Опубликовано: 21.01.2013 15:18

Александр Долматов: Халатность или попытка вербовки?

Александр Долматов
Александр Долматов

dolm3-pic4-452x302-29996



Халатность или попытка вербовки?

Непонятно, почему Александр Долматов оказался в центре временного содержания, из которого только один путь — выдворение на родину

1358720250_313049_67
Депортационный центр в Роттердаме похож на тюрьму

Инспекция министерства безопасности и юстиции Нидерландов по распоряжению статс-секретаря Фреда Тевена проведет полное расследование обстоятельств гибели Александра Долматова, сообщила «Новой» в пятницу вечером пресс-секретарь министерства Шарлотте Ментен. В парламенте Нидерландов также создается группа из 26 депутатов, которая рассмотрит дело о смерти российского беженца.

Но расследовательская активность голландских властей может вылиться разве что в оргвыводы для сотрудников иммиграционной службы и злополучного роттердамского центра. Может быть, даже в обвинения в преступной халатности: не туда определили, не проследили, не учли двух неудавшихся попыток суицида. Но вряд ли прольет много света на причины рокового шага Долматова. Член партии «Другая Россия» и участник акции протеста на Болотной площади покончил с собой в ночь на четверг в закрытом центре временного содержания в Роттердаме. Долматова нашли мертвым в камере утром в четверг. Судебно-медицинский эксперт и представители жандармерии осмотрели тело и пришли к выводу, что русский покончил жизнь самоубийством. Власти не сообщили, как он это сделал.

В июне прошлого года 35-летний инженер-конструктор Долматов официально попросил в Нидерландах политическое убежище, объяснив, что опасается ареста в России. Его просьба была, по словам пресс-секретаря министерства, отклонена иммиграционными властями после «тщательной процедуры» изучения. В среду Долматова перевели в закрытый центр временного содержания для последующей высылки в Россию. Сроки репатриации не были определены.

Негативный ответ на просьбу об убежище Долматов получил 11 декабря, а 14 января подал апелляцию и по закону мог оставаться в Нидерландах в ожидании нового решения, как это делают все.

Непонятно тогда, почему он оказался в центре, из которого только один путь — выдворение на родину? Ошибка, небрежность, тайный умысел? «Извините, мы не имеем права вдаваться в детали дела господина Долматова», — отвечала Шарлотте Ментен на мои вопросы. Голландские власти держали омерту.

Они (в общем, корректно) засекретили текст предсмертного письма Долматова матери, поспешив, однако, отметить, что в нем изложены сугубо личные мотивы поступка и никак не упоминаются ни Нидерланды, ни отказ в убежище.

Голландцы не раскрывают причин отказа Долматову. Но это, увы, стандартная практика. Убежище, как и визы, — прерогатива государства, и оно не обязано объяснять свой отказ.



Ни для кого не секрет, что большинство соискателей убежища в странах ЕС на самом деле не соответствуют правовым критериям Женевской конвенции, по которым оно предоставляется, а просто хотят иммигрировать. Получая «негатив», они потом исчерпывают все возможности обжалования и в итоге чаще всего остаются в Европе. Массовый сознаваемый всеми обман давно стал рутиной для миграционных служб.

По словам Шарлотте Ментен, за 2011 год 15 тысяч иностранцев обратились за политическим убежищем в Нидерландах, и 60—65 процентов получили позитивный ответ. Если это так, то голландцы очень благосклонно относятся к просителям убежища.

В целом по Евросоюзу (данные Брюсселя) в том же 2011 году рассмотрено 237 тысяч заявлений от кандидатов в беженцы. 178 тысячам (75 процентам!) отказано и только 29 тысяч получили статус беженца (еще 13 процентам разрешено остаться на гуманитарных основаниях).

На рассмотрение дел влияет такое понятие, как «безопасная страна» (это там, где нет войны, массовых репрессий, а политический режим укладывается в рамки относительно демократического). После окончания чеченской войны выходцам из России стало заметно труднее получить политическое убежище.

Между тем граждане России в 2011 году заняли вторую строчку в статистике беженцев в ЕС. Больше было только афганцев — 28 тысяч человек, или 9 процентов от общего числа просителей убежища, в то время как россиян — 18,2 тысячи, или 6 процентов. Далее следуют граждане Пакистана, Ирака, Сербии…

Парадокс. Войны в России нет, уровень жизни растет, а люди бегут. Но неискушенного во внутренних российских делах европейского политика, бизнесмена, чиновника больше впечатляют довольные жизнью российские туристы на улицах Амстердама или Парижа…

На сайте миграционной службы Нидерландов говорится, как тщательно рассматриваются дела соискателей убежища, какие квалифицированные специалисты по странам ведут эти досье. Они беспристрастно и одинаково применяют общие правила к любому заявителю и в то же время изучают индивидуальные обстоятельства, внимательно выслушивая его историю. Прежде всего смотрят, не притеснялся ли он в своей стране по этническому, религиозному, социальному признаку или за политические убеждения, не грозит ли ему преследование…

Если это так, то чиновники, которые вели дело Долматова, просто нарушили должностные обязанности. Неужели специалисты по России не знали о «болотном деле?» Тогда почему предложили собирать вещи и ждать встречи с российскими спецслужбами? Пофигизм и разгильдяйство? Установка не портить отношений с Москвой? Слабо верится, что мы узнаем об этом из результатов расследования. А если есть какая-то связь с секретами, которыми, возможно, попросили поделиться конструктора боевых ракет, тогда уж тем более не узнаем.

Александр Минеев Соб. корр. в Брюсселе
Источник http://www.novayagazeta.ru/politics/56337.html



Спасибо Вам за добавление нашей статьи в:









Смотри видео на Free RuTube - То, что не покажет ZomboЯщик

SvobodaNews Free RuTube


comments powered by HyperComments