Доступное в России зеркало сайта
  1. Главная
  2. Россия
  3. Конец путина
  4. Война путина
  5. Украинские партизаны против армии РФ: Движение сопротивления

Украинские партизаны против армии РФ: Движение сопротивления

kherson ukraine war putler stop

ХЕР ВАМ, А НЕ ХЕРСОН!

В Херсоне взорвали автомобиль коллаборанта Дмитрия Савлученко, он погиб. Под Мелитополем взорвали железнодорожный мост, по которому россияне транспортировали оружие. В Крыму партизаны подбросили российским военным и их женам открытки с угрозами.

Движение сопротивления охватило все территории, оккупированные россией. Украинские партизаны делают все возможное, чтобы россияне не чувствовали себя как дома и не могли легко закрепиться в захваченных регионах.

kherson ukraine war putler stop
ХЕР ВАМ, А НЕ ХЕРСОН!

«Каждый должен стать партизаном на своем месте»: как устроено движение сопротивления

«Активность украинских партизан продолжает усложнять российским оккупационным властям попытки консолидировать контроль над оккупированными территориями», — говорилось в отчете американского Института изучения войны за 20 июня.

Официальный Вашингтон тоже говорит о «серьезной сети сопротивления», которая усложняет россиянам управление и предоставление даже таких основных услуг, как вывоз мусора или водоснабжение, рассказывает CNN. Директор Национальной разведки США Эврил Хэйнс заявляла, что кремль столкнулся с «ростом партизанской активности, особенно на юге Украины».

«Мы им показывали, что они враги в этом городе»

«Мой город был оккупирован почти сразу. Весь процесс сопротивления оккупации был в форме протестов. Мы выходили на площади. Сначала нас было много, и в один момент мы подумали, что все разрешится и устаканится. Потом мы начали понимать, что протесты угасают, люди исчезают и во время этих протестов возникло маленькое комьюнити. Это были мои друзья, друзья, новые друзья. Мы решили, что пора, чтобы сопротивление перешло в несколько иную форму, более неофициальную».

Крепкий мужчина с бородой сидит спиной к камере. Он рассказывает, как присоединился к движению сопротивления в одном из оккупированных городов Украины. Из соображений безопасности он не называет ни город, ни собственное имя. Это видео по просьбе hromadske записал Центр национального сопротивления, координирующий сопротивление на оккупированных территориях. Мы передали свои вопросы партизанам, ответы на которые и записал Центр.

Мужчина на видео рассказывает, что после перехода в подполье его группа стала заниматься стрит-артом: рисовать на улицах города лозунги, проукраинскую символику, изготовлять листовки с угрозами оккупантам или подбадривающие украинцев. Еще один фронт работы, которым занималась группа — передача информации о передвижении российских военных.

«Мы пытались расклеивать свои листовки, оставлять свой арт вдоль маршрутов их патрулирования. Мы им показывали, что они — враги в этом городе. Это реально давило на них: усиливались маршруты, забирало у них ресурсы, плюс это тоже работало на коллаборантов. После этих известных событий со взрывами, плюс листовки — коллаборанты боятся свою предательскую позицию проговаривать вслух на людях, потому что они понимают, что они враги», — рассказывает мужчина.

К тому же, добавляет он, движение сопротивления мотивировало остальных горожан к решительности, в частности путем саботажа. Впоследствии его группа стала замечать, что в городе появились новые очаги сопротивления, которые также клеили листовки и рисовали граффити. Движение разрасталось.

«Наша главная цель — сделать так, чтобы у них земля под ногами горела. И это удается»

Закон о национальном сопротивлении украинские парламентарии приняли незадолго до полномасштабного вторжения — 27 января. Законодатели определили, что составляющими национального сопротивления являются территориальная оборона, движение сопротивления и подготовка граждан к ненасильственному противодействию врагу. Именно последним занимается Центр национального сопротивления, созданный в марте. У центра есть амбициозная задача — подготовить всех совершеннолетних украинцев к сопротивлению оккупанту.

Движение сопротивления координируется Силами специальных операций Вооруженных сил Украины. Это чаще всего профессиональные военные, выполняющие боевые задания на временно оккупированных территориях. Скорее всего, именно они подрывают железные дороги или коллаборантов, но лишь изредка сообщают о своих операциях. Информация об их задачах относится к государственной тайне. Командование ССО только однажды сообщило о результате работы партизан — подрыве моста на юге Украины.

Підготовка руху опору навіть під час війни - це вдосконалення та розширення розгалуженої мережі, яка працює по всім...

Опубликовано Командування Сил спеціальних операцій ЗС України Вторник, 29 марта 2022 г.

В остальных случаях установить исполнителей покушения и ударов в тылу однозначно невозможно, хотя украинские власти и намекают на действия партизан.

После 24 февраля взрывы раздавались во всех крупных оккупированных городах. В Энергодаре и Мелитополе пытались взорвать гауляйтеров. В порту Бердянска периодически шумно и дымно. Так, 24 марта ВСУ потопили большой десантный корабль «Саратов». Не сходит со лент новостей и Херсон, где во время взрывов были ранены коллаборант и начальник колонии № 90 Евгений Соболев и уехавший в Херсон депутат Рады Алексей Ковалев, который стал сотрудничать с оккупантами. В результате одной из атак погиб Дмитрий Савлученко — так называемый глава департамента семьи, молодежи и спорта российской военно-гражданской администрации.

«Это движение сопротивления находится в коммуникации с силовыми структурами, с нашими Вооруженными силами Украины, – рассказывает мэр Мелитополя Иван Федоров. — Сегодня это уже более нацеленное на противодействие военной агрессии рашистской федерации (движение, — ред.), и его основная цель — парализация движения железнодорожного транспорта рф, доставки боеприпасов, военной техники и, конечно, делать все, чтобы рашистам было некомфортно находиться на нашей территории».

Мелитопольским партизанам, похоже, это удается. Британский журнал The Economist назвал город центром партизанского движения. Так, 3 июля неизвестные взорвали железнодорожный мост между Мелитополем и Токмаком, через который россияне транспортировали оружие. Федоров заявил, что это работа Сил сопротивления. Украинская разведка сообщала, что в Мелитополе убили 70 российских военнослужащих во время ночных патрулирований. «Есть данные, что это результат работы украинского движения сопротивления», — заявили в Главном управлении разведки Минобороны.

Мэр Мелитополя очень осторожно говорит о том, кто именно партизанит в городе, называя их «людьми с разной квалификацией». Такая осторожность связана с репрессиями, к которым прибегают россияне. За каждой удачной акцией следуют задержания, добавляет Федоров.

Оккупанты активизировали преследования и в Энергодаре, рассказывает мэр города Дмитрий Орлов. Ситуация напряженная, и партизанское движение не такое массовое, потому что в городе много оккупантов, а большинство молодежи уехало, объясняет Орлов. К тому же россияне захватили систему видеонаблюдения города и могут легко отслеживать передвижение людей.

«Ребятам тяжело находиться под давлением. Их достаточно активно начали свозить на подвалы. Потом выпускают, чтобы один сдал другого, и шантажируют, угрожая семьям», — говорит Орлов.

О том, что взрывы пугают коллаборационистов, может свидетельствовать их реакция. Херсонские коллаборанты стали ходить по улицам в бронежилетах и ​​с охраной. «Глава народной администрации» Энергодара Андрей Шевчик, назначенный оккупантами, пострадал при взрыве 22 мая. Хотя он и вернулся к работе, но взял себе вдвое больше телохранителей. Теперь с ним тоже постоянно ходят взрывотехники, рассказывает Орлов.

Наместник россиян в Мелитополе Евгений Балицкий после взрыва около его дома 30 мая переехал, но его новый адрес хорошо известен украинским силовым структурам, предупреждает Иван Федоров.

«Теперь они боятся выходить из квартир, заглядывают за углы, поэтому наша основная цель сделать так, чтобы у них земля под ногами горела. И это сегодня удается», — говорит мэр города Мелитополя.

«В каждой громаде остаются люди, которые сопротивляются оккупантам»

«Каждый должен стать партизаном на своем месте — будь то уборщица в каком-то здании или директор муниципального учреждения», — так описывает свою миссию представитель Центра национального сопротивления. Он просит не раскрывать его фамилию из соображений безопасности. Говорит, что его, как и остальные участники движения сопротивления, знают пять-десять человек. Это нужно, чтобы в случае задержания одной группы нельзя было выйти на все остальные.

ССО создали сайт, где обучают формам сопротивления и объясняют, как заботиться о собственной безопасности на оккупированных территориях. На сайте можно узнать, как пользоваться VPN или как вести себя в плену, как украсть российский танк или устроить засаду. Вот как ССО советуют готовиться к акциям сопротивления:

У вас всегда должно быть алиби. Продумайте его заранее. Оно должно быть простым и понятным.

Попытайтесь совершить действия, за которые может быть ответственно большое количество людей. Например, диверсия на улице после наступления темноты, которую вы могли бы совершить против военного автомобиля или грузовика, является еще одним примером действий, в которых вас почти невозможно обвинить.

Вы должны пытаться повредить только объекты и материалы, которые будут использоваться врагом. Прежде всего — горюче-смазочные материалы, продукты, медикаменты.

После того как вы совершили акт саботажа, удержитесь от соблазна остаться на месте и посмотреть на результат. Наблюдатели чаще вызывают подозрение.

На Ютубе Центр запустил САБОТАЖ VLOG, где учит усложнять жизнь оккупантам. Вот один из примеров коммунального саботажа, который предлагают разведчики: «Работаете сантехником или уборщицей? Действия, совершенные ранее с системой канализации, водоснабжения позволят вам получить легитимную причину доступа к месту квартирования оккупанта, да еще и по его собственному приглашению. Не нужно устанавливать растяжку или камеру — это слишком рискованно. У вас есть возможность спрятать телефон с будильником? Установите его с прекрасной записью “Мы вас всех убьем” в спальном помещении. К сожалению, такая акция, скорее всего, будет одноразовой, и телефон этого не переживет, но чем ближе к оккупанту этот трек будет воспроизведен, тем лучше».

Пресс-секретарь Центра национального сопротивления рассказывает, что их задача — объяснить, что сопротивление может оказывать любой: сантехник, художник, бухгалтер или кадровик в горсовете. Центр только подсказывает жителям оккупированных территорий направление действий.

«Вы можете недокрутить колеса, недолить масло, чтобы машина оккупантов сломалась. Наибольший результат вы можете принести как специалист. Сантехник знает, как где-то там подкрутить трубу, чтобы через четыре дня она забилась, и оккупанты в своем офисе были по колено в дерьме. Чиновник знает, как за день провести пять совещаний, выйти на перекур, пообщаться с кем-то, перенаправить на пересогласование документ, где нужно пять подписей. Это все саботаж. Мы даем зерно, ключевые вещи и объясняем меры безопасности: как человеку вести себя во время обыска или общения с оккупантом, как должен выглядеть телефон», — рассказывает представитель Центра национального сопротивления.

Ненасильственное сопротивление распространилось даже на оккупированные еще в 2014-м территориях. В Донецке появились проукраинские граффити. В Крыму партизаны расклеивают листовки с намеками на уничтожение Крымского моста и угрозами. В Евпатории здание администрации облили желтой и синей краской. В телеграме неизвестные создали канал «Крым — край партизанской славы», где публикуют информацию о сопротивлении на полуострове.

Представитель Центра национального сопротивления объясняет, что уровень сопротивления в оккупированных городах может быть разным, ведь он зависит от количества людей. Чем больше жителей, тем масштабнее партизанское движение. Именно поэтому новости о херсонских партизанах чаще всего появляются в СМИ.

«С тех территорий, где россия уже восемь лет, труднее доходит информация, и людям сложнее реализовывать эти задачи. Там уже полностью отлажен полицейский режим. Опасность страшная. На территориях, оккупированных после 24 февраля, яростное сопротивление происходит повсюду. В Мариуполе россияне проводили зачистку, и люди ушли в тень. А сейчас начинаются первые акции наших ребят в тылу. Люди уже лучше люди понимают, как сопротивляться», — анонсирует новые акции представитель Центра национального сопротивления.

Проводят жители оккупированных территорий и акты саботажа. По данным Министерства образования, в Херсоне из 60 директоров школ только двое согласились сотрудничать с россиянами. Большинство предпринимателей города отказались работать за рубли, а главы ОСМД не предоставили списки выехавших людей и свободных квартир, рассказывает первый заместитель главы Херсонского областного совета Юрий Соболевский.

«Фактически в каждой громаде у нас остаются люди, которые сопротивляются оккупантам. В первую очередь это поддержка патриотизма в области: постоянно размещаются и раздаются листовки, вывешиваются наши флаги и патриотические граффити. Это очень трудно делать, потому что, если россияне поймают, это может быть очень опасно. Но Херсонская область сейчас очень патриотический регион. Все наши родные херсонцы очень ждут ВСУ», — рассказывает Соболевский.

В некоторых районах Запорожской области оккупанты не получили актуальные списки населения для проведения «референдума», потому что муниципальные органы их уничтожили, рассказывает представитель Центра Национального сопротивления. Массовое сопротивление населения заставило россиян уже в третий раз перенести фейковое вхождение территорий в состав рф. Пресс-секретарь Центра сопротивления объясняет, что когда кремль приказывает своему генералу провести референдум весной, а он проваливает задачу, то Москва объявляет ему выговор, и это затягивает время, снижает моральный дух россиян — и они снова переносят «референдум».

«Конечно, им некомфортно, когда они видят, что их здесь не ждут. Хлебом-солью их никто не встречал, поэтому ведут они себя достаточно аккуратно и стараются не брать ни еду, ни напитки от местных, потому что, по-видимому, переживают за свое здоровье», — рассказывает мэр Энергодара Дмитрий Орлов.

В Херсоне нервничают и оккупанты, и коллаборанты. Партизаны также предостерегают местных от сотрудничества с россиянами, рассказывает первый заместитель главы Херсонского облсовета Юрий Соболевский. Из-за мощного партизанского движения россияне постоянно усиливают фильтрационные мероприятия, проводят обыски, похищают людей, добавляет чиновник.

Мирное сопротивление местных жителей — важное дополнение к работе боевых партизан, считают в ССО.

«Листовка, граффити, телеграм-канал, угроза на бумажке, наклеенная на машину. Кажется, ничего серьезного — ведь это не пойти и взорвать автомобиль. Нет, поверьте, когда три месяца какой-нибудь рядовой или офицер из Ростова живет в городе, где ему все желают смерти, где он без семьи, и у него еще не получается что-то сделать, где его притесняет командование, потому что он не справляется с задачами, это наносит колоссальный удар по морально-психологическому состоянию оккупанта», — считает представитель Центра национального сопротивления.

Он надеется, что когда ВСУ будут освобождать оккупированные города, россияне под давлением движения сопротивления в тылу будут отступать быстрее.

«Поддерживать не только словами из телемарфона, но и действиями»

Движение сопротивления не только деморализует россиян, но и приободряет местных, уже четыре месяца живущих в оккупации. «Уныние» — слово, которое часто употребляют в разговоре с hromadske опрошенные спикеры.

«Люди так или иначе привыкают к новой реальности, — рассказывает херсонский журналист Иван Антипенко. — Нарратив о том, что Украина нас бросила, продолжает продвигаться. И он будет срабатывать. Если Украина не пришла, то она нас бросила — это очень простая связь, которую будут выстраивать обычные люди в селах. Да, сложно, но не стреляют же, например, в Геническом районе. Ну цены теперь в рублях, кто-то уехал. Еда есть, огород посадили, какой-то бизнес наладили. Можно в Крым возить овощи. Можно жить. Нам нельзя допустить, чтобы этот нарратив сработал».

По словам Юрия Соболевского, россияне убеждают местных, что Херсонская область не нужна Украине, и россия пришла навсегда. Поэтому чтобы уныние не доминировало, журналист Иван Антипенко призывает разными способами напоминать, что Херсон — это Украина.

«Не только словами из телемарафона, но и действиями, в том числе действиями, которые совершает движение сопротивления», — говорит журналист

Мэр Мелитополя Иван Федоров вспоминает еще один действенный метод — центры для переселенцев на подконтрольных территориях, куда можно обращаться за поддержкой. А в Центре национального сопротивления советуют украинцам чаще общаться с людьми на оккупированных территориях — например, писать даже простым знакомым, чтобы поддержать их словами.

Оригинал

Читайте также:  Новое обострение путина на Донбассе - Реакция мира на бойню в Авдеевке: 03 февраля 2017 года 21:00 Мск Прямой эфир

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания применять.

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: