Доступное в России зеркало сайта
  1. Главная
  2. Россия
  3. Конец путина
  4. Война путина
  5. Оккупация Украины - Кладбище в Лимане: История жизни и гибели семьи

Оккупация Украины — Кладбище в Лимане: История жизни и гибели семьи

Slava Ukraini

Слава Украине!

В деоккупированном Лимане Донецкой области на месте массового захоронения правоохранители эксгумировали тела 35 военных и 152 гражданских. В настоящее время идет процесс опознания, по результатам которого родственникам погибших передадут останки для захоронения.

Среди могил, фотографии которых распространяют в сети, 27-летняя Кристина Скобельская увидела и похороны своих родных. На двух крестах были надписи Кисиль Елена и Кисиль Людмила, а на их захоронениях стояли куклы. Это двухлетняя и годовалая племянница Кристины.

Отец девочек, ее двоюродный брат Евгений Кисиль, успел рассказать сестре историю об ужасной смерти всей своей семьи. В сентябре мужчина тоже погиб – взорвался на мине в местном лесу.

Текст подготовлен платформой памяти Мемориал , рассказывающей истории убитых Россией гражданских и погибших украинских военных, специально для Украинской правды. Чтобы сообщить данные о потерях Украины, заполняйте формы: для погибших военных и гражданских жертв .

Slava Ukraini
Слава Украине!

27-летняя Кристина Скобельская потеряла в Лимане почти всех родственников по линии матери:

53-летнюю тетю Елену Кисиль,
55-летнего дяди Анатолия Кисилия,
32-летнего брата Евгения Кисилия,
2-летнюю племянницу Елену Кисиль,
1-летнюю племянницу Людмилу Кисиль,
34-летнюю невестку Викторию Поливанову и ее детей от предыдущих отношений:
14-летнюю Екатерину Поливанову,
9-летнего Александра Поливанова.

Рассказываем историю жизни и гибели семьи Кисиль.


Братское захоронение в деоккупированном Лимане. Фото: Восточный Вариант

"У меня только самые теплые и самые веселые воспоминания о них"

Мама Кристины Скобельской Инна и ее сестра Елена родились в Смирновке Харьковской области. Девушки рано осиролит. Их мать умерла, когда Елене было 16 лет. Сестры росли с отцом и бабушкой, с детства много работали на земле.

После школы Елена поступила в Красноградское медицинское училище и получила профессию медсестры. В Краснограде женщина познакомилась со своим мужем Анатолием Кисилем – он работал на одном из местных предприятий токарем. Анатолий родом из села Верхняя Самара Харьковской области. После распада СССР мужчина ездил на заработки в Киев и другие города. Был разнорабочим и много работал, чтобы обеспечить свою семью.


Елена Кисиль была медсестрой, архив семьи

Женившись, пара переехала в село Доброволье Харьковской области. Елена устроилась медсестрой в местную амбулаторию. Всегда охотно помогала всем, кто нуждался в медицинской помощи, приходила к больным домой делать уколы. Анатолий работал в фермерском хозяйстве.

Кисили имели и свое хозяйство: держали скот, сажали большой огород. Елена готовила из выращенной консервации.

В Добровилле у супругов родился сын Евгений.

"С детства Кисили приучили сына к труду. Маленький, курносый, с веснушками - он все время вертелся у Лены, хотел помогать, - вспоминает соседка семьи Елена Химейчук. - Лена, помню, мечтала о летней кухне, и в свои 10 лет Женя смастерил для мамы некую пристройку из досок. Кисили были хорошими людьми".


Анатолий с сыном Евгением, архив семьи

Когда Кристина Скобельская была ребенком, мама Инна часто отправляла ее на летние каникулы к тете Елене в Доброволье. Вместе с Женей они строили землянки, играли, рыбачили, купались в местном озере.

"У меня только самые теплые и веселые воспоминания об этой семье", – едва улыбаясь, говорит Кристина.


Евгений Кисиль с матерью и отцом, архив семьи

В 2005-м Кисили переехали в Лиман. В Доброволье закрыли амбулаторию, где работала Елена, и ей пришлось искать новую работу. Женщина устроилась медсестрой на санпропускник в Лиманскую центральную районную больницу.

По словам коллег, Елена была безотказной, всегда приходила на помощь, и на работе ее очень уважали. Переехав в Лиман, женщина мечтала о своем клочке земли. Когда они с Анатолием приобрели частный дом с участком, радости Елены не было предела. Она занималась садоводством, выращивала цветы. А своей сестре Инне, которая тогда тоже жила в Лимане, дарила на дни рождения саженцы. Кисили также держали скот: кроликов, свиней, коз.


Евгений Кисиль, архив семьи

В Лимане сын Елены и Анатолия Евгений поступил в местное железнодорожное училище. Жил у тети Инны, пока родители обустраивались на новом месте.

"Я не помню его грустным. Из любой ситуации всегда находил выход и умел видеть позитив. Железнодорожником Женя так и не стал. Когда еще учился, врачи обнаружили у него проблемы со зрением. Имел 2-ю группу инвалидности. Поэтому ему пришлось искать другое занятие. В конце концов Женя пошел работать на Лиманский комбикормовый завод", – рассказала сестра Кристина .

Читайте также:  Истории о выживании в оккупированном Херсоне: Восемь месяцев страха и сопротивления

Евгений Кисиль был женат дважды. От первого брака родилась дочь Диана. В социальных сетях Евгения много фото и видео с девочкой. Он ее любил и гордился ею. А когда Диана родилась, сделал себе татуировку: "Улыбка дочери – дороже, чем каждый из вас".


Евгений сделал татуировку после рождения дочери Дианы, социальные сети Евгения

После развода с женой Евгений тесно общался с Дианой. Муж регулярно платил алименты, в выходные ездил навестить дочь в село Звановка Донецкой области. Отец посвящал девочке много времени, покупал необходимые вещи, игрушки, сладости.

Внуку Диане тоже очень любили и Елена с Анатолием.

"Когда родилась Диана, тетя Лена говорила своей сестре, что хочет посадить большой сад, чтобы ее внуки имели домашние фрукты, – вспоминает Кристина. – "Внуки будут расти, а я буду учить их ухаживать за деревьями", говорила она".

Анатолий с Евгением, вспоминает Кристина, увлекались рыбалкой. С течением времени они арендовали пай, где выращивали кукурузу для себя и на продажу. В летний сезон мужчины строили по заказу летние домики, души, пристройки.

Женя хотел многодетную семью

Однажды после развода с первой женой Евгений уехал со своим сотрудником на дискотеку в поселок Заречное (Донеция). Там познакомился с Викторией Поливановой. У женщины от предыдущих отношений было двое детей: дочь Екатерина и сын Александр.

Виктория и Евгений пришлись друг другу по душе. И хотя некоторые знакомые насмехались над Женей, называя его чудаком, он забрал Викторию с детьми в Лиман. Катю и Сашу Евгений воспитывал как родных. Говорил: "Я всегда хотел многодетную семью, а чужих детей не бывает".

"Помню, Женя позвонил нам и спросил, можно ли прийти в гости с девушкой. Вита (Виктория – ред.) сразу ему сказала, что у нее двое детей. Она ничего не скрывала от Жени. Очень быстро Саша и Катя начали называть его отцом», – вспоминает кума Евгения и Виктории Анна Постоева.


Виктория Поливанова, архив семьи

Виктория Поливанова – родом из Заречного. Когда ей был один год, отца убило током. Так что Вику и ее старшую сестру Ирину воспитывала только мама Ольга. Семья не роскошествовала. С детства Виктория работала: помогала односельчанам копать картошку, белить дома; ухаживала за стариками.

"Мы с сестрой были дружны, вместе учились в Лиманском ПТУ №119 на специальности "каменщик-штукатур". Еще во время учебы Вика встретила свою первую любовь – Сашка, и забеременела Катей. Когда родилась девочка, я сидела с малышкой, а Вика сдавала экзамены… У них с Сашей что-то не получилось, видимо были слишком молоды. Впоследствии встретила другого парня – Олега. От него родила сына, но муж бросил ее с детьми. Родители Кати и Саши вскоре умерли», – рассказала сестра Виктории.

Ирина помогала растить Сашу и Катю, нянчила их, пока Виктория не познакомилась с Евгением Кисилем.

По словам сестры, Женя хорошо относился к детям Виктории от предыдущего брака.


Саша Поливанов имел талант к пению, архив семьи

"Сын Виктории Саша особенно тянулся к моему брату, ведь он рос без папы и нуждался в родительском внимании. Вместе с Женей они ездили на рыбалку, Евгений учил Сашу мастерить. Мальчик был кроток, добрый, улыбающийся", – вспоминает Кристина Скобельская.

С дочерью Виктории Екатериной у Евгения поначалу были напряженные отношения. Девочка воспринимала его настороженно, но любовь, забота и терпение мужчины изменили ее отношение. Катя открылась, и отношения с названным отцом потеплели.


Екатерина Поливанова мечтала получить образование, архив семьи

Екатерина помогала маме по хозяйству, ухаживала за младшими сестричками Еленой и Людмилой – детьми, которые родились у Виктории и Евгения уже в Лимане.


Елена Кисиль – первенец Вики и Жени, архив семьи

Двухлетняя Аленушка была очень активной и любознательной девочкой. Любила танцевать, петь. Часто становилась перед зеркалом и примеряла на себя мамины платья и обувь.


Людмиле Поливановой был всего один год, архив семьи

Годовалая Людмила с рождения имела проблемы с ножками, поэтому носила корсет. Перед полномасштабной войной его сняли, и девочка смогла сделать свои первые шаги. Непрерывно лепетала первые слова: "мама", "папа", "дай". Люда любили яркие игрушки, хорошо развивалась.


Бабушка Елена и дедушка Анатолий обожали своих внучек, архив семьи

Читайте также:  Любителям повоевать

Дедушка и бабушка не могли насладиться маленькими внучками. Особенно Анатолий. Последние годы своей жизни он посвятил Елене и Людмиле. Гулял с коляской в ​​парке, проводил много времени в Жене и Виктории дома, играл с малышами, читал им.

"Однажды в разговоре дядя Толя оговорился, что читал книгу Алене, и она очень заинтересовалась словом "репка". "Я ей долго не мог объяснить, что же это такое "репка", говорил он, – вспоминает Кристина. – Дядя очень любил внуков. Даже интернет подключил у себя дома, чтобы дети могли смотреть там мультики. Он по характеру был мужем суровым, но когда видел внучек, его сердце таяло».

Дети в целом являлись центром мира семьи Кисилов. Виктория с Евгением ради них взяли под выплату дом с участком (супруги жили в районе Зеленый клин – ред.).

"Детки чистые, ухоженные, огород прополенный, ремонт сделан. Как муравьи тянули технику в дом. Пытались заработать денег, каждую копейку вкладывали для отладки быта в своем доме. Вита всегда говорила: "Я не хочу, чтобы мои дети жили так, как я в детстве», – вспоминает подруга Виктории Анна Постоева.


Виктория Поливанова, архив семьи

Саша и Катя Поливану сначала ходили в школу №5, но затем, по словам сестры Ирины, Виктория перевела их в местный детский интернат. Они там учились, проводили время, но ночевали дома.

Саша увлекался пением, был лауреатом региональных конкурсов. Мечтал стать артистом, ездить на международные соревнования. Катя любила плести браслеты из бисера. Девочка хотела окончить школу и как говорила сама: "Поставить себя на ноги".

Летом Кисили отдыхали на Голубых озерах – там много детских площадок, водные горки. Также Евгений сделал для детей качели во дворе, обустроил песочницу. Дети, особенно дочери, были смыслом его жизни.

Мамину цепочку нашел на дереве, отец был без головы

До полномасштабного вторжения России Кристина Скобельская с семьей, как и Кисили, жили в Лимане. После 24 февраля около месяца в городе было относительно спокойно. Люди ходили на работу, жили более или менее привычной жизнью. Однако уже в апреле ситуация в Лимане резко изменилась. Закрылись магазины, аптеки. Исчезли газ, свет и водоснабжение. Город находился под постоянными обстрелами. 8 апреля Кристина, ее муж и двое сыновей решили эвакуироваться – переехали в Житомирскую область. Через три дня к семье присоединилась мама Кристины Инна.

"А тетя Елена с семьей остались в Лимане. Мы их уговаривали уехать… Но мой двоюродный брат Женя только недавно приобрел дом, начали в нем делать ремонт. Они очень волновались за тяжело нажитое имущество, потому и отказывались ехать. А когда в конце концов согласились на эвакуацию , было слишком поздно: выехать могли только те, кто имел собственные автомобили", – с болью вспоминает Кристина.

Со связью тоже были проблемы. Когда удавалось дозвониться, тетя Елена рассказывала, что ее снова начали болеть ноги (в декабре 2021-го Елена Кисиль перенесла операцию через тромбофлебит и проходила реабилитацию, – ред.) . Лекарств в Лимане купить было негде, так что болезнь вернулась.

Семья Кисиль держалась вместе: Анатолий и Елена переехали к детям и внукам в район Зеленый клин. Готовили еду на костре, а также использовали заранее заранее газовый баллон. Отапливали дровами баню, благодаря чему имели возможность помыться теплой водой. Также они рассказывали родственникам, что перевозчики отказываются заезжать в Лиман, поэтому будут оставаться в городе и ждать прихода ВСУ.

"Не было такой ночи, чтобы они спали в доме. Из-за обстрелов ночевали с детьми в погребе во дворе. Женя оборудовал там комнату, перетащили топчане, кровати. Маленькая племянница Леночка начала кашлять, и родственники переживали, что нечем ее лечить. "По воду ходили в церковь. Однажды, когда наполняли емкости, в соседский дом попала ракета. Все очень испугались, ослабевшие маленькие Аленка и Людмила. С тех пор Кисили спустились в погреб и почти из него не выходили", - рассказала родственница погибших.

Во второй декаде мая ситуация в Лимане становилась все более тяжелой, обстрелы не прекращались.

24 мая утром россияне в очередной раз обстреливали Зеленый клин. Когда обстрел затих, Евгений решил зарядить телефон у знакомого, у которого был генератор. Хотел иметь возможность оставаться на связи. Затем в погреб, где скрывались его родственники, прилетели две российские ракеты.

Читайте также:  Поражение России в Украине День 268: Война 18 ноября 2022 года Прямой эфир

Вернувшись, мужчина увидел горящие руины и две хвостовые части ракет. Подбежали соседи. Пробовали ведрами с водой потушить огонь. Над головами все взрывалось, кружились вражеские самолеты. Пылали соседские дома.

"Добрые люди оттащили тогда Женю от погреба и забрали к себе. А утром 25 мая он со знакомым вернулся. Собственными руками разбирали завалы. Первой на ступеньках погреба Евгений нашел свою маму… Точнее то, что от нее осталось. Части тела тети Елены Женя собрал в ведро", – Кристина плачет и умолкает.

Через несколько минут продолжаем разговор. Женщина рассказывает: удар был такой силы, что цепочка мамы Евгения с частями тела оказалась на дереве.

Второй мужчина нашел Викторию. У нее не было ноги, живот разорвало. Далее раскопал изуродованных Сашка и Катя, головы маленькой Елены и Люди порубили обломками. Отец Евгений нашел последним. На Анатолия упала балка с погреба, его тело было без головы.

Евгений вместе со знакомым осторожно вытащили погибших из погреба. До позднего вечера копали яму во дворе, чтобы похоронить их.

26 мая Евгений Кисиль снова позвонил Кристине.

"Мне показалось, что из него исчезла вся жизнь. Я попросила его попытаться уехать. Он ответил, что останется в Лимане. Говорил: "Жизни больше нет смысла, лучше повеситься". Это меня испугало. Я говорила Жене, что Бог даровал ему шанс жить, и нужно держаться. Хотя бы ради старшей дочери Дианы. На этом он завершил разговор", – рассказывает Кристина.

5 тысяч гривен – цена кафиров за перезахоронение на стихийном кладбище

В конце мая россияне оккупировали Лиман. После гибели родных Евгений жил у знакомых, затем уехал к свекрови в Заречное. Впоследствии решил перезахоронить родных на кладбище, на это потребовалось разрешение кафиров.

"Они с него содрали 5 тысяч гривен и сказали, что пусть хоронит родных на стихийном кладбище. Женя сделал кресты четырем детям, самым маленьким - Леночке и Люде - положил на могилу две куклы. Всех других похоронил без крестов, потому что не хватило денег. палки и таблички", – говорит Кристина.

После потери самых родных Евгений Кисиль прожил менее четырех месяцев. Чтобы выживать и собрать денег на зиму, он вместе с кумом Николаем Мамченко рубил на продажу дрова. Ходили, в частности, и в заминированный лиманский лес. Ориентировочно 8 сентября Женя, Николай и его 11-летний пасынок Владислав Альпаков в очередной раз уехали в лес. Там они взорвались на мине. Евгений и Владислав погибли на месте, Николай получил 90% ожогов, ему оторвало руку. Дальнейшая судьба Николая Мамченко неизвестна.


Евгений Кисиль прожил еще три месяца после потери родных, социальные сети Евгения

Ирина Поливанова долго не говорила маме Ольге, что ее дочери Виктории и внуков уже нет в живых. А когда Ольга наконец об этом узнала, хотела повеситься. Ира едва упросила маму этого не делать.

"Хотим похоронить их по-человечески"

Двоюродная сестра Евгения Кристина и ее мама Инна говорят, что до сих пор не знают, вообще ли похоронен Женя.

"Мы позвонили в местный отдел полиции. Сказали, когда будет безопасно - вернетесь, сдадите ДНК и попытаемся его найти. Надо дождаться эксгумации, опознания и тогда - по-человечески похоронить", - говорит родственница погибших.

Близким семьи Кисиль очень болит то, что их не похоронили как положено. "Они же даже не отпеты, их несколько раз выкапывали и хоронили, а сейчас – снова эксгумация", – говорят.

Родственники заказали по погибшим литургию в храме, но говорят – от этого не становится легче. "Эта боль не отпускает, она с нами на всю жизнь", – говорит Кристина.

Со времени трагедии, вспоминает, Женя только однажды снился ей: "Я проходила мимо улицы, а он сидел на скамейке возле своего дома и улыбался" .

Инна, сестра Елены Кисиль, после гибели родных закрылась в себе. Принимала успокоительное, лечила нервный срыв. Хотя она говорит, что уже выплакала все слезы, Кристина иногда замечает, что мама до сих пор тихо плачет ночью.

Сейчас они оба держатся ради детей – старший сын Кристины учится в школе. И она и бабушка уделяют ему много внимания. Родственники пытаются жить дальше и очень ждут, когда смогут вернуться в Лиман и перезахоронить Кисилов по-человечески.

Оригинал

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания применять.

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: