1. Главная
  2. Новости
  3. В России
  4. В Якутии горят леса: Поганой путинской "власти" по-прежнему насрать


В Якутии горят леса: Поганой путинской «власти» по-прежнему насрать

В Якутии горят леса. Дым накрывает города, из-за него трудно работать пожарной авиации, а сухая и жаркая погода увеличивает риск распространения огня.

В июле жители Якутии обращались к президенту России Владимиру Путину с просьбой обратить внимание на лесные пожары, поскольку, по их словам, в республике не хватало техники и людей для борьбы с огнем. Затем экоактивисты обратились за помощью к американскому актеру Леонардо Ди Каприо, основавшему благотворительный экологический фонд, и он опубликовал в инстаграме пост о якутских пожарах.

Тем временем в лесах на земле с огнем борются пожарные и помогающие им добровольцы из окрестных населенных пунктов. Десантники-пожарные из «Авиалесоохраны» ведут позиционные бои – окапывают леса на пути огня, устраивают встречные палы, чтобы лишить наступающие пожары топлива, – и готовят пути отступления на случай, если ветер переменится.

Десантники-пожарные, готовящиеся встретить огонь у селения Магарас неподалеку от Якутска, – в фильме Максима Пахомова.

Монологи пожарных и добровольцев

«Работа, конечно, опасная, а что сделаешь? Для этого мы и учились, для этого и работаем не первый год. Есть опыт, есть стаж, ситуаций в жизни много было с этой работой. Убегали с верховых пожаров, спасались как-то. Даже перед тем, как сюда приехать, были на другом пожаре, успели только вещи перенести, чтобы нас не накрыло пожаром. Верховой как пошел – мы-то убежали, может быть, но вещи бы точно погорели, товарное имущество. Самое главное в этой работе – техника безопасности, наставление по пожарно-десантным работам 1984 года выпуска написано кровью, его нужно знать. Люди погибали на пожарах, имущество не раз жгли».

«Верховой пожар самый опасный. Допустим, ударила молния в дерево, и пошло по земле. Дошла до подроста с ветерком, с подроста начинает переходить на взрослые деревья. И высокой стеной идет, деревья сгорают за секунду. Он идет, не щадит ничего. Есть классификация пожаров – низовой слабой интенсивности, низовой высокой интенсивности, средний высокой интенсивности и верховой. Здесь был низовой слабой интенсивности, шел по пойме, полю, горела трава. По лесу шел, полз по земле неторопливо. Прошли осадки и нам помогли».

Читайте также:  Предсказания политического аналитика на 2020 год: 27 декабря 2019 года 19:00 Мск Трансляция

«Сначала разведка с воздуха, если летишь на вертолете, – где фронт, где тыл, где фланги пожара, направление ветра. Пути отхода ищешь, безопасное место, куда можно уйти в случае, если ветер резко поменялся, начал пожар идти на тебя. Самое главное – техника безопасности. Разведка прошла, пути отхода сделаны, расставлены силы и средства пожаротушения, принимаешь решение, откуда начинать тушить. Если ветер с тылу, начинаешь по флангам обходить, замыкать его на фронт, либо, если ветра нет, можно с фронта начинать. Окольцовываешь его».

«Сейчас мы ждем технику, придет трактор. Нам нужно работать от опорной полосы, откуда мы будем отжигаться. Ты же просто так не подойдешь, спичку не кинешь, он у тебя будет расползаться во все стороны. Нужно сделать контролируемый отжиг, нужно маленько поджечь участок леса. Допустим, фронт не получается окопать лопатами или залить РЛО (ранцевыми лесными огнетушителями. – Прим.), тогда пускаешь встречный пал. Площадь отгорела, и тот основной пожар, который идет на тебя, подходит к палу и тухнет. Это один из видов пожаротушения. Есть несколько видов пожаротушения – это захлестывание: трава, допустим, горит, есть такие специальные хлопушки, захлестываешь ими, либо нарвал веток, тушишь. Окапывание, заливка водой. Даже воздуходувки имеются. С водосливным устройством вертолеты работают, ВСУ называется. В емкостях таскают воду, на пожар льют. РЛО, ранец лесной опрыскиватель. 18 литров воды, ходишь по кромке, притушиваешь. Окапывает полосу техника, или лопатами окапываешь. Все, что лесоохрана ни придумывала, – лучше топора и лопаты нет».

«На пожарах каждое лето. В этом году много больших пожаров. Раньше меньше было. Засуха, воды нет, дождя тоже нет. На уазике можно везде проехать, раньше из деревни на уазике не выехать в лес – грязь, болота. Люди приходят, помогают. Одним нам не справиться. Мобилизованные, еще в этом году добровольцы, студенты помогали. Главное, техника нужна хорошая. Надо лесоохрану повысить, чтобы много народа было, парашютистов, десантников. Сразу с воздуха увидел, парашютистов надо подбрасывать».

Читайте также:  Геннадий Гудков - Власть в России сменится не на выборах: 25 июня 2021 года 17:00 Мск Прямой эфир



«Мы добровольцы. Просто мы видим, что в последнее время заволокло город дымом. Конечно, нас никто с работы не отпускал. Мы знаем, что пожары где-то недалеко, можем посвятить свое свободное время общему делу, не просто в интернете сидеть, какие-то комментарии писать, а пойти и реально что-то сделать. Поэтому решили сразу после рабочего дня поехать сюда».

«В инстаграме отзывы писали: добровольцы, давайте потушим. Мы создали ватсапп-группу, кто хочет поехать. Нас было 13 человек, собрались и приехали. Они три дня были, а мы остались. Сегодня 11 дней, остались дальше помогать».

«Десантник-пожарный. Мы не прыгаем – это парашютисты прыгают, а мы десантники – на веревке. Вертолетом закидывают на пожар. Все шмотки в вертолет грузим, и поехали. В этом году было 90 лет авиационной охране. До этого же никто не тушил, такие пожары кто будет тушить, если не авиация?»

«В Якутии лесные пожары в основном происходят из-за гроз. Сухая гроза. Она же не один пожар делает, она может сразу 20 сделать. Идет, через каждые три километра втыкает, три километра – молния. Бывает, что молния ударила в дерево, разлетелась щепа, начало гореть, дождь пошел, на неделю, может, прибило его дождем, а через неделю – пожар. В других регионах, где большое население, Екатеринбург, Нижний Тагил, больше людей в лес выезжает, – накидали бревен, чай попили, шашлыка поели и уехали, костер не потушили. Бабка подожгла, МЧС подъезжает: ты чего жжешь-то? – Я, мол, успею [потушить]. А сама еле ходит с палкой. Как ты успеешь его захлопать? Раньше было проще, им разрешали траву сжигать, когда снег лежит в лесу. Сейчас запретили. Они ждут, когда высохнет капитально, – спичку кинули и убежали. Поле сгорело, вместе с полем сгорел весь лес».

«Те же ботинки, которые нам выдают, в них нельзя работать. Два часа походишь в этих ботинках, ноги в кровь сотрешь. Покупаешь ботинки хорошие, которые стоят около 10 тысяч. В этой форме еще можно ходить, в нашей форме не походишь, комары прокусывают форму насквозь. Палатки покупаем сами, спальники покупаем хорошие сами, матрасы покупаем сами. Те спальники – при температуре плюс пять уже замерзнешь, не выживаешь. Лучше сидеть около костра. Все покупаем за свои деньги. На все вопросы один ответ: кому не нравится – увольняйтесь, других возьмем».

Читайте также:  Ядерный шантаж Путина = Пустой блеф!: РосПил на ядерном щите

«Мы не должны ходить на пожар три километра пешком, должен прилететь вертолет, отвезти нас на пожар, там спуститься. Если нет возможности, мы обратно пешком доходим. Ходим пешком на пожары по три, по пять километров. Пока дойдем, там уже все сгорит к этому времени. В 90-х годах работал, если самолет или вертолет не дали в течение часа, кто работает в авиации, лишается премии. Приезжаем в аэропорт, там бизнесмен какой-то, предприниматель, рыбу надо везти в другой город. Он всю эту рыбу выгружает и плачет: ребята, все, из-за вас вся рыба протухнет. Жара плюс 30 градусов. Такие условия были. Самолеты, вертолеты, техника, трактора, все, что надо, все давалось. Сейчас ничего не выбьешь. День ждем: где вертолет? Пожаров много, обслуживает. Второй день ждем: где вертолет? Где-то в Луговой, много пожаров, некогда до вас долететь. Три дня ждем, нет вертолета».

«Нам, главное, ночные идут, 12 рублей в ночь, мы рады этому, нам больше не надо, 12 рублей нам хватает. То, что мы живем в лесу в таких условиях, нас комары кусают, дров нет, воды нет, – за это нам идет 12 рублей ночные. 100 рублей командировочные и 12 рублей ночные».

«Сравнить с Америкой, в Америке очень хорошие деньги платят. Ту же Канаду взять, там платят бабки хорошие. Они сезон работают, три месяца, потом год живут на эти деньги, ни в чем себе не отказывая, не нуждаясь».

«Зимой у нас учеба, тренировка, подготовка, экзамены сдаем, медкомиссию проходим. Основная работа летом, летом вообще дома не живем – тайга наш дом, палатка. Экстрим. Мне нравится, меня все устраивает. Деньги для меня не самое главное, удовольствие получаю от работы».

Оригинал

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: