1. Главная
  2. История
  3. Харьковский процесс: Как Совок заставлял признавать своё существование


Харьковский процесс: Как Совок заставлял признавать своё существование

90 лет назад, в середине июня 1931 года, в Харькове состоялся суд над более чем тридцатью гражданами Чехословакии, живущими в Советском Союзе, а также представителями чешского советского меньшинства. Это был крупнейший сфабрикованный в СССР процесс против чехов. Всем им были предъявлены обвинения в шпионаже в пользу Чехословакии или Франции, в антисоветской или религиозной агитации, контрреволюционной деятельности. Процесс был, как считают чешские историки, одним из инструментов давления на Прагу, которая к тому моменту все еще не признала государственность СССР.

В пользу этой версии говорят сразу несколько фактов: в советской прессе не было ни одного упоминания о суде, что свидетельствовало о процессе что называется для внутреннего пользования. Несмотря на то, что было вынесено 10 приговоров к высшей мере наказания, казни, как это было правилом в те годы, не последовали немедленно: осужденных сначала отправили в лагеря ГУЛАГа, а их судьба стала предметом торга. В дипломатических кулуарах советские представители в 1935 году добились подписания соглашения, регулирующего отношения двух стран (подготовка к подписанию документа велась с 1933 года). Это помогло осужденным в Харькове: им впоследствии суды заменили смертные приговоры на сроки заключения в лагерях (одному из осужденных, Иржи Бездеку, заменили расстрел на срок заключения за 14 дней до подписания чехословацко-советского договора). Более того, некоторым осужденным впоследствии удалось вернуться в Чехословакию.


Карта, нарисованная одним из студентов (внизу оценка «Хорошо»), – одно из доказательств виновности в шпионаже. Источник: архив СБУ

Чехословакия – в отличие от нескольких других европейских стран – медлила с признанием СССР по нескольким причинам. Главная из них была в негативных высказываниях советских представителей на протяжении 1920-х годов в адрес версальской системы, которая была основой независимости Чехословакии. Важными были также действия тогдашнего союзника Праги – Парижа, который тоже не спешил налаживать дружеские отношения с Москвой.

При этом на территории Советской Украины проживало в то время многочисленное чешское меньшинство: чехи приехали по приглашению царских властей, когда требовалось колонизировать Крым после его первой аннексии Екатериной Второй. Колонистам, как их тогда называли, предлагались бесплатные земли в обмен на лояльность. Многие из них, правда, до Крыма не доехали в силу невозможности тратить силы на преодоление больших расстояний и осели в других местах – на западе тогдашней Украины, на Волыни, в Житомирской и Киевской областях. Колонисты поддерживали тесные отношения с родиной, практика приглашения учителей для получения образования на родном языке была распространенной. Многие преподаватели приезжали в Советскую Украину по программам, которые финансировали разнообразные чехословацкие общественные организации. Эта практика прекратилась после Харьковского процесса и была восстановлена уже после распада СССР. Правда, в Крыму чешское меньшинство снова было отрезано от учительской программы в 2014 году – после аннексии полуострова Россией.


Групповой снимок участников курсов чешских учителей в Житомире, 1930 год

Треть подсудимых, арестованных незадолго до начала Харьковского процесса в 1931-м, были учителями, приехавшими преподавать историю и чешский язык детям, живущим в разных областях Советской Украины. Часть из них были членами Коммунистической партии Чехословакии и официально приглашены в страну Наркомпросом УССР, остальные родились в Советской Украине или в царской России. Еще двадцати советским чехам предъявлены обвинения, связанные с «учительским» процессом. В этой группе были зажиточные крестьяне и представители национальных общественных объединений.

Читайте также:  Добро пожаловать на "выборы" от смердящей власти / Развал государства начался в Анапе 2016


Чешский учитель Антонин Водседалек

Все они были признаны соучастниками учителя Антонина Водседалека, который, по версии следствия, передавал информацию своему знакомому Ярославу Штромбаху, тогда командующему 44-й дивизией Красной армии. Штромбах был арестован незадолго до начала Харьковского процесса, в 1930 году, и его казнили годом позже по приговору военного трибунала. Оба они были родом из одного и того же города – Лоуны, – поэтому поддерживали дружеские отношения. Но следствие посчитало, что школьный учитель и высокопоставленный военный, а также остальные 28 обвиняемых под их руководством якобы собирались свергнуть советскую власть и готовились к военной интервенции.

Штромбах попал под волну чисток в армии в конце 1920-х в отношении бывших военнослужащих царской армии, эмигрантов и иностранцев, служивших в рядах Красной армии. Он был другом Ярослава Гашека и после революции 1917 года вступил в коммунистическую партию, после чего стал командовать отрядом интернационалистов Красной армии, которые принимали участие в вытеснении донских казаков из Саратова. Благодаря военным талантам Штромбах постепенно дослужился до командования дивизией, с которой участвовал в боях против генерала Деникина. В 1921 году он воевал на стороне большевиков во время боев за Тбилиси. После этого военачальник на время вернулся на родину, чтобы представить родственникам свою жену, которая была беременна, а затем уехал обратно в СССР, где стал командующим 44-й дивизией Красной армии в Житомире. Здесь он и был арестован, а затем расстрелян в Харькове по обвинению в подготовке вооруженного восстания против советской власти.


Первая страница обвинительного заключения. Документ из архива СБУ

По случаю юбилея Харьковского процесса Институт изучения тоталитарных режимов Чехии опубликовал оцифрованные документы из архивов КГБ, доказывающие смехотворные основания для предъявленных обвинений. В качестве доказательств, например, следователями была предъявлена масштабная карта одной из деревень, нарисованная учеником по заданию учителя и его отметкой «хорошо», а также почтовая переписка евангелического общества «Косницкая еднота», которое имело главный офис в Чехословакии. В газете «Правда» это общество было названо «религиозно-фашистским». При этом частью его деятельности было поддерживать получение чешскими детьми образования на родном языке. То, что «Косницкая еднота» была основана в Чехословакии, следователи считали аргументом в пользу версии о ее шпионской деятельности.


«Вставай, проклятьем заклеймённый, весь мир…» (первая строка чешской версии гимна «Интернационал») – этот рисунок был найден у одного из арестованных учителей

Чешский историк Ян Дворжак говорит, что Харьковский процесс был не первым в череде подобных, но самым масштабным:

Читайте также:  Забор - символ Сочи

– Представители чешского меньшинства впервые стали жертвами большевистского режима еще в 1920-х годах, но до начала Харьковского процесса речь шла о единичных случаях либо о группе из нескольких человек. В 1931 году осудили более 30 человек чешской национальности. Треть из них были чешскими учителями, которые жили в основном на территории Советской Украины и преподавали в деревенских школах, где учились чешскоязычные граждане СССР. Среди осужденных были представители разнообразных чешских объединений, работавших в Житомире, Киеве и других городах. Также в эту группу входили и несколько земледельцев. Непосредственно во время судебного процесса в Харькове было вынесено десять смертных приговоров, остальные обвиняемые получили разные сроки в исправительно-трудовых лагерях или отправлены в ссылку.

Речь шла о сконструированном процессе, эти люди не совершили тех преступлений, в которых их обвиняли. Свои признания они давали под давлением, психологическим и физическим. Сохранились даже доказательства этого – в свидетельских показаниях, а также в протоколах следствия, найденных нами в архивах.




Первая страница списка осужденных, составленного в Чехословакии. В двух крайних колонках – пометки о количестве протестных голодовок, а также о том, в каком состоянии находятся заключенные (среди них есть «умер», «сошла с ума», «ненормален», «болен»). Список начинается с перечисления осужденных учителей, за ними следуют рабочие и колхозники. Источник: cechoslovacivgulagu.cz

– Есть ли у чешских историков ответ на вопрос, почему Харьковский процесс начался именно в начале 1930-х годов?

– Я бы обратил внимание на три самых важных причины. В конце 1920-х – начале 1930-х годов в СССР происходила насильственная коллективизация. Чехи же были крайне успешными в ведении сельского хозяйства. Это было хорошо видно на Волыни, где находились несколько деревень с преобладающим чешским населением. Там люди сопротивлялись коллективизации. По этой причине происходившее в Харькове было предостережением другим советским зажиточным крестьянам. Второй причиной было изменение политики по отношению к национальным меньшинствам в указанный мной период. В особенности это касалось немцев, поляков, украинцев и чехов. На заре существования Советского Союза их общественная деятельность одобрялась и поощрялась, но в конце 1920–1930-х годах ее начали подавлять. В это время старая политика сменяется политикой русификации местного населения и включения национальных меньшинств в единообразное советское общество. И последняя причина, крайне важная, – стремление со стороны Москвы надавить на Прагу, чтобы она признала новую страну и навязала с ней дипломатические отношения. В начале 1930-х годов Чехословакия была одной из немногих европейсих стран, не признавших существование СССР.


Разрешение от Наркомпроса СССР на приезд учителя чешского языка и истории для преподавания в чешских школах. Документ из архива СБУ

– С чем это было связано?

– Я думаю, что причиной была Первая мировая война, хорошо известна активность чехословацких легионеров во время Гражданской войны в России, когда они воевали против большевиков, поэтому отношения были довольно натянутыми. При этом и в Чехословакии, и в Советском Союзе находились торговые представительства, но, конечно, СССР стремился навязать классические дипломатические отношения, и давление неустанно нарастало.

Читайте также:  Против ликвидации Мемориала!: О жертвах советской власти и ГУЛАГа

– Почему, если СССР хотел навязать дипломатические отношения, он прибегнул к сконструированному процессу против граждан страны, от которой требуется согласие?

– Общественности о происходящем не было хорошо известно. Суды проходили за закрытыми дверями. О процессе не писала советская пресса. Основная часть переговоров происходила в кулуарах. А давление посредством репрессий по отношению к чехам и чехословацким гражданам, жившим на территории СССР, было одним из способов, как заставить чехословацкую сторону начать переговоры.


В Чехословакии о процессе над учителями писали многие газеты. Источник: cechoslovacivgulagu.cz

– Была ли эта стратегия успешной? Уменьшились ли репрессии в отношении живущих в СССР этнических чехов и чехословацких граждан? Были ли отменены приговоры?


Учительница Евжения Готтвальдова, приговоренная к трехлетнему заключению в трудовых лагерях

– Приговоры не отменили, а репрессии продолжились, хотя определенное время они не были столь интенсивными. При этом после заключения двухстороннего чехословацко-советского договора некоторые приговоры к высшей мере наказания были заменены на сроки заключения – несколько лет в лагерях ГУЛАГа. Это было частичной уступкой советской стороны.

– Можно ли говорить о том, что Харьковский процесс отличается от подобных судилищ, устраиваемых советскими властями в другие годы?


Ян Адамец после ареста ОГПУ. После приговора отправлен на Соловецкие острова. Один из немногих, кто пережил заключение и вернулся в Чехословакию

– Этот процесс был классическим сконструированным процессом, и в Чехословакии в 1950-х годах, когда власть полностью захватили коммунисты, происходили подобные процессы, которые вели уже не советские коммунистические следователи, а чехословацкие, а на скамье подсудимых оказывались граждане страны. Харьковский процесс – один из самых известных с точки зрения истории репрессий в отношении представителей чешского национального меньшинства в СССР. Вторая причина – нам удалось в архиве Службы безопасности Украины получить эти материалы уже в оцифрованном виде. Весь архив – это 68 папок с документами, иными словами, это довольно обширная документация. В будущем в архиве будут появляться документы, имеющие отношение и к другим процессам, которые нам удалось получить в Украине на протяжении последних лет. Речь идет о более чем 10 тысячах документов, – говорит историк Ян Дворжак, сотрудник Института изучения тоталитарных режимов Чехии.

Из десяти обвиненных чешских учителей – половина была членами КПЧ, именно их в основном и обвинили в шпионаже и приговорили к высшей мере наказания. Из 30 осужденных только двоим удалось после окончания срока наказания вернуться в Чехословакию, остальные либо были осуждены в других процессах, уже находясь в лагерях ГУЛАГа, и приговорены к расстрелу, либо не возвращались на родину, так как родились на территории Советской Украины или царской России.

Оригинал

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: