1. Главная
  2. История
  3. Как красные партизаны разоряли Украину: Тактика выжженной земли


Как красные партизаны разоряли Украину: Тактика выжженной земли

Совершает ли российская армия в Украине сегодня такие же преступления против мирного населения, что и советская армия в годы Второй мировой войны, по приказу Сталина?



Сообщения о зверствах сил вторжения в Украине, публикации Дмитрия Медведева и Тимофея Сергейцева на портале РИА "Новости", заставляют задуматься о том, не является ли целью действий российских войск в Украине полное разорение страны. Ведь после событий в Буче и таких заявлений властей РФ кто из украинцев захочет остаться под властью "вызволителей"? Власти Украины уже призвали гражданское население Донецкой и Луганской областей к эвакуации.

Призыв Сергейцева уничтожать украинских солдат и ополченцев "по максимуму" крайне похож на сталинский лозунг "Убей немца!", которым прославился Илья Эренбург, что привело к массовому уничтожению гражданского населения в Восточной Пруссии и Силезии в конце 1944 – начале 1945 гг. В 1944 году убийство красноармейцами гражданских жителей в Неммерсдорфе вызвало исход немцев с территорий, которые Сталин после войны отторг от Германии в пользу Польши и РСФСР, – именно на устрашение и были направлены эти убийства.

Пока что Украину покинули свыше четырёх миллионов человек – около десяти процентов населения, а из РФ, несмотря на санкции, с 24 февраля уехали десятки тысяч людей, причём оппозиционно настроенная прослойка, что выгодно Кремлю. Чем дальше, тем более реалистичной выглядит версия о том, что задача "спецоперации" – сделать половину Украины безлюдной руиной, а заодно подтолкнуть население страны к дальнейшему исходу в Евросоюз, чтобы дестабилизировать его, как в 2015 году волной сирийских, иракских и афганских беженцев.

И "зелёнка" – распустившиеся листья кустов и деревьев, которых так ждали украинские силы спецназначения, чтобы вышибить захватчиков из северных регионов страны, – может принести беды как раз украинцам, так как технически в лесистых районах невозможно обеспечить даже с помощью самых бдительных патрулей защиту линий электропередач, газо- и водопроводов, как и вообще всех объектов критической инфраструктуры – от засланных диверсантов и местных "замороженных ячеек". В ходе советско-германской войны красные партизаны именовали приход "зелёнки" временем "чёрной тропы" – на которой хуже, чем на снегу, видны следы.

Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск

Подобная тактика с похожими целями уже использовалась советской стороной в годы Второй мировой, в частности, при отступлении. В недавней статье на сайте Радио Свобода уже отмечалось, что это были не перегибы на местах – приказы отдавал как лично Сталин, так и военное и чекистское начальство высшего и среднего уровня, а также рассказывалось о минировании Киева сапёрами Красной армии (а не НКВД, как долго было принято считать). Но куда менее известно о том, что подобные операции составляли повседневную "работу" диверсантов в тылу врага до самого конца оккупации, причём на огромных территориях – в первую очередь в сельской местности.

Об этом свидетельствуют документы всех сторон противостояния в Украине.


Рейнхард Гейдрих, начальник полициии безопасности и СД в 1939–1942 гг.

Наученные разрушительным опытом осени 1941 года, в дальнейшем в Киеве нацисты интенсивно проводили оперативно-розыскные мероприятия, о которых сообщает хранящаяся в Федеральном архиве Берлина сводка шефа полиции безопасности и СД №193 от 17 апреля 1942 года: "Командующий полиции безопасности и СД в Киеве арестовал в период с 30.03 до 02.04.1942 г. всего 19 коммунистических функционеров, агентов НКВД и членов партизанских отрядов. В частности, они были обвинены или обличены в том, что перед отходом красных принимали участие в эвакуации фабричного оборудования, отдали распоряжения о взрыве колбасной фабрики, приводили в негодность сельскохозяйственные машины и тракторы, уничтожали запасы зерна в в колхозе Ламбертовое (сейчас – с. Тальское в Бородянском районе Киевской области. – РС.). У многих этих людей было найдено оружие... В числе арестованных был, среди прочих, политрук, участвовавший во многих подрывах; далее – член партизанского отряда водопроводной станции Киева; бывший член специального отдела бывшего ЧК; руководитель профсоюза водонапорной станции, который одновременно был агентом НКВД и членом обкома компартии; китаец, с 1917 г. принимавший участие в партизанском движении, и в 1936 году ставший сотрудником НКВД; руководитель 2-го отдела водопроводной станции, который получил от партийного комитета задание исполнять нелегальную работу в немецком тылу; партийный секретарь; второй секретарь партбюро и усердный агитатор; четыре агента НКВД, совместно выдавшие НКВД более 60 лиц; и [один] партизан, дома у которого был найден порох в большом количестве".


Эрих Эрлингер, командующий полицией безопасности и СД в Киеве в 1941–1943 гг.

Перед бойцами невидимого фронта, оперировавшими в сельской местности, ставились довольно-таки масштабные схожие задачи.

Приказ ставки Верховного главного командования 17 ноября 1941 г. за подписью Сталина и Ворошилова предписывал: "Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40–60 км в глубину от переднего края и на 20–30 км вправо и влево от дорог… Бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами".


Иосиф Сталин и Климент Ворошилов на подводной лодке, 1935 г.

Некоторые попытки выполнить данные директивы партизанами, по всей видимости, предпринимались. Например, как сообщали представители Юго-Западного фронта начальнику политуправления РККА Льву Мехлису 3 января 1942 года группа партизан из отряда под командованием Карнаухова на севере Сталинской (сейчас Донецкой) области 2 декабря 1941 г. "совершила налет на с. Маяки, где сожгла 10 домов, в которых находились немцы" (ЦАМО. Ф. 229. Оп. 213. Д. 58. Л. 20-21). По сведениям НКВД СССР, этим же отрядом в селе Пришиб Сталинской области, было сожжено 40 домов и в селе Сидорово – 80 домов, "в которых размещались немецкие солдаты" (ГАРФ. Ф. 9478. Оп. 1. Д. 277. Л. 91).

Читайте также:  Медицинский геноцид - Оптимизация здравозахоронения: 05 ноября 2019 года 19:00 Мск Трансляция


Партизанский командир Михаил Карнаухов (сидит в центре) с боевыми товарищами

Уничтожение урожая, разрушение запасов и посевного материала, хлебоуборочных и других машин, важных для пропитания

Подобная деятельность продолжалась и далее. Заместитель наркома ВД УССР Ратушный сообщал в ЦК КП(б)У: "16.5.42 г. командир партизанского отряда Сабуров радировал, что артиллерией его отряда 11.5.42 г. обстреляны места расположения немцев в райцентре Середина-Буда, Сумской области. Отмечены прямые попадания в дома, где были размещены немцы" (ЦДАГО. Ф. 1. Оп. 22. Спр. 63. Арк. 106). Несложно представить, какие цели во время этого обстрела поражали остальные снаряды.


Николай Ратушный, заместитель наркома ВД УССР в 1941–1942 гг.

Показательный случай описывается в донесении комендатуры вермахта с севера Сумщины – от диверсий страдали и умирали не только оккупанты: "В Екатеринославке, лежащей в 16 км к востоку от Глухова, [дом] 17 [по] Маршевой улице ночью с 1.9 на 2.9.42 был заминирован бандитами. 3 женщины наткнулись на мину: две погибли, одна ранена".

Впрочем, повального уничтожения сел в прифронтовой полосе партизанами Украины ни советская, ни немецкая сторона не отмечали. У лесных солдат было много целей и задач, и это была лишь одна из них.

А вот мероприятия по разрушению хозяйственно значимых объектов проводились красными партизанами в значительных масштабах. Сводка СД №22 – "Сообщения из оккупированных восточных областей" от 25 сентября 1942 г. обозначала "тактику выжженной земли" как приоритет партизанской борьбы: "Среди банд Украины наблюдается рассредоточение в небольшие и мелкие группы и поддержка банд советскими парашютистами и сбрасыванием материалов во все большем объеме. Соответственно указаниям Советов деятельность банд направлена в основном в двух направлениях: 1. Уничтожение урожая, разрушение запасов и посевного материала, хлебоуборочных и других машин, важных для пропитания. 2. Акты вредительства на коммуникациях".


Ганс Прюцман, командующий СС и полицией в зоне Россия-Юг, Украина и Северо-Восток в 1941–1944 гг.

В отчете СС с ряда оккупированных территорий СССР, в том числе Украины, за август – ноябрь 1942 г. присутствуют обобщающие данные: уничтожено имений – 113, лесопилок и лесничеств – 30, промышленных предприятий – 35, и "других ценностей" – 110. При этом актов саботажа (т. е. диверсий) на железных дорогах зарегистрировано 262, на мостах – 54, линиях связи – 54, и "прочих" – 40 (BAB. NS 19/2605. Bl. 78 Rückseite). По количеству (288 против 410) число акций применения тактики выжженной земли в полтора раза уступает диверсиям на коммуникациях. Однако, если в первом случае речь идет об уничтоженных ценностях, то во втором, очевидно, об уничтоженных и поврежденных, т. е. поддававшихся восстановлению – иногда, как в случае с подрывом железнодорожного полотна или линии связи, очень простому.

Диверсии на железных дорогах, нападения на имения, сожжение урожая и дезорганизация лесной службы

Объем уничтоженных хозяйственных объектов медленно нарастал. Комиссар группы тайной полевой полиции вермахта №708, расположенной на севере Сумской области, доносил командующему полевой полицией при командующем тыловой зоной группы армий "Б" о действиях группы партизанских отрядов общей численностью около 1000 человек, дислоцировавшихся в Хинельских лесах и совершавших оттуда вылазки на в северную Сумщину и приграничный район РФ, находившийся в ведении указанной группы: "По сообщениям сельхозруководителей до настоящего момента в районах Глухов, Эсмань и Шалигино бандитами ограблено или уничтожено: 3044 центнеров зерна, 1162 голов крупного рогатого скота, 808 овец, 1245 повозок, 1060 коней, 730 свиней, 519 ульев, 264 упряжек. 115 домов были разрушены или сожжены. Количество награбленной домашней птицы установить вообще невозможно" (ВА-МА, RH/22/200, Вl. 44). И это – за один месяц: с 26 ноября по 25 декабря 1942 г.

В отчете польского подпольщика, близкого Армии Крайовой, с территории Полесья в декабре 1942 г. активность красных описывалась как направленная на разрушение оккупационной экономики в тылу вермахта: "Немногочисленные диверсии на железных дорогах, нападения на имения, сожжение урожая и дезорганизация лесной службы – это все описание их деятельности... В значительной степени они дезорганизовали хозяйственную жизнь" (AAN. 228/24-2. K. 52).

Документы советской стороны полностью подтверждают эти факты и выводы.

Например, Сумское соединение, согласно отчету Ковпака, уничтожило, среди прочего, маслозавод и типографию в городке Путивль Сумской области (27 мая 1942 г.), спиртзавод в местечке Ново-Боровичи Черниговской области (4 ноября 1942 г.), мельницу, электростанцию, маслобойню, узел связи, телефонно-телеграфную станцию в городке Лоев Гомельской области БССР (9 ноября 1942 г.), в с. Тонеж Туровского района Полесской области БССР скипидарный завод (26 декабря 1942 г.), в тот же день – скипидарный завод и две тонны смолы в с. Бухча, Туровского района, Полесской области, 9 января 1943 г. в с. Сосны Любанского района Пинской области автотракторную мастерскую и 22 трактора, в феврале 1943 г. в с. Корчицкая Буда Ровенской области взорвало и сожгло стекольный завод с полным оборудованием, уничтожило электростанцию (ЦДАГО. Ф. 1. Оп. 22. Спр. 50. Арк. 7–8). И это лишь малая часть из оперативного отчёта соединения за период с 6 сентября 1941 по 1 мая 1943 года, то есть ещё до знаменитых рейдов в Карпаты и на Вислу.

Читайте также:  Свобода Слова Савика Шустера 28 мая 2021 года 21:00 Мск Смотреть онлайн Прямой эфир


Отряд им. Щорса соединения Александра Сабурова, справа на переднем плане –командир отряда Николай Таратута

В соединении Сабурова лишь один из отрядов – им. Щорса – согласно донесению его командования за три дня ноября 1942 г. в селе Авдеевка Черниговской области взорвал 9 тракторов, 3 автомашины, склад с горючим, склад с боеприпасами, 30 бочек бензина и керосина, уничтожил телефонную связь (1 км), рядом с райцентром Корюковка сжег 4 склада урожая (хлеба). 9-й батальон этого же соединения отчитывался, что за 10 дней осени 1942 года разрушил 10 тракторов, 2 грузовые автомашины, комбайн и 26 других сельхоз машин, 15 продовольственных складов (2850 тонн продуктов питания), спиртовой завод и массу другого имущества. За тот же период отряд им. 24-летия РККА, согласно донесению командира на имя того же Сабурова, разрушил пенькозавод, 4 молотилки, спалил свиноферму (100 голов свиней), 4 склада с зерном и 14 скирд необмолоченого хлеба (до 400 тонн), 12 скирд клевера (около 50 тонн) (ЦДАГО. Ф. 65. Оп. 1. Спр. 26. Арк. 14–15, 19, 164–166).


Иван Фёдоров, командир 9-го батальона соединения Александра Сабурова в 1942 г., впоследствии – командир Ровенского соединения №2 "За Родину"

В конце 1942 г. в оперативном отчёте о деятельности Черниговского соединения его глава Алексей Федоров писал, что созданные немцами на базе советских колхозов "показательные земские хозяйства“... беспощадно уничтожаются партизанскими отрядами... Сельскохозяйственные продукты, продукты животноводства и скот, по мере потребности, партизанами вывозились и уводились, остатки раздавались крестьянам или уничтожались путем сжигания на месте...

Часть тракторного парка, оставшиеся сельскохозяйственные машины (молотилки всех марок и размеров, косилки и др. машины кроме комбайнов) [немцами] восстанавливались и использовались на сельскохозяйственных работах, главным образом в земских хозяйствах, а также использовались за соответствующую натуральную оплату по обмолотам оставшихся колхозных урожаев и общинных хозяйств... Все оставшиеся машиннотракторные станции и их хозяйства немцами были объявлены государственным имуществом. Было создано соответствующее управление этими хозяйствами (по принципу существующих МТС при советской власти). Такие хозяйства имелись в Семеновском, Новгород-Северском, Корюковском районах Черниговской области [УССР], Климовском, Злынковском, Новозыбковском, Красногородском, Гордеевском, Млинском и Суражском районах Орловской области [РСФСР], Ветковском, Костюковичском и Кормянском районах Гомельской и Могилевской областей [БССР]. Большинство из вышеперечисленных хозяйств партизанскими отрядами уничтожено" (ЦДАГО. Ф. 1. Оп. 22. Спр. 10. Арк. 164–166).


Порфирий Куманёк, в 1941–1942 гг. – комиссар соединения А. Сабурова, в 1942–1943 гг. – 1-й секретарь Сумского подпольного обкома

Кроме того, даже на функционирующих предприятиях действовала партизанская агентура. Как свидетельствовал весной 1943 года секретарь Сумского подпольного обкома Порфирий Куманёк в докладе о работе этого обкома, "…хорошо заслать на конюшню старшим конюхом нашего человека и через него давать задания по отравлению скота. …[Но] гораздо лучше подрабатывать тех людей, которые работали на том или ином месте раньше. Немало случаев, когда из таких людей, нами обработанных, получались очень хорошие работники… Эти люди приводили в негодность скот, калечили лошадей, недокармливали скот и т. д." (ДАСО. Ф. 4. Оп. 3-п. Спр. 83. Арк. 24).

Вплоть до начала 1943 г. разрушение хозяйственных объектов, применение тактики выжженной земли, было основным видом диверсионной деятельности советских коммандос. Но даже когда основным приоритетом стала борьба на коммуникациях, экономическое вредительство партизан продолжало оставаться значимым элементом быта оккупации. Дело в том, что железные дороги, военные склады и штабы немцы усиленно охраняли. Обеспечить же хотя бы полицейское наблюдение за десятками тысяч хозяйственных объектов в любых условиях физически невозможно. Поэтому хозяйственные диверсии – сравнительно легкий вид "малой войны". Например, отряд подрывников, даже целенаправленно посланный на уничтожение поезда, не выполнив задание, имел возможность несколько "сгладить вину" перед руководством – возвращаясь с неудачной операции, сжечь стога сена и амбары с зерном, расстрелять из леса стадо свиней и конский табун, кинуть гранату в трактор, косилку или мельницу.

За июль 1943 г. в тыловой зоне группы армий "Юг", по немецким данным, было совершено 19 диверсий на железных дорогах, 5 – на линиях связи, и 35 "прочих" (BA-MA. RH/22/102. Bl. 95). Возможно, что эта статистика неполная, но в данном случае важно соотношение количества операций на коммуникациях и иных диверсий.


Целлюлозно-бумажная фабрика, сожжённая партизанами соединения им.Михайлова в селе Полонь Славутского района Каменец-Подольской области в мае 1943 года

Сожжена школа, в которой могли размещаться немцы

В другом регионе, в Правобережной Украине, отряд им. Хрущёва Житомирского партизанского соединения им. Щорса, согласно записям в его журнале боевых действий, целенаправленно уничтожал строения: "18.7.43. В Дзержинском участке Городницкого района сожжено 18 жилых и нежилых помещений, в которых размещались и могли размещаться немцы. В с. Б. Анастасовка Городницкого района сожжено школу и общежитие. (...) 26.7.43 В с. Радулино Барановского района сожжена школа, в которой могли размещаться немцы" (ЦДАГО. Ф. 67. Оп. 1. Спр. 93. Арк. 7, 9 зв.). Этот случай крайне характерен, т. к. партизаны в селах, не находящихся под их контролем, стремились уничтожить все крупные здания, чтобы не позволить полиции или немцам использовать их для размещения сколько-нибудь крупных частей и подразделений.

Читайте также:  Музей Красного Террора в Москве: Декоммунизация России


Партизанский край на Житомирщине

Для полноты картины можно процитировать выдержки из дневника учета боевых действий оперировавшего на территории Западной Украины входившего в Черниговско-Волынское соединение партизанского отряда им. Калинина под руководством Ковалёва: "9.8.43. Группа партизан в количестве 30 чел... в р-не Острова сожгла немецкое имение „Б[ольшая] Жестовка“. Сгорело: 7 скирд хлеба, 50 свиней, 30 коров. 10.8.43 Группа партизан в количестве 8 чел. разбила почту в селе Воля Головская. Уничтожены: телефонно-телеграфные аппараты и ценные бумаги... За период с 5.[8.43] по 10.8.43 г. группа партизан в количестве 35 ч[еловек]... в р-не Вишицы, Романов, Словатичи, Ополье, Криловербы, Сосновицы, Вырики, Дубовые колоды в целях срыва уборки хлебов и сдачи налогов сожгла и уничтожила: 1) 300 конных молотилок 2) 7 паровых молотилок 3) 2 трактора. Убили: 350 немецких лошадей. На всех немецких имениях сожжено было: 500 га хлеба на корню. (...) 3.9.43. Группа партизан в количестве 43 ч[еловек]... разбила молочарню. Продукты частью вывезены, а [слово неразб.] остальное уничтожено. 4.9.43. Группа партизан в количестве 43 ч[еловек]... в Уваленском р[айо]не разбила почту. Телефонно-телеграфные аппараты уничтожены, ценные бумаги сожжены, деньги взяты. На обратном пути напали на помещика, забрали 17 000 злот[ых?]. 5.9.43 группа партизан в колич[естве] 18 ч[еловек]... сожгла Лесопильный завод со всем лесоматериалом. (...) 18.9.43 группа партизан в количестве 50 чел. под командованием Фёдора сделала нападение на город Остров. Разбили почту, телеграф, магистрат, аптеку. Взято 10 000 денег (так в тексте. – А. Г.) (...) 10.10.43 группа партизан в количестве 28 ч[еловек]... совершила налет на Гуловеное имение. Уничтожено 50 тонн ржи и 60 голов скота" (ЦДАГО. Ф. 64. Оп. 1. Спр. 103. Арк. 23 зв. – 31 зв.).

В донесении польского подпольщика Национальных вооружённых сил (NSZ) с территории Львовщины описывается похожее происшествие: "20 августа утром в деревню Завадов за Бруховичами (Львов – Рава-Русская) заявился отдел диверсантов численностью 30 человек, хорошо вооруженных, в военной форме. Диверсанты говорили по-польски очень хорошо. Спрашивали поляков, как украинцы к ним относятся. То же [спрашивали], у управляющего лигеншафта (государственного сельхозимения. – А. Г.), польского фольксдойче, у старосты и лесничего. Управляющему фольксдойче в качестве наказания отмерено в присутствии фольварковой службы и рабочих 30 палок... (Из текста следует, что экзекуция проведена в отместку за понижение зарплаты рабочим. – А. Г.). В конце диверсанты подпалили в поле 6 скирд хлеба, в пожарный насос влили нефть и приказали пожарным поливать скирды. 20.08 сожгли еще четыре скирды хлеба в Прусах подо Львовом" (AAN. 207/7. K. 16).

Они сожгли казарму с оружием и боеприпасами, больницу, родильный дом и дом культуры

Действия красных партизан не всегда одобряли даже их коллеги. 13 ноября 1943 года Михаил Наумов записал в своем дневнике, что партизаны отрядов из соединений Степана Маликова, Андрея Грабчака, Александра Сабурова и других на Житомирщине вели себя нецелесообразно: "Одна из таких групп была арестована и обезоружена – это соед[инение Ивана] Шитова. Через неправильное руководство местными партизанами они сожгли казарму с оружием и боеприпасами, больницу, родильный дом и дом культуры в с. Подлубы. Они жгут там, где следует сохранять, и репрессируют тех, кому следует давать [исправиться]" (ЦДАГО. Ф. 66. Оп. 1. Спр. 42. Арк. 46).


Андрей Грабчак ("Буйный"), командир соединения им. Берии, Герой Советского Союза

Согласно сведениям оперативного отдела Украинского штаба партизанского движения, пусть и преувеличенным, но дающим возможность оценить размах экономических диверсий, красные партизаны Украины ликвидировали 402 промышленных предприятия, 59 электростанций, 42 водокачки, 1117 сепараторных пунктов, 915 складов. Кроме этого, под "дубину народной войны", по данным УШПД, попало 1444 тракторов, 2231 иных сельхозмашин, 5422 повозок, 153 двигателя, 5280 лошадей (ЦДАГО. Ф. 62. Оп. 1. Спр. 1. Арк. 140–141). В эту сводку не вошло бесчисленное множество школ, конюшен и свинарников, мельниц, сельских клубов и отдельных жилых строений, зданий почты, комендатур, свиней, овец, коров, птицы, стогов сена и скирд хлеба и т. д. и т. п., уничтожение и порча которых в изобилии фиксируется в документах оккупационной администрации. Например, согласно отчёту администрации Рейхскомиссариата Украина, за март-апрель 1943 г. только в генеральных округах "Киев" и "Житомир" потери продуктового сектора в виде забранного или уничтоженного партизанами составили: 3848 голов крупного рогатого скота, 1834 свиньи, 2030 овец, 6685 тонн зерна, 3354 тонны сена (BAB. R 94/18. Листы в деле не пронумерованы). Те же самые "ликвидированные" объекты фиксировались в донесениях командиров партизанских отрядов руководству партизанских соединений. Деятельность советских спецподразделений по хозяйственной дезорганизации немецкого тыла превышала эффект сугубо боевых партизанских операций и нападений на железные и шоссейные дороги.

Оригинал

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания применять.

Спасибо Вам за добавление нашей статьи в: