу — вам до пи*деца, как буддистским монахам до бдсм-вечеринки.

Сегодня выясняется, что умерших с коронавирусом вроде как запретили хоронить, только кремировать, а поскольку в Италии кремация вообще очень не в почете и крематории там в принципе рассчитаны на 25 мест, то ясень пень, они не справляются.

Когда человек, который знает, как выглядит пи*дец, видит очередной рассказ очередного врача из Уханя, или очередной медсестры из Ломбардии или кого угодно еще о том, что система медицины рухнула и парализована, и не хватает тестов, масок и костюмов, он говорит — идите на*уй. Потому что если бы система медицины рухнула, все ваши видеоролики были бы совсем не о масках и тестах. Они были бы об освежителях воздуха. Вы бы рассказывали сейчас только об одном. О трупной вони, которую невозможно забыть потом еще лет десять. Об этом сладковатом, прилипающем к коже, как ладони в жаркую погоду к залитой лимонадом клеенке в чебуречной на вокзале, воздухе моргов, которую не заметить и обойти стороной просто невозможно, которая была бы у вас везде, и на первый план у вас вылезли бы не маски, а респираторы, и не гречка, а хлорка и доместос

Пока у вас в магазинах не вынесли все отделы бытовой химии — у вас не пи*дец. У вас еще санаторий. Уж поверьте мне.

Когда был сбит Боинг — не было никаких обрывочных видео, никаких полуконспирологических заявлений врачей и никаких тайных военных колонн, вывозящих тела. Пи*дец был сразу полномасштабный, в сотни камер, в сотни свидетельств и очевидный всем. Не надо было ничего додумывать, доказывать и дообъяснять. Все было понятно. Сразу. На весь мир.

Если в информационную эру случается пи*дец — он будет известен из каждого утюга, в миллионы свидетельств. Утаить его в век интернета невозможно. Никакой карантин не сможет сдержать журналистов, чтобы не разнести пи*дец по всему миру в гигабайтных потоках видео. Вы мимо точно не пройдете. Не переживайте.

Когда я слышу, что проблема в том, как закрыть магазины, я понимаю, что пи*децом и рядом не пахнет. Потому что во время пи*деца нет такой проблемы — работающие магазины. Во время пи*деца проблема ровно противоположная — неработающие магазины. Как сделать так, чтобы накормить людей. А не так, чтобы не пустить их за жратвой.



Когда я слышу про героизм итальянцев, поющих песни на балконе, я, откровенно говоря, неиллюзорно ох*еваю.

Потому что, глядя на мужественных итальянцев, героически поющих песни, я не могу не думать про трусливых продавцов, которые, пожав плечами, каждый божий день выходили на работу и пропускали через себя вот этих мужественных героев тысячами, чтобы накормить их перед тем, как они мужественно запрутся и будут петь песни.

Давайте просто логически подумаем. Каждый из восьми миллиардов человек сходил в магазин. Среди них обязательно были и зараженные. Каждый из зараженных неизбежно контактировал с продавцом, когда еще не были модными социальная дистанция в два метра и чихание в локоть.

Мы сейчас должны иметь горы трупов продавцов.

Ну и?

А вообще, поразительно, конечно, как мир просто влет списал обслуживающий персонал со счета. Извини, братан, нам надо гречки накупить, чтобы потом снимать ролики о том, как мужественно мы поем на балконе — пропусти через себя по несколько тысяч потенциально больных каждый день, а мы про тебя тут же забудем, нам про пи*дец надо рассказывать.

Слава богу, эти люди в основном не читают Фейсбук. А то бы они о*уели бы, конечно, узнав, в каком мужественном мире певцов на балконах они живут.

СРОЧНАЯ НОВОСТЬ!!!! Всемирно известный игрок ногой в мяч сообщил, что у него коронавирус!!!

А то, что в это самое время миллионы курьеров развозят каждому героическому певцу на балконе еду с доставкой на дом, и посещают в день по несколько десятков этих запершихся квартир — ну оно как бы и хер с ними, с этими курьерами. С курьерами, продавцами, водителями, дворниками и всем прочим обслуживающим персоналом, как делавшим свою работу, так и продолжающим её делать. Это какой-то другой мир. В котором морлоки в масках пашут с утра до вечера в этом мрачном городе, обеспечивая пищей нас, поющих элоев просвещенного фейсбука.

Герберт Уэллс — вот кто был настоящий Дед Ванга.

Таки, бл*дь, этот его мир настал.

Какое-то просто фантастическое лицемерие мне во всем этом кажется, нет?

И, опять же, сейчас должны быть горы трупов обслуживающего персонала, неизбежно контактирующего с зараженными.
Ну и?

Кстати, у меня вопрос. Коллеги. СМИ. Скажите. А когда вы пишете вот эти вот заголовки со словом «Срочно» и вот этой вот молнией на картинке — вы это делаете чтобы что? «Срочно! В Житомире обнаружен новый случай коронавируса!» Скажите — вот, бл*дь, чего вы ждете от нас после этого своего сообщения? Ааааа! Боже мой! В Житомире новый случай коронавируса! Срочно! Вскакиваем! Бежим! Мотоциклеты с пулеметами! Вертолеты с сантиайзером! Билет на атолл в Тихом Океане! Несите огнеметы! И спирт!

Вы такой реакции от нас ждете, я так понимаю?

Или что?

Когда Фейсбук заявляет, что опять поймал Россию на том, что она разгоняла фейки и панику в других странах про пандемию — я понимаю, зачем она это делала.

Но зачем это в своей стране делаете вы?

За последние несколько дней заразились — Том Хэнкс, Ольга Курилинко, Пласидо Доминго, Ангела Меркель и пара депутатов в Раде. Из чего мы можем сделать вывод, что вирус — уже везде. Он уже в каждом уголке. В Австралии, в Голливуде, в Бундестаге, в Ла Скала и на Банковой.

Из той истерики, которая последние пару недель льется на нас из Италии, мы можем сделать вывод — раз Италия теперь везде по миру, то и везде по миру крематории должны быть завалены телами, военные должны вывозить гробы, люди должны падать в метро, как это мы видели в каких-то обрывочных роликах из Уханя, и что-то завернутое в белые мешки должно лежать десятками у каждого подъезда, как это мы видели в таких же обрывочных роликах из Уханя.

Ну так и?

В интернете нет больше вообще ничего, кроме коронавируса. Топ новостей — про коронавирус и карантин. В фейсбуке сплошным потоком про коронавирус, маски, тесты, крематории и пи*дец. В головах — двухнедельное взбитое паникой до состояния заварного крема ожидание пи*деца и смертей, смертей смертей.

Люди. У вас е*аный психоз. Успокойтесь уже. Возьмите себя в руки.

Вы так умрете от нервного истощения, не дожив до коронавируса.

Апокалипсис пропустите.

Да, нужно соблюдать меры предосторожности. Да, нужно минимизировать контакты. Да, нужно себя самоограничить. Да, самое главное для нас сейчас — не перезаражать наши группы риска и сберечь своих стариков.

Но, бл*дь, от вашего е*анного психоза устал даже я.

А уж я-то на что привычен. Казалось бы.

Будет ли пи*дец потом? Я не знаю. Мне кажется это менее вероятным вариантом развития событий. Но я не спец. Я не знаю. Может быть, и будет.

Но зачем его разгонять-то заранее? Уже сейчас?

Замолчите на*уй уже со своей паникой, бл*ать.

Сядьте. Выдохните. И запостите мне котика, наконец.

Уже хоть кто-нибудь.

Фух. Высказался.

В рамках проекта «Истерия без посредников»

Аркадий Бабченко

Третий день черпаю апокалипсис половником через край и не могу насытиться. Пустой транспорт избыточен, но его никто не отменяет. Более того, проезд сделали бесплатным, отгородив водителей и отменив контроллеров.

Мертвый город совершенно инфернально выглядит в сумерках, при тяжелом облачном красно-свинцовом закате. Центр пуст. Ни одного человека. Редкий прохожий мелькнет вдалеке из проулка в проулок между домами с потухшими вывесками и закрытыми ставнями. В стилизованном под средневековый замок ресторане, куда мы пошли отметить мой день рожденья, мы были единственными посетителями. Перед нами выстроились зазывала в костюме пажа, метрдотель, официант. За массивным дубовым столом с королевским троном это выглядело особо забавно.

В старом городе единственный оставшийся в живых пивняк манит через пустую площадь тускловатым огоньком газового светильника. Не знаю, специально они это пламя зажгли, или так было всегда, но ощущение чумы в средневековом Лондоне полное. Никого. Единственный путник, чужестранец, сижу за столом, пью пиво и наслаждаюсь безлюдием.

Уставший от одиночества зазывала треплется о всякой фигне. Бездумно киваю, думая о том, что надо купить чумной костюм с птичьим носом и пройти по площади с факелом и кадилом, звеня в колокольчик. Кто-то должен это сделать. Арт-сюр должен быть полным. Какую там голую мошонку к брусчатке. Вот где настоящий перформанс. Истинное искусство.

В магазинах дикие скидки. Пошел за лимоном, принес две полные сумки. Утка вместо семи евро — два. Ну какой нормальный человек устоит. Впервые в жизни купил хамон. Отродясь не ел, покупать свинину по восемьдесят евро за килограмм было выше моего понимания, а тут посмотрел на ценник, и просто не смог сдержать руку. Сидим теперь, жрем хамон. Хрен его знает, что делать с этой уткой еще.

Впрочем, народ начинает отдуплять и тоже потихоньку выползает на улицы. Если три дня назад реально не было никого, то теперь люди уже появляются. Жаль. Хотелось бы еще побыть в мире моих любимых зомби-фильмов.

Рай социофоба, полтора года прожившего в бункере после покушения и внезапно поменявшегося с обществом местами. Ну, как вам на моем месте? Мне на месте опустевшего общества нравится.

Неприкаянный наблюдатель в чужой жизни, чужой эпохе, чужом месте. Если бы «Трудно быть Богом» написал Эдгар По.
Это просто какое-то фантастическое время.

А можно, чтоб карантин был всегда?

Аркадий Бабченко



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:



Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

Выруби ЗомбоЯщик! Смотри видео на FreeRuTube




Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Свободная Россия в Telegram. Присоединяйтесь!