Херсон: Как врач побывал в плену / Узники кричали «слава россии, путину, шойгу!»

kherson ukraine

Херсон Украина

В течение долгих месяцев оккупации вплоть до июня в Херсонской городской клинической больнице имени Афанасия и Ольги Тропиных висели украинские флаги. Главврач Леонид Ремига отказывался сотрудничать с россиянами. За это оккупанты его арестовали и пытали.

Уже в освободившемся Херсоне, на своем рабочем месте, 68-летний врач рассказал hromadske, как он и «Тропинка» — так больницу называют местные — пережили оккупацию.

kherson ukraine
Херсон Украина

Испугали россиян коронавирусом

24 февраля главному врачу Леониду Ремиге позвонили друзья из Геническа. Сказали, что россияне вошли в Чонгар. В Херсоне уже раздавались взрывы, но он все равно пошел на работу. «Ну как я мог уехать? Я в этой больнице работаю с 1978 года. Как пришел сюда с институтской скамьи, так и остался. Начал с участкового терапевта и закончил генеральным директором», — отвечает Ремига на вопрос о том, думал ли об эвакуации. Его семья уехала, он остался с коллективом.

До 1 марта больница еще работала в «обычном режиме», а затем россияне захватили город. Врачи ожидали, что оккупационные власти сразу наведаются к ним, однако «Тропинку» не трогали еще неделю. 8 марта на пороге больницы вместе с военными появились российские медики. Военный в звании капитана приказал снять украинские флаги. Ремига отказался. Тогда он пообещал вернуться вечером. Правда, не вернулся. Желто-голубые флаги висели на пяти корпусах больницы до 9 июня.

Позже в больницу с вооруженными солдатами уже приехало руководство медицинской службы оккупационных войск. Требовали отдать им детское отделение, чтобы разместить там российских военных. Ремига сказал, что там лежат больные, и требуется несколько дней на дезинфекцию. В «Тропинке», которая была опорной ковидной больницей, действительно отдельно лежали около сотни больных, однако Ремига несколько преувеличил угрозу. Во всех отделениях врачи развесили надписи «Стоп! Ковид! Не входить!», а медики ходили в противоковидных костюмах. россияне испугались и до мая не трогали больницу.

Это не единственный случай, когда врачи «Тропинки» оставляли оккупантов в дураках. ФСБшники требовали, чтобы им докладывали обо всех пациентах, имеющих отношение к армии. Когда в больницу привезли раненых из Сиреневого парка, где россияне расстреляли терроборону, медики записали украинских бойцов в документах гражданскими, а фамилии изменили.

«Там были страшные ранения. Некоторых с пулевыми ранениями головы я уже переправлял в нейрохирургию, и они умирали там. Потом я даже ездил туда, мы помогали собирать трупы. Я там два тела обнаружил в подвале. Ребята ползли, наверное, и там, бедные, умерли», — вспоминает врач.

Читайте также:  Рассказ беженки из Мариуполя: Это гуманитарная катастрофа

Арест за «пропаганду против российской федерации»

Перед 9 мая оккупационные власти усилили работу на информационном фронте. Ремиге «под личную ответственность» вручили четыре пачки «Комсомольской правды», чтобы разложить их на столах больных и медиков.

«Хорошо, завтра будет», — ответил главный врач, а вечером сжег все экземпляры во дворе больницы.

россияне об этом узнали, но тогда его еще не трогали. Однако потом на «беседы» стали приходить вооруженные ФСБшники. Говорили, что врачи должны работать «чисто по законам российской федерации». Приказывали собирать коллектив и проводить пропагандистскую агитацию о том, что россия в Херсоне навсегда. россияне так никогда и не узнали, что медики собирались в приемном отделении и тайком смотрели украинское телевидение.

В последний раз Леонид Ремига вышел на работу 7 июня. Тогда за ним пришли ФСБшники. С вооруженными силовиками был «начальник» Херсонского департамента здравоохранения Вадим Ильмиев, ставленник россиян в онкодиспансере Александр Нестеренко и мужчина, который представился Ремиге как «министр здравоохранения Тувинской республики». Оккупанты собрали администрацию больницы и объявили, что по распоряжению «военной администрации» отстраняют Леонида Ремигу от работы как проукраинского депутата горсовета, который «был в партии Порошенко, проводил пропаганду против российской федерации». У него отобрали телефон, где нашли фотографии украинских флагов, и при этом напомнили, что флаги до сих пор висят в больнице. Один из ФСБшников сказал: «Везите его на Перекопскую, под арест».

Ремиге стало плохо — гипертонический криз. Его заместители настояли на госпитализации, потому что мог случиться инсульт. ФСБшники согласились, но запретили пускать кого-либо к нему и приказали сообщить, когда его будут выписывать. На больничной койке Ремига проводил совещания, а за день до выписки покинул больницу. Дальше залег на дно. На его место назначили кардиолога Ирину Свиридову, еще до Революции достоинства работавшую в «Тропинке».

«Она уволилась и ушла в частную клинику. Она злоупотребляла алкоголем на рабочем месте. Я один раз ее предупредил, второй раз предупредил, а в третий раз она сама уже написала заявление, когда ее застали на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения», — характеризует ее Ремига.

Читайте также:  Днепр Ракета Дом Люди: Истории жителей / Имена русских убийц

Ирина Свиридова нашла себе и заместителя — Павла Новикова, работавшего участковым врачом в «Тропинке».

«Они все забрали и увезли туда, где всех избивали»

Леонид Ремига скрывался в квартирах своих родственников и друзей, выехавших из Херсона. В свою не вернулся. И не зря — россияне побывали «в гостях». Несмотря на то, что больницей уже руководили коллаборанты, Ремига с заместителями продолжали вести некоторые дела «Тропинки». Встречались тайком. Звонили друг другу и говорили «рыба». Это означало встречу на железнодорожном рынке. «Цветы» — на троллейбусной остановке на улице Ушакова. Была у них и конспиративная квартира. 20 сентября Ремига ехал на встречу, когда возле этой квартиры увидел машины без номеров и больничный автомобиль, в котором сидел назначенный россиянами заместитель главврача больницы Новиков. Ремига думал проехать мимо, но путь преградил автомобиль. Вооруженные россияне схватили врача.

«Они все забрали и отвезли туда, где всех избивали», — говорит врач.

Это был Херсонский изолятор временного содержания, в котором россияне обустроили пыточную. Там, в четвертой камере, Ремига находился с 20 по 28 сентября. В камере на четверых сидели восемь человек. Затем его перевели в девятую камеру, а на его место поселили российского полковника, у которого, как узнал врач, дезертировали солдаты. Четвертую камеру называли «рабочей».

«Девятая камера была для тех, кто уже прошел все виды пыток. Эти ребята находились там почти по 90 дней, как г-н Колыхаев (мэр Херсона, — ред.). У господина Колыхаева была соседняя отдельная камера», — рассказывает Ремига.

Заключенные должны были изучить гимн россии

По словам врача, надзиратели требовали, чтобы каждый раз, когда охранник заходил в камеру, заключенные кричали «Слава россии», «Слава путину» и «Слава шойгу». Не кричавшего выводили в коридор и 50 раз били палкой. Также все заключенные должны были изучить гимн россии. Ремига учить его отказался. На допросах его избивали и пытали током. Его «обвиняли» в том, что он возил гуманитарку в Каланчак, как депутат Херсонского горсовета голосовал за признание россии государством-агрессором, декоммунизацию и даже коррупцию.

«Одно из обвинений: “Чего вы выплачиваете заработную плату в украинской гривне?” Они даже не понимали систему, как у нас платят. Они думают, что это городские власти давали деньги, а у нас же все шло централизованно от Национальной службы здоровья», — объясняет врач.

Читайте также:  Олена Степова: Таможенный кодекс лэнэрии или двадцать аквариумных рыбок / Донбасс под властью бандитов

После пыток врача ждал детектор лжи. Проверка длилась четыре часа. У Ремиги спрашивали, был ли у него позывной «СБУ», передавал ли он данные о размещении российских военных, получал ли незаконные деньги за свою деятельность в период оккупации. Тест он прошел, и на следующий день ему вернули все документы. Машину оставили себе и запретили приходить в больницу.

Выезжая из Херсона, россияне ограбили «Тропинку». Увезли автомобиль, некоторое лабораторное оборудование, дорогой гастроскоп, компьютеры.

Как только в город вошли Вооруженные силы, Ремига вернулся в больницу и сказал Новикову, который почему-то не выехал с россиянами, что ВСУ в городе, следовательно, он снова главный врач.

Сейчас, оглядываясь на пережитое, Леонид Ремига считает, что остаться в городе было правильным решением.

«Мне 68 лет. Я поставил на весы два вопроса: либо я в апреле уезжаю с родственниками (была такая возможность), либо я остаюсь с коллективом. Я принял для себя четкое решение, что остаюсь до последнего с коллективом. И это был правильный выбор», — рассказывает Леонид Ремига. Он до последнего верил, что Украина вернет Херсон. А когда кто-то из коллектива сомневался, прибавлял: «Обязательно».

Оригинал

Россияне попали в родильное отделение больницы в Херсоне (10 декабря 2022 года)

Российские оккупанты обстреляли медицинское учреждение в освобожденном Херсоне, пострадавших нет, сообщил заместитель председателя ОП Кирилл Тимошенко. Источник: Тимошенко в Telegram, полиция области и Херсонская ОГА в комментарии УП Прямая речь Тимошенко: "Вражеские снаряды попали в родильное отделение больницы.

Здание повреждено. Медработники, пациентки и дети не пострадали!". Детали: По состоянию на время публикации новости местные власти не сообщили об этом обстреле. В то же время в пресс-службе полиции Херсонской области УП сообщили, что 9 декабря в 04.00 имел место обстрел Херсонской городской клинической больницы им. Без пострадавших.

Информации о новом обстреле какого-то медицинского учреждения в городе пока не поступало. Обновлено: Позже в пресс-службе Херсонской ОГА уточнили, что речь идет о родильном отделении больницы имени Лучанского после обеденного обстрела 9 декабря.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: