1. Главная
  2. Новости
  3. В России
  4. Карелия горит в лесных пожарах: Поганой "власти" плевать на лес и людей!


Карелия горит в лесных пожарах: Поганой «власти» плевать на лес и людей!

В Карелии уже несколько дней горят леса: по официальным данным, огнем охвачена территория в 6 479 гектаров: это 38 лесных пожара в 11 районах республики. Больше всех досталось поселку Найстенъярви в Суоярвском районе Карелии – огонь подошел вплотную к постройкам, а людей эвакуировали в соседние населенные пункты. Несмотря на отправленную в Карелию помощь из соседних областей: Мурманской, Архангельской, Вологодской, тушить пожары выходят и обычные люди. О том, кто и как борется со стихией в регионе –​ репортаж Север.Реалии

Поселок Найстенъярви находится в 100 км по прямой от границы с Финляндией и до марта 1940 года входил в состав соседнего государства. Рабочий поселок возник в 1927 рядом с лесопильным заводом Торасйоки, здесь же до начала Зимней войны с СССР располагалась самая восточная железнодорожная станция Финляндии.

В Советские годы в Найстенъярви поселились новые жители – рабочие из разных Советских республик, в начале 1960-х здесь проживали до пяти тысяч человек, сейчас меньше тысячи. Летом 2021 года им впервые пришлось эвакуироваться из своих домов из-за огня.

«Землей дышали, жить-то хочется»

Пожар в Найстенъярви начался в среду 13 июля. На следующий день республиканские власти отчитались об эвакуации 70 жителей. Тогда же замминистра природных ресурсов Алексей Павлов заявил, что движение пожара в сторону населенного пункт остановлено.

На деле же огонь только разгорался, и в воскресенье, 18 июля, добрался до поселка. Тогда началась уже массовая эвакуация. По информации МЧС, организовала перевозку местная администрация; однако, как утверждают погорельцы, по факту занимались ею жители соседнего поселка – Лахколампи. Некоторые совершили по несколько рейсов, прежде чем вывезли всех.


Житель Найстенъярви Владимир с котом Тепой

– Меня вез посторонний человек на своей личной машине, – рассказывает пенсионер Владимир. В руках он держит кота Тепу, его пришлось забрать с собой. – Дом оставлять было неохота, но все соседи поехали, и мы поехали.

Многие жители Найстенъярви поехали в эвакуацию вместе с домашними питомцами – кошками, собаками. Все они живут в поселковой школе, где разместили беженцев.

И пламя, и дым, и боязнь потерять всё

– Ему было очень страшно, – говорит про своего кота женщина, не назвавшая своего имени. – Такой стресс, он не ест, не пьет, спрятался за пакетами и сидел всю ночь. И нам тоже было страшно. И пламя, и дым, и боязнь потерять всё.


В Найстенъярви сгорели несколько заброшенных домов

По официальным данным, из Найстенъярви эвакуировали около 500 жителей. В Лахколампи, по словам представителей местной школы, привезли более 130 человек, часть людей приютили друзья и знакомые, а кого-то и посторонние люди, пожелавшие помочь землякам.

– Мы пошли в магазин купить себе что-нибудь перекусить, и моя свекровь, как выяснилось, знает продавщицу. И она пригласила нас к себе… Накормила, спать уложила, посочувствовала, – рассказывает Кристина. Ей пришлось уезжать из задымленного поселка с маленьким сыном.

Вода кончается очень быстро, да и много ее вглубь леса не унесешь

Супруг Кристины, как и десятки других мужчин из Найстенъярви, был занят на тушении пожара. Люди, защищающие свои дома, усталые и раздраженные, они уже несколько суток тушат пламя. Их главное оружие – лопата, потому что вода кончается очень быстро, да и много ее вглубь леса не унесешь.


Жители Найстенъярви сами тушат лесные пожары вокруг поселка

– В пятницу мы пожар загнали на бугор, начали заливать. Но вода кончилась, а взять ее негде – ни ручья, ни ламбушки. Таскать два километра смысла нет… Я однажды всю ночь пешком проходил. Дозвонился до какого-то МЧС-ника, говорю ему: горит неимоверно! А он – я там полчаса назад был, все контролируется. Вот, видите, какой контроль? – возмущается Алексей. – В итоге пять дней наши жены через интернет собирали людей, чтобы нам помогали тушить.

Сюда, как и в другие места лесных пожаров, стекаются добровольцы. В Найстенъярви едут из районного центра Суоярви, из соседнего поселка Суоеки, из того же Лахколампи.

Местные жители очень недовольны информацией, которую распространяли власти о ситуации в Найстенъярви. Алексей откровенно рассмеялся, прочитав пост главы Карелии Артура Парфенчикова, который тот разместил на своей личной странице в социальных сетях. Губернатор утверждал, что пожар удалось сдержать, а через пару часов после публикации началась эвакуация.

Пришлось на землю падать. Землей дышали

– Во как! Кто, интересно, ему информацию дает? – рассуждает Алексей. – Тушили лес, ветер поменялся, и огонь пошел на нас. Пришлось на землю падать. Землей дышали, жить-то хочется.


Вокруг Найстенъярви продолжает гореть огонь

Несмотря на то, что огонь подошел вплотную к Найстенъярви, большого урона он пока не нанес. Сгорели два дома на окраине, но все говорят, что они были нежилыми. На борьбу с пожаром направили расчет из других городов и районов; кроме того, в поселок прибыл отряд Невского спасательного центра. Жители поселка, впрочем, утверждают, что пополнение ничего не делает, а с огнем продолжают бороться волонтеры.

20 июля в Найстенъярви прибыл глава МЧС России Евгений Зиничев. Визит длился примерно час. За это время Зиничеву показали «линию обороны» поселка, которую держат сотрудники МЧС, и зачем-то продемонстрировали пожарный поезд. Зиничев провел короткое совещание, на которое не пустили журналистов, а затем дал еще более короткий комментарий о пожарной обстановке в Найстенъярви.

– Задача МЧС – отстоять населенный пункт, и с ней мы справились. Здесь фактически ничего не сгорело, кроме заброшенных построек. Будем находиться здесь, пока угроза не будет снята. Когда будет снята, будем помогать в лесу бороться, – сказал министр.

На вопрос журналистов, почему обычные жители вынуждены рисковать жизнью и здоровьем, поскольку тушат пожары без профессиональной помощи, он ответил так:

Мы же понимаем, что Россия вся горит сейчас

– Я очень редко встречал, чтобы местные жители не отстаивали свои дома. Это принято во всем мире. Мы же понимаем, что Россия вся горит сейчас. Сил и средств вполне недостаточно, поэтому я считаю, что местные жители – это их право. Я не говорю про обязанность, но в том числе и обязанность гражданина.


Пожарные в Найстенъярви

Спустя несколько минут после того, как Зиничев улетел, вокруг Найстенъярви снова разгорелось пламя, и его снова тушили волонтеры: люди ведрами таскали воду, чтобы погасить горящий валежник в зоне отвода линии электропередачи. Уже когда огонь был почти потушен, на место возгорания прибыл вертолет, а пожарные подтянули рукава, чтобы местным было легче набирать воду.

В конце дня глава региона Артур Парфенчиков признал, что лес возле поселка еще горит, но уверяет, будто продвижение пламени к населенному пункту удалось остановить.

Волонтеры и отряды

«СУОЯРВСКИЙ РАЙОН СРОЧНО!!!!! НУЖНЫ ВОЛОНТЕРЫ 20 ЧЕЛОВЕК. РЕСПИРАТОРЫ УГОЛЬНЫЕ 40 ШТ. ЛОПАТЫ ШТЫКОВЫЕ. ОЧКИ ЗАЩИТНЫЕ 20 ШТ. рАСПЫЛИТЕЛИ ЛЕС НЫЕ, САДОВЫЕ С ОПРЫСКИВАТЕЛЯМИ 50 ШТ. ( ОТ 12 ЛИТРОВ )ПЕРЧАТКИ РАБОЧИЕ 50 ПАР. Сухпайки на 200 человек грузовой транспорт на доставку!!!! Комплектуемся в Петрозаводске».

Такие сообщения десятками в день начали появляться в разных карельских пабликах с 17 июля. Администратор одной из таких групп, «Карелия туристическая», Юлия еще недавно рассказывала своим подписчикам о том, куда в регионе лучше поехать и на что посмотреть туристу. Последние несколько дней страница забита призывами о помощи: Юлия вместе с единомышленниками собирает группы волонтеров на борьбу с огнем.

– У нас просто офигенные люди – большие молодцы. С теми людьми, с которыми мы работаем, это абсолютно добровольная помощь, причём абсолютно всесторонняя, люди и машины предоставляют, и другую технику: бульдозеры, трактора, вот мы сейчас гусеничный отправляем, и так далее, привозят материалы, – рассказала Юлия корреспонденту Север.Реалии. – Вообще было бы очень интересно узнать, почему у нас военные не работают на пожаре. Это очень интересно. Ребята пишут, что готовы участвовать в тушении пожаров, но их не отпускают…

Здание «Нелгомозерского участкового лесничества» – бывшая поселковая пожарная часть. На двери – карта и инструкция для волонтеров, написанная от руки. Инструкцию читает Максим из Петрозаводска:

– Так, короче, вот, поселок на схеме… по главной дороге… пять километров… Вот, правильно он сказал: пять километров, далее на руве… короче, налево… желательно… че?! Сколько? Примерно 15 километров… Ну, он так и сказал. Когда выезжаете… с пожара… обязательно предупредите об этом. Понятно. Поехали?

Читайте также:  Свобода слова 11 июня 2018 года 22:20 Мск Смотреть онлайн Прямой эфир


Максим, волонтер

Вместе с другом Иваном Максим везет воду волонтерам на пожар неподалеку от поселка Нелгоморзеро, где загорелось около 20 га леса. Воду они забрали в соседнем озере Кончезеро.

От Нелгомозера в лес через перешеек ведет извилистая и ухабистая дорога, по ней быстрее 15-20 километров в час не поехать. На полпути попадается кемпинг с туристами – семья отдыхает на берегу озера, рядом с родителями бегает ребенок, вдали к небу поднимается дым – там, где-то в получасе езды, участок горящего леса, по которому раскиданы волонтеры. Всюду запах гари. Обугленные деревья. Огонь и дым.


Люди приезжают помогать тушить пожары

Тут же из леса выходят двое чумазых парней: за их спинами оранжевые противопожарные ранцы, в руках палки для распыления воды.

– На следующей дороге много огня. Я из деревни. С Нелгомозера. Часа два тут. Людей не хватает, – чеканит Александр и снова скрывается в лесу.

За поворотом – автомобиль, рядом с ним переодеваются Андрей и Сергей.

– Мы из Петрозаводска приехали, сюда всегда приезжали за грибами, на рыбалку, такой прекрасный сосновый бор, жалко… Поэтому бросаешь семью, работу и едешь сюда спасать мир, – говорит Андрей.


Сергей и Андрей приехали помогать тушить пожар поздно вечером

– Передаем по цепочке информацию, – продолжает Сергей. – Нам здесь сказали, что делать, потом приехали новенькие, мы им сказали, связи-то нет, интуитивно ходим, очаги, которые возникают, сдерживаем. Если проехать пару километров, там будет открытый огонь, там бригада лесников из Архангельска пускает обратный пал, как бы закрывает с дороги, а там такое пламя идет сильное – мы с ними встретились, остатки еды им отдали.

Со стороны реки выходит Александр, водитель самосвала из кондопожского леспромхоза, улыбается, кряхтит – он только что набрал воды в противопожарный ранец:

– Пока допрешь с этой водой, уже ничего не надо. Еще подтекает, видите? Мы были в Кончезере вчера, там вообще жесть была. Нас собрали, спросили: «Не хотите лес потушить?», мы, не раздумывая, поехали. Не организовано все, нет старших, чтобы расставили людей, мы сами бежим в пекло, ныряем в этот огонь, тушим то, что видим. Вот, а это старший мастер из моей организации, – он показывает на Алексея, который выходит со стороны реки.


Алексей, волонтер

Алексей время от времени кашляет, вместе с напарником пересекает высохшее болото. На другой стороне болота полыхают очаги пламени, из облака дыма выходят пятеро волонтеров — девушки и парни из Петрозаводска.

– У вас что, вода уже закончилась?! Идите просто ножкой притаптывайте, я бутылочку воды вам дам еще! – кричит им Алексей.

Самый мощный очаг двигается как раз вдоль реки

– Маска вообще не помогает, два-три раза надеваешь, потом вся пахнет, – объясняет он. – Воды нет, влаги нет, болота сухие, огонь по болотам даже идет, это очень серьезно. Это еще слабенькое возгорание. Самый мощный очаг двигается как раз вдоль реки. Надо, чтобы его не перебросило сюда. Здесь перемычка через речку, если перемычку пройдет, потушить будет уже труднее. А там он упирается в реку.


Лесной пожар

На небольшом квадрате размером 2-3 километра человек 20 волонтеров, они сдерживают огонь. Им помогают несколько сотрудников из кондопожского леспромхоза. Еще, говорят, днем приезжали несколько сотрудников МЧС – к вечеру их уже нет.

– Мы приехали, нам сказали: «Не дайте огню пройти дальше», – говорит Кристина. – Нам сказали, чтобы далеко не заходили в лес, иначе можно надышаться и упасть.

– Я пока не видел такого прям сильного огня, я думаю, что все силы брошены туда, где они, действительно, нужны, – рассуждает доброволец Илья.

– Мы пока справляемся, но, опять же, справимся, если будут такие вот ранцы, – добавляет Татьяна и показывает на противопожарный ранец за спиной Ильи – у нее в руках только пластиковые пустые пятилитровые бутылки, ребята как раз вышли из леса, чтобы набрать воды.


Лесные пожары в Карелии

Без подготовки тушить огонь опасно

По официальным данным, с начала пожароопасного сезона на территории республики возникло 247 лесных пожаров на площади 8 535 га. На текущий момент в регионе 38 действующих лесных пожаров на площади 6 479 га на территории 11 районов. Ухудшение лесопожарной обстановки власти региона связывают с аномально жаркой погодой, отсутствием осадков и сухими грозами.

К тушению лесных пожаров уже привлечено около 700 человек (Карельский центр охраны лесов, арендаторы, МЧС, отряды противопожарной службы, добровольцы) и 150 единиц техники. Дополнительно 21.07.2021 будут привлечены 100 человек Минобороны России.

20 июля власти региона объявили об открытии единого добровольческого центра помощи пожарным Республики Карелии: «Вы можете оставить заявку и стать добровольцем, оказав помощь пожарным, волонтерам и местным жителям в продуктах, товарах первой необходимости и инструментах для тушения пожаров».



Специалисты в свою очередь предупреждают: тушить самостоятельно лесной пожар без помощи профессиональных пожарных нельзя. Карельский активист и фотограф Игорь Подгорный, который много лет помогал волонтерам Greenpeace в тушении лесных пожаров в разных частях России, составил памятку для тех, кто едет тушить пожары впервые – он считает, что многие люди недооценивают опасность и не соблюдают элементарные правила поведения в чрезвычайной ситуации. Многие на месте не используют ни маски, ни респираторы. А находиться в районе пожара без минимальных средств защиты, в синтетической одежде и городской обуви опасно, а в футболке с короткими рукавами непросто подойти даже к небольшому огню – поэтому не стоит геройствовать.

Не тратьте времени и уходите от пожара

– Двигайтесь поперек ветра, он не должен дуть вам в спину или в лицо. Не бегите и смотрите под ноги, чтобы не споткнуться. Не останавливайтесь и не идите долго в дыму: на пожаре можно надышаться угарным газом, даже если кажется, что все разносится ветром. Не забирайтесь на деревья, даже просто чтобы осмотреться. Не тратьте времени и уходите от пожара. Никогда не пытайтесь уйти от пожара вверх по склону. Вам бежать трудно, а огонь забирается вверх очень быстро. Нельзя прятаться в канавах или распадках (низменностях на стыке сопок или пологих гор), даже если на дне есть вода. Когда пожар дойдет до этого места, там быстро выгорит весь кислород и вам нечем будет дышать. В лесу не пытайтесь сократить путь через выгоревшие участки, они опасны, там могут падать деревья. Не ленитесь и обходите их. Если вы всё-таки оказались на выгоревшей площади – выходите на несгоревшее кратчайшим путем. А вот если горит поле, самое безопасное место – как раз на выгоревшем участке. Деревьев нет, гореть больше нечему, а земля быстро остывает. Если вы увидели ямку с рыжим, желтым или бежевым пеплом из которой идет дым, и почувствовали характерный сладковатый запах дыма, это торфяной пожар. Не подходите к нему ближе, чем на метр, и не наступайте на него: внутри температура может достигать 600 градусов, а торфяной дым – один из самых токсичных. На горящем торфянике тоже часто падают деревья, – написал он на своей странице в соцсетях.

Предостерегает от подхода к огню и бывший сотрудник карельской Лесоохраны Александр Сергеев.

– Я бы не советовал неподготовленным людям соваться в лес. Собирать грибы и малину – это можно, а тушить пожары не советую. Они могут помочь где-то: копать, например. Но обязательно где-то рядом должен быть профессионал, чтобы показать, что делать, помочь. А профессионалов сейчас практически нет – человек десять на весь Петрозаводск, – сказал Сергеев.

Александр более 20 лет отработал в Петрозаводском отряде авиаохраны лесов: участвовал в тушении пожаров в Бурятии, Сибири, в средней полосе. В прошлом году он ушел из службы – слишком мало платили за такой тяжелый труд – около 20 тысяч рублей в месяц. По его представлению, в сложившейся ситуации виноваты бесконечные оптимизации – за десять лет штат сотрудников сократили почти в десять раз – тушить пожары просто некому.

Развал системы лесоохраны

Михаил Сердцелюбов также работал в «Карельском центре авиационной и наземной охраны лесов» парашютистом-пожарным, сейчас на пенсии. Он считает, что причина пожаров в Карелии — в развале системы лесоохраны.

Читайте также:  лукавый Познер и лживая ЗАО РПЦ ФСБ - Приговор Соколовскому за ловлю покемонов: 16 мая 2017 года 21:00 Мск Прямой эфир

Раньше, когда он только начинал работать, сотрудников была и учёба, и техника, – было интересно работать.


Михаил Сердцелюбов

– Была своя авиация, стояли самолёты и вертолёты. А сейчас нет ничего! Развалили всю службу. Раньше мы группой садились в самолёт и патрулировали всю Карелию, высаживались на маленькие пожары и ликвидировали, не давая распространяться. А сейчас схема такая: проходит маленький патрульный самолёт, обнаружил пожар, передал диспетчеру, диспетчер звонит в лесничество в котором обнаружили пожар, выезжает лесник подтвердить, что это пожар, а не бог пойми что. Пока он доберется до места, пока свяжется, пока туда доберутся люди. Вот и посчитайте по времени, какая на тот момент может оказаться площадь? Я понимаю, что мы не так часто горим как Сибирь, но как только перешли на региональный бюджет, сразу нет денег, учёбы у парашютистов не было уже с 2013 года. Отсюда и вывод. Кто остался доработать до пенсии, те ещё держатся, а дальше, думаю, никаких перспектив нет. Вспомните 2010 год. Тогда вспышки были вдоль всей границы с Финляндией, финны пожаловались — сразу и топливо появилось, и деньги из неоткуда. Горим мы каждый год, нет такого года, чтоб ни одного пожара, просто погода сама помогает. Думаю, что всё так и останется. Пошумят и забудут, – прокомментировал Михаил Сердцелюбов.

Руководитель лесного отдела Гринпис Алексей Ярошенко считает, что причина пожаров в состоянии лесного законодательства. 2021 год стал пятым с начала века по площади, пройденной лесными пожарами за период с 1 января по 20 июля по данным дистанционного мониторинга системы ИСДМ-Рослесхоз, общая площадь лесных пожаров с начала года составила 10,2 миллиона гектаров.


Алексей Ярошенко, руководитель лесной программы Гринпис России

Для Якутии 2021 год оказался вторым по общей площади лесных пожаров за этот же период. В Карелии год стал рекордным с начала века по пройденной лесными пожарами площади: общая площадь лесных пожаров, по данным организации, с начала года составила 19 тысяч гектаров.

– Принципиально за последние несколько лет ничего не изменилось с охраной лесов, поскольку финансирование переданных регионам лесных полномочий остается примерно на прежнем уровне, а значит нет и денег для приема новых людей (а часто даже для удержания старых). Только бумагооборот растет по мере хаотического ужесточения лесного и смежного законодательства, у людей остается меньше времени на реальную лесную работу и копится усталость. Причина нынешних лесных пожаров в Карелии, рекордных с начала века (хотя в более далеком прошлом бывали и более крупные) – в том, что очень сильная засуха наложилась на разруху в лесном хозяйстве. Ну и в безответственности людей, конечно, поскольку все или почти все пожары возникли по вине человека (скорее всего, из-за неосторожного обращения с огнем), – объяснил Ярошенко.

По его мнению, лесопожарная катастрофа 2021 года при действующим лесном и смежном законодательстве была абсолютно неизбежной. Теперь же пожарным, местным жителям и волонтерам в Карелии может помочь только погода:

– Конечно, в первую очередь, погода. Но и грамотная организация работы тоже. Например, на территории Ладожских шхер, несмотря на чрезвычайную пожарную опасность, где работает «Общество добровольных лесных пожарных», катастрофических пожаров не случилось (а это одна из наиболее сложных в пожарном отношении территорий в Карелии). Пока, к сожалению, по южной Карелии прогноз пожарной опасности плохой, – говорит Ярошенко.

Оригинал

«Просрали все, что мы тушили». Репортаж из карельского поселка, жители которого пять дней сдерживали лесной пожар своими силами

Карелию накрыл густой смог: за последнюю неделю огонь уничтожил в республике более 7 тысяч гектаров леса. Greenpeace называет цифры этого года рекордом, таких пожаров в Карелии в XXI веке еще не было. В небольшой поселок Найстенъярви пожарную технику пригнали только после того, как огонь перекинулся на дома. Корреспондентка «Медиазоны» Алла Константинова видела этот момент собственными глазами.

«***** [нафиг] мне эти котлеты!» — рыжеволосая женщина, которая только что одновременно помешивала что-то в кастрюле и ловко уворачивалась от брызг шкворчащего на сковороде масла, сдергивает с себя фартук и начинает суетитливо метаться по кухне. Она что-то бормочет про кошку и документы, а потом обращается к нам: «Вы-то хоть успейте уехать! А мы-то гореть будем, чего…». Я и фотограф стоим в дверном проеме, не решаясь войти в школьную столовую карельского поселка Найстенъярви. Здесь готовят сухие пайки и горячий обед для местных мужиков, которые пятый день тушат лес в километре от поселка. Накануне ночью у них получилось сбить пламя — огонь не пошел дальше наспех вырытой экскаватором полосы. Еще час назад мы фотографировали напоследок тлеющий черный мох и собирались уезжать. Но только что глава поселка, которую здесь, кажется, не слишком уважают, не замечая нас, ворвалась на школьную кухню с криком: «Девочки, поселок горит!».


Минерализованная полоса под Найстенъярви, дальше которой огонь не пошел. Фото: Мария Смирнова / Медиазона

«Здесь тушить, кроме нас, некому»

«Если будет не хватать кислорода, падайте и дышите у самой земли, не бегите никуда, не мечитесь — иначе просто задохнетесь», — сидя на переднем сиденье кряхтящего уазика, житель Найстенъярви Алексей Месникович объясняет нам технику безопасности. Мы в респираторах, он и его напарник Павел Корвачев, который ведет машину, без. Говорят, пробовали даже противогазы, но от дыма не помогает, мокрая ветошь лучше.

18 июля мы едем на место вчерашнего пожара по ухабистой лесной дороге. Спрашиваем, кто там сейчас тушит возгорание. «Здесь, кроме нас, некому», — усмехаются мужчины в ответ. Они говорят, что видели в лесу задохнувшихся зайцев. Дыма не заметно, но в воздухе чувствуется ядовитая горечь: с непривычки кажется, что дышать уже нечем. Павел, пожилой улыбчивый усач, работает в Найстенъярви на железнодорожной станции. Алексей — поджарый и загорелый, в пыльной рубашке с завернутыми по локоть рукавами. Он переехал с семьей в Найстенъярви несколько лет назад, работает на лесозаготовках под Петербургом.


Житель Найстенъярви Алексей Месникович. Фото: Мария Смирнова / Медиазона

Когда-то крупный лесозавод был и в Найстенъярви, но он почти десять лет как закрылся. На предприятии работала большая часть местных: в поселке до сих пор прописаны около тысячи человек, но постоянно живут здесь не больше семидесяти. Остались, в основном, старики и семьи вахтовиков. Из Петрозаводска до Найстенъярви километров 120 по хорошей дороге и еще 40 — пыльная грунтовка. Неподалеку — озеро, в честь которого поселок и назвали.

Пожар в лесу рядом с тем районом поселка, который здесь называют Сплавучастком, начался в ночь на 14 июля, рассказывает Павел. Чиновницы из местной администрации в ту же ночь предложили жителям района собраться в спортзале школы, которая стоит в другой части Найстенъярви. Но большинство отказались: у кого-то скот, у кого-то родители-инвалиды. Вместо этого главу поселка Наталью Осипову попросили срочно собрать людей на тушение. По словам Корвачева, возгорание на тот момент было еще совсем небольшим.

«Вместо того, чтобы организовать тушение, они собрались нас эвакуировать, — говорит он. — А пожар можно было быстро потушить, он совсем крохотный был! Это просто взбесило».

Местные начали тушить огонь сами: у Алексея есть свой противопожарный ранец. К тому моменту в лес пригнали две пожарные машины — одну поселковую и одну из соседнего города Суоярви. Но с подачей воды возникли какие-то сложности.

«Наш пожарный полчаса машину запустить не мог, — расскажет нам потом Юлия, жена Алексея. — Не знал даже, на какую кнопку нажать — рукава чуть не сгорели!».


Школьная столовая, где готовят обед для добровольцев. Фото: Мария Смирнова / Медиазона

Пока мужики из Найстенъярви и соседних поселков пытались окопать возгорание и таскали воду, их жены сквозь дымный туман носили им в лес еду. Администрация Найстенъярви организовала питание и подвоз воды только спустя два дня, говорят они. Все это время жители просили главу поселка Наталью Осипову прислать им подмогу, звонили в службу 112, писали губернатору Карелии Артуру Парфенчикову. «Все под контролем, опасности для поселка нет», — будто издеваясь, отвечали им.

Первый, кого мы видим на пожарище — человек в косынке и желтой рубашке, сидящий за импровизированным столом. Перед ним расставлены чашки, лежит пакет с печеньем и разрезанный шмат сала. «Это Николай, главный, идите к нему», — представляет его Алексей и присоединяется к группе мужчин с лопатами чуть поодаль.

Читайте также:  Свобода слова 17 октября 2016 года 22:30 Мск Смотреть онлайн Прямой эфир

Сотрудника авиационной охраны Николая Вакулича с напарником прислали в Найстенъярви из Карельского центра авиационной и наземной охраны лесов — на тот момент здесь сгорело 30 гектаров леса. Местные говорят, что Вакулич «нормальный мужик»: разговаривает уважительно, спит по два часа в сутки — тут же, на пожарище, в машине.

«Я с 5 июля на пожарах в Карелии, — говорит Вакулич. — Здесь, в Найстенъярви, была угроза населенному пункту, и у меня стояла задача снять ее. Вчера мы организовали встречный отжиг — по сути, это единственная действенная мера при тушении крупных лесных пожаров».


Сотрудник «Авиалесоохраны» Николай Вакулич приехал тушить 30 гектаров, но в огне уже 600. Фото: Мария Смирнова / Медиазона

Вакулич жалуется на разрядившийся GPS-навигатор и соглашается провести нас вдоль минерализированной полосы — перекопанного участка земли, который накануне помог остановить огонь на подступах к поселку.

«Сейчас официально здесь горит около 600 гектаров, — хмурясь, говорит он. — Сложность заключается в погодных условиях, отсутствии воды — если пройтись, под ногами здесь все хрустит. Мы огонь отсекаем, стараемся ужать его со всех сторон».

Мы стоим на вырубке, земля дымится. Неподалеку несколько деревьев качаются от сильного ветра; когда они соприкасаются друг с другом, слышен хруст. Начальник задумчиво смотрит вдаль и говорит, что пожар может начаться заново от одной искры: «Сейчас мы не можем зайти в лес, вы видите, что происходит: сильное задымление. При таком ветре пожар просто скачет».

Он разворачивает карту: в нескольких километрах от вырубки, где мы стоим, огонь перебрался через небольшой ручей по старому деревянному мосту. Лес продолжает опасно тлеть в трех местах вокруг поселка: у железнодорожной станции, в районе линии электропередачи и на вырубке, где мы сейчас стоим. На отдаленных участках, по словам Вакулича, посменно работают 16 сотрудников МЧС из Петрозаводска. В Найстенъярви, правда, их ни разу не видели и называют подмогу «мифическими эмчеэсниками».


Вырубка, по которой недавно прошел огонь. Фото: Мария Смирнова / Медиазона

«Местные жители напуганы дымом и паникуют, потому что не сталкивались раньше с такой ситуацией, — успокаивает Вакулич и добавляет, что за разъяснительную работу с населением он не отвечает. — Вся информация уходит руководителю, и они уже там…».

Вакулич отвлекается на звонок, а мы заговариваем с направляющимися в лес мужчинами — Эдуард Федотов и Евгений Селезнев из Москвы приехали в Найстенъярви к родственникам. «Мы приехали отдыхать на неделю, ну вот отдыхаем… Тоже в лесу», — усмехаются они. Подходим к группе усталых людей, которые возятся с пожарным ранцем. Они отворачивают лица от фотоаппарата и беззвучно матерятся. Мы предлагаем им сказать о неисправном распылителе тому же Николаю, но мужчины только ухмыляются.

«Нет их, ранцев-то! — говорит самый высокий. — Один на пятерых. Мы каждый день приходим, они лежат — берем себе, если достанется. Только они либо протекают, либо вот…».

Вакулич тоже признается, что ему не хватает техники. «По-честному, конечно, не хватает, — он почему-то начинает смеяться. — Но у меня есть еще два пожарных поезда — один в Суоярви, другой в Петрозаводске. Ну… Работают они, вроде…». Вздохнув, Николай меняет тему разговора.


Местные жители пытаются починить распылитель противопожарного ранца. Фото: Мария Смирнова / Медиазона

Экстренное самоспасение

Спустя час мы с несколькими жителями поселка стоим на затянутой дымом дороге, соединяющей две части Найстенъярви. Точнее, дороги уже не видно: слева в паре метров свечами полыхают сосны. Рядом «Газель» МЧС и группа мужчин в шортах — они переминаются с ноги на ногу и растерянно смотрят на огонь. Через несколько минут подъезжает пожарная машина, но что именно происходит, уже не видно — на нас валит черный дым.

Позже выяснится, что возгорание началось за продолженной минерализованной полосой — видимо, та самая искра, про которую говорил Вакулич.

«Езжайте по этой дороге прямо, никуда не сворачивайте! — кричит молодой мужчина из местных, показывая нам лесной путь из поселка. — Больше выхода нет!»

Мы действительно поедем по этой дороге, минут через десять найдем выезд из задымленного леса и встанем на пустой развилке. Но вскоре вернемся к месту возгорания и найдем там нескольких местных жителей.


Дорога на пожар. Фото: Мария Смирнова / Медиазона

«Да куда мы поедем, мы только узнали! У нас дома дети, документы, надо вывозить!» — разводят они руками в ответ на предложение вывезти кого-нибудь из поселка.

Наконец, мимо нас по дороге начинают проезжать машины: в окнах видны пенсионеры, дети, собаки. Несколько машин с щурящимися от дыма людьми выезжают со Сплавучастка, выныривая из черного облака. Почти никто не останавливается. Местные говорят, что экстренно покидать поселок им пришлось самим.

«Да не было никакой организованной эвакуации, автобуса, о чем вы!? — рассказывает рассерженная Анастасия Полутина. — Нас знакомые из других поселков забирали, соседи! Вот если бы моя Света за нами не приехала, нас бы вообще никто не забрал! У меня пятеро детей, муж на вахте — я двоих взяла, остальных со знакомыми на попутках в Петрозаводск отправила к родственникам, потому что куда их?».

Глава поселка Наталья Осипова отказалась отвечать на наши вопросы. «На данный момент я спасаю людей» — отрезала она. 18 июля часть жителей Найстенъярви отвезли в соседний поселок, где они до сих пор спят на матах в здании школы.

Мы стоим на выезде из поселка, после эвакуации прошло чуть больше часа. На руках у Полутиной маленький сын, он с любопытством разглядывает соседей по обочине. Семьи, выехавшие из поселка, стоят вдоль обочины и смотрят на растущий в небе хвост дыма. Кто с прицепом, погрузил технику: телевизор, микроволновка, велосипед. Кто-то аккуратно выводит из машин стариков: мне рассказывают, что у одной из семей с собой бабушка, которая только что перенесла второй инсульт.


Жены добровольцев рассказывают, что их мужчины вынуждены тушить пожар круглыми сутками. Фото: Мария Смирнова / Медиазона

«А я скотину бросила: поросята, свинья еще пузатая, куры, цыплята, — рыдает Наталья Карпова, обнимая кошку. — Инкубаторы, мотособаку, лодку, мотор — все оставили!». Ее дочь лет шестнадцати деловито добавляет: «Все имущество на 80 тыщ, поросята — по тридцатке!».

Побросав животных, бежали многие: собак и кошек просто выпустили на улицу. «Не знаю, выживет ли моя Ханна, она немецкая овчарка, — вздыхает Полутина. — От дома ведь никуда не уйдет. А сколько техники у всех осталось — всю жизнь, ***** [блин], на это зарабатывали, чтобы жить, ***** [блин], как люди!».

Возгорание перед минерализованной полосой началось через полчаса после нашего ухода, рассказал приехавший на место сбора разъяренный Алексей Месникович. Он курит одну за другой и уверяет, что место, где снова начался пожар, никто не контролировал. Месникович с женой и сыном выехали из Найстенъярви одними из последних — он пытался залить водой участок вокруг своего дома. В поселке на момент их отъезда по-прежнему оставались люди, говорит Алексей.


Смог от пожара, покрывший карельский поселок. Фото: Мария Смирнова / Медиазона

«Подошва ботинок расплавилась полностью, — показывает он, распаляясь с каждым словом. — Вот мне Мишка звонил, сказал, все! Крайние дома уже горят, горловина железной дороги горит… Просрали все — и то, что мы тушили, и тот дальний участок за мостом… Все под контролем у них, ага!».

Он уходит, садится на край прицепа и закрывает лицо рукой.

Дополнительную технику и пожарных в Найстенъярви отправили только после того, как огонь добрался до деревни — вблизи жилых домов огонь в итоге удалось потушить. 18 июля в деревне сгорели три нежилых постройки, человеческих жертв не было, в некоторых дворах, по словам местных жителей, задохнулись животные. В Найстенъярви все еще жалуются на нехватку ресурсов, но правительство сообщает, что ситуация под контролем. Пожар вокруг села продолжается до сих пор и признан одним из самых крупных в Карелии. 20 июля в Суоярвский район с проверкой прилетел глава МЧС Евгений Зиничев. В последние дни жители Карелии сами организуют отряды волонтеров, которые выезжают на лесные пожары.

Оригинал

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: