1. Главная
  2. Россия
  3. Политические убийства
  4. Вся правда об отравлении Навального: Новые факты преступлений Путина и ФСБ


Вся правда об отравлении Навального: Новые факты преступлений Путина и ФСБ

Вся правда об отравлении Навального

Десять месяцев назад Алексея Навального пытались убить. С тех пор произошло много всего: было установлено, что его хотели отравить боевым химическим оружием «Новичок», это подтвердили и признали несколько десятков стран и международных организаций, а российские чиновники в ответ придумала множество альтернативных версий, чтобы скрыть очевидное. Все это время мы внимательно следили за происходящим, судились, собирали документы и расследовали. И нам удалось узнать много нового. Теперь мы готовы это показать.

Почти десять месяцев назад произошло событие, которое навсегда останется в российской истории. Оно разделило правление Путина на до и после. Событие это вы отлично знаете: президент России приказал отравить своего главного политического оппонента запрещенным химическим оружием — «Новичком».

За прошедшие с тех пор месяцы мы слышали очень много версий и заявлений. Эти заявления менялись, накладывались одно на другое, противоречили друг другу, но поток их не иссякал. Отравления не было. Навальный отравился сам. Навального отравили соратники. Навального отравили западные спецслужбы. Немецкие партнеры не предоставляют нам биоматериалы. Это все провокация.

Тут возникает логичный вопрос. Согласитесь, странная ситуация: пять десятков стран, ООН, ОЗХО, ПАСЕ (членами которых Россия является) признали факт отравления Навального «Новичком». И только одна страна, та самая, которую обвиняют в этом отравлении, его отрицает. Даже у самого предвзятого человека здесь возникают сомнения: возможно, тут что-то не так. Как получилось, что весь мир говорит одно, а Россия другое? Заговор? Самая большая в истории антироссийская кампания? Может быть, стоит поверить российским чиновникам, что все не так однозначно?

Нет. Именно так. Все десять месяцев, прошедших с отравления, мы внимательно следили за ситуацией, собирали документы, судились, подавали жалобы и, конечно же, расследовали. Нам удалось найти много нового, многое удалось доказать. Все это мы покажем вам и, надеемся, окончательно ответим на все вопросы.

Если вы следите за федеральным эфиром, то знаете: основная мысль, которую транслируют государственные СМИ, — это то, что «факт отравления Навального не доказан». «Дайте нам доказательства, и мы будем расследовать». «Мы хотим докопаться до правды, но нам мешают — немцы, американцы». Это ключевая позиция, на которой все держится. Множатся версии, выдвигаются обвинения. Было отравление или нет — это как будто открытый вопрос.

Мы со всей уверенностью заявляем, что российские власти знают и всегда знали, что Навального отравили боевым отравляющим веществом. И знают об этом не только те, кто непосредственно был вовлечен в спецоперацию по убийству, а вообще все. Знает ФСБ — от региональных спецслужбистов до генералов и Бортникова. Знает полиция, которая заметала следы этого преступления или просто бездействовала. Знают суды, вынесшие десятки незаконных решений и отказов. Знает МИД, который сейчас осознанно вводит в заблуждение весь мир. И пропагандисты знают — и много месяцев врут с экранов, прекрасно понимая, что покрывают убийцу.

Настоящий диагноз Навального был известен с самого начала. И зная точно, что произошло, министерства и ведомства, чиновники, дипломаты и сам Путин запустили всю мощь государственной машины, чтобы это скрыть. Но у них ничего не получилось.

Медицинские документы

У каждого человека есть право ознакомиться со своими медицинскими документами. Вы ходили в поликлинику или лежали в больнице, вас лечили — ну конечно, потом вы можете пойти и попросить свою папочку. Что проверяли, какие результаты, какой диагноз. У Алексея Навального такое право тоже есть.

Навальный был госпитализирован в Омске. На реанимации его довезли из аэропорта в БСМП-1 — больницу скорой помощи. Там он провел двое суток, его там лечили, делали первые и самые важные анализы, устанавливали причину, по которой он оказался в коме. Там сохранились ценнейшие медицинские документы. Их должны были отдать при выписке, то есть 22 августа, перед погрузкой в медицинский самолет. Но ничего не дали.

Наши попытки достать эти документы начались сразу после того, как Навальный пришел в сознание. Мы обращались много раз — и ничего, тишина, запросы просто игнорировались.

А потом, 2 ноября, наши юристы Иван Жданов и Вячеслав Гимади просто поехали в омскую больницу. Без приглашения и предупреждения.

Эффект неожиданности сыграл свою роль. Сначала наши юристы поговорили с руководством больницы, и им сказали, что медкарта в архиве, ее выдадут, но потом, попозже, через недельку, когда обсудят с главным врачом и достанут из архива — такая процедура, сами понимаете. Иван и Слава не удовлетворились таким ответом, сами пошли в этот самый архив и попросили выдать им медкарту. В их руках было самое мощное оружие из доступных. Они сказали, что все согласовано с начальством. Добро получено. И благодаря волшебной фразе, паролю, который открывает в России все двери, им разрешили сфотографировать все, что было в архивах на тот день. Таким образом у нас оказалась копии всех медицинских документов Навального, хранившихся в омской больнице. И никто до сегодняшнего дня не знал, что они у нас есть.

Через месяц нам выдали ту же самую медкарту, но уже официально. Главврач в присутствии нотариуса торжественно передал документы. «Держите, нам нечего скрывать».

Как же мы удивились, когда обнаружили, что эти два комплекта документов отличаются друг от друга. Полученная нами официально медкарта была отредактирована, исправлена, и из нее пропали ключевые документы.

Давайте разбираться. Мы составили таблицу несоответствий, чтобы точно знать, что было добавлено в официальную версию, а что удалено из неофициальной.

Мы попросили трех независимых высококвалифицированных российских докторов решить этот медицинский ребус — догадаться, зачем все эти манипуляции были проведены. В чем их логика.

Большинство изменений незначительные. Странно, что они вообще были, ведь медкарта давно в архиве, она уже должна быть в идеальном финальном состоянии. В обеих версиях, по мнению врачей, и так достаточно данных, чтобы с полной уверенностью ставить диагноз — отравление фосфорорганикой. Все выводы про обмен веществ, панкреатит и прочие естественные нарушения здоровья — абсурдны. Непонятно даже, почему они рассматриваются. Но самое важное другое. В версии, которую нам выдали официально, не хватает одного очень важного документа. Вот он:

Это биохимический анализ крови Навального из НИИ Склифосовского. Омские жулики просто выкинули его, спрятали от нас, как будто его никогда не было. А он был, и в нем зафиксировано критическое снижение уровня холинэстеразы. Что вместе с другими симптомами, описанными в медкарте, подтверждает диагноз отравления ингибиторами холинэстеразы в 100% случаев.

Дата анализа — 25 августа 2020 года. То есть после выписки Алексея и на следующий день после того, как клиника «Шарите» заявила, что Навальный был отравлен, российские специалисты провели точно такое же исследование. И нашли то же самое. Подшили в историю болезни, послали в Омск, наверняка уведомили Минздрав, спецслужбы и всех, кого можно уведомить. С оговоркой, что немцы потом установили конкретное вещество — «Новичок», клиническая картина перед российскими и немецкими докторами была одинаковая — отравление.

Чтобы еще раз оценить степень наглости, вранья и желания выслужиться, посмотрите эту фотографию, это съемка от ноября (полностью видео можно посмотреть в нашем ролике). Это главный токсиколог больницы и Омской области Александр Сабаев держит в руках августовские анализы Навального из «Склифа».

Этот тот самый человек, который многократно, несколько месяцев подряд, не моргнув глазом, всех уверял, что он исключает отравление Навального. Что это нарушение обмена веществ. Именно Сабаев говорил, что Навальный впал в кому потому, что переутомился, или перепил, или перегрелся, или потому что просто не позавтракал. Он говорил эти слова 4 сентября, то есть к этому моменту анализы из Склифосовского, показывающие критическое снижение холинэстеразы, у него были уже две недели.

Таким образом, мы утверждаем:

Первое. Медицинские документы Навального были сфальсифицированы при выдаче с целью скрыть реальную картину. И у нас есть доказательство этой фальсификации.

Второе. Прямо сейчас в Омске лежит достаточно материалов: анализов, записей, результатов исследований, — чтобы поставить однозначный диагноз: отравление фосфорорганическим веществом. Эти анализы были сделаны российскими специалистами, в российских лабораториях, на биоматериалах, взятых у Навального, пока он был в Омске. И ничего другого, буквально ни одной другой бумажки не нужно, чтобы возбудить уголовное дело.

Вещественные доказательства

Медицинские документы — далеко не единственное доказательство отравления Навального, которым располагает Россия.

Во-первых, записи с камер видеонаблюдения из гостиницы. Где они? Это первое и самое простое, чем должна была бы заинтересоваться томская полиция. Если вы хотите проверить сообщение о преступлении, то вы смотрите, что в это время происходило в гостинице. Но записи волшебным образом пропали. Пропагандистам передавали какие угодно эксклюзивы: съемку наружного наблюдения, данные с уличных камер, медицинские документы — все что угодно, но не видео из гостиницы. Нам рассказывали, что Навальный пил, принимал наркотики, был не один в номере. Камеры видеонаблюдения, а их в коридоре перед номером Навального было несколько, содержат ответы на все возможные вопросы. Где записи?

И еще одна очевидная тема, которая обделена вниманием. А где одежда Навального? Та одежда, в которой он был в самолете, когда ему стало плохо? Эта тема как будто исчезла из повестки, что странно — ведь эта одежда может быть ключевым доказательством отправления. Или инсценировки, о которой рассказывают власти.

Одежду Алексея в день отравления забрала омская транспортная полиция. Они пришли в больницу, составили протокол, опись вещей, которые они забирают.

21 сентября Алексей Навальный потребовал свою одежду вернуть. Юристы отправили ходатайство: срок доследственной проверки истек, возвращайте. Нам не отвечали, мы судились, и так много раз подряд. Нам говорили, что идет проверка, одежду отдать не могут. Сейчас проверка закончена, одежду по закону ОБЯЗАНЫ отдать. Но не отдают. Она пропала. Странно, да?

Ответ на вопрос, что происходит, нам даст сотрудник ФСБ, Константин Борисович Кудрявцев. Рано утром, 14 декабря, мы позвонили ему на мобильный. С помощью специальной программы мы подменили номер так, чтобы казалось, что звонят с городского номера приемной ФСБ. Алексей Навальный представился Устиновым Максимом Сергеевичем, помощником секретаря совбеза Патрушева. Такого человека не существует. Но Кудрявцев отчитался перед большим начальством, за 50 минут так и не поняв, что говорит с Навальным. Мы не знали этого в начале разговора, но Кудрявцев сам рассказал, что его работа — скрывать следы отравления. Он абсолютно четко объясняет, что он сделал:

Навальный: Так. У меня по-прежнему остались вопросы. Во-первых, вещи где? Что с вещами?

Кудрявцев: Что с вещами?

Навальный: Ну, навальновские вещи где?

Кудрявцев: Были, ну… Я их крайний раз видел в Омске в самом. Оставили там. Мы там ездили, работали.

Навальный: Давайте подробнее про вещи. На них было что-то? Коробка. То есть что-то там нашли на ней? Что с этим делали конкретно?

Кудрявцев: Ну, мы же два раза ездили.

Навальный: Угу.

Кудрявцев: Первый раз пакет был. Обычный.

Навальный: Ага.

Кудрявцев: Пакет там с печатями, там все… Там разорванный весь был. Там были вещи. Они мокрые какие-то были. Были вещи, соответственно, то, что было там… костюм там, эти трусы, носки там, маска. Футболка, соответственно, да.

Навальный: Так, и какую процедуры вы реализовали? Что делали с этим? Чтобы я сообщил.

Кудрявцев: Обработку делали.

Разорванный пакет. Мокрые вещи. Трусы, носки, футболка, маска — говорит Кудрявцев. Смотрим в протокол изъятия:

Вскрытый пакет. Футболка. Трусы. Носки. Маска. Вещи ВЛАЖНЫЕ. То есть вообще не остается никаких сомнений, что Кудрявцев описывает именно тот самый пакет с вещами, который был у полиции. Вспоминаем их разговор с Алексеем дальше:

Навальный: Что тогда конкретно делали, объясните?

Кудрявцев: Ну, замывали, обрабатывали растворами. Чтобы они не это… ну, там… как сказать-то. Ну, обрабатывали. Чтобы не было следов, там, ничего такого.

Навальный: Все вещи обрабатывали?

Кудрявцев: Нет, сначала не все. Сначала, там, основные. Костюм там, трусы. Вот это все. (неразборчиво) Когда коробку принесли, мы уже… почти… ну все, все обрабатывали в последний раз.

Итак. Константин Кудрявцев дважды летал в Омск, чтобы обработать там одежду Навального растворами. Замыть, как он говорит. Чтобы не было следов. Он точно знает, что было в пакете с вещами. Объясняет детально до такой степени, что мы узнаём, как именно он обрабатывал швы одежды:

Навальный: Хорошо, а скажите мне, какой предмет одежды… На какой предмет одежды главный был акцент? У нас самый рискованный, в теории, предмет одежды какой?

Кудрявцев: Ну, трусы.

Навальный: Трусы.

Кудрявцев: (неразборчиво)

Навальный: Что-что?

Кудрявцев: Рискованный в каком плане?

Навальный: Ну, где могла быть максимальная концентрация.

Кудрявцев: Ну, трусы.

Навальный: В каком месте трусов… Это внутренний шов, наружный шов, прилегающий куда? Потому что у меня тут по этому поводу блок вопросов. Я это с Макшаковым буду обсуждать, но мне нужна ваша информация тоже.

Кудрявцев: Ну, по внутренним работали. Ну, по крайней мере, там обработка была.

Навальный: Ну вот представляете себе трусы? Да? И в каком месте есть самая…

Кудрявцев: (неразборчиво) Это где паховая часть.

Навальный: В паховой части трусов?

Кудрявцев: Ну, гульфик так называемый… Там швы такие есть, вот по швам…

Навальный: Так, погодите, это важно, сейчас, секунду. Кто передал информацию о том, что должна быть обработана гульфиковая часть трусов?

Кудрявцев: Я предполагаю. Сказали работать по трусам, по внутренней части.

Мы узнали, что одежду Навального замывали, чистили особым образом, чтобы нельзя было найти следы «Новичка». И делал это сотрудник ФСБ. А вот дальше он объясняет, где он эту одежду взял и куда она делась:

Навальный: Так и конкретно что с ними произошло, с вещами с этими?

Кудрявцев: А, конечный пункт нахождения их?

Навальный: Да.

Кудрявцев: Ну, конечный пункт нахождения их — я без понятия. Могу, знаете, что сказать? Мы, когда приехали, нам дали их… привезли местные ребята, омские, вот. С этой полиции… как она?

Навальный: Транспортной. Ага.

Кудрявцев: Да, да. Нам от них отдали коробку.

Навальный: Ага.

Кудрявцев: Мы с коробкой поработали, соответственно. И вернули все ребятам, ну, местным. А местный начальник… в принципе, у меня его телефон есть, если надо могу дать.

Навальный: Да, давайте. Запишу.

Кудрявцев: Вот он эту коробку… Я ему сказал, чтобы он вернул назад. Скорее всего, он отдал ее этим ребятам, с транспортной полиции.

То есть одежду Кудрявцеву выдала транспортная полиция. И забрала после обработки транспортная полиция. Та самая полиция, которая и расследовала отравление. Которая потом проводила экспертизу этих вещей. Они сами, как курьерская служба, отвезли и забрали вещи с обработки. А потом никаких следов яда на них не нашли. Интересно почему.

Читайте также:  Эдуард Лимонов: Убийство по-голландски

Отдел ФСБ по политическим убийствам

Мы установили факт подмены медицинских документов, мы знаем, что настоящий диагноз Навального был известен с самого начала. У нас есть пропавшие личные вещи, которые отказываются возвращать. У нас есть подробный рассказ сотрудника ФСБ, который эти вещи очищал от следов химоружия. Этого более чем достаточно, чтобы понять: нет здесь пространства для интерпретации — Навального отравили, и надо расследовать, кто это сделал. Но российские правоохранительные органы этим почему-то не занимаются.

Нас это не остановило — как вы знаете, мы провели собственное расследование. 14 декабря на канале Навального вышло 50-минутное видео, результаты совместной работы издания Беллингкэт, нас, Шпигеля и CNN. Если вы не смотрели или забыли детали, пересмотрите, потому что сейчас будут новые подробности.

Мы тогда самым дотошным образом рассказали о группе сотрудников ФСБ из Института криминалистики, которые несколько лет, с 2017 года, ездят за Алексеем, куда бы он ни направлялся. Рабочие поездки, семейные — они следовали за Навальным везде и, в том числе, поехали за ним в августе в Томск. Мы показали их лица, назвали их должности и имена — настоящие и поддельные.

Прошло несколько месяцев, и теперь мы понимаем: в этом видео была допущена ключевая ошибка. Прямо в названии. Тогда мы знали не всех, кто пытался отравить Навального. И не понимали полностью, как работает эта система. Да что там, мы даже не знали, что это система.

Провал спецоперации по отравлению Навального пролил свет на давно действующий секретный отдел ФСБ — отдел по политическим убийствам, который буквально занимается казнями. Регулярно. Расправляется над неугодными режиму людьми. Многие из них вам хорошо знакомы.

Посмотрите еще раз на эту знаменитую картинку.

Это сотрудники ФСБ, которых мы обнаружили в декабре 2020 года, сопоставив данные об их перелетах, телефонных разговорах и геолокации их мобильных устройств. Больше 30 раз в разных комбинациях эти люди ездили с Навальным, в точности повторяя его даже самые сложные маршруты.

И как мы знаем из рассказа ФСБ-шника Кудрявцева, каждый раз они специально летали другими близкими по времени рейсы, меняли одежду, отключали камеры, делали все, чтобы остаться незамеченными.

Но мы нашли не всех людей. И не поняли сразу всю схему их работы. Нам очень не хватало одного важного персонажа: Валерия Николаевича Сухарева, высокопоставленного сотрудника ФСБ. Он ездил по России с Навальным минимум 15 раз.

Список передвижений Сухарева в 2017-м году. Синим отмечены совпадения с маршрутами Навального во время его президентской кампании. Сухарев путешествовал по фальшивым документам на имя Николая Горохова.

В двухнедельный период до и после отравления Алексея Навального Сухарев непрерывно разговаривал по телефону с уже известной нам бригадой отравителей. С координатором спецоперации Олегом Таякиным он говорил 47 раз. 11 раз звонил Макшакову, десятки раз говорил с Александровым, Осиповым и Кудрявцевым.

Проанализированные данные телефонных разговоров сотрудников ФСБ с Сухаревым (предоставлено Bellingcat)

То есть этот Сухарев оказался важнейшим членом команды убийц, но поначалу мы его не заметили — не знали псевдоним, думали, это кто-то незначительный. Точно так же мы не понимали, что он не часть команды из Института криминалистики (где состоят все показанные нами отравители), он работает в Службе по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ. В управлении по защите конституционного строя. Подробнее про эту службу можно почитать тут.

Наш список причастных к отравлению Навального надо разделить на две части. Это люди из двух разных ведомств, которые взаимодействуют друг с другом. Часть работает в Институте криминалистики ФСБ, а часть в этом управлении по защите конституционного строя — для простоты будем называть «УЗКС».

УЗКС абсолютно официально занимается политическими делами — это следует и из названия: защита конституционного строя. Они, что называется, сопровождают, следят за деятельностью всяких радикальных групп, экстремистов, которые представляют угрозу для безопасности государства. Такое несложно представить: какая-нибудь подпольная группа под радикальными лозунгами решает устроить теракт, или убить кого-то, или захватить заложников. Надо с таким бороться? Надо. Но это не то, что происходит на самом деле.

На самом деле внутри этого управления есть еще один тайный отдел, который занимается убийствами. В зависимости от того, каким именно способом они хотят убить человека (застрелить, выбросить из окна или отравить), они находят нужных исполнителей. Потому что нельзя врагов режима всегда убивать одинаково — это слишком очевидно.



В случае отправлений Управление по защите конституционного строя использует Институт криминалистики ФСБ, под крышей которого существует подпольная лаборатория по работе с химическим оружием. За «Новичок» отвечают именно они.

Вы наверняка сейчас подумали: ну, это уже сказки. Не может быть у государства специального отдела по убийству неугодных граждан. Чтобы доказать вам, что может, мы покажем вам, как действовал этот отдел в других случаях.

Врагом России и угрозой конституционному строю в какой-то момент посчитали Владимира Кара-Мурзу — общественного деятеля, политика, журналиста. За что? Каким образом этот человек может навредить Путину? Кара-Мурза лоббировал санкции против чиновников. Список Магнитского.

Владимира Кара-Мурзу пытались убить два раза, оба раза — отравление. На протяжении нескольких недель до покушений команда отравителей из Института криминалистики вместе с командой из секретного отдела Управления по защите конституционного строя ездили за ним по России. Точно так же, как за Навальным. Те же самые люди. Кудрявцев, с которым мы говорили по телефону, сопровождал Кара-Мурзу трижды. Были сделаны две попытки отравить его — в 2015 и 2017. Кара-Мурза выжил.

По неизвестным нам причинам в список угроз российской государственности попал лидер движения «Новая Россия» Никита Исаев. Исаев не был каким-то заметным или даже оппозиционным деятелем. Постоянно ходил на телешоу, казался умеренным системным критиком режима. До сих пор непонятно, почему его решили убить. Но решили.

Минимум в 7 поездках за Исаевым ездили отравители. Сочи, Магнитогорск, Нижний Новгород. Сохранялась та же «двойная» система: во-первых, знакомая нам команда из Института криминалистики — Александров, Осипов (они же были и в Томске с Навальным) и команда из Управления защиты конституционного строя. От УЗКС за Исаевым ездил тот же человек, что и за Кара-Мурзой, но, в отличие от Кара-Мурзы, Исаева удалось убить. Он был в поезде и умер до того, как к следующей станции успели доехать врачи.

Однако отдел убийств УЗКС не ограничивается политиками. Они расправляются с любым человеком, который, по их мнению, опасен для государственного строя. Те же самые люди, которые участвовали в отравлении Навального, пытались убить писателя и поэта Дмитрия Быкова.

Дмитрию Быкову стало плохо в апреле 2019. Тогда никто не заметил, да что там — сам Быков не был уверен, травили его или нет. Мало ли, может просто со здоровьем стало плохо.

Несмотря на отсутствие официального диагноза, врачи рассказали Быкову, что скорее всего от был отравлен. Но чем, где и как, до вчерашнего дня было неизвестно.

А вчера издания Bellingcat и The Insider опубликовали совместное расследование об отравлении Быкова. Журналисты выяснили, что на протяжении года за поэтом следили те же самые сотрудники ФСБ, что и за Навальным. Они же сопровождали Быкова в апреле 2019 года в Новосибирск, где Быков гастролировал со своими литературными лекциями.

Паняев и Осипов нашим читателям хорошо знакомы, а за псевдонимом «Горохов» скрывается Валерий Сухарев из УЗКС.

Как установило расследователи, скорее всего, в один из дней, когда Быков долго отсутствовал в своем номере в гостинице Domina, его одежда была обработана боевым отравляющим веществом. Через пару дней Быков надел что-то из своих вещей, и ему вскоре стало плохо. Симптомы полностью совпадали с симптомами отправленного Новичком Навального. Совпадало и то, как на эти события отреагировали власти. Быкова тоже отказывались транспортировать в больницу в Москве, его медицинские данные и диагноз скрывались.

«Где ваши доказательства?!»

Отравление Навального и его последствия — это, наверное, самый большой кризис российских спецслужб за всю их историю. Не Солсбери, не Литвиненко, не сбитый «Боинг». Это самый масштабный скандал, который абсолютно точно войдет в учебники истории. Они попытались убить Навального, а в результате выяснилось, что под вывеской «защиты конституционного строя» в государственном ведомстве, на деньги налогоплательщиков работают убийцы. Они убивают не каких-то там шпионов или террористов, они убивают российских граждан на территории России. Это по-настоящему страшно. Мы видим, что в список угроз режиму может попасть кто угодно — хоть лидер оппозиции, хоть региональный журналист, хоть поэт. Если ты не поддерживаешь Путина, если ты не славишь его при каждой возможности — российские спецслужбы могут решить, что тебя нужно убить. Это факт, с которым теперь нам всем придется жить.

Читайте также:  Инсценировка Смоленской "катастрофы"

И если до нас это осознание доходит постепенно, мы только сейчас начинаем понимать весь масштаб происходящего, то для представителей власти, чиновников, особенно для таких высокопоставленных, как Лавров, или Володин, или уж тем более директор СВР Нарышкин, это не открытие. Они не могут не знать про секретный отдел казней в ФСБ и про то, что личных врагов Путина убивают спецслужбы. И они делают осознанный выбор — все равно поддерживать Путина. Делать все, чтобы путинский режим продлился вечно.

В случае с отравлением Навального борьба по спасению Путина идет по двум фронтам. Стратегия посредственная, но хорошо отработанная. С одной стороны — говорить, что доказательств нет и это не наша вина, враги нам мешают разобраться. А с другой, это тоже очень важно, одновременно выдвигать миллион альтернативных версий, создавать какие-то параллельные реальности, где с Навальным могло произойти все что угодно. На что хватит фантазии.

И первая часть: требование доказательств, которых у России якобы нет, возмущает особенно. Мы только что разобрали доказательство за доказательством, факт за фактом. Неужели в МИДе, например, не знают этого? Кто поверит, что Лаврову неизвестно, что произошло с Навальным? Конечно, известно. Поэтому они просто собираются с силами и начинают врать. Бессовестно, нагло, откровенно. Иначе путинская система не устоит. А нет Путина — нет и всех их. Расчет тут простой — если много врать, кто-нибудь обязательно поверит.

Германия

Доказательств в первую очередь требуют от Германии. Это рассчитано на то, чтобы человек, не погруженный в тему, задумался — нас обманывают? Западные партнеры что-то скрывают? России так нужны доказательства, почему их просто не дать? Создается ощущение, что нас обижают, ущемляют, не дают чего-то, что нам положено.

Это полностью выдуманная конструкция.

Германия не расследовала отравление Навального. Они не знают и по определению не могут знать обстоятельств этого дела. Преступление произошло на территории Российской Федерации. Немецкой полиции не было в Томске. Немецкие спецслужбы не осматривали место преступления. Они не имеют никакого отношения к этому делу, кроме того, что в их страну был эвакуирован человек в коме, они сделали анализы и нашли в крови «Новичок». Это все, что знает Германия. И она это говорит!

Обратите внимание на этот трюк. Лавров и МИД постоянно ссылаются на какие-то обязательства Германии (и других стран) предоставить материалы по запросу российской стороны. Генпрокуратура вообще утверждает, что Германия полностью нарушает конвенцию о взаимной правовой помощи.

А теперь давайте посмотрим эту конвенцию.

Достаточно прочитать название, и все станет понятно. «Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам». Этот механизм работает, только когда запрашивающая сторона возбудила уголовное дело и ведет расследование. Россия не возбуждала уголовного дела по отравлению Навального. То есть все эти громкие заявления, инсинуации и едкие комментарии в сторону Германии не основаны ни на чем. Германия не может расследовать преступление, совершенное на территории России, и уж тем более не может предоставлять какие-то доказательства.

Прекрасно понимая несостоятельность и абсурдность своих просьб, российские власти все равно продолжают требовать. Генпрокуратура еще осенью отправила четыре запроса — мы требуем, чтобы вы, немцы, предоставили нам список хронических заболеваний Навального, ответили, есть ли у него сахарный диабет, какой у него уровень глюкозы и кетоновых тел. Прокуратура требует предоставить копии судмедэкспертиз, взять у него образцы биоматериалов и отправить в Россию, допросить докторов из самолета, из «Шарите», допросить главу отдела расследований ФБК Марию Певчих, самого Навального, Юлю Навальную. Они направили 15 процессуальных требований, прекрасно зная, что Германия не обязана предоставлять им ничего. Это сделано просто для того, чтобы потом по российскому телевидению рассказывать: немцы от нас что-то скрывают. Генпрокуратура буквально так и пишет: Германия скрывает истинные обстоятельств произошедшего.

Еще по телевизору рассказывают, что сомневаются сами немцы! И это тоже часть большой кампании, направленной на то, чтобы сеять недоверие.

В немецком парламенте есть несколько карманных прокремлевских депутатов. Это такие лево- и праворадикальные политики, которые выполняют особо ценные внешнеполитические задачи Кремля. Для имиджа, для последующих громких заголовков — съездить в Крым, защитить Путина. В случае с отравлением Навального эта мини-дивизия развернулась на полную мощь, и поэтому важно о ней упомянуть. Они направляют правительству Германии однотипные запросы: а кто летел в самолете с Навальным? А точно нашли «Новичок» или все-таки вещество, похожее на «Новичок»? А на одной бутылке или двух? А кто привез? Вот пара примеров:

Законным ли образом на территории Германии попали предметы со следами Новичка, и если да, то как именно? Ссылка.

Почему федеральное правительство не исключает вероятности того, что Алексей Навальный впервые вступил в контакт с бутылкой только на борту самолета из Омска в Берлин? Ссылка

Депутат Хайне Хензель (Левые): Какие последствия для германо-российских дипломатических отношений видит правительство после того, что Навальный снял на студии Black Forest свой фильм «Дворец для Путина», призывающий к беспорядкам в России, на деньги американской продюсерской компании из Лос-Анжелеса?

Правительство Германии вынуждено отвечать на эти вопросы, а послушные депутаты отправляют информацию в «Рашу Тудей» и МИД еще до ее официальной публикации. Очевидно, содержание таких карманных депутатов обходится российскому бюджету недешево. Но чего не сделаешь, ради заголовков?

ОЗХО

С не меньшей яростью Россия требует доказательств от ОЗХО. Те, кто смотрит телевизор, точно знают: ОЗХО нас тоже обманывает, жульничает, тоже что-то скрывает и не выдает России данных, которые ей положены.

Это вранье. Полностью — от и до.

Организация по запрещению химического оружия — это международная структура, в которую входят 193 страны, в том числе Россия. Не просто входит даже. Россия стояла у истоков ОЗХО, в числе первых подписала конвенцию по запрету химоружия, на базе которой возникла эта организация. То есть это не какое-то отдельное внешнее иностранное ведомство — мы часть ОЗХО.

Смысл этой организации в том, что она независима. Эксперты ОЗХО, так называемый Технический секретариат, не представляет интересы никакой конкретной страны, они представляют интересы всей организации в целом. Механизм работает следующим образом. Любая страна-член организации, если ей нужно что-то расследовать, запрашивает Технический секретариат. Приезжайте, сами забирайте пробы, делайте свои исследования и анализы в собственных лабораториях — разбирайтесь. Смысл процедуры в том, что ОЗХО как бы ставит свою печать качества, дает непредвзятое мнение. Полный отчет о расследовании предоставляется стороне, которая его запросила, а общие выводы публикуются в открытом доступе.

Ровно по этой процедуре действовала в сентябре Германия. Они попросили Технический секретариат приехать в «Шарите». Это была целая делегация, которая проверила, что человек в коме перед ними — это Алексей Навальный, сама взяла биологические пробы и сама их повезла в собственные лаборатории на анализ. В результате этого визита ОЗХО подтвердила, что Навальный был отравлен веществом из группы «Новичок». Полный отчет получила Германия, которая эту процедуру запустила, а сокращенная версия была предоставлена всем членам ОЗХО.

44 страны мгновенно выпустили совместное заявление с требованием к России расследовать отравление Навального. Что ответила Россия? Что Россия никому ничего не должна. Организация, ключевым членом которой Россия является, говорит: мы обнаружили следы применения химоружия на вашей, российской, территории. Разбирайтесь. Что отвечает наш представитель? Что ОЗХО деградирует. Что разжигает истерию. Что Германия развернула политическую кампанию против России. Что обвинения беспочвенны, а отравление Навального (к тому моменту подтвержденное самой ОЗХО) — оно «так называемое».

Это не фрагмент телешоу Соловьева или Киселева. Этот официальный документ, опубликованный на сайте ОЗХО, позиция Российской Федерации. Ничего по сути, только обвинения в том, что весь мир ополчился против России. Там же, на сайте ОЗХО, есть специальный раздел, он посвящен Алексею Навальному. Там можно найти интересный документ, 70 страниц — это переписка между дирекцией ОЗХО и российской стороной. Если прочитать эти письма в хронологическом порядке, станет абсолютно очевидно: Россия делает все возможное, чтобы отравление не расследовалось.

Итак, что произошло. Германия подозревает, что Навального отравили химическим оружием. Она, как член ОЗХО, вызывает Технический секретариат и просит провести независимую экспертизу. Анализы обнаруживают «Новичок».

Россия утверждает, что Навального не травили, что его анализы чистые. Что самое логичное можно сделать? Вызвать Технический секретариат и ровно по той же самой процедуре провести исследование. Которое — ну, если мы верим российской стороне, — обязательно покажет, что никакого «Новичка» в крови Навального в Омске и в помине не было.

И, вы удивитесь, 1 октября российская сторона действительно приглашает экспертов Технического секретариата приехать в Россию — проводить расследование. Уже на следующий день получено согласие, процедура запущена:

«Пожалуйста, примите наши уверения, что Секретариат готов оказать требуемое содействие». Отсюда

Очевидно, это было сделано исключительно для красивых заголовков. Потому что, изучив официальную переписку, сразу понимаешь: никакого независимого расследования Россия запрашивать не собиралась. Вот в этом письме российский представитель объясняет: вы, ОЗХО, просто приезжайте, а потом мы ВМЕСТЕ поедем в Санкт-Петербург, в 62-ю лаборатораторию НИИ гигиены. И там, в конкретной лаборатории, ВМЕСТЕ изучим биоматериалы Навального, оставшиеся после его госпитализации в Омске.

Такое совместное расследование — представители ОЗХО приезжают в Россию и прямо там, на месте, под присмотром и контролем проводят экспертизу.

Но такой процедуры не существует. И ОЗХО прямо об этом пишет: мы не делаем совместные расследования, весь смысл Технического секретариата в том, что он независимый — в нем не участвует сторона, которая просит его провести. Эксперты сами занимаются анализами, сами выбирают лаборатории, сами все исследуют, где и как посчитают нужным. В соответствии с регламентом ОЗХО. Что за абсурд вообще, какое может быть совместное расследование на территории страны, которую в этом отравлении и обвиняют? Дирекция ОЗХО пишет: мы готовы приехать, дайте нам доступ, мы все сделаем и предоставим вам результаты. Точно так же, как это было сделано для Германии.

«Относительно просьбы о совместном исследовании биологических материалов (…) такая процедура не относится к числу существующих. (…) В этих случаях и согласно установленным правилам Секретариат берет пробы и отправляет их в специально уполномоченные лаборатории для анализа с целью гарантии независимости проведенных исследований и из соображений конфиденциальности, соблюдаемой при анализе образцов». Отсюда

Но нет. Россию такое не устраивает. В декабрьском письме, суть которого можно коротко сформулировать как «ой все», представитель России пишет, что все происходящее — сговор. Что не факт, что Навального вообще отравили. Что в основе этого сговора «пресловутая евроатлантическая солидарность», а цель — санкции против России. И поэтому визит Технического секретариата в Москву больше не нужен.

Читайте также:  Немцов: Документальный фильм Владимира Кара-Мурзы Смотреть онлайн

И чтобы лишний раз продемонстрировать смертельную обиду, Россия запрещает въезд на территорию страны следующим людям:

— Жак Мэр — спецдокладчик в ПАСЕ по отравлению Навального. Которого ПАСЕ (куда входит и Российская Федерация) в Россию и послало — расследовать.

— Прокурор Берлина Раупах — это, видимо, за то, он «плохо» отвечал на «запросы о правовой помощи» по делу Навального.

— Шведский военный химик Оса Скотт — она, судя по всему, работает именно в той лаборатории, которая нашла и подтвердила «Новичок» в анализах Навального. Огорчила Кремль, который был уверен, что обнаружить его невозможно.

Какие тут можно сделать выводы?

Во-первых, что российская дипломатия позорит Россию. Стыдно читать, как представитель России пишет директору организации, которая обнаружила в анализах Навального «Новичок», что никаких доказательств нет. Как в ответ на просьбу соблюдать регламент или на требование расследовать дело Навального — базарной бабкой орет про сговор и евроатлантическую солидарность.

Во-вторых, достаточно разобраться в процедуре, чтобы понять: бесконечные страдания Захаровой и Лаврова на тему того, что ОЗХО им что-то не предоставляет, — пустой звук. ОЗХО предоставила результаты своего расследования. А то, что требуют МИДовцы, — это полный отчет, которое заказали немцы. С какой, простите, стати? Закажите такой же и пользуйтесь. Технический секретариат был готов начать работу полгода назад.

Третий вывод, самый главный. Совсем недавно, в декабре, Россия была готова пригласить ОЗХО к себе и в питерской лаборатории исследовать биоматериалы Навального, забранные еще в Омске. То есть в России есть биоматериалы Навального. Так что, простите, мы тогда требуем все это время от Германии?

Конспирология

Второй фронт работ российских властей заключается в создании параллельной реальности. И здесь важно отметить: цели предложить какую-то стройную альтернативную версию отравления Навального нет. В первую очередь потому, что это невозможно. Задача заключается в том, чтобы вбросить как можно больше разрозненных фактов на любую тему. Они могут быть не связаны между собой, противоречить друг другу. Но именно это и нужно — сбить людей с толку, особенно людей в России, сделать так, чтобы они сомневались.

Лавров, например, утверждает, будто у него есть основания полагать, что Навального отравили в Германии или по дороге в Германию, в самолете. Какие основания? Неизвестно. Есть и все. В самолете, кроме врачей, были Юля Навальная и Мария Певчих. Начинается следующий этап — Лавров говорит: «Певчих окружила себя какой-то непонятной тайной».

Какой тайной? Певчих прошла через российский погранконтроль, где ей поставили штамп о вылете, досмотрели вещи. Но тут та же самая схема. Деталей никто не узнает, но кто-то посмотрит и запомнит: тайна есть.

Параллельно вбрасывается и другая идея: Юля Навальная — гражданка Германии. Дизайнер Артемий Лебедев публикует документ. Неважно, что через три минуты выяснится, что это фейк. Зато все будут обсуждать, а потом карманные немецкие депутаты будут спрашивать у немецкого правительства: а правда, что у Навальной немецкий паспорт? Восемь из десяти человек разберутся и посмеются, а два просто запомнят: что-то там с Навальными нечисто. Так это и работает.

43. Депутат Штефан Койтер (AfD): Имеют ли супруги Юлия и Алексей Навальные немецкое гражданство — оба или один из них?

44. Депутат Штефан Койтер (AfD): Какие основания для приобретения немецкого гражданства и какие правовые основания лежали в основе наделения Юлии Навальной, жены российского оппозиционера Алексея Навального, немецким гражданством?

Другой шикарный пример. В январе этого года на ютуб-канале Соловьева появляется некий доктор Козак, который проанализировал медицинскую статью о Навальном в журнале «Ланцет» и нашел там несоответствия. Ну как появляется… Там просто показывают фотографию какого-то человека и звучит голос.

Смысл в том, что какой-то доктор посмотрел опубликованную в интернете статью и увидел, что среди прочего в анализах Навального был обнаружен литий. Там даже не указано сколько.

И все, понеслось. Литий используют для лечения психических расстройств. Владимир Соловьев, телевизионный доктор Мясников — все обсуждают, что у Навального наверняка биполярное расстройство и шизофрения. Причитают и радуются тому, что сами выдумали.

Но дальше еще хуже. Этот доктор Козак, напоминаю, просто случайный человек, пишет письмо Лаврову. Выдающееся письмо, с вопросами: «А почему Навальный так быстро выздоровел?», «А почему у него такие зрачки?» Тут же указано, что Навальный предатель, мерзавец, политический педофил.

Лавров случайно замечает это обращение среди тысяч и отвечает доктору Козаку открытым письмом в «Российской газете». Дальше уже хочется кричать от происходящего безумия. В своем письме Лавров сообщает, что сообщение Козака настолько важное, что он обязан его отправить в дирекцию ОЗХО, правительствам Германии, Франции и Швеции. Мария Захарова, тук как тут, спрашивает: «А что это вы не отвечаете? Вам напомнить надо? Весь мир заинтригован письмом Козака. Давайте-ка поработаем». Это прямые цитаты официального представителя МИД.

Мы нашли, что ответили ОЗХО. Они пишут: спасибо, что рассказали, но мнение какого-то человека из интернета мы комментировать не будем.

И да, если вы, господин Лавров, забыли, то напомним, что ОЗХО нашла в анализах Навального «Новичок», и не очень понятно, что здесь еще можно обсуждать.

Ну и конечно, королева всей конспирологии — бутылка.

Сколько раз вы слышали что-то про бутылку? Тысячи? Рассуждения о бутылке в какой-то момент вытеснили разговоры о самом отравлении. Часы дискуссий на федеральных каналах, комментарии чиновников, записи из аэропорта, рентген-снимки багажа Марии Певчих, десятки вопросов прокремлевских депутатов в Бундестаге. И все это — на пустом месте.

Правоохранительные органы на полном серьезе анализируют и приобщают к делу эти кадры: Певчих покупает в аэропорте Новосибирска бутылку воды.

Это станет чуть ли не ключевым доказательством того, что Навального не травили. И очевидно, на что они намекают: что Певчих сама купила бутылку и намазала ее «Новичком».

Мы рассказываем эту историю еще раз, хочется верить, последний. Как только наша команда, оставшаяся в Томске, узнала, что Навальный впал в кому, они поднялись в его номер и в присутствии администратора забрали три бутылки. Упаковали, доставили в Омск, а потом вместе с другим багажом Навального бутылки полетели в Германию, где были переданы докторам в больнице. Позже, уже в лабораториях, было установлено, что на бутылке, конкретно на том месте, где за нее обычно берутся, чтобы отпить, найдены следы точно такого же вещества, как в крови Навального. «Новичка». Навальный дотронулся до отравленной вещи и потом этой же самой рукой взял бутылку. Кроме того, следы найдены не на одной, а на двух бутылках из гостиницы. Певчих же действительно покупала воду в аэропорту — для себя.

Уголовное дело

Как вы помните, шесть месяцев в России шла доследственная проверка произошедшего с Навальным. По ее результатам транспортная полиция заявила, что состава преступления нет и потому уголовное дело они возбуждать не будут.

Мы показываем вам результат этого полугодового расследования. Это официальный документ, выданный правоохранительными органами, и, таким образом, окончательная позиция российского правосудия. Мы публикуем его полностью не потому, что он особенно ценный, а потому что он исторический.

Масштаб работы сразу поражает. Изъято и проведена экспертиза по 542 предметам, допрошено 262 человека, осмотрено 94 места происшествия. Но что же они нашли? Первые семь страниц — это в основном описание передвижений Навального с командой по Новосибирску и Томску. Упоминается одежда Навального — оказывается, 4 сентября (то есть уже после визита Кудрявцева) была проведена физико-химическая судебная экспертиза. Никаких следов чего бы то ни было не обнаружено.

Кульминация на восьмой странице. Выводы многомесячного расследования: отравление Навального — инсценировка. Цель — политическая провокация.

Участники инсценировки указаны следующие: «группа лиц», забравшая бутылки с водой из гостиничного номера. Бутылки не просто забрали, а провели «демонстративную акцию по проникновению в номер».

Ну и соучастники — Алексей и Юлия Навальные, которые скрыли его несуществующее заболевание и тем самым ввели проверяющие органы в заблуждение.

Все. В возбуждении уголовного дела отказать.

Выводы

Отравление Навального могло стать очередной нераскрытой тайной. Да, что-то было, кто-то верит, кто-то нет. Все очень неоднозначно, как это бывает с самыми громкими преступлениями путинской эпохи. Сознание обычного, нормального человека почти отвергает возможность того, что убивает государство: заказчики сидят в высших эшелонах власти, а исполнители и организаторы — это чиновники из казенных кабинетов, получающие зарплату из бюджета, награды и грамоты от имени Российской Федерации. Такого просто не бывает, это же не средневековье, а 21 век. В России не может быть официального ведомства, которое убивает собственных граждан.

Может. Оно есть.

Российские власти знали, что Навального отравили, с самого начала. Все необходимые анализы были проведены. Факт и результаты этих анализов были скрыты, и нам в лицо врали и продолжают врать что-то про обмен веществ.

Они заметают следы преступления. Пропали или были похищены записи с камер видеонаблюдения из гостиницы, одежда Навального со следами «Новичка». Были сфальсифицированы медицинские документы.

Расследования в России просто не было. Ни формально, ни по сути. Вместо этого все усилия были брошены на то, что сбить нас всех с толку, выдумав иностранный заговор. Они требуют доказательства с Германии и ОЗХО, имея их все у себя под носом. Требуют биопробы Навального, хотя они есть в России. Пытаются придать значение мелочам, нагнать тумана на общую картину, посеять сомнения: от нас что-то скрывают, Навальный на самом деле болел, а что там с литием? И бутылки же еще, вот это козырь! Давайте обсуждать на международном уровне это, а не то, как Путин убивает своих личных врагов.

Воспрепятствование правосудию, преступный сговор, вранье, подделка документов. Огромное количество людей — от верхушки, которая отдает приказы, до провинциальных врачей и следователей, которые их выполняют, — все участвуют в этой спецоперации. Спецоперации по спасению Путина. По сохранению его режима.

Принято говорить, что не бывает черно-белых ситуаций, что в любом случае есть полутона и оттенки — мы можем чего-то не знать или не до конца понимать. Но это не так. Отравление Навального и то, что произошло после него, — это государственный терроризм в чистом виде. У любого теракта есть цели. Цель этого — устранить главного врага Путина, человека, который мешает ему и его банде воровать и править вечно. И еще одна, не менее важная цель, — запугать нас всех, заставить трепетать перед вполне реальной перспективой убийств и репрессий, чтобы мы молчали. Но мы этого делать, конечно, не будем.

Свободу Алексею Навальному.

P.S. Попытка убийства Алексея Навального не расследуется, потому что вся власть в стране принадлежит одному человеку. Владимиру Путину.

В сентябре 2021 года состоятся выборы в Государственную думу. Путинская партия «Единая Россия» хочет в очередной раз получить все места.

Давайте не дадим им этого сделать.

Участвуйте в «Умном голосовании». Регистрируйтесь на сайте. В сентябре мы опубликуем список кандидатов, у которых есть максимальный шанс победить единороссов в каждом округе.

Оригинал

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: